Старушка в рассказе “старый гений” лескова

Старушка в рассказе “Старый гений” Лескова

Меню статьи:

Для творчества Лескова характерны необычные сюжеты, полные иронии.

Жизнь автора сложилась таким образом, что он имел возможность общаться с самыми разными людьми и узнавать различные жизненные истории, которые впоследствии и использовал в своих произведениях.

Именно поэтому истории персонажей из его рассказов выглядят так натурально, а их жизненные ситуации столь злободневны. Рассказ «Старый гений» не стал исключением.

Добрый поступок, обернувшийся неприятностями

В центре рассказа оказывается пожилая дворянка, которая по своей душевной доброте решила совершить добрый поступок – оказать финансовую помощь одному молодому франту, сыну своей знакомой. Для этого она заложила свой дом.

Однако молодой человек оказался не тем добропорядочным аристократом, которого себя представляла доверчивая старушка – ей никто не собирался отдавать деньги.

Обратившись в суд, старушка обретает надежду – решение суда по ее делу было вполне утешительным, но чиновники все никак не приведут его в действие, в то время срок выплаты уже близок – у старухи нет денег, и ее небольшой дом заберут кредиторы. В результате она, ее дочь-инвалид, и маленькая внучка останутся без крыши над головой.

Действия старушки в отношении должника

Угроза оказаться на улице вынуждает старуху на активные действия. Сначала она действует мягко – надежда на порядочность молодого человека ею еще не потеряна – ее письма должнику выглядят как напоминание о долге, затем в них появляется настойчивый тон, после угрозы и грубость. Однако ничего не помогает, поэтому старушка решается ехать в город.

Женщина пытается найти способ приструнить франта и вернуть долг, но все тщетно – чиновники лишь разводят руками, рекомендуя забыть ей о случившемся и тешиться надеждой, что не она первая и не она последняя.

Такие известия наводят уныние на женщину, но она не намерена сдаваться. В глубине души она верит в справедливость.

Обратите внимание

Немного отчаявшись, старуха подумывает над тем, что «сухая ложка дерет горло» и потому ее дело не имеет успеха.

Осознавая, что в таких ситуациях не скупятся, так как возможность остаться без дома намного неприятнее, женщина предлагает существенную суму в качестве вознаграждения – начинает сразу с тысячи, а затем увеличивает «вознаграждение» до трех, но даже теперь никто не решается помочь старухе – молодой аристократ, задолжавший женщине, обладает исключительными знакомствами.

Определенно, старушка-помещица обладает решительным характером. Не найдя поддержки у чиновников, она стремится восстановить справедливость самостоятельно.

Предлагаем ознакомиться с историей создания повести “Левша”, которую написал Н. Лесков.

Увидев на улице своего должника, она старается действовать с помощью публичности и таким образом добиться желаемого, но получает обратный эффект – старуху обвиняют в нарушении правил поведения в общественном месте.

Трагические известия

В канун Рождества отчаяние начинает овладевать помещицей – из дому приходит письмо с известием о скорой продаже дома. В преддверии праздника эти известия кажутся еще более трагическими и мрачными.

Но даже после этого отчаяние не овладевает старухой полностью. Женщина продолжает искать способ не потерять свой дом.

Ее настойчивость вскоре сводит ее с неким Иваном Ивановичем, который обещает старушке за 500 рублей решить возникшую проблему.

Важно

Так как терять помещице все равно нечего, она хватается за соломинку. Старухе кажется, что этот человек не обманщик и на этот раз ее интуиция не подводит – Иван Иванович обставляет ситуацию так, что старухе возвращают долг, к тому же с процентами.

Автор не вдается в детализацию описания характера старухи. Из предоставленной информации вырисовывается образ милой, доброй и порядочной женщины. Старуха готова на добропорядочные поступки – не имея никакой корыстной цели, она дает в долг малознакомому человеку солидную сумму.

Дорогие читатели! Предлагаем материалы для сочинения к повести “Очарованный странник”, автор которой Н. Лесков.

Старуха помещица всю жизнь прожила честно, поэтому мысль об обмане ей кажется невероятной. Помимо этого, женщина очень суеверна – она считает, что ей снятся не случайные сны, также она верит в предчувствие.

Трагикомическая сущность произведения

Таким образом, с помощью иронии и, частично, сарказма вырисовывается трагикомическая сущность произведения. При наличии решения суда и своей невиновности, помещица может лишиться своего имения. Типичность подобной ситуации для России ХІХ века еще больше усиливает унылое настроение произведения.

Злободневность и алчность, воссозданная в тексте рассказа настолько велика, что она даже смазывает положительный финал. В результате читателю остается сделать неутешительный вывод. Первый заключается в том, что Россия далека от справедливости – люди, которые живут честно всегда находятся в уязвленном положении.

Их моральность и душевная доброта не позволяет им оставаться равнодушным к человеческому горю, а желание помочь окружающим чаще всего заканчивается существенными проблемами. Второй вывод состоит в том, что зло всегда порождает зло, а жестокость – жестокость.

Старуха, всю жизнь прожившая честно, в результате сошла на то, чтобы предлагать чиновникам взятки, подкупать слуг своего должника и проявлять грубость.

Источник: https://r-book.club/russian-classics/nikolaj-leskov/staryj-genij.html

Анализ рассказа «Старый гений» Лескова

Писатель Николай Семёнович Лесков стал известным не только из-за своего писательского таланта и выразительной речи, но и благодаря глубокому пониманию жизни русского народа. Знание нужд и проблем простых людей получило отражение во всех произведениях писателя.

Николай Семенович Лесков

Например, в повести «Леди Макбет Мценского уезда» автор описывает судьбу отчаявшейся русской женщины, которая ради своей любви пошла на совершение убийства.

В рассказе «Человек на часах» писатель повествует о том, насколько далеки друг от друга моральные принципы человека и законы, господствующие в обществе. Произведения Н.С.

Совет

Лескова имеют различную проблематику, однако ряд затронутых в них вопросов остаётся актуальным даже сейчас. Одной из таких проблем является бюрократия. Именно она занимает ведущее место в рассказе «Старый гений».

По сюжету произведения одна старушка оказалась в затруднительном положении. По своей доброте, стремясь помочь деньгами богатому франту из знатной семьи, она заложила собственный дом.

Но франт денег не вернул, и старушке пришлось ехать в Петербург из-за угрозы оказаться на улице с больной дочерью и маленькой внучкой. Но и там справедливость не восторжествовала, так как представители закона не захотели наказывать знатного человека.

В итоге проблему смог решить только «Старый гений», хотя и использовал для этого не совсем законный способ.

Возникает вопрос: кто виноват в произошедшем? Можем ли мы обвинять старушку в наивности? С одной стороны, нет. Доброта и сострадание — высокие человеческие качества, судить за которые никак нельзя. Но с другой — основным поводом симпатии старушки к франту была знатность его происхождения.

Лесков умело высмеивает это качество, присущее русскому народу. Он понимает, что это большая проблема, которую необходимо решить, так как подобные случаи — далеко не редкость. Поэтому и старушка, и чиновники, которые искренне сочувствуют пострадавшей, но ничего не делают, боясь франта, виноваты в данной ситуации. Но также виноват и сам франт.

О нём известно мало: это человек из хорошей семьи, богат, живет в доме жены, ходит в клуб и снимает дорогие комнаты. Но то, как он поступил с помещицей, достойно порицания. Отнять последний кусок хлеба у несчастной семьи, в то время, как у самого есть средства — подло. Такой человек не вызывает симпатии, но добрая старушка увидела в нем что-то хорошее.

Однако почему он стал таким? Ответ прост — виновато общество.

В произведении сказано, что никто не просил его возвращать долги, так как этого человека чрезмерно уважали и боялись.

Обратите внимание

Возможно, сначала франт был честным, но потом, заметив отношение окружающих, забыл о морали и стал жить исключительно для себя.

Конечно, нельзя не учитывать характер человека и его личные качества, но произведение Лескова сатирические, поэтому большее значение придаётся факторам, влияющим на человека.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Бюрократическое общество не справляется с поставленными задачами. В нём преступные действия бывают более справедливыми, чем закон. Об этом и пишет Лесков в финале своего произведения. Общество порождает либо людей с мышлением подчинённого, которые трепещут перед законом и более высокими чинами, либо тех, кто уверен, что их действия останутся безнаказанными.

Таким образом, основной виновник произошедшего — общество, основанное на бюрократии, так как именно оно стало одной из причин появления таких людей, как франт. И Лескову блестяще удалось это показать.

Источник: http://sochinyalka.ru/2017/06/analiz-rasskaza-leskova-staryj-genij.html

действительность в рассказе Н. С. Лескова «Старый гений»

 

Интересно заметить, что Н. С. Лесков принадлежит к поколению писателей 60–90‑х гг. XIX в., горячо любивших Россию, ее талантливый народ и активно выступавших против угнетения свободы и подавления свободы личности. Им созданы очерки, романы, рассказы о судьбе простых людей, о самобытных исторических личностях, о злоупотреблениях властью, откровенном хищничестве.

Иные его рассказы составили циклы. Таковы святочные рассказы, довольно редкий в русской литературе XIX в. жанр. Это «Христос в гостях у лучника», «Штопальщик», «Маленькая ошибка» и др. К ним относится и рассказ «Старый гений», написанный в 1884 г. Итак, действие в нем происходит в пореформенной России, в Петербурге.

Сюжет рассказа очень прост: обманутая нечестным великосветским франтом старушка‑помещица, давшая ему в долг денег и заложившая для этого дом, приезжает в столицу добиться на него управы. Да не тут‑то было. Не могли помочь ей власти, и бедной женщине пришлось воспользоваться услугами неизвестного отчаянного дельца, который оказался порядочным человеком, уладил это трудное дело.

Важно

Его рассказчик называет «гением». Интересен факт того, что эту историю предваряет эпиграф: «Гений лет не имеет – он преодолевает все, что останавливает обыкновенные умы». А в этом рассказе «гений» преодолел то, что не смогла сделать государственная власть.

И ведь не о всесильной личности какой‑нибудь шла речь, просто о молодом ветреном человеке, принадлежавшем к одной из лучших фамилий, надоевшем властям своей непорядочностью. Но не смогли судебные органы даже бумагу ему для исполнения вручить. Кстати, повествование об этом автор ведет в простой, как бы сказительной манере, не осуждая явно никого и не высмеивая.

И «адвокат ей встретился участливый и милостивый, и в суде ей решение в начало спора благоприятное», и платы никто с нее не взял, то вдруг оказывается никак, «нельзя было приструнить» этого обманщика из‑за каких‑то «могущественных связей». Таким образом, Н. С. Лесков сосредоточивает читательское внимание на полном бесправии личности в России.

Но особенность писательского дарования Лескова состоит в том, что он видел и положительные начала русской жизни, изображал богатую одаренность русского человека, его глубину и цельность.

В рассказе «Старый гений» этот свет добра несут сама героиня, «женщина прекрасной честности», «добрая старушка», и рассказчик, выручивший ее необходимыми деньгами, и самый главный «гений мысли» ─ Иван Иванович. Это загадочная личность, неизвестно почему взявшаяся помогать несчастной женщине и устроившая очень умную ситуацию, при которой должник просто вынужден был расплатиться.

На мой взгляд, благоприятный исход истории приходится на Рождество, и это не случайно, так как автор верит в духовное начало человека, в праведников русской жизни.   Справочный материал для школьника:   Лесков Николай Семенович – известный русский писатель. Годы жизни: 1831-1895.

Наиболее известные труды и произведения: Левша Запечатленный ангел Очарованный странник Несмертельный Голован Поповская чехарда и приходская прихоть Старый гений     Краткое содержание рассказа «Старый гений»:   Гений лет не имеет — он преодолевает всё, что останавливает обыкновенные умы.

(Ларошфуко) Несколько лет назад в Петербург приехала маленькая старушка-помещица, у которой было, по её словам, “вопиющее дело”.

Дело это заключалось в том, что она по своей сердечной доброте и простоте, чисто из одного участия, выручила из беды одного великосветского франта, – заложив для него свой домик, составлявший всё достояние старушки и её недвижимой, увечной дочери да внучки» Старушка приехала в Петербург так как великосветский франт отказывается возвращать ей деньги, а срок закладной истекает.

Совет

Старушка знавала когда-то мать этого господина и, во имя старой приязни, помогла ему; он благополучно уехал в Питер, а затем, разумеется, началась довольно обыкновенная в подобных случаях игра в кошку и мышку. По приезду помещица обходит все места, в которых ей могли бы помочь.

И вначале все было хорошо, все старушку поняли и обещались ей помочь, «но как дело дошло до исполнения – тут и пошла закорюка…». Дело в том что в.франт никогда не возвращает того, что берет взаймы, да и дома у него своего нет, живет он сейчас у своей жены. Старушка не знает, что делать, ей известно лишь то, что в.франту надо вручить некую расписку, а этого никто не может и не хочет делать.

Старушка в отчаяние. Однажды она встречает одного мужчину по имени Иван Иваныч, который обещается ей помочь, если она заплатит ему пятьсот рублей. Помещица сначала не верит ему, но после она узнает что в.франт собирается с дамою своего сердца за границу «…где наверно пробудет год или два, а может быть, и совсем не вернется, «потому что она очень богатая».

» Тогда старушка одалживает у рассказчика истории эти полтораста рублей и отдает их И. Иванычу. Тот убеждает своего знакомого (сербский сражатель) воплотить в жизнь его замысел, за это И. Иваныч платит ему триста рублей. Все проходит гладко и в.франт подписывает ту самую расписку.       ## Роль композиции в рассказе Л. Н.

Толстого «После бала» в раскрытии его идейно‑художественного содержания ##   Начнём с того, что в рассказе «После бала» Л. Н. Толстого, написанном в 90‑е гг. XIX в., изображаются 1840‑е гг. Писатель тем самым поставил творческую задачу восстановления прошлого, чтобы показать, что его ужасы живут и в настоящем, лишь слегка изменив свои формы.

Не обходит вниманием автор и проблему моральной ответственности человека за все происходящее вокруг. В раскрытии этого идейного замысла важную роль играет композиция рассказа, построенного на основе приема «рассказ в рассказе».

Начинается произведение внезапно, с разговора о нравственных ценностях бытия: «что для личного совершенствования необходимо прежде изменить условия, среди которых живут люди», «что хорошо, что дурно» и так же завершается внезапно, без выводов. Вступление как бы настраивает читателя на восприятие последующих событий и знакомит с рассказчиком Иваном Васильевичем.

Читайте также:  Платон каратаев в романе "война и мир": образ и характеристика, описание портрета, смерть героя

Далее уже он рассказывает слушателям случай из своей жизни, произошедший давно, но отвечающий на вопросы современности. Очевиден тот факт, что эта основная часть произведения состоит из двух картин: бала и сцены наказания, причем главной в раскрытии идейного замысла, судя по названию рассказа, является вторая часть. Эпизод бала и события после бала изображены с помощью антитезы.

Противопоставление этих двух картин выражено во многих деталях: красках, звуках, настроении героев.

Обратите внимание

К примеру: «бал прекрасный» – «что неестественно», «музыканты знаменитые» – «неприятная, визгливая мелодия», «разрумянившееся с ямочками лицо» – «сморщенное от страдания лицо», «белое платье, в белых перчатках, в белых башмачках» – «что‑то большое, черное,… это черные люди», «солдаты в черных мундирах». Последнее противопоставление цветов черного и белого усилено еще и повтором этих слов. На мой взгляд, контрастно и состояние главного героя в этих двух сценах, его можно выразить словами: «Я обнимал в то время весь мир своей любовью» – и после бала: «Мне было до такой степени стыдно… Вот‑вот меня вырвет всем тем ужасом, который вошел в меня от этого зрелища». Важное место в противопоставленных картинах занимает изображение полковника. В высоком военном в шинели и фуражке, руководящим наказанием, Иван Васильевич не сразу узнает красивого, свежего, с блестящими глазами и радостной улыбкой отца любимой Вареньки, на которого он недавно на балу смотрел с восторженным изумлением. Но это был Петр Владиславович «с своим румяным лицом и белыми усами и бакенбардами», и той же «своей сильной рукой в замшевой перчатке» он бьет испуганного малорослого слабосильного солдата. Повтором этих деталей Л. Н. Толстой хочет показать искренность полковника в двух различных ситуациях. Нам было бы проще понять его, в случае если бы он где‑то притворялся, пытался скрыть свое истинное лицо. Но нет, он все тот же и в сцене экзекуции. Интересно заметить, что эта искренность полковника, видимо, и привела в тупик Ивана Васильевича, не позволила разобраться до конца в противоречиях жизни, но свой жизненный путь под влиянием произошедшего он изменил. Поэтому и нет в заключение рассказа никаких выводов. Талант Л. Н. Толстого в том и состоит, что он заставляет читателя задуматься над поставленными вопросами всем ходом повествования, композицией произведения.

Справочный материал для школьника:   Толстой Лев Николаевич – один из наиболее уважаемых и заслуженных русских писателей во всём мире. Его произведения переведены множество иностранных языков. Л.Н. Толстой – автор признанного литературного шедевра «Война и мир». Годы жизни: 1828 – 1910. Наиболее известные произведения: Война и мир Воскресение Анна Каренина После бала.

Краткое содержание рассказа «После бала»:   Иван Васильевич — один из главных героев этого произведения. Это человек, который отрицает, что “для личного совершенствования необходимо прежде всего изменить условия, среди которых живут люди”.

Он говорит: “Вот вы говорите, что человек не может сам по себе понять, что хорошо, что дурно, что дело все в среде, что среда заедает. А я думаю, что все дело в случае”.

В доказательство своих слов он приводит случай из пройденного им жизненного пути, рассказывает об одном дне, который полностью перевернул его жизнь. События разворачиваются в 40-е годы XIX века.

“Всеми уважаемый” Иван Васильевич вспоминает давно происшедшее с ним, изменившее всю его дальнейшую жизнь. Он говорит, что вся его жизнь переменилась из-за одного утра. Иван Васильевич был страстно влюблен в Вареньку Б… Она и сейчас, в пятьдесят лет была красавица, а восемнадцатилетней девушкой была прелестна.

Он был провинциальным студентом, политикой не занимался, любил балы и танцы. Жизнь была прекрасна. На балу они танцевали почти все танцы вместе. Один танец она танцевала с отцом. Отец Вареньки был очень красивый, статный, высокий п свежий старик. Лицо его было румяное с белыми усами под царя Николая I. Он был старый служака николаевской выправки.

Отец и дочь танцевали замечательно, все любовались ими”. Иван Васильевич же умилялся. Особенно умиляли его сапоги, не модные, а старые, “очевидно построенные батальонным сапожником”. Чтобы вывозить и одевать любимую дочь, он не покупает модных сапог, а носит домодельные — думал юноша. Отец запыхался и подвел Вареньку к нему, чтобы они продолжали танец.

Вскоре полковник уехал,но Варенька осталась на балу с матерью. Итн Васильевич был счастлив “и боялся только одного, чтобы что-нибуд! не испортило… счастья”. Вернувшись домой, он не мог усидеть на месте и вышел на улицу. Уже светалэ. Была самая масленичная погода, расстилался туман, насыщенный водой знег таял на дорогах, и со всех крыш капало.

Важно

Недалеко от его дома было юле. Когда Иван Васильевич вышел туда, то увидел что-то большое черное и услыхал звуки барабана и флейты. Это была какая-то жесткая, неприятная музыка. Оь стал приглядываться к этому “черному и непонятному” и, пройдя шаговсто, увидел много людей. Он решил, что это учение. Солдаты стояли в две шеренги с ружьями у ноги и не двигались.

“Что они делают?” — спросил И”ан Васильевич у проходившего мимо кузнеца. Тот ответил, что про-гоняюг сквозь строй солдата “за побег”. Приглядевшись, Иван Васильевич увидел оголенного по пояс солдата, привяанного к ружью, которого волокли два солдата. Рядом шел высокий военний, показавшийся Ивану Васильевичу знакомым.

Под ударами спина наказываемого превратилась в сплошное кровавое месиво. Солдат дергался, приостанавливался, но его тащили вперед, все новые удары ложились на его спину А рядом шел отец Вареньки, такой же подтянутый и румяный, как на балу. Наказываемый стонал, просил “помилосердствовать”, но его все били к били.

Вдруг полковник ударил по лицу малорослого солдата, который недостаточно сильно ударил наказываемого. Затем он приказал подать ювых шпицрутенов но, оглянувшись, увидел Ивана Васильевича, и сделал вед, что не узнал его. Вернувшись домой, Иван Васильевич все время представлял себе виденную страшную картину и не мог спать. Но он не осуждал полковника.

Он думал, что, “очевидно, полковник что-то знай1 такое, чего я не знаю. Если бы я знал то, что он знает, я бы понимал и то, что я видел, и это не мучило бы меня”. Уснул он только к вечеру и только после того, как напился пьян. Изан Васильевич не судил полковника, он хотел и не мог понять “его правд/”. Он не поступил в военную службу, как хотел ранее.

Вообще нигде не служил и оказался, по его словам, “никчемным человеком”. А любовь с этого дня пошла на убыль, так как замечал в улыбке Вареньки черты лица отца. Как только видел ее, сразу вспоминал ее отца на площади во время экзекуции. И любовь так и сошла на нет.

 
 

Источник: http://referatwork.ru/sochineniya_8_klass/section-28.html

Читать онлайн электронную книгу Старый гений – Николай Лесков. Старый гений бесплатно и без регистрации!

Гений лет не имеет – он преодолевает все, что останавливает обыкновенные умы.

Ларошфуко

Несколько лет назад в Петербург приехала маленькая старушка-помещица, у которой было, по ее словам, «вопиющее дело».

Дело это заключалось в том, что она по своей сердечной доброте и простоте, чисто из одного участия, выручила из беды одного великосветского франта, – заложив для него свой домик, составлявший все достояние старушки и ее недвижимой, увечной дочери да внучки.

Дом был заложен в пятнадцати тысячах, которые франт полностию взял, с обязательством уплатить в самый короткий срок.

Совет

Добрая старушка этому верила, да и не мудрено было верить, потому что должник принадлежал к одной из лучших фамилий, имел перед собою блестящую карьеру и получал хорошие доходы с имений и хорошее жалованье по службе.

Денежные затруднения, из которых старушка его выручила, были последствием какого-то мимолетного увлечения или неосторожности за картами в дворянском клубе, что поправить ему было, конечно, очень легко, – «лишь бы только доехать до Петербурга».

Старушка знавала когда-то мать этого господина и, во имя старой приязни, помогла ему; он благополучно уехал в Питер, а затем, разумеется, началась довольно обыкновенная в подобных случаях игра в кошку и мышку.

Приходят сроки, старушка напоминает о себе письмами – сначала самыми мягкими, потом немножко пожестче, а наконец, и бранится – намекает, что «это нечестно», но должник ее был зверь травленый и все равно ни на какие письма не отвечал.

А между тем время уходит, приближается срок закладной – и перед бедной женщиной, которая уповала дожить свой век в своем домишке, вдруг разверзается страшная перспектива холода и голода с увечной дочерью и маленькою внучкою.

Старушка в отчаянии поручила свою больную и ребенка доброй соседке, а сама собрала кое-какие крохи и полетела в Петербург «хлопотать».

Хлопоты ее вначале были очень успешны: адвокат ей встретился участливый и милостивый, и в суде ей решение вышло скорое и благоприятное, но как дошло дело до исполнения – тут и пошла закорюка, да такая, что и ума к ней приложить было невозможно.

Не то, чтобы полиция или иные какие пристава должнику мирволили – говорят, что тот им самим давно надоел и что они все старушку очень жалеют и рады ей помочь, да не смеют … Было у него какое-то такое могущественное родство или свойство, что нельзя было его приструнить, как всякого иного грешника.

Обратите внимание

О силе и значении этих связей достоверно не знаю, да думаю, что это и не важно. Все равно – какая бабушка ему ни ворожила и все на милость преложила.

Не умею тоже вам рассказать в точности, что над ним надо было учинить, но знаю, что нужно было «вручить должнику с распискою» какую-то бумагу, и вот этого-то никто – никакие лица никакого уряда – не могли сделать. К кому старушка ни обратится, все ей в одном роде советуют:

– Ах, сударыня, и охота же вам! Бросьте лучше! На очень вас жаль, да что делать, когда он никому не платит. Утешьтесь тем, что не вы первая, не вы и последняя.

– Батюшки мои, – отвечает старушка, – да какое же мне в этом утешение, что не мне одной худо будет? Я голубчики, гораздо лучше желала, чтобы и мне и всем другим хорошо было.

– Ну, – отвечают, – чтоб всем-то хорошо – вы уж это оставьте, это специалисты выдумали, и это невозможно.

А та, в простоте своей, пристает:

– Почему же невозможно? У него состояние во всяком случае больше, чем он всем нам должен, и пусть он должное отдаст, а ему еще много останется.

– Э, сударыня, у кого «много», тем никогда много не бывает, а им всегда недостаточно, но главное дело в том, что он платить не привык, и если очень докучать станете – может вам неприятность сделать.

– Какую неприятность?

– Ну, что вам расспрашивать: гуляйте лучше тихонько по Невскому проспекту, а то вдруг уедете.

– Ну, извините, – говорит старушка, – я вам не поверю – он замотался, но человек хороший.

– Да, – отвечают, – конечно, он барин хороший, но только дурной платить; а если кто этим занялся, тот и все дурное сделает.

– Ну, так тогда употребите меры.

– Да вот тут-то, – отвечают, – и точка с запятою: мы не можем против всех «употреблять меры». Зачем с такими знались.

– Какая же разница?

А вопрошаемые на нее только посмотрят да отвернутся или даже предложат идти высшим жаловаться.

Ходила она и к высшим. Там и доступ труднее и разговору меньше, да и отвлеченнее.

Говорят: «Да где он? о нем доносят, что его нет!»

– Помилуйте, – плачет старушка, – да я его всякий день на улице вижу – он в своем доме живет.

– Это вовсе и не его дом. У него нет дома: это дом его жены.

– Ведь это все равно: муж и жена – одна сатана.

– Это вы так судите, но закон судит иначе.

Жена у него тоже счеты предъявляла и жаловалась суду, и он у нее не значится… Он, черт его знает, он всем нам надоел, – и зачем вы ему деньги давали! Когда он в Петербурге бывает – он прописывается где-то в меблированных комнатах, но там не живет. А если вы думаете, что мы его защищаем или нам его жалко, то вы очень ошибаетесь: ищите его, поймайте, – это ваше дело, – тогда ему « вручат ».

Утешительнее этого старушка ни на каких высотах чего не добилась, и, по провинциальной подозрительности, стала шептать, будто все это «оттого, что сухая ложка рот дерет».

– Что ты, – говорит, – мне не уверяй, а я вижу все оно от того же самого движет, что надо смазать.

Читайте также:  Образ и характеристика маши троекуровой в романе "дубровский": описание внешности и характера (марья кирилловна троекурова)

Пошла она «мазать» и пришла еще более огорченная. Говорит, что «прямо с целой тысячи начала», то есть обещала тысячу рублей из взысканных денег, но ее и слушать не хотели, а когда она, благоразумно прибавляя, насулила до трех тысяч, то ее даже попросили выйти.

– Трех тысяч не берут за то только, чтобы бумажку вручить! Ведь это что же такое?.. Нет, прежде лучше было.

– Ну, тоже, – напоминаю ей, – забыли вы, верно, как тогда хорошо шло: кто больше дал, тот и прав был.

– Это, – отвечает, – твоя совершенная правда, но только между старинными чиновниками бывали отчаянные доки. Бывало, его спросишь: «Можно ли?» – а он отвечает: «В России невозможности нет», и вдруг выдумку выдумает и сделает.

Вот мне и теперь один такой объявился и пристает ко мне, да не знаю: верить или нет? Мы с ним вместе в Мариинском пассаже у саечника Василья обедаем, потому что я ведь теперь экономлю и над каждым горшем трясусь – горячего уже давно не ем, все на дело берегу, а он, верно, тоже по бедности или питущий… но преубедительно говорит: «дайте мне пятьсот рублей – я вручу ». Как ты об этом думаешь?

– Голубушка моя, – отвечаю ей, – уверяю вас, что вы меня своим горем очень трогаете, но я и своих-то дел вести не умею и решительно ничего не могу вам посоветовать. Расспросили бы вы по крайней мере о нем кого-нибудь: кто он такой и кто за него поручиться может?

– Да уж я саечника расспрашивала, только он ничего не знает. «Так, говорит, надо думать, или купец притишил торговлю, или подупавший из каких-нибудь своих благородий».

– Ну, самого его прямо спросите.

– Спрашивала – кто он такой и какой на нем чин? «Это, говорит, в нашем обществе рассказывать совсем лишнее и не принято; называйте меня Иван Иваныч, а чин на мне из четырнадцати овчин, – какую захочу, ту вверх шерстью и выворочу».

– Ну, вот видите, – это, выходит, совсем какая-то темная личность.

– Да, темная… «Чин из четырнадцати овчин – это я понимаю, так как я сама за чиновником была. Это значит, что он четырнадцатого класса. А насчет имени и рекомендаций, прямо объявляет, что насчет рекомендаций, говорит, я ими пренебрегаю и у меня их нет, а я гениальные мысли имею и знаю достойных людей, которые всякий мой план готовы привести за триста рублей в исполнение».

«Почему же, батюшка, непременно триста ?»

«А так уж это у нас такой прификс, с которого мы уступать не желаем и больше не берем».

«Ничего, сударь, не понимаю».

«Да и не надо. Нынешние ведь много тысяч берут, а мы сотни. Мне двести за мысль и за руководство да триста исполнительному герою, в соразмере, что он может за исполнение три месяца в тюрьме сидеть, и конец дело венчает.

Кто хочет – пусть нам верит, потому что я всегда берусь за дела только за невозможные; а кто веры не имеет, с тем делать нечего», – но что до меня касается, – прибавляет старушка, – то, представь ты себе мое искушение:

я ему почему-то верю…

– Решительно, – говорю, – не знаю, отчего вы ему верите?

– Вообрази – предчувствие у меня, что ли, какое-то, и сны я вижу, и все это как-то так тепло убеждает довериться.

– Не подождать ли еще?

– Подожду, пока возможно.

Но скоро это сделалось невозможно.

– Приезжает ко мне старушка в состоянии самой трогательной и острой горести: во-первых, настает Рождество; во-вторых, из дому пишут, что дом на сих же днях поступает в продажу; и в-третьих, она встретила своего должника под руку с дамой и погналась за ними, и даже схватила его за рукав, и взывала к содействию публики, крича со слезами: «Боже мой, он мне должен!» Но это повело только к тому, что ее от должника с его дамою отвлекли, а привлекли к ответственности за нарушение тишины и порядка в людном месте. Ужаснее же этих трех обстоятельств было четвертое, которое заключалось в том, что должник старушки добыл себе заграничный отпуск и не позже как завтра уезжает с роскошною дамою своего сердца за границу – где наверно пробудет год или два, а может быть и совсем не вернется, «потому что она очень богатая».

Важно

Сомнений, что все это именно так, как говорила старушка, не могло быть ни малейших. Она научилась зорко следить за каждым шагом своего неуловимого должника и знала все его тайности от подкупленных его слуг.

Завтра, стало быть, конец этой долгой и мучительной комедии: завтра он несомненно улизнет, и надолго, а может быть, и навсегда, потому что его компаньонка, всеконечно, не желала афишировать себя за миг иль краткое мгновенье.

Старушка все это во всех подробностях повергла уже обсуждению дельца, имеющего чин из четырнадцати овчин и тот там же, сидя за ночвами у саечника в Мариинском пассаже, отвечал ей:

«Да, дело кратко, но помочь еще можно: сейчас пятьсот рублей на стол, и завтра же ваша душа на простор: а если не имеете ко мне веры – ваши пятнадцать тысяч пропали».

– Я, друг мой, – рассказывает мне старушка, – уже решилась ему довериться… Что же делать: все равно ведь никто не берется, а он берется и твердо говорит: «Я вручу».

Не гляди, пожалуйста, на меня так, глаза испытуючи.

Я нимало не сумасшедшая, – а и сама ничего не понимаю, но только имею к нему какое-то таинственное доверие в моем предчувствии, и сны такие снились, что я решилась и увела его с собою.

– Куда?

– Да видишь ли, мы у саечника ведь только в одну пору, всё в обед встречаемся. А тогда уже поздно будет, – так я его теперь при себе веду и не отпущу до завтрего. В мои годы, конечно, уже об этом никто ничего дурного подумать не может, а за ним надо смотреть, потому что я должна ему сейчас же все пятьсот рублей отдать, и без всякой расписки.

– И вы решаетесь?

– Конечно, решаюсь. – Что же еще сделать можно? Я ему уже сто рублей задатку дала, и он теперь ждет меня в трактире, чай пьет, а я к тебе с просьбою: у меня еще двести пятьдесят рублей есть, а полутораста нет. Сделай милость, ссуди мне, – я тебе возвращу. Пусть хоть дом продадут – все-таки там полтораста рублей еще останется.

Знал я ее за женщину прекрасной честности, да и горе ее такое трогательное, – думаю: отдаст или не отдаст – господь с ней, от полутораста рублей не разбогатеешь и не обеднеешь, а между тем у нее мучения на душе не останется, что она не все средства испробовала, чтобы «вручить» бумажку, которая могла спасти ее дело.

Взяла она просимые деньги и поплыла в трактир к своему отчаянному дельцу. А я с любопытством дожидал ее на следующее утро, чтобы узнать: на какое еще новое штукарство изловчаются плутовать в Петербурге?

Только то, о чем я узнал, превзошло мои ожидания: пассажный гений не постыдил ни веры, ни предчувствий доброй старушки.

На третий день праздника она влетает ко мне в дорожном платье и с саквояжем, и первое, что делает, – кладет мне на стол занятые у меня полтораста рублей, а потом показывает банковую, переводную расписку с лишком на пятнадцать тысяч…

– Глазам своим не верю! Что это значит?

– Ничего больше, как я получила все своя деньги с процентами.

– Какикм образом? Неужто все это четырнадцатиовчинный Иван Иваныч устроил?

– Да, он. Впрочем, был еще и другой, которому он от себя триста рублей дал – потому что без помощи этого человека обойтись было невозможно.

– Это что же еще за деятель? Вы уж расскажите все, как они вам помогали!

– Помогли очень честно. Я как пришла в трактир и отдала Ивану Иванычу деньги – он сосчитал, принял и говорит: «Теперь, госпожа, поедем. Я, говорит, гений по мысли моей, но мне нужен исполнитель моего плана, потому что я сам таинственный незнакомец и своим лицом юридических действий производить не могу».

Совет

Ездили по многим низким местам и по баням – всё искали какого-то «сербского сражателя», но долго его не могли найти. Наконец нашли.

Вышел этот сражатель из какой-то ямки, в сербском военном костюме, весь оборванный, а в зубах пипочка из газетной бумаги, и говорит: «Я все могу, что кому нужно, но прежде всего надо выпить». Все мы трое в трактире сидели и торговались, и сербский сражатель требовал «по сту рублей на месяц, за три месяца».

На этом решили. Я еще ничего не понимала, но видела, что Иван Иваныч ему деньги отдал, стало быть он верит, и мне полегче стало. А потом я Ивана Иваныча к себе взяла, чтобы в моей квартире находился, а сербского сражателя в бани ночевать отпустили с тем, чтобы утром явился.

Он утром пришел и говорит: «Я готов!» А Иван Иваныч мне шепчет: «Пошлите для него за водочкой: от него нужна смелость. Много я ему пить не дам, а немножко необходимо для храбрости: настает самое главное его исполнение».

Выпил сербский сражатель, и они поехали на станцию железной дороги, с поездом которой старушкин должник и его дама должны были уехать.

Старушка все еще ничего не понимала, что такое они замыслили и как исполнят, но сражатель ее успокоивал и говорил, что «все будет честно и благородно».

Стала съезжаться к поезду публика, и должник явился тут, как лист перед травою, и с ним дама; лакей берет для них билеты, а он сидит с своей дамой, чай пьет и тревожно осматривается на всех. Старушка спряталась за Ивана Иваныча и указывает на должника – говорит: «Вот – он!»

Сербский воитель увидал, сказал «хорошо», и сейчас же встал и прошел мимо франта раз, потом во второй, а потом в третий раз, прямо против него остановился и говорит:

– Чего это вы на меня так смотрите?

Тот отвечает:

– Я на вас вовсе никак не смотрю, я чай пью.

– А-а! – говорит воитель, – вы не смотрите, а чай пьете? так я же вас заставлю на меня смотреть, и вот вам от меня к чаю лимонный сок, песок и шоколаду кусок!.. – Да с этим – хлоп, хлоп, хлоп! его три раза по лицу и ударил.

Обратите внимание

Дама бросилась в сторону, господин тоже хотел убежать и говорил, что он теперь не в претензии; но полиция подскочила и вмешалась: «Этого, говорит, нельзя: это в публичном месте», – и сербского воителя арестовали, и побитого тоже. Тот в ужасном был волнении – не знает: не то за своей дамой броситься, не то полиции отвечать.

А между тем уже и протокол готов, и поезд отходит… Дама уехала, а он остался… и как только объявил свое звание, имя и фамилию, полицейский говорит: «Так вот у меня кстати для вас и бумажка в портфеле есть для вручения».

Тот – делать нечего – при свидетелях поданную ему бумагу принял и, чтобы освободить себя от обязательств о невыезде, немедленно же сполна и с процентами уплатил чеком весь долг свой старушке.

Так были побеждены неодолимые затруднения, правда восторжествовала, и в честном, но бедном доме водворился покой, и праздник стал тоже светел и весел.

Человек, который нашелся – как уладить столь трудное дело, кажется, вполне имеет право считать себя в самом деле гением.

Впервые опубликовано – журнал «Осколки», 1884.

Источник: http://librebook.me/staryi_genii/vol1/1

Николай Лесков – Старый гений

Лесков Николай Семенович

Старый гений

Лесков Николай Семенович

Старый гений

Гений лет не имеет – он

преодолевает всё, что оста

навливает обыкновенные умы.

Ларошфуко

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Несколько лет назад в Петербург приехала маленькая старушка-помещица, у которой было, по её словам, “вопиющее дело”.

Дело это заключалось в том, что она по своей сердечной доброте и простоте, чисто из одного участия, выручила из беды одного великосветского франта, – заложив для него свой домик, составлявший всё достояние старушки и её недвижимой, увечной дочери да внучки. Дом был заложен в пятнадцати тысячах, которые франт полностию взял, с обязательством уплатить в самый короткий срок.

Совет

Добрая старушка этому верила, да и не мудрено было верить, потому что должник принадлежал к одной из лучших фамилий, имел перед собою блестящую карьеру и получал хорошие доходы с имений и хорошее жалованье по службе.

Важно

Денежные затруднения, из которых старушка его выручила, были последствием какого-то мимолетного увлечения или неосторожности за картами в дворянском клубе, что поправить ему было, конечно, очень легко, – “лишь бы только доехать до Петербурга”.

Старушка знавала когда-то мать этого господина и, во имя старой приязни, помогла ему; он благополучно уехал в Питер, а затем, разумеется, началась довольно обыкновенная в подобных случаях игра в кошку и мышку.

Приходят сроки, старушка напоминает о себе письмами – сначала самыми мягкими, потом немножко пожёстче, а наконец, и бранится – намекает, что “это нечестно”, но должник её был зверь травленый и всё равно ни на какие её письма не отвечал.

А между тем время уходит, приближается срок закладной – и перед бедной женщиной, которая уповала дожить свой век в своём домишке, вдруг разверзается страшная перспектива холода и голода с увечной дочерью и маленькою внучкою.

Читайте также:  Доктор в романе "обломов": образ, характеристика, описание в

Старушка в отчаянии поручила свою больную и ребёнка доброй соседке, а сама собрала кое-какие крохи и полетела в Петербург “хлопотать”.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Хлопоты её вначале были очень успешны: адвокат ей встретился участливый и милостивый, и в суде ей решение вышло скорое и благоприятное, но как дошло дело до исполнения – тут и пошла закорюка, да такая, что и ума к ней приложить было невозможно.

Не то, чтобы полиция или иные какие пристава должнику мирволили – говорят, что тот им самим давно надоел и что они все старушку очень жалеют и рады ей помочь, да не смеют…

Было у него какое-то такое могущественное родство или свойство, что нельзя было его приструнить, как всякого иного грешника.

Совет

О силе и значении этих связей достоверно не знаю, да думаю, что это и не важно. Всё равно – какая бабушка ему ни ворожила и всё на милость преложила.

Не умею тоже вам рассказать в точности, что над ним надо было учинить, но знаю, что нужно было “вручить должнику с распискою” какую-то бумагу, и вот этого-то никто – никакие лица никакого уряда – не могли сделать. К кому старушка ни обратится, все ей в одном роде советуют:

– Ах, сударыня, и охота же вам! Бросьте лучше! Нам очень вас жаль, да что делать, когда он никому не платит… Утешьтесь тем, что не вы первая, не вы и последняя.

– Батюшки мои, – отвечает старушка, – да какое же мне в этом утешение, что не мне одной худо будет? Я бы, голубчики, гораздо лучше желала, чтобы и мне и всем другим хорошо было.

– Ну, – отвечают, – чтоб всем-то хорошо – вы уж это оставьте, – это специалисты выдумали, и это невозможно.

А та, в простоте своей, пристаёт:

– Почему же невозможно? У него состояние во всяком случае больше, чем он всем нам должен, и пусть он должное отдаст, а ему ещё много останется.

– Э, сударыня, у кого “много”, тем никогда много не бывает, а им всегда недостаточно, но главное дело в том, что он платить не привык, и если очень докучать станете – может вам неприятность сделать.

– Какую неприятность?

– Ну, что вам расспрашивать: гуляйте лучше тихонько по Невскому проспекту, а то вдруг уедете.

– Ну, извините, – говорит старушка, – я вам не поверю: он замотался, но человек хороший.

– Да, – отвечают, – конечно, он барин хороший, но только дурной платить; а если кто этим занялся, тот и всё дурное сделает.

– Ну, так тогда употребите меры.

– Да вот тут-то, – отвечают, – и точка с запятою: мы не можем против всех “употреблять меры”. Зачем с такими знались.

– Какая же разница?

А вопрошаемые на неё только посмотрят да отвернутся или даже предложат идти высшим жаловаться.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ходила она и к высшим. Там и доступ труднее и разговору меньше, да и отвлечённее.

Говорят: “Да где он? о нём доносят, что его нет!”

– Помилуйте, – плачет старушка, – да я его всякий день на улице вижу он в своём доме живет.

– Это вовсе и не его дом. У него нет дома: это дом его жены.

– Ведь это всё равно: муж и жена – одна сатана.

– Да это вы так судите, но закон судит иначе. Жена на него тоже счёты предъявляла и жаловалась суду, и он у неё не значится…

Он, чёрт его знает, он всем нам надоел, – и зачем вы ему деньги давали! Когда он в Петербурге бывает – он прописывается где-то в меблированных комнатах, но там не живет.

А если вы думаете, что мы его защищаем или нам его жалко, то вы очень ошибаетесь: ищите его, поймайте, – это ваше дело, – тогда ему “вручат”.

Утешительнее этого старушка ни на каких высотах ничего не добилась, и, по провинциальной подозрительности, стала шептать, будто всё это “оттого, что сухая ложка рот дерёт”.

– Что ты, – говорит, – мне не уверяй, а я вижу, что всё оно от того же самого движет, что надо смазать.

Пошла она “мазать” и пришла ещё более огорчённая. Говорит, что “прямо с целой тысячи начала”, то есть обещала тысячу рублей из взысканных денег, но её и слушать не хотели, а когда она, благоразумно прибавляя, насулила до трёх тысяч, то её даже попросили выйти.

– Трёх тысяч не берут за то только, чтобы бумажку вручить! Ведь это что же такое?.. Нет, прежде лучше было.

– Ну, тоже, – напоминаю ей, – забыли вы, верно, как тогда хорошо шло: кто больше дал, тот и прав был.

– Это, – отвечает, – твоя совершенная правда, но только между старинными чиновниками бывали отчаянные доки. Бывало, его спросишь: “Можно ли?” – а он отвечает: “В России невозможности нет”, и вдруг выдумку выдумает и сделает.

Вот мне и теперь один такой объявился и пристаёт ко мне, да не знаю: верить или нет? Мы с ним вместе в Мариинском пассаже у саечника Василья обедаем, потому что я ведь теперь экономлю и над каждым грошем трясусь – горячего уже давно не ем, всё на дело берегу, а он, верно, тоже по бедности или питущий…

Обратите внимание

но преубедительно говорит: “дайте мне пятьсот рублей – я вручу”. Как ты об этом думаешь?

– Голубушка моя, – отвечаю ей, – уверяю вас, что вы меня своим горем очень трогаете, но я и своих-то дел вести не умею и решительно ничего не могу вам посоветовать. Расспросили бы вы по крайней мере о нём кого-нибудь: кто он такой и кто за него поручиться может?

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/32829-nikolay-leskov-staryy-geniy.html

Сочинение на тему: « сатира в рассказе н. с. лескова «старый гений»

Рассказ «Старый гений» повествует нам о несчастной старушке, которая оказалась в зависимости от великосветского франта. На протяжении всей нашей жизни нас подстерегаю различные беды и невзгоды, но не смотря на это каждый человек должен оставаться честным и благородным.

Лескова часто создает своих героям такие жизненные ситуации, из которых мы понимаем их настоящую сущность. Героиня рассказа «Старый гений» , старушка я тяжелой судьбой. У неё на руках внучка и тяжело больная дочь. Старушка решила помочь великосветскому франту, которому нужны были деньги.

Она заложила свой дом, однако франт не торопился отдавать старухе деньги. Старушка была полна отчаянья, ведь она могла лишиться крова, и остаться с дочерью и внучкой на улице. Конечно, старушка обращается в суд, и он находится на её стороне, но что толку.

Никто не может заставить франта вернуть старушке долг.

Вот тут и проявляется сатира Лескова на чиновничество. Автор показал нам всю сущность чиновнического аппарата: хоть суд и был на стороне старушки, это не гарантировало успешного решения судебного разбирательства. Прочитав рассказ читатель проникается проблемой старушки и искренне сочувствует ей.

Чиновники всячески демонстрировали свою недееспособность перед великосветским франтом. «Не умею тоже вам рассказать в точности, что над ним надо было учинить, но знаю, что нужно было- вручить должнику с распискою какую-то бумагу, и вот этого-то никто- никакие лица никакого уряда- не могли сделать.

К кому старушка ни обратится, все её в одном роде советуют: — Ах, сударыня, и охота же вам! Бросьте лучше…». Разумеется это мнимая беспомощность, на самом деле никому просто не хочется заниматься делом бедной женщины.

Её судьба никого не интересует, кроме «старого гения», который сумел защитить пожилую женщину и справедливость восторжествовала. Произведение этот о том, как многие слабые и беззащитные люди оказываются наедине со своей бедой.

Важно

И даже те , кому по долгу службы своей обязаны о них позаботиться этого не делают. Старушка- это слабые и обездоленные на земле русской, «старый гений»- деклассированный чиновник.

Он человек благородный и добрый по своей натуре. Рассказ заканчивается фразой : «Человек, который нашелся- как уладить столь трудное дело, кажется, вполне имеет право считать себя в самом деле гением».

Сочинения » Сочинение » Сочинение на тему: « сатира в рассказе н. с. лескова «старый гений»

(нет оценок)
Loading…

Источник: https://sochinenienatemupro.ru/sochinenie/sochinenie-na-temu-satira-v-rasskaze-n-s-leskova-staryij-genij/

Старый гений – краткое содержание

Старушка-помещица небольшого роста отправилась в Петербург, чтобы разобраться с “вопиющим делом”.

   Помещица решила помочь “великосветскому франту”, заложив дом и отдав ему вырученные деньги, получив при этом обещание от должника рассчитаться с долгом в ближайшем будущем.

Франт принадлежал к одной известной фамилии, у него была перспектива блестящей карьеры, а его служебное жалование и имения составляли неплохие суммы.

Помимо этого, старушка ранее знала мать этого франта, что повлияло на ее решение одолжить ему денег.

   Между тем, должник скрылся в Петербурге и начал играть со старушкой в кошки-мышки. Бедная бабушка пыталась вернуть долг для того, чтобы выкупить заложенный дом. Помимо старушки, там проживала ее дочь-инвалид и внучка.

Она оправляла письма в Петербург, однако ответа не поступало. Вскоре стал приближаться дата закладной, которая, в случае неуплаты, грозил старушке остаться на старости лет на улице с дочерью и внучкой.

Старушка оставила дочь с внучкой на попечительство соседке, а сама направилась в Петербург за франтом.

Краткое содержание второй главы

   Началось все весьма успешно: суд встал на ее сторону, однако с исполнением приговора возникли трудности. У  должника были весьма влиятельные связи, что и порождало всевозможные сложности в возврате долга.

   Должнику нужно было вручить бумагу, чтобы он на ней расписался, однако никто не мог этого сделать. Все пытались убедить бабушку забыть об этом долге, она не одна попала в такую ситуацию из-за него. Помещицу это не успокоило, и она долго сокрушалась.

Она не верила в то, что франт был таким плохим человеком, она надеялась, что он всего-навсего закрутился, но является хорошим человеком.

Краткое содержание третьей главы

   Направилась старушка в высшие инстанции, где ей порекомендовали найти его и поймать, тогда ему можно будет вручить бумагу. Даже попытка “договориться” с представителями высших инстанций ни к чему не привела. Однако нашелся человек, заявивший, что может доставить судебное извещение франту за 500 рублей. 

   Старушка поведала собеседнику, что ее расспросы об этом человеке не увенчались успехом, даже когда она беседовала с ним лично. Она пыталась узнать, кто он такой и какой у него чин. Но услышала в ответ, что лучше ему об этом не рассказывать.

Совет

Зовут его Иван Иванович, а чинов у него много, какой захочет – такой и будет. Иван Иванович считал себя гением и предложил старушке план возврата денег за 200 рублей и 300 рублей собирался отдать исполнителю. Старушка сразу не рискнула воспользоваться услугами коллектора, хотя и верила ему.

Она решила немного подождать, пока есть возможность. Однако, вскоре времени совсем не осталось.

Краткое содержание четвертой главы

   В канун Рождества старушка приехала к коллектору, будучи весьма опечаленной. Из дома пришло известие от соседки, что дом вот-вот будет выставлен на продажу. Помимо этого, старушка смогла поймать должника, однако ее обвинили в нарушении порядка. Но самым печальным известием был завтрашний отъезд должника вместе со своей дамой за пределы страны.

   Эти события не оставляли старушке никакого другого выхода, кроме как обратиться к Ивану Ивановичу. Она оплатила ему 500 рублей, из которых 150 заняла у автора.  Автор поверил старушке и был уверен, что она вернет ему эти деньги. На следующее утро он узнал о том, что все его ожидания оправдались.

Краткое содержание пятой главы

   Помещица пришла к рассказчику с саквояжем и в дорожном платье. Первым делом она положила на стол 150 рублей, после чего предъявила автору банковскую расписку на 15 000 с лишним. Автор не поверил глазам и захотел узнать обстоятельства.

Старушка рассказала ему, что Иван Иванович и его исполнитель, без которого нельзя было обойтись, исполнили прекрасный план. Сначала они с Иваном Ивановичем долго искали этого загадочного исполнителя, объездив многие злачные места и бани. Они искали “сербского сражателя”, однако поиски затянулись надолго.

В конце концов, он был найден и утром они втроем отправились на железнодорожную станцию, откуда собирался уезжать должник. Вскоре он появился со своей пассией, и они принялись пить чай. Сербский воитель прошел мимо них три раза, а затем спросил у франта, почему тот уставился на него.

Слово за слово и сербский воитель  3 раза ударил его в лицо. Должник попытался убежать, однако их обоих задержала полиция.

   Был составлен протокол, и должнику было вручено судебное извещение, которое никак не могли вручить. Должник взял извещение при свидетелях и, чтобы не попасть под подписку о невыезде, был вынужден в тот же момент оплатить чеком всю свою задолженность вместе с процентами.

   Рассказ оканчивается словами автора о том, что человек, додумавшийся до такого оригинального решения столь трудной проблемы, имеет полное право именоваться гением.

Источник: http://szhato.ru/leskov/134-staryy-geniy.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector