Литературный язык а. с. пушкина: анализ особенностей

Литературный язык в произведениях Пушкина

В произведениях Пушкина литературный язык освободился от ранее свойственной ему в той или иной мере обособленности от живого общенародного языка и стал одной из важнейших форм общенародного языка, органически с ним связанной.

Развитие пушкинского стиля являет картину многообразных путей и средств сближения языка художественной литературы с языком общенародным. От “Руслана и Людмилы” до сказок и “Капитанской дочки” прослеживается путь обращения Пушкина к народной поэзии как национальному источнику художественного языка.

Но этот источник нужен поэту не только для мастерской стилизации. Пушкин обращался к сказкам затем, “чтобы выучиться говорить по-русски и не в сказке”. Он внимательно прислушивался и к “разговорному языку простого народа”, отстаивая его право на внедрение в язык литературы.

Поэт вводит элементы живой, разговорно-бытовой речи и в диалог, и в сказ, и в авторскую речь.

Такая стилистическая ориентация позволила Пушкину снять “перегородки”, существовавшие между различными сферами художественного языка и стеснявшие его развитие. Пушкин окончательно разрушил систему трех стилей.

Обратите внимание

Не отказываясь от стилистической дифференциации художественного языка и, наоборот, открывая для нее новые перспективы, Пушкин отверг незыблемость границ между отдельными стилями с раз навсегда “прикрепленными” к ним жанрами. Вспомним, например, отказ Пушкина от “четвертого единства”, т. е.

от единства слога, в “Борисе Годунове”, где мы встречаем всю градацию стилей. Своеобразной лабораторией, где производилось “соединение” различных стилистических элементов, явился для Пушкина стихотворный роман “Евгений Онегин”.

Те же тенденции проявились в стирании стилистических граней между поэзией и прозой в творчестве Пушкина.

Свойственное старой “пиитике” представление о стихотворстве как “языке богов” не допускало в стиховую речь простых, “низких” слов и выражений, употребляемых в прозе.

Пушкин заговорил “презренной прозой” не только в шутливой поэме “Граф Нулин”, но и в произведениях “серьезных”. Таковы, например, в “Медном всаднике” многие строки, связанные с образом Евгения.

Опираясь в своей творческой деятельности на общенародный язык, Пушкин не отбросил и ценностей литературно-книжного языка, как он сложился в многовековом развитии русской письменности и литературы. Для художественного языка особенно большое значение имел вопрос о славянизмах (недаром он и вызвал споры).

Хорошо понимая ошибочность позиции Шишкова и иронически переводя русское выражение целуй меня на “шишковский” язык: да лобжет мя лобзанием,- Пушкин, однако, признает, что “многие слова, многие обороты счастливо могут быть заимствованы из церковных книг”.

Поэтому нас не должно удивлять, что поэт сам мог написать: “Лобзай меня: твои лобзанья мне слаще мирра и вина”.

Важно

Но Пушкин употреблял славянизмы не для сохранения старого стиля и старой идеологии, а как одно из выразительных средств там, где это было уместно, где это без стилистических перебоев входило в контекст.

Рядом со сравнением “слаще мирра и вина” выразительные славянизмы лобзай, лобзанья способствовали созданию “восточного” стиля.

Вспомним и другие “высокие” слова и обороты из стихотворения “В крови горит огонь желанья…”: “душа тобой уязвлена”, “главою нежной”, “и да почию безмятежный”, “двигнется ночная тень”.

Новаторство Пушкина заключалось, по его собственному выражению, “в чувстве соразмерности и сообразности”, позволявшем ему отбирать славянизмы, сообщать им глубокий смысл и тонкую выразительность, сочетать их со словами и выражениями иных стилистических пластов. И все это многообразие речевых средств художественной литературы объединялось на основе общенародного языка.

Стилистическая система, складывавшаяся в творчестве Пушкина, обнаруживала прямую зависимость от важнейшего для него творческого принципа – реализма.

Точнее сказать, реализм как художественный метод глубоко и разнообразно проявился в системе речевых – изобразительно-выразительных – средств пушкинского художественного языка.

Без обращения к этой специфической форме художественной литературы суждения о реализме Пушкина будут неполными, односторонними. Основным стилистическим принципом для Пушкина-реалиста становится непосредственное, прямое, точное называние предметов и явлений.

Был вечер. Небо меркло. Воды Струились тихо. Жук жужжал. Уж расходились хороводы; Уж за рекой, дымясь, пылал Огонь рыбачий…

Совет

Как это скупо и точно нарисованная картина природы в “Евгении Онегине” непохожа на установившийся по образцу “Сельского кладбища” Жуковского трафарет сентиментального вечернего пейзажа или на романтические картины наступающей ночи по типу элегии Батюшкова “На развалинах замка в Швеции”! “Точность и краткость – вот первые достоинства прозы,- заявлял Пушкин.- Она требует мыслей и мыслей – без них блестящие выражения ни к чему не служат” (“Начало статьи о русской прозе”).

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Литературный язык в произведениях Пушкина

Другие сочинения по теме:

  1. Художественный язык в реалистических произведениях Н. В. Гоголя и М. Ю. Лермонтова Творческие принципы реализма определили глубокую перестройку художественного языка русской литературы. Решающая роль принадлежала здесь А. С. Пушкину. Основоположник новой русской…
  2. Основной литературный принцип Пушкина Пропагандируя в прозе “прелесть нагой простоты”, Пушкин хотел бы и поэзию освободить “от условных украшений”, “приблизить поэтический слог к благородной…
  3. Русский язык в произведениях М. Рыльского В условиях страшного социального и национального гнета украинский язык, говорит М. Рыльский, “свой дух величественно-достойный, как ржаное зерно, берег”. Огромные…
  4. Народность в философских произведениях Пушкина Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837). Долго и настойчиво Пушкин обсуждал состояние русской критики, высмеивал царившую в ней безотчетность суждений. Каченовский –…
  5. Литературные критики о произведениях Пушкина Литературные критики о произведениях Пушкина “Душа сказала мне давно: Ты в мире молнией промчишься! Тебе все чувствовать дано, Но жизнью…
  6. Реализм в произведениях Пушкина Путь Пушкина к установкам реалистического творчества начинался с размышления над проблемами современной истории и споров вокруг “Истории государства Российского” Карамзина….
  7. Литературный анализ стихотворения Лермонтова “Смерть поэта” Стихотворение “Смерть поэта” состоит из двух частей. Первая часть – элегия, а вторая – сатира. В этом стихотворении Лермонтов обвиняет…
  8. Стиля и язык поэзии Шиллера Следует особо остановиться на вопросах стиля и языка поэзии Шиллера в классический период. Рассмотренные выше лирические стихотворения и баллады, а…
  9. Типический образ героя-современника в произведениях Пушкина Субъективно-романтический метод изображения “главного лица” вступал в противоречие с замыслом Пушкина – воспроизвести типический образ героя-современника, ибо нельзя создать объективный…
  10. Легендарные приключения витязей и волшебников в произведениях Пушкина Творческий рост Пушкина за три года его работы над “Русланом и Людмилой” поистине поразителен. Даровитый лицеист превращается в первого писателя…
  11. Герои-дворяне в произведениях А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина Герои-дворяне в произведениях А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова Александр Сергеевич Грибоедов, Александр Сергеевич Пушкин, Михаил…
  12. Мотивы русской истории в произведениях Пушкина В лицейские годы мы не замечаем особого интереса Пушкина к истории. Собственно исторические сюжеты почти совершенно отсутствуют. Но у Пушкина…
  13. Образ молодого современника в произведениях Пушкина Значительную часть умственного кругозора дворянской девушки начала XIX века определяли книги. Если в середине XVIII столетия читающая дворянка – явление…
  14. Слово: мудрое, чистое, родное (Русский язык) “Слово: мудрое, чистое, родное” – образец сочинения на свободную тему. Русский язык, история его становления, его значение – в центре…
  15. Композиция и язык стихотворения “Деревня” По своей композиции и языку стихотворение “Деревня” представляет горячую речь поэта-гражданина, выражающего взгляды и чувства передовых людей своего времени. Это…
  16. Язык Шекспира и Мильтона. Сочинение по литературе по пьесе “Пигмалион” В свое время Бернард Шоу сказал о том, что он знает три английских языка: одним он пишет свои произведения, вторым…
  17. Украинский язык – национальное приобретение украинского общества Украинский язык – национальное приобретение украинского общества, но, Вместе с тем – родственный, братский язык для русских и белорусов, а…
  18. Язык “Войны и мира” богат, красочен и разнообразен Толстой знает, что речь героев в своем содержании далеко не всегда правдиво характеризует их, особенно светское общество, лживое и пользующееся…
  19. Язык “Сказки о царе Салтане” Язык “Сказки о царе Салтане” богат живописными глаголами и скуп на эпитеты. Тем значительнее выступает в контексте их традиционный характер:…
  20. Литературный обзор как один из возможных жанров сочинения-рассуждения Литературным обзором называют сжатое и обобщенное сообщение о ряде однородных явлений. Поскольку такое сообщение делается с какой-то определенной точки зрения,…

Источник: https://ege-russian.ru/literaturnyj-yazyk-v-proizvedeniyax-pushkina/

17. Взгляды а.С. Пушкина на литературный язык и его развитие

Роль А.С. Пушкина как основоположника
СРЛЯ

С конца 17 в. всю историю РЛЯ до Пушкина
следует рассматривать в контексте
преобразований Петра I. Царь-реформатор
создал новую светскую культуру,
ориентированную на Запад и противопоставленную
традиционной славяно-византийской
образованности, которой в новом обществе
отведено подчиненное положение.

Выразителем перекроенной на
западноевропейский манер светской
культуры стал новый, «простой» язык,
противостоящий старому языку церковных
книг и ученого духовного сословия.
«Простой» («русский обходительный»)
язык, объявленный понятным и общедоступным
в противовес церк-слав., не был основан
на разговорной речи, а сохранял
преемственность с книжной традицией.

«Простота» языка достигалась за счет
отказа от всего специфически книжного,
устаревшего и малоупотребительного.
За пределами новой литературной нормы
оказались многие лексические грецизмы,
южнославянизмы, простые претериты,
действительные причастия и вообще
согласованные причастия в деепричастной
функции, формы двойств.числа, оборот
дательный самостоятельный и т.п.

, которые
ранее определяли книжный характер
текста и свидетельствовали об учености
автора.

Эту особенность РЛЯ, никогда не порывавшего
с традицией и вместе с тем отличавшегося
сложным составом, очень тонко чувствовал
Пушкин.

В его творчестве впервые пришли
в равновесие основные стихии русской
литературной речи, которые были четко
распределены по жанрам Ломоносовской
теорией трех стилей и учением А.С.

Шишкова
или подвергались решительной переоценке
и стеснительным ограничениям у раннего
Тредиаковского, Карамзина и его
последователей, стремившихся «совершенно
уничтожить язык книжный».

В отличие от своих предшественников,
«архаистов» и «новаторов», отвергавших
в РЛЯ то книжное (церк-слав.), то разговорное,
то западноевропейское начала, Пушкин
отказался от критерия стилистической
ровности текста как от искусственного
ограничения художественной выразительности.

Сочетаемость разных по происхождению
и употреблению языковых элементов
рассматривалась им как
литературно-художественная, эстетическая
проблема, а не как вопрос о чистоте
языка. Пушкин объединил на принципиально
новой основе разнородные языковые
стихии: русскую во всем многообразии
ее форм, церк-слав. и западноевропейскую.
Тем самым он навсегда стер условные
границы между тремя «штилями» 18 в.

,
строго привязанными к литературным
жанрам, и оставил в прошлом «нежный и
разборчивый» язык сентименталистов.

Обратите внимание

В статье «О предисловии г-на Лемонте к
переводу басен И.А. Крылова» (1825) Пушкин
писал о сложном составе РЛЯ и его
стилистическом составе.

В возможности
использования церковнославянизмов с
художественно-эстетическими целями
Пушкин видел несомненное преимущество русского языка перед другими
западноевропейскими: «Как материал
словесности, язык славяно-русский имеет
неоспоримое превосходство пред всеми
европейскими: судьба его была чрезвычайно
счастлива.

В 11 в. древний греческий язык
вдруг открыл ему свой лексикон,
сокровищницу гармонии, даровал ему
законы обдуманной своей грамматики,
свои прекрасные обороты, величественное
течение речи; словом, усыновил его,
избавя от медленных усовершенствований
времени.

Сам по себе уже звучный и
выразительный, отселе заемлет он гибкость
и првильность. Простонародное наречие
необходимо должно было отделиться от
книжного, но впоследствии они сблизились,
и такова стихия, данная нам для сообщения
наших мыслей».

Пушкин выступает как преобразователь
русской литературной речи. Тот синтез
разнородных элементов, который
осуществляется в его творчестве,
определяет стаби­лизацию литературного
языка, столь бурно развивавшегося в
XVIII-начале XIX вв. С Пушкина, в сущности,
начинается тот литературный язык,
который существует по сей день.

Вся
последующая его эволюция реализуется
в основных своих чертах в рамках, заданных
пушкинском синтезом. По сравнению с
радикальными сдвигами всего предшествующего
периода эта эволюция кажется
малозначительной; во всяком случае она
должна рассматриваться в совершенно
другом – гораздо более мелком масштабе,
чем те явления.

Русский читатель в принципе воспринимает
произведения Пушкина как написанные
на СРЛЯ: временная дистанция почти не
ощущается. Иначе обстоит дело с
предшествующей русской литературой,
которая воспринимается в совершенно
другой перспективе и предполагает
определенную аккомодацию.

Роль А.С. Пушкина в истории русского
литературного языка.

А.С. Пушкина можно считать
родоначальником современного русского
литературного языка. Он завершил
длительную эволюцию литературного
языка, дал
его наиболее совершенные образцы (к XIX
веку).

Важно

В творчестве Пушкина нашёл наиболее
полное выражение процесс демократизации
РЛЯ, произошло гармоническое
слияние всех жизнеспособных элементов
живой народной речи с литературным
языком. Самым важным в реформе Пушкина
полагают (А.

И Горшков),
изменение состава и строя словесных
рядов и приёмов их развёртывания.

Русский язык Пушкин оценивал
как неисчерпаемо богатый, открывающий
перед писателем неограниченные
возможности его художественного
использования. 

Значение АСП как реформатора РЛЯ

1) АСП преобразил систему стилей РЛЯ,
сложившуюся в 18 веке. На смену 3м стилям
приходит единый, но многофункциональный
ЛЯ, кот. мог использ. как в выс. поэзии,
так и в деловых сферах.

2) АСП выработал новую стилистическую
норму, в кот. важно не само средство, а
сочетание средств. Для Пушкина выбор
средства опр-ся авт. позицией и
целесообразностью.

Читайте также:  Характеристика манилова в поэме "мертвые души": описание характера и внешности

3) АСП выработал нов. синтаксис, в кот.
важна сама организация текста.

4) АСП вывел прозу из-под влияния поэзии.
Определил осн. тенденции развития РЛЯ,
в частности – в орфоэпии и в грамматике.
современный – совремённый ; уходит в
архив

5) АСП бесконечно обогатил арсенал
выразит. средств рус. худ. роечи ; создал
современные нормы

6) АСП сумел примирить в тексте 2 начала:
книжное и разговорное

ВЫВОДЫ: Пушкин навсегда стер в русском
литературном языке условные границы
между классическими тремя стилями. В
его языке “впервые пришли в равновесие
основные стихии русской речи”.

Разрушив
эту устарелую стилистическую систему,
Пушкин создал и установил многообразие
стилей в пределах единого национального
литературного языка.

Совет

Благодаря этому
каждый пишущий на русском литературном
языке получил возможность развивать и
бесконечно варьировать свой
индивидуально-творческий стиль, оставаясь
в пределах единой литературной нормы.

Источник: https://StudFiles.net/preview/1665150/page:13/

Анализ особенностей литературного языка пушкина – Лучшие Сочинения

Пушкин считается родоначальником современного русского литературного языка.

Пушкин, безусловно, не был единоличным создателем русского национального языка, т.к. язык формируется и создается народом. Но именно А.С. Пушкин завершил длительную эволюцию литературного языка, используя все достижения русских писателей 18 – начала 19 века в области литературного языка и стилистики, совершенствуя все то, что сделали до него Ломоносов, Карамзин, Крылов, Грибоедов.

Основной принцип языка Пушкина – демократизация (опрощение, народный характер, в противоположность аристократизму).

В его произведениях произошло гармоническое слияние всех жизнеспособных элементов русского литературного языка с элементами живой народной речи (впервые в письменный язык, язык художественной литературы вводились просторечные, диалектные, бранные слова).

Слова, формы слов, синтаксические конструкции, устойчивые словосочетания, отобранные писателем из народной речи, нашли свое место во всех его произведениях, во всех их видах, жанрах; и в этом отличие Пушкина от его предшественников.

Отбор и употребление всех языковых единиц Пушкиным были подчинены «чувству соразмерности и сообразности».

В сочинениях Пушкина за старославянизмами и устаревшими, вышедшими из активного словаря 19 века словами окончательно закрепляются стилистические функции: создание исторического колорита («Полтава», «Песнь о вещем Олеге»); поэтических текстов патетического слога («Вольность», «Деревня»), воссоздание библейского («Пророк»), античного («Арион»), восточного колорита («Анчар»); создание комического эффекта, создание профессиональной характеристики героя («Борис Годунов», Варлаам).

Пушкин отстаивал права иноязычной лексики в русском литературном языке, в научной прозе, публицистике и в языке художественной литературы. Но при этом в своих текстах он допускал лексические заимствования только в том случае, если в русском языке им не было соответствий. Соотношение иноязычных и исконных слов в языке, установленное А.С. Пушкиным, сохраняется и поныне – 10 : 90 %

Карамзинские преобразования в области синтаксиса во многом подготовили пушкинскую реформу языка: простота синтаксических конструкций, сближение синтаксиса книжного и синтаксиса живой разговорной речи. Основной принцип Пушкина: «Точность и краткость – вот первое основное достоинство прозы».

Язык прозы Пушкина поражает своей точностью, лаконизмом, насыщенностью и движением мыслей, предельно свободной от различных словесных украшений. Определений и эпитетов он не любит. Предложения состоят преимущественно из подлежащего, сказуемого и дополнения.

Очень динамичны прозаические произведения писателя.

Новая стилистическая система, нашедшая свое отражение в творчестве Пушкина, получила дальнейшее развитие во второй половине 19 века, но основа этой системы остается без изменений, т.е.

в современном русском литературном языке, как во времена Пушкина, четко выявляется 2 рода языковых средств на фоне нейтральных, общеупотребительных: разговорные и книжные, но это не замкнутые в себе 2 стиля, а две разновидности единого русского литературного языка, использование которых возможно в различных жанрах художественной литературы. Итак, А.С. Пушкин навсегда стер границы между классическими тремя стилями 18 века.

Пушкин не писал специально для детей, но многие стихотво­рения и отрывки из его произведений давно вошли в детское чте­ние.

А.С. Пушкин внимательно следил за развитием детской лите­ратуры и высказывал свое отношение к ней. Его возмущение вы­зывали бездарные писатели, которые создавали произведения, оторванные от современной ему жизни, написанные высокопар­ным слогом.

В набросках и заметках для «Литературной газеты» Пушкин высказывает резко отрицательное отношение к ограничению дет­ского чтения назидательными произведениями. Он выступает против критиков, которые объявляли «безнравственным» все, что могло познакомить детей с социаль­ными противоречиями, с реальной жизнью.

Обратите внимание

В творческом наследии Пушкина есть записи, заметки, набро­ски, статьи, по которым можно судить, что он живо интересовался вопросами воспитания молодого поколения. «В России домашнее воспитание есть самое недостаточное, са­мое безнравственное; ребенок..

. не получает никаких понятий о справедливости, о взаимных отношениях людей, об истинной чес­ти. Воспитание его ограничивается изучением двух или трех ино­странных языков и начальным основанием всех наук, преподавае­мых каким-нибудь нанятым учителем».

Воспитательное значение поэзии А.С. Пушкина огромно. Его гражданская лирика посвящена сложным политическим вопро­сам. Стихотворения Пушкина, вошедшие в чтение школьников, воспитывают в юных гражданах высокое чувство патриотизма.

Ни один поэт не создал такой мудрой и светлой пейзажной ли­рики. Стихотворения «Зимний вечер», «Еще дуют холодные вет­ры…», пейзажные зарисовки из романа «Евгений Онегин», дос­тупные восприятию детей развивают нравственную и эстетиче­скую восприимчивость маленьких читателей.

Впервые благодаря его лирике узнали дети непритязательную, но исполненную прелести природу средней полосы России. Поэт учит их чувствовать своеобразное очарование унылой осенней поры; вглядываться в голубые небеса и великолепные снежные ковры зимы, любить ясную улыбку весны:

Гонимы вешними лучами,

С окрестных гор уже снега

Сбежали мутными ручьями

На потопленные луга.

Улыбкой ясною природа

Сквозь сон встречает утро года;

Синея, блещут небеса,

Еще прозрачные, леса

Как будто пухом зеленеют.

(«Евгений Онегин»)

Пушкин дает реалистическое и в то же время глубоко поэтиче­ское представление о родной природе. Так, осень показана в при­вычных, ясных, легко узнаваемых приметах:

Октябрь уж наступил — уж роща отряхает

Последние листы с нагих своих ветвей.

(«Осень»)

Поэт выбирает немногочисленные, но самые существенные ее признаки:

Журча еще бежит за мельницу ручей,

Но пруд уже застыл…

(«Осень»)

Большое значение в пейзажной лирике Пушкина имеют цвето­вые эпитеты:

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит,

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

(«Зимнее утро»)

Картины зимы, нарисованные поэтом, развивают детскую фантазию. Она изображена волшебницей и веселой проказницей:

…И рады мы Проказам матушки-зимы…

(«Евгений Онегин»)

У Пушкина зима радует и взрослых и детей:

«Зима!.. Крестья­нин, торжествуя, на дровнях обновляет путь…»

Вот бегает дворовый мальчик,

В салазки Жучку посадив,

Себя в коня преобразив…

(«Евгений Онегин»)

Даются яркие, лаконичные бытовые зарисовки. Описание природы тесно связано с крестьянским бытом, оживлено поступ­ками и действиями людей. Поэт изображает природу жизненно правдиво, в многообразных и конкретных ее признаках, свойст­вах, явлениях.

Сказки Пушкина.

Источник:

Билет 31. Проблема народности литературного языка и принципы обработки народного языка у Пушкина

Главной теоретической проблемой, разрабатываемой Пушкиным, является проблема народности литературного языка. В ранних заметках и набросках Пушкин указывает на народный язык как основной источник литературного языка. «Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг…

) достоин также глубочайших исследований. …не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком».

Пушкин выдвигает и утверждает положение о сближение литературного языка с народным языком в самом широком смысле этого слова, положение о народной основе литературного языка.

В то же время Пушкин понимал, что литературный язык не может представлять собой простую обработку народного, что литературный язык не может и не должен избегать всего того, что было накоплено им в процессе его многовекового развития, поскольку это обогащает язык, расширяет его стилистические возможности, усиливает художественную выразительность. «Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретённого им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка». («Письмо к издателю», 1836).

Отстаивая народность литературного языка, Пушкин боролся как против карамзинского «нового слога», так и против «славянщизны» Шишкова и его сторонников.

Важно

Пушкин также едко высмеивает консервативный национализм Шишкова, его попытки изгнать из русского языка заимствования и утвердить в литературном языке господство архаизмов и церковнославянизмов («фонтан» и «водомёт»).

В статье «Путешествие из Москвы в Петербург» (1833-1834) Пушкин формулирует своё понимание взаимоотношения русского и старославянского языков, разграничивает «славенский» и русский языки, отрицает «славенский» язык как основу русского литературного языка и в то же время открывает возможность для использования славянизмов в определённых стилистических целях.

Принцип народности смыкается и перекрещивается с другим важнейшим принципом Пушкина в области литературного языка — принципом историзма. По всем основным вопросам развития языка Пушкин был солидарен с декабристами, а затем пошёл значительно дальше них в развитии языка.

Конкретное воплощение общих общественно-исторических принципов подхода к литературному языку проходили на основе эстетических принципов, выработанных Пушкиным. «Истинный вкус состоит не в безотчётном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Народность и историзм, находящие конкретное воплощение в языке на основе чувства соразмерности и сообразности, благородной простоты и точности выражения — таковы главные принципы Пушкина, определяющие его взгляды на пути развития русского литературного языка.

Эти принципы полностью соответствовали как объективным закономерностям развития русского литературного языка, так и основным положениям развиваемого Пушкиным нового литературного направления — реализма.

Принципы литературной обработки общенародного языка Пушкин создает оригинальный и смелый синтез иногда далеко не однородных в стилистическом отношении речевых средств, разрушая при этом многие старые стилистические нормы. В этом синтезе фундаментом является прежде всего общенародный русский язык во всем его многообразии.

Он не признает стилистического однообразия текста художественного произведения и выступает против строгой и абсолютной закрепленности речевых средств за определенным стилем языка.

Совет

Как потом указывал Белинский, даже самое простое слово, например тын, Пушкин мог опоэтизировать, показать, что права литературности могут приобретать весьма разнородные речевые средства.

В этом сложном пушкинском «сплаве» нашли применение многочисленные синонимические средства языка, характерные для различных его стилей.

Например, существовали синонимические параллели, которые в ХVIП веке дифференцировались в зависимости от стиля: вотще, напрасно, попусту, зря. Пушкин, не относился предубежденно к этим словам и находил для них блестящее применение.

Такой синонимический ряд, как стезя, тропа, путь, дорога, тоже' получил у Пушнина широкое применение.

Далеко не все современники правильно поняли и оценили пушкинское преобразование стилистической системы литературного языка, новаторство поэта, выражавшееся в смешении и объединении крайне разнородных речевых средств. Например, в журнале «Атеней» некий критик заметил по поводу этих строк:

Зима!.. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях… обновляет путь.

«В первый раз, я думаю, дровни в завидном соседстве с торжеством».

Монолог Бориса Годунова, насыщенный церковно-книжными, архаичными речевыми средствами (огнь, домы, едина разве совесть, здравая, восторжествует и т. п.), заканчивается, однако, словами и выражениями разговорно-бытового характера:

Как молотком стучит в ушах упрек,

И все тошнит, и голова кружится,

И мальчики кровавые в глазах

И рад бежать, де некуда… Ужасно!

Де, жалок тот, в ком совесть нечиста!

Народность пушкинского языка имеет характер исторический. Пушкин отбирал из общенародного языка в литературный такие речевые средства, которые были исторически апробированы, т. е. были широкоупотребительны в летописях, песнях, сказаниях, былинах и поэтому известны всему народу.

Важно

Поэт не привлекал местные диалектных слова, отдавая явное предпочтение общенародной лексике.

Обратите внимание

Когда критика упрекала его за употребление таких выражений, как людская молвь и конский топ, за «произвольное» сокращение слов, то Пушкин указывал, что это не его новообразования, а слова, взятые целиком из старинной песни которая широко известна в русском народе, а поэтому он имел право употребить их в своем романе.

При таком широком и смелом подходе к формированию речевых средств литературного языка Пушкин не останавливался перед употреблением в одном и том же контексте крайне разнородных речевых средств: общенародных, разговорно-бытовых, церковнославянизмов, архаизмов, иноязычных слов, просторечия и т. п. При этом он как бы стирал грань между речевыми средствами поэтического характера и прозаического, между слогом высоким и слогом низким, что особенно заметно в «Евгении Онегине» и других произведениях 20-х и 30-х годов.

Принципы литературной обработки средств общенародного русского языка, которые практиковал Пушкин, весьма оригинальны и многообразны. Вся предшествующая русская речевая культура достигла в его языке высшего расцвета.

Источник: https://school-10.ru/obrazy/analiz-osobennostej-literaturnogo-yazyka-pushkina.html

Взгляды Пушкина на литературный язык и пути его дальнейшего развития

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 9Следующая ⇒

Русский язык Пушкин оценивал как неисчерпаемо богатый, открывающий перед писателем неограниченные возможности его художественного использования. В статье «О предисловии г-на Лемонте к переводу басен И. А. Крылова» (1825 г.

Читайте также:  Жерков в романе "война и мир": образ и характеристика, трусость жеркова в шенграбенском сражении

) он пи­сал: «Как материал словесности язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива.

В XI веке древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои пре­красные обороты, величественное течение речи… Сам по себе уже звучный и выразительный, отселе заемлет он гибкость и правильность.

Простонародное наречие необходимо должно было отделиться от книжного; но впоследствии они сблизились, и такова стихия, данная нам для сообщения наших мыслей». В одной из заметок 1822 г.

Пушкин особо подчеркнул свое рево­люционно-патриотическое понимание достоинств русского языка и его богатых возможностей: «Только революционная голова… может любить Россию — так, как писатель только может любить ее язык. Все должно творить в этой России и в этом русском языке.

Главной теоретической проблемой, разрабатываемой Пушки­ным с неослабным вниманием и большой глубиной, является проблема народности литературного языка.

Уже в ранних своих заметках и набросках Пушкин указы­вает на народный язык как основной источник литературного языка: «Есть у нас свой язык; смелее! — обычаи, история, песни, сказки — и проч.» (1822 г.). Позднее он снова и снова подчер­кивает это основное, исходное положение своих взглядов на развитие литературного языка:

«В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кру­гом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала пре­зренному» (Из чернового наброска «О поэтическом слоге», 1828 г.).

«Разговорный язык простого народа (не читающего ино­странных книг и, слава богу, не выражающего, как мы, своих мыслей на французском языке) достоин также глубочайших ис­следований. Альфиери изучал итальянский язык на флорентий­ском базаре: не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком» («Опровержение на критики», 1830 г.).

Замечательно, что в отличие от таких деятелей прошлого, как Тредиаковский и Сумароков, и таких своих современников, как Карамзин, выдвигавших положение о сближении литера­турного языка с разговорным (причем имелся в виду раз­говорный язык образованного дворянства, узкого, ограничен­ного круга людей), Пушкин выдвигает и утверждает положение о сближении литературного языка с народным языком в са­мом широком смысле этого слова,, положение о народной основе литературного языка.

Обосновывая теоретически и разрабатывая практически это положение, Пушкин в то же время понимал, что литературный язык не может представлять собой только простую обработку народного, что литературный язык не может и не должен избе­гать всего того, что было накоплено им в процессе его много­векового развития, ибо это обогащает литературный язык, рас­ширяет его стилистические возможности, усиливает художест­венную выразительность. В «Письме к издателю» (1836 г.) он формулирует эту мысль с предельной четкостью и сжа­тостью:

«Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному…

Важно

Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писа­теля. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приоб­ретенного им в течение веков.

Писать единственно языком раз­говорным — значит не знать языка».

Отстаивая народность литературного языка, Пушкин, есте­ственно, боролся как против карамзинского «нового слога», так и против «славянщизны» Шишкова и его сторонников.

Так же, как и положение о народной основе литературного языка, критические замечания в адрес карамзинского и шишковского направлений появляются уже. в самых ранних высказы­ваниях Пушкина и затем развиваются и углубляются.

Критикуя писателей дворянского направления за отрыв от национально-русских, народных источников и подражание стилю французской литературы, он в заметке «О французской словес­ности» (1822 г.) писал: «Изо всех литератур она имела самое большое влияние на нашу… Сумароков — …

— Дмитриев, Ка­рамзин, Богданович. Вредные последствия — манерность, ро­бость, бледность… Некоторые пишут в русском роде, из них один Крылов, коего слог русский». И далее: «…французская словес­ность искажается — русские начинают ей подражать — Дми­триев— Карамзин — Богданович.

— Как можно ей подражать: ее глупое стихосложение — робкий, бледный язык — вечно на помочах». Поэт пишет в 1823 г. в письме к П. А. Вяземскому: «Я не люблю видеть в первобытном нашем языке следы евро­пейского жеманства и французской утонченности.

Грубость и простота более ему пристали».

Последовательно борясь против «европейского жеманства», против литературного языка, рассчитанного на вкусы светского дамского общества, Пушкин противопоставляет «французской утонченности» карамзинской «школы» демократическую про­стоту и яркую выразительность языка таких писателей, как Крылов и Фонвизин. В «Опровержении на критики» читаем: «…

если б «Недоросль» явился в наше время, то в наших журна­лах…

с ужасом заметили бы, что Простакова бранит Палашку канальей и собачьей дочерью, а себя сравнивает с сукою (!) «Что скажут дамы! — воскликнул бы критик, — ведь эта коме­дия может попасться дамам!» — В самом деле страшно! Что за нежный и разборчивый язык должны употреблять господа сии с дамами! Где бы, как бы послушать!».

Столь же едко высмеивает Пушкин и консервативный на­ционализм Шишкова, его попытки изгнать из русского языка “все заимствования и утвердить в литературном языке господ­ство архаизмов и «церковнославянизмов».

В письме к брату Льву от 13 июня 1824 г.

он пишет: «На каком основании начал свои действия дедушка Шишков? Не запретил ли он Бахчиса­райский фонтан из уважения к святыне Академического словаря и неблазно составленному слову водомет?».

Позднее, в 1833—1834 гг.

, в статье «Путешествие из Москвы в Петербург» Пушкин теоретически обобщает и четко формули­рует свое понимание взаимоотношения русского и старославян­ского языков: «Давно ли стали мы писать языком общепонят­ным? Убедились ли мы, что славенский язык не есть язык рус­ский и что мы не может смешивать их своенравно, что если мно­гие слова, многие обороты счастливо могут быть заимствованы из церковных книг, то из сего еще не следует, чтобы мы могли писать да лобжет мя лобзанием вместо цалуй меня». Концепция Пушкина прямо противоположна концепции Шишкова, который вообще не видел разницы между «славенским» и русским язы­ком, смешивал их и параллельные выражения типа «да лобжет мя лобзанием» и «целуй меня» рассматривал лишь как стили­стические варианты. Пушкин разграничивает «славенский» и русский языки, отрицает «славенский» язык как основу русского литературного языка и в то же время открывает возможность для использования «славянизмов» в определенных стилистиче­ских целях.

Так принцип народности смыкается и перекрещивается с другим важнейшим принципом Пушкина в области литератур­ного языка — принципом историзма.

Совет

Из приведенных высказываний Пушкина можно видеть, что его взгляды на пути развития русского литературного языка были близки взглядам декабристов. «По всем основным во­просам развития языка Пушкин был солидарен с декабристами.

Конечно, в самом процессе развития языка декабристы по сравнению с Пушкиным — основоположником современного рус­ского литературного языка — сыграли небольшую роль.

Но если говорить о принципах борьбы за пути развития языка, то здесь, несомненно, Пушкин был вместе с декабристами,, а затем пошел значительно дальше».

Принципы народности и историзма, определявшие общие требования к литературному языку и направление его развития, должны были найти свое конкретное воплощение в литературно-языковой практике.

Это конкретное воплощение общих общест­венно-исторических принципов подхода к литературному языку могло происходить только на основе соответствующих им эсте­тических принципов.

Эти принципы также были выработаны Пушкиным.

В 1827 г. в «Отрывках из писем, мыслях и замечаниях» Пуш­кин определил сущность главного эстетического критерия, с ко­торым писатель должен подходить к языку: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

В 1828 г.

в одном из черновых вариантов статьи «О поэтиче­ском слоге» четко формулируется другое, неразрывно связанное с первым, эстетическое требование Пушкина к литературному языку: «Прелесть нагой простоты так еще для нас непонятна, что даже и в прозе мы гоняемся за обветшалыми украшениями; поэзию же, освобожденную от условных украшений стихотвор­ства мы еще не понимаем. Мы не только еще не подумали при­близить поэтический слог к благородной простоте, но и прозе стараемся придать напыщенность».

В 1830 г. в «Опровержении на критики», отвечая на упреки в «простонародности», Пушкин заявляет: «…никогда не пожерт­вую искренностию и точностию выражения провинциальной чопорности и боязни казаться простонародным, славянофилом и т. п.».

Обратите внимание

У Пушкина, конечно, есть немало и других соображений об эстетических принципах подхода к литературному языку, но три приведенных выше высказывания раскрывают эти принципы наиболее конкретно и достаточно полно.

Итак, народность и историзм, находящие свое конкретное воплощение в языке на основе чувства соразмерности и сооб­разности, благородной простоты и искренности и точности выра­жения,— таковы главнейшие принципы Пушкина, определяю­щие его взгляды на пути развития русского литературного языка и задачи писателя в литературно-языковом творчестве. Эти принципы полностью соответствовали как объективным законо­мерностям развития русского литературного языка, так и основ­ным положениям развиваемого Пушкиным нового литератур­ного направления — реализма.

⇐ Предыдущая123456789Следующая ⇒

Источник: https://mykonspekts.ru/1-153010.html

Русский литературный язык в творчестве А.С. Пушкина

�ачата под руководством профессора Г.О. Винокура (1896 – 1947). В 1982 г. опубликованы “Новые материалы к словарю А.С. Пушкина”. (Всего в языке Пушкина зарегистрировано 22933 слова.) Фактически основные особенности языка Пушкина и его роль в истории русского литературного языка установлены и описаны.

Актуальность данной работы. Стоит ли еще что-то писать о языке Пушкина? Бесспорно, стоит, по крайней мере по двум причинам.

Во-первых, язык Пушкина неисчерпаем, а взгляд каждого исследователя (и даже просто читателя) своеобразен, поэтому изучение языка Пушкина не прекратится никогда.

Во-вторых, работы о языке Пушкина – в большинстве своем сугубо научные, рассчитанные на специалистов-филологов, и есть нужда в работе, которая в доступной форме обобщила бы исследования о языке Пушкина, разъяснила суть преобразований, которые осуществил Александр Сергеевич Пушкин, ответила на вопрос, почему мы считаем именно Пушкина родоначальником современного русского литературного языка, хотя в его стихах и прозе можно встретить немало устаревших слов, грамматических форм и синтаксических оборотов.

Говоря о роли и значении Пушкина в истории русского языка, нельзя, разумеется, рассматривать язык пушкинских произведений, не сопоставляя его с литературным языком предшествовавшего и последующего времени. При этом именно знание того, как развивался и что представлял собой русский литературный язык до Пушкина, позволяет правильно понять и оценить всю глубину и значительность пушкинских преобразований.

Целью нашей работы является рассмотрение истории устаревших слов и выражений в творчестве А.С. Пушкина 1829-30-х гг. Данная цель позволила нам сформулировать следующие задачи данного исследования:

. Рассмотреть историю развития русского литературного языка.

. Показать роль А.С. Пушкина в развитии русского литературного языка.

. Составить словарь устаревших слов в творчестве А.С. Пушкина 1829-30-хх гг.

Наряду с другими видами лингвистического анализа этимологический занимает важное место в исследовательской работе филолога, являясь одним из основных методических приемов, применяемых при изучении лексической системы языка.

При этом он играет большую роль не только в исследованиях исторического направления, обращенных к истокам функционирования языка или прослеживающих особенности исторического формирования и развития его лексической системы и отдельных слов, но и оказывает неоценимую помощь специалистам по современному языку, поскольку дает возможность объяснить целый ряд фактов и явлений лексикологии, фразеологии, словообразования и морфологии, необъяснимых с точки зрения современного состояния языка.

Этимологический анализ имеет и несомненное практическое значение.

В частности, он является одним из методических приемов обучения орфографии, используется на уроках литературы при толковании непонятных ученикам слов, встречающихся в текстах художественной литературы.

Необходимо также знакомить школьников со старославянским языком, так как его незнание приводит часто к неправильному пониманию смысла художественных произведений.

Глава 1. История развития русского литературного языка

1.1 Понятие “литературный язык”

Важно

Существуют различные подходы к тексту и множество (сотни) определений текста. Если остановиться на филологическом подходе и на наиболее простых, “словарных” определениях (т.е. предлагаемых в энциклопедических и толковых словарях), то текст (лат.

textum – связь, соединение) можно истолковать как связную последовательность языковых единиц (слов, предложений), представляющую собой смысловое и композиционное единство и образующую какое-либо высказывание, сочинение, документ и т.п.

, произнесенные, написанные, напечатанные или запечатленные в памяти.

Нам особенно важно, что текст – явление (феномен) языкового употребления. Текст – та реальность, которая дана исследователю в непосредственном наблюдении.

При изучении строя языка из текста извлекаются и рассматриваются в отвлечении от содержания текста те или иные языковые единицы (фонемы, морфемы, слова, словосочетания, предложения), так сказать, “сами по себе”, в тех отношениях, которые существуют между единицами одного порядка, одного “яруса” (например, система гласных и согласных звуков, система склонения, система спряжения и т.п.). При изучении употребления языка подход иной. Теперь уже объектом исследования становится сам текст как связная последовательность языковых единиц разных “ярусов”, формирующая и выражающая конкретное содержание.

Читайте также:  Образ и характеристика сергея кознышева в романе "анна каренина": описание в цитатах

Изучение текстов зародилось в глубокой древности и стало предметом особой науки – филологии. Филология (греч. φιλολογια – любовь к слову) начиналась с чтения и толкования, разъяснения текста. И по сей день понимание и толкование литературного текста остается основой филологии.

Но задачи филологии углубились и расширились. Она стала наукой, изучающей духовную культуру человечества через языковой и стилистический анализ текстов. Неизбежно произошло разделение филологии на ряд самостоятельных дисциплин.

Прежде всего отделилась история, затем размежевались языкознание и литературоведение, внутри которых в свою очередь образовались различные дисциплины (например, внутри языкознания: общее языкознание, лексикология, грамматика, стилистика и др.).

Сейчас говорят о филологии уже не как о единой науке, а как о содружестве или совокупности наук (когда-то говорили об энциклопедии наук

Источник: https://www.studsell.com/view/154624/10000

Билет 31. Проблема народности литературного языка и принципы обработки народного языка у Пушкина

Главной теоретической проблемой, разрабатываемой Пушкиным, является проблема народности литературного языка. В ранних заметках и набросках Пушкин указывает на народный язык как основной источник литературного языка. «Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг…

) достоин также глубочайших исследований. …не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком».

Пушкин выдвигает и утверждает положение о сближение литературного языка с народным языком в самом широком смысле этого слова, положение о народной основе литературного языка.

В то же время Пушкин понимал, что литературный язык не может представлять собой простую обработку народного, что литературный язык не может и не должен избегать всего того, что было накоплено им в процессе его многовекового развития, поскольку это обогащает язык, расширяет его стилистические возможности, усиливает художественную выразительность. «Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретённого им в течение веков. Писать единственно языком разговорным – значит не знать языка». («Письмо к издателю», 1836).

Отстаивая народность литературного языка, Пушкин боролся как против карамзинского «нового слога», так и против «славянщизны» Шишкова и его сторонников.

Совет

Борясь против «европейского жеманства», Пушкин противопоставляет «французской утончённости» карамзинской школы демократическую простоту и яркую выразительность языка Крылова и Фонвизина.

Пушкин также едко высмеивает консервативный национализм Шишкова, его попытки изгнать из русского языка заимствования и утвердить в литературном языке господство архаизмов и церковнославянизмов («фонтан» и «водомёт»).

В статье «Путешествие из Москвы в Петербург» (1833-1834) Пушкин формулирует своё понимание взаимоотношения русского и старославянского языков, разграничивает «славенский» и русский языки, отрицает «славенский» язык как основу русского литературного языка и в то же время открывает возможность для использования славянизмов в определённых стилистических целях.

Принцип народности смыкается и перекрещивается с другим важнейшим принципом Пушкина в области литературного языка – принципом историзма. По всем основным вопросам развития языка Пушкин был солидарен с декабристами, а затем пошёл значительно дальше них в развитии языка.

Конкретное воплощение общих общественно-исторических принципов подхода к литературному языку проходили на основе эстетических принципов, выработанных Пушкиным. «Истинный вкус состоит не в безотчётном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

Народность и историзм, находящие конкретное воплощение в языке на основе чувства соразмерности и сообразности, благородной простоты и точности выражения – таковы главные принципы Пушкина, определяющие его взгляды на пути развития русского литературного языка.

Эти принципы полностью соответствовали как объективным закономерностям развития русского литературного языка, так и основным положениям развиваемого Пушкиным нового литературного направления – реализма.

Принципы литературной обработки общенародного языка Пушкин создает оригинальный и смелый синтез иногда далеко не однородных в стилистическом отношении речевых средств, разрушая при этом многие старые стилистические нормы. В этом синтезе фундаментом является прежде всего общенародный русский язык во всем его многообразии.

Обратите внимание

Он не признает стилистического однообразия текста художественного произведения и выступает против строгой и абсолютной закрепленности речевых средств за определенным стилем языка.

Как потом указывал Белинский, даже самое простое слово, например тын, Пушкин мог опоэтизировать, показать, что права литературности могут приобретать весьма разнородные речевые средства.

В этом сложном пушкинском «сплаве» нашли применение многочисленные синонимические средства языка, характерные для различных его стилей.

Например, существовали синонимические параллели, которые в ХVIП веке дифференцировались в зависимости от стиля: вотще, напрасно, попусту, зря. Пушкин, не относился предубежденно к этим словам и находил для них блестящее применение.

Такой синонимический ряд, как стезя, тропа, путь, дорога, тоже' получил у Пушнина широкое применение.

Далеко не все современники правильно поняли и оценили пушкинское преобразование стилистической системы литературного языка, новаторство поэта, выражавшееся в смешении и объединении крайне разнородных речевых средств. Например, в журнале «Атеней» некий критик заметил по поводу этих строк:

Зима!.. Крестьянин, торжествуя,

На дровнях… обновляет путь.

«В первый раз, я думаю, дровни в завидном соседстве с торжеством».

Монолог Бориса Годунова, насыщенный церковно-книжными, архаичными речевыми средствами (огнь, домы, едина разве совесть, здравая, восторжествует и т. п.), заканчивается, однако, словами и выражениями разговорно-бытового характера:

Как молотком стучит в ушах упрек,

И все тошнит, и голова кружится,

И мальчики кровавые в глазах

И рад бежать, де некуда… Ужасно!

Де, жалок тот, в ком совесть нечиста!

Народность пушкинского языка имеет характер исторический. Пушкин отбирал из общенародного языка в литературный такие речевые средства, которые были исторически апробированы, т. е. были широкоупотребительны в летописях, песнях, сказаниях, былинах и поэтому известны всему народу.

Важно

Поэт не привлекал местные диалектных слова, отдавая явное предпочтение общенародной лексике.

Когда критика упрекала его за употребление таких выражений, как людская молвь и конский топ, за «произвольное» сокращение слов, то Пушкин указывал, что это не его новообразования, а слова, взятые целиком из старинной песни которая широко известна в русском народе, а поэтому он имел право употребить их в своем романе.

При таком широком и смелом подходе к формированию речевых средств литературного языка Пушкин не останавливался перед употреблением в одном и том же контексте крайне разнородных речевых средств: общенародных, разговорно-бытовых, церковнославянизмов, архаизмов, иноязычных слов, просторечия и т. п. При этом он как бы стирал грань между речевыми средствами поэтического характера и прозаического, между слогом высоким и слогом низким, что особенно заметно в «Евгении Онегине» и других произведениях 20-х и 30-х годов.

Принципы литературной обработки средств общенародного русского языка, которые практиковал Пушкин, весьма оригинальны и многообразны. Вся предшествующая русская речевая культура достигла в его языке высшего расцвета.

Цель и сущность работы Пушкина над усовершенствованием и качественным преобразованием русского литературного языка акад. В. В. Виноградов характеризует следующим образом: «Стихи и проза Пушкина осуществляли задачу закрепления национально-языковой литературной нормы, общепонятной и стилистически муогообразной.

«Свежие вымыслы народные» и «странное просторечие» как источники литературного творчества, «нагая простота», освобожденная от «обветшалых украшений», точность, краткость и смысловая насыщенность как основные признаки прозы, новые, но национально оправданные, т. е.

соответствующие духу общенародного языка, «обороты для понятий самых обыкновенных», образование национальных стилей «учености, политики и философии», очищение фразеологии авторского повествования от европейского жеманства и французской утонченности, «счастливое соединение» книжного начала с народно-разговорным, с «простонародным», освобождение стиля от «ига чужих форм» – вот что составляет цель и сущность работы Пушкина над упорядочением и усовершенствованием русского литературного языка».

Привлекая в литературный язык богатейшие речевые средства общенародного русского языка, Пушкин уделял значительное внимание освоению различных элементов социально-речевых стилей.

В «Евгении Онегине» использована но всем ее разнообразии речь передовой дворянской интеллигенции, а также эпистолярный стиль (письма Татьяны и Онегина); устная речь няни; разговоры провинциалов-помещиков; элементы жаргона великосветских гостиных (сцена у старой княжны по приезде Татьяны в Москву). Очень выразительна типично простонародная по своему складу речь няни Филиппьевны:

Сердечный друг, уж я стара,

Стара, тупеет разум, Таня;

А то, бывало, я востра

Совет

Сопоставление слов, употребляемых Пушкиным, со «Словарем Академии Российской» убеждает, что поэт далеко выходил за рамки литературной лексики, используя большой круг просторечных слов.

Выражение как зюзя пьяный Пушкин употреблял в целях усиления сатирической остроты, изображая в образе Зарецкого одного из клеветников, распространявших о нем ложные слухи:

Он отличился, смело в грязь

С коня калмыцкого свалясь,

Как зюзя пьяный, и французам

Достался в плен…

К подобного рода просторечным словам относятся: тужить («И потужить и позлословить»), сплетни, старожил («деревенский старожил»), беспутный, чехарда, блажь, тереться, опрометью, горелки и т. д.

Билет 32. Преобразования Пушкина в области грамматического строя и стилистической системы русского прозаического языка.Основное, чем характеризуется подход Пушкина к грамматическим нормам языка и определяется отбор соответствующих морфологических и синтаксических средств, – это отказ от архаики, от всего устаревшего, относящегося уже к элементам старого качества в языке.

В области синтаксиса Пушкин занимал вполне определенную позицию, отличающую его от предшествующих традиций. Он объявил борьбу засилью категории качества и эмоциональной оценки, что было типично для поэзии и прозы карамзинистов.

Это засилье приводило к тому, что обычно предложения загромождались огромным количеством определений.

ВВВ: «Реформа синтаксиса, основанная на признании преимуществ глагола и имени существительного и связанная с изменением форм времени, следовательно, приемов сочетания предложений, привела к полному обновлению повествовательных стилей в стихах и в прозе».

Благодаря этой реформе основную конструктивную роль в предложении начинает играть глагол. Проза Пушкина насыщена глагольными словами, которые становятся центром фразы, и от них зависят многие другие члены предложения.

Обилие глаголов делает повествование динамичным. Например, в «Капитанской дочке»: «Я выглянул из кибитки: все было мрак и вихорь. Ветер выл с такой свирепой выразительностью, что казался одушевленным; снег засыпал меня и Савельича; лошади шли шагом – и скоро стали…»

Обратите внимание

Пушкин одобряет и культивирует типичный для русского языка порядок слов в предложении, ориентируясь на такую схему: определение, затем подлежащее, сказуемое, дополнение или обстоятельство.

Эта схема обычно нарушается в тех случаях, когда поясняется чужая речь: сказал он, отвеила она (глагол на первом месте), а также в фольклорных произведениях, в которых глагол-сказуемое может употребляться перед подлежащим.

Значение Пушкина для установления порядка слов в предложении велико и потому, что в XVIII веке было внесено в расположение слов много иноязычного, не типичного для русского языка. Например, по образцу латино-немецких конструкций глагол ставился в конце фразы, а определение – после определяемого слова.

Подобного рода нетипичные для русского языка конструкции Пушкин пародийно воспроизводит в «Истории села Горюхинз», где стилизуется Белкин и язык старинных повествований.

В данном случае он вводит многие устаревшие конструкции, в том числе причастия после определяемого слова: «В последний год властвования Трифона, последнего старосты, народом избранного, в самый день храмового праздника, когда весь народ шумно окружал увеселительное здание (кабаком в просторечии именуемое)…»,

Анализ синтаксиса Пушкина убеждает, что поэт активизировал конструкции устно-разговорного характера, ориентировался на непринужденный, естественный порядок расположения слов, характерный прежде всего для живой разговорной речи.

Поражают художественной силой и верностью пушкинские эпитеты, многообразие, точность и образность которых изумительны.

По наблюдениям Томашевского, в эпитетах Пушкина преобладает глагольная стихия; у многих прилагательных суффикс -лив-: кропотливый, горделивый, обильно количество эпитетов с суффиксом -тельн-: решительный, пленительный и другие, или с причастной формой страдательного залога: забыт, необозрим и т. д. Таким образом, стремление сделать глагол центром фразы отражается и на создании средств словесно-художественной изобразительности.

Укажем еще на такой пример присоединительного сочетания из «Капитанской дочки»:

«В то время воспитывались мы не по-нонешнему: с пятилетнего возраста отдан я был на руки стремянному Савельичу, за трезвое поведение пожалованному мне в дядьки.

Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля.

В это время батюшка нанял для меня француза, мосье Бопре, которого выписали из Москвы вместе с годовым запасом вина и прованского масла».

Важно

Таким образом, творчество Пушкина привело к реорганизации старой стилистической системы литературного языка, сдерживавшей языковое творчество в пределах трех резко ограниченных друг от друга стилей, каждый из которых имел дело с заранее заданными нормами языкового выражения и в силу этого требовал стилистической однородности текста художественного произведения.

Творческая деятельность Пушкина определила основные пути и нормы дальнейшего развития русского литературного языка, а также средства и способы совершенствования и обогащения его стилистической системы.



Источник: https://infopedia.su/6x35ba.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector