Наденька любецкая в романе “обыкновенная история”: образ, характеристика, описание

Краткое содержание “Обыкновенной истории” Ивана Гончарова

Роман был задуман автором в 1844 году. Произведение было впервые зачитано в салоне семьи Майковых. Гончаров внёс некоторые коррективы в свой роман именно по совету Валериана Майкова. Затем рукопись оказалась у М.

Языкова, который должен был передать её Белинскому по просьбе самого автора. Однако Языков не спешил с выполнением просьбы, так как считал роман слишком банальным. Рукопись была вручена Белинскому Некрасовым, который забрал её у Языкова.

Белинский планировал издать «Обыкновенную историю» в альманахе «Левиафан».

Однако этим планам так и не суждено было осуществиться. Гончаров получил выгодное предложение: он мог заработать 200 рублей за каждую страницу рукописи. Но Панаев и Некрасов предложили писателю ту же сумму, и Гончаров продал им своё произведение. Роман решено было опубликовать в «Современнике». Публикация состоялась в 1847 году. Через год роман вышел отдельным изданием.

Краткое содержание романа

Александр Адуев, сын небогатого помещика, собирается покинуть родное имение. Молодой помещик получил достойное университетское образование, которое теперь хочет применить на службе отечеству.

Александр оставляет в имении свою первую любовь Сонечку и безутешную мать Анну Павловну, которая не желает расставаться с единственным сыном. Сам Адуев тоже не хочет оставлять привычный уклад жизни.

Однако высокие цели, которые он перед собой поставил, заставляют его покинуть родительский дом.

Обратите внимание

Оказавшись в столице, Александр отправляется к своему дяде. Пётр Иванович уже много лет прожил в Петербурге. После смерти брата он перестал общаться с его вдовой и своим племянником. Александр, кажется, не замечает того, что дядя не слишком рад его видеть. Молодой человек ждёт заботы и покровительства от близкого родственника.

Пётр Иванович получает письмо от матери своего племенника, которая просит помочь хорошо устроиться сыну. У дяди не остаётся выбора, и он берётся за активное воспитание племянника: снимает ему квартиру, даёт многочисленные советы, находит ему место. Пётр Иванович считает, что Александр слишком романтичен и оторван от реальности.

Необходимо разрушить вымышленный мир, в котором живёт молодой человек.

Прошло 2 года. За это время Александр смог достичь успехов на службе. Дядя доволен племянником. Единственное, что огорчает Петра Ивановича, это влюблённость молодого человека в Наденьку Любецкую. По мнению сурового дяди, «сладостная нега» может помешать племяннику дальнейшему продвижению по службе. Наденьке тоже нравится Александр.

Однако чувства девушки не настолько глубоки, как чувства её возлюбленного. Намного больший интерес у Наденьки вызывает граф Новинский. Адуев-младший мечтает о дуэли со своим соперником. Пётр Иванович всеми силами пытается отговорить племянника от роковой ошибки. Дядя так и не нашёл нужных слов утешения. Пришлось вмешаться Лизавете Александровне, жене Петра Ивановича.

Только тётушке удалось успокоить молодого человека и отговорить его от дуэли.

Прошёл ещё один год. Александр уже успел забыть Наденьку. Однако от прежнего юноши-романтика в нём не осталось и следа. Адуев-младший всё время скучает и тоскует. Дядя и тётя пробуют различными способами отвлечь племянника, но ничего не помогает.

Молодой человек и сам пытается забыться в любви, но у него ничего не получается. Александр всё чаще задумывается о возвращении домой. В конце концов, молодой человек уезжает из столицы. Жизнь в деревне не изменилась, только Соня, первая любовь Адуева, не дождавшись возлюбленного, вышла замуж.

Анна Павловна рада, что сын вернулся из Петербурга, и считает, что жизнь в столице подрывает здоровье.

Завораживающий город
Но Александр и в отчем доме не находит покоя. Едва вернувшись, он уже мечтает о переезде в Петербург.

Важно

После столичных салонов спокойная жизнь в деревне кажется недостаточно динамичной и яркой. Тем не менее, молодой человек не решается на отъезд, так как не хочет огорчить мать.

Смерть Анны Павловны избавляет Адуева-младшего от угрызений совести. Он возвращается в столицу.

Прошло ещё 4 года. Герои романа сильно изменились. Тётушка Лизавета стала безразличной и равнодушной. Пётр Иванович тоже становится другим. Из прежнего холодного и расчётливого дельца он превращается в любящего семьянина.

Пётр Иванович подозревает у своей жены серьёзные проблемы со здоровьем и хочет подать в отставку, чтобы увезти супругу из столицы. Александр смог избавиться от юношеских иллюзий.

Адуев-младший хорошо зарабатывает, добился высокого положения и собирается жениться на богатой наследнице.

Характеристика персонажей

Александр Адуев

Романтичность и эгоцентризм – основные черты характера молодого человека. Александр уверен в своей уникальности и мечтает покорить столицу. Адуев-младший мечтает прославиться на поэтическом и писательском поприще и найти настоящую любовь. Жизнь в деревне, по мнению молодого человека, не для такой талантливой и возвышенной личности, как он.

Мечты Александра рушатся одна за другой. Совсем скоро он понимает, что в столице и без него достаточно посредственных поэтов и писателей. Адуев не скажет публике ничего нового. Настоящая любовь также разочаровала молодого романтика.

Наденька Любецкая с лёгкостью бросает Александра, чтобы предпочесть ему более выгодную партию. Молодой человек приходит к выводу о том, что мир, который жил в его воображении, на самом деле не существует.

Совет

Так началось перерождение романтика в обычного циника и дельца, каким был дядя Александра.

Адуев-младший вовремя понял, что он не в силах переделать действительность, заставить её быть другой. Однако он может добиться успеха, пересмотрев свои взгляды и приняв правила игры.

Пётр Адуев

В начале романа Пётр Иванович выступает в качестве антипода своего племянника. Автор характеризует этого персонажа, как человека, который «ледян до ожесточения».

Благодаря находчивости и хладнокровию дядя Александра смог неплохо устроиться. Пётр Иванович ненавидит неприспособленных к жизни, сентиментальных и чувствительных людей.

Именно с этими чертами характера ему приходится бороться в своём племяннике.

Адуев-старший полагает, что человеком имеет право называться только тот, кто умеет управлять своими чувствами. Вот почему Пётр Иванович презирает в Александре склонность к «восторгам». Все предсказания опытного дяди сбылись. Его племянник не смог прославиться ни в качестве поэта, ни в качестве писателя, а роман с Наденькой закончился предательством.

Анализ произведения

Дядя и племянник воплощают в романе 2 стороны современной автору России. Страна разделилась на мечтателей, никому не приносящих практической пользы своими действиями, и дельцов, чья деятельность приносят выгоду только им самим.

Александр представляет собой «лишнего человека», непригодного к настоящему делу и вызывающего чувство иронии даже у близких родственников. «Лишний» не принесёт пользу своему отечеству, ведь он, по сути, и сам не знает, чего хочет. Пётр Иванович чрезмерно практичен.

По мнению автора, его чёрствость также губительна для окружающих, как мечтательность его племянника.

Некоторые критики проводят параллель между «Обыкновенной историей» и «Обломовым», где антиподами являются Обломов и его друг Штольц. Первый, будучи добрым, душевным человеком, слишком пассивен. Второй, как и Пётр Адуев, практичен до чёрствости.

Название романа – «Обыкновенная история» – свидетельствует о том, что все описанные в книге события взяты из жизни. Гончаров как бы сам признаёт, что рассказанная им история не уникальна. Превращение романтиков в циников происходит ежедневно.

У «лишнего человека» только 2 пути: уйти из этой жизни, как Обломов, или трансформироваться в бездушную машину, как Александр Адуев.

Источник: https://r-book.club/russian-classics/ivan-goncharov/obyknovennaja-istoriya.html

Женские лбразы в романе Гончарова “Обыкновенная история”

     Духовная 
атмосфера Москвы в годы гончаровского 
студенчества, атмосфера университета, оживившейся журналистики, философских 
и литературных кружков, воспитавшая 
идейного вождя «замечательного 
десятилетия» (1838—1848) В. Г. Белинского, эта благотворная духовная атмосфера 
сформировала нравственно-философский 
облик, особый тип «человека сороковых 
годов». К этому типу принадлежал 
и Гончаров.

Читайте также:  Николай иванович в рассказе "певцы" тургенев: образ, характеристика, описание

     Потом, после университета, — возвращение 
в родное гнездо юноши, полного впечатлений 
студенческой жизни: «И по приезде домой, по окончании университетского курса 
меня обдало той же «обломовщиной», которую я наблюдал в детстве» («На родине», 1888).

Его отношение 
к провинциальному бытию теперь, конечно, уже более сознательно, он не заснет этим «сном, подобным смерти». Он уже «пробудился».

Обратите внимание

И потому, естественно, его не может удовлетворить служба в Симбирске, его (как впоследствии его героя — Александра Адуева) влечет в Петербург, манящий из захолустного далека, Петербург — средоточие и начало всех возможных славных 
путей и поприщ.

     Не 
прошло и года его жизни в родном городе, службы при симбирском губернаторе, как он уже в Петербурге. Мысли 
и впечатления провинциала Александра Адуева, героя первого романа писателя «Обыкновенная история», — это 
наверняка мысли и впечатления 
самого Гончарова по приезде в 
Петербург в мае 1835 года. Они тревожны, но и полны надежд.

«Тяжелы первые впечатления провинциала в Петербурге, — пишет Гончаров в романе, — 
ему дико, грустно; его никто не замечает; он потерялся здесь… И 
провинциал вздыхает и по забору, который 
напротив его окон, и по пыльной 
и грязной улице, и по тряскому мосту, и по вывеске на питейной конторе».

Но вот — «Александр добрался до Адмиралтейской площади и остолбенел. Он с час простоял перед Медным всадником, но не с горьким упреком в душе, как бедный Евгений, а с восторженной думой. Взглянул на Неву, окружающие ее здания — и глаза его засверкали.

Замелькали опять надежды, подавленные на время грустным впечатлением; новая жизнь отверзала ему объятия и манила к чему-то неизвестному».Так юный провинциал оказался перед лицом огромного блестящего города, воистину столицы империи, где пройдет теперь вся его жизнь.

Он определяется на службу в департамент внешней торговли министерства финансов в качестве переводчика в маленьком чине губернского секретаря. Начиналась долгая служебная деятельность Гончарова, завершившаяся лишь в конце 1867 года.

     С конца тридцатых годов центр 
русской духовной жизни перемещался 
в Петербург. Здесь Белинский, «вождь поколения» (Ап.

Григорьев), обосновывает идею действительности уже не в идеально-философском 
духе кружка московских гегельянцев, а 
в смысле решительного поворота к 
настоящей, живой действительности, к ее исторически назревшим нуждам — в смысле натуральной школы, реализма в искусстве.

     Характерно, что, может быть, впервые один из лучших русских романов «Обыкновенная 
история» был написан петербургским 
чиновником, титулярным советником Гончаровым, — «страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму», роман, где в духе «требований 
века» развенчивается «трижды романтик — по натуре, по воспитанию и по обстоятельствам 
жизни», развенчивается и то романтическое 
«веяние» (Ап. Григорьев), которое захватило 
в тридцатые годы не только героя 
романа юного провинциала Александра Адуева.

Важно

     Гончаров 
«маленький чиновник» как раз 
того времени, когда в русских 
«натуральных» повестях появляется его собрат: вспомним гоголевских 
титулярных советников Поприщина и 
Акакия Акакиевича Башмачкина, Макара Алексеевича Девушкина Достоевского.

     Было 
ли у Гончарова что-нибудь общее 
с этими вымышленными, но столь 
реальными характерами, с этими 
в конечном счете трагическими судьбами?

     И да, и нет.

     Да, потому что и его в первые годы жизни в незнакомом и суетном Петербурге одолевали «мучительные ежедневные помыслы о том, будут ли в свое время дрова, сапоги, окупится ли теплая, заказанная у портного шинель в долг? » (из письма к С. А, Никитенко от 3 июля 1866 года)3.

Можно предположить, что в эти же годы, еще до публикации романа «Обыкновенная история», когда ему было уже 35 лет, в условиях жестокой необходимости трудиться за канцелярским столом ради денег, и его, наверное, мучила вполне объяснимая «амбиция» талантливого, но зависимого человека.


     Вспоминая в автобиографическом повествовании-исповеди «Обыкновенная история» годы начала своей литературной деятельности, Гончаров писал: «Твердой литературной почвы 
у нас не было, шли на этот путь робко, под страхами, почти случайно.

И хорошо еще у кого были средства, тот мог выжидать и заниматься только своим делом, а кто не мог, тот дробил себя на части! Чего и 
мне не приходилось делать! Весь век на службе из-за куска хлеба, даже и путешествовал «по казенной надобности» вокруг света…».

В этих обстоятельствах могла все более 
и более развиваться болезненная 
мнительность и ипохондрия, вызванная 
вполне реальными «страхами» утратить самого себя, свою личность, свое «лицо», сходными со страхами чиновника Голядкина 
из повести Достоевского «Двойник».

Не здесь ли, в психологии российского 
чиновника, винтика машины бюрократического государства, корни его будущего тяжелого конфликта с Тургеневым после появления романов «Дворянское 
гнездо» и «Накануне», сюжеты и 
герои которых чуть ли не «украдены» у него, Гончарова? Не в этих ли особенностях чиновничьего бытия и мнительного 
сознания причина его болезненной 
реакции на публикацию писем Пушкина 
и предсмертного запрета на публикацию своих собственных писем? Нет, потому что воспитание Гончарова, университетское образование, близость к артистическому семейству Майковых, упорный литературный труд далеко выводили его из пределов чисто чиновничьего существования. В некрологе Валериана Майкова, не дожившего до двадцати четырех лет, Гончаров писал: «Быстрым и ранним развитием своих прекрасных способностей он обязан был, во-первых, природе, которая так же щедро наградила его дарами своими, как и прочих, известных уже публике членов его семейства, — во-вторых, разумному, свободному, чуждому застарелых, педантических форм первоначальному воспитанию, которое получил он в своем домашнем кругу». И Гончаров был щедро наделен природой, и для Гончарова этот майковский домашний круг стал его домашним крутом. Здесь он — с 1836 года молодой учитель сначала Аполлона, а потом Валериана Майковых – прошел и свою нравственно-эстетическую школу воспитания.

Совет

     Поэтому роман Гончарова, хотя и в нем 
мотив службы, чина, «фортуны» (успеха) и «карьеры» звучит постоянно, очень 
отличается от чиновничьих повестей Гоголя и Достоевского.

И конфликт его совсем другой — застойная, не освещенная сознанием провинциальная жизнь в ее отношении к центру — символу и средоточию сознания, движения, дела.

Так и объяснил свой первый законченный роман сам Гончаров:

     «…В 
встрече мягкого, избалованного 
ленью и барством мечтателя племянника с практическим дядей — выразился 
намек на мотив, который едва только начал разыгрываться в самом 
бойком центре—в Петербурге. Мотив 
этот — слабое мерцание сознания, необходимости 
труда, настоящего, не рутинного, а живого дела в борьбе с всероссийским застоем» («Лучше поздно, чем никогда»).

     Образ провинциального «застоя» был, по-видимому, центральным в незаконченном 
и не дошедшем до нас романе «Старики», который писался Гончаровым в 1843—1844 годах. Это начатое произведение, в чем-то сходное по сюжету с «Старосветскими 
помещиками» Гоголя, не удовлетворило 
Гончарова именно как роман. На этот счет сохранилось интересное свидетельство В.

А, Солоницына, приятеля и начальника Гончарова, в письме к Гончарову от 25 апреля 1844 года: «Мнение Ваше вообще об искусстве писать романы мне кажется слишком строгим: я думаю, что Вы смотрите на дело чересчур свысока. По-моему, если роман порой извлекает слезу, порою смешит, порой научает, этого и довольно.

Все правила для написанья хороших романов, мне кажется, заключаются в том, что так как роман есть картина человеческой жизни, то в нем должна быть представлена жизнь, как она есть, характеры должны быть не эксцентрические, приключения не чудесные, а главное, автор должен со всею возможною верностью представить развитие и фазы простых и всем знакомых страстей, так, чтобы роман его был понятен всякому и казался читателю как бы воспоминанием, поверкою или истолкованием его собственной жизни, его собственных чувств и мыслей. Для написания такого романа излагаемая Вами теория едва ли нужна…» К сожалению, письмо Гончарова с изложением его «теории романа» не сохранилось. Ясно, однако, что он смотрел на роман гораздо более «строго», более «свысока», чем Солоницын, и, по-видимому, отсутствие подлинно романического конфликта явилось причиной того, что «Старики» так и не были написаны. содержал в себе такого конфликта, он замкнут в самом себе, лишен как мотива «мерцания сознания», так и мотива страсти в гончаровском понимании этого слова, то есть тех мотивов, которые, вторгаясь в образ провинциального застойного бытия, превращают его в истинно романический образ.

     «Застой», «сон», «непробужденность» сознания, отсутствие «живого дела» и труда — 
вот главный, определяющий признак 
провинции.

И в этом смысле провинция 
— понятие не только пространственное, обозначающее некий мир, лежащий 
за пределами «центра» (Петербург) или 
— «центров» (Петербург и Москва) русской жизни. Провинция очень 
удобно располагалась и в этих столичных городах.

Коренной москвич 
Аполлон Григорьев вспоминал, что 
именно здесь, в Москве, в Замоскворечье, он «пережил весь тот мир, который 
с действительным мастерством передал 
Гончаров в «Сне Обломова».

     Провинция — это некий образ жизни, тип 
бытия, и в этом смысле — почва 
и причина, но до поры до времени 
лишь возможность романического конфликта.

Обратите внимание

     И в первом же романе Гончарова сталкиваются, ведут напряженный диалог два 
миросозерцания, две жизненных позиции («провинциализм», бессодержательная сентиментальная мечтательность и — реальное «дело»), в конечном счете два типа бытия и образа жизни, два мира.

В этом диалоге интерес Гончарова сосредоточен на художественном исследовании провинциального образа жизни, типа мышления, морали, олицетворяемых Александром Адуевым. Адуев-старший выполняет, в сущности, роль резонера, призванного своей безупречной логикой разбивать провинциально-сентиментальные иллюзии Адуева-младшего.

Читайте также:  Гости обломова в романе "обломов": характеристика посетителей, описание визитеров (таблица, список)

Это не значит, конечно, что «резонер» Петр Иваныч не раскрывается в сюжете романа как достаточно сложный характер, в особенности в «Эпилоге».

     В бытии адуевских Грачей уже предчувствуется 
«сон Обломовки», в «натуре», «воспитании», «обстоятельствах жизни», «любовных 
похождениях» (Белинский) Александра Адуева — натура, воспитание, обстоятельства жизни, любовные «сны» Ильи Ильича Обломова.

«Обыкновенная история» — «первая галерея, служащая преддверием к следующим двум галереям или периодам русской жизни, уже тесно связанным между собою, то есть к «Обломову» и «Обрыву», или к «Сну» и «Пробуждению» («Лучше поздно, чем никогда»).

В конфликте Адуевых намечен конфликт Обломова и Штольца.

     В «Обыкновенной истории» еще нет, конечно, исчерпывающей картины 
провинциального бытия, полного 
образа того, что получило потом 
наименование «обломовщины».

Однако характер «провинциала», будущего «обломовца» 
достаточно полно представлен здесь 
в одной и, может быть, наиболее характерной сфере — сфере 
любовных чувств, сфере «страсти».

«Полное 
изображение характера молодого Адуева, — писал Белинский, — 
надо искать в его любовных похождениях».

Обобщая в 1875 году, уже 
после того, как был написан 
«Обрыв», свои суждения об обломовских 
натурах, Гончаров увидел в их «праздной 
фантазии» источник «всех видов 
и родов любвей», экзальтации, идолопоклонства, жалкой и смешной любовной горячки. «Эти упражнения в чувствах, и особенно в любви, занимали, между прочим, также и значительный излюбленный 
уголок старой обломовщины!»

     Гончаров 
очень точно называет эмоциональные 
переживания своих обломовских героев «упражнениями в чувствах». Их любовь можно назвать чистой любовью, любовью для любви в том смысле, в каком мы говорим о чистом искусстве, искусстве для искусства.

Она остается в замкнутой, фантастической сфере их сознания, их воображения, в сфере иллюзий, разбиваемых реальностью. «Родов любви так же много, как много на земле людей, потому что каждый любит сообразно с своим темпераментом, характером, понятиями и т. д.

Важно

И всякая любовь истинна и прекрасна по-своему, лишь бы только она была в сердце, а не в голове. Но романтики особенно падки к головной любви, — писал Белинский о любовных фантазиях Адуевых-романтиков.

— Сперва они сочиняют программу любви, потом ищут достойной себя женщины, а за неимением таковой любят пока какую-нибудь: им ничего не стоит велеть себе любить, ведь у них все делает голова, а не сердце. Им любовь нужна не для счастия, не для наслаждения, а для оправдания на деле своей высокой теории любви».

     Деловой Адуев-старший — воплощение «адуевщины», прямой противоположности будущей 
«обломовщине» — напротив, устраняет 
«страсть» из своей жизненной 
«практики» (и не может не устранять 
по существу своей деятельности и 
своей философии), ограничивает любовь рационально организованной, если можно 
так сказать, «запрограммированной» 
областью семейной жизни, оборачивающейся 
для его жены золотой «клеткой». Богатство рациональной сферы и 
бедность сферы эмоциональной — 
определяющая особенность его характера, что и объясняет трагический 
финал его судьбы. В коллизиях 
романа «Обыкновенная история» — 
романа как жанра — определяющую роль играют женщины, как это всегда будет и впоследствии в романном искусстве писателя — в «Обломове» и в «Обрыве». Три женских характера 
образуют некий круг, в котором 
вращается Александр, всякий раз 
проверяя или испытывая свои «головные» теории любви. При этом открывались 
разные стороны его характера. Особое значение придавал Гончаров первому 
любовному «эпизоду» романа, специально остановившись на нем в статье «Лучше поздно, чем никогда».

     Первая 
любовь Александра Адуева, Наденька Любецкая, как и сам Александр, писал 
Гончаров в этой статье, вышла «отражением 
своего времени», времени слабого 
«мерцания сознания», времени «неведения».

У нее, как у женщины, эти мерцания, эти проблески выражаются в уверенности, что у нее есть «право распоряжаться 
своим внутренним миром и самим 
Адуевым», у нее есть, пусть сомнительное, право выбирать, и она выбрала, но не Адуева: «…

в этом пока и состоял 
сознательный шаг русской девушки – безмолвная эмансипация», которая, однако, на этом и закончилась, и Наденька осталась в неведении, ибо и «самый момент эпохи был моментом неведения». «Тут я и оставил Наденьку, — заключает Гончаров. — Мне она была больше не нужна как тип, а до нее, как до личности, мне не было дела».

Две другие героини лишь уточняют, обогащают этот тип, и лишь в такой мере Гончарову и «нужны». С другой стороны, эти любовные эпизоды — ступени той лестницы, по которой спускается Александр с высот своего романтизма, утрачивая иллюзию за иллюзией.

Источник: http://student.zoomru.ru/lit/zhenskie-lbrazy-v-romane-goncharova/91209.733085.s2.html

Сочинение на тему «Сравнительная характеристика главных героев романа “Обыкновенная история”»

В романе Ивана Александровича Гончарова “Обыкновенная история” показано своеобразное противостояние двух героев, стоящих на одной социальной ступени, больше того, они родственники. Интересно наблюдать, как Петр Иваныч охлаждает романтизм и прекраснодушие племянника.

Кажется, автор полностью на стороне здравомыслящего Адуева-старшего, почему же в конце романа герои поменялись местами? Что это: путаница мыслей автора или удачный художественный прием?
Юный Александр является в Петербург прямо из теплых материнских объятий, полный романтических мечтаний и помыслов вступить в решительный бой со всем бездушным, расчетливым, гнусным.

“Меня влекло какое-то неодолимое стремление, жажда благородной деятельности”, — восклицает он. Этот “желторотый птенец-идеалист” вызвал на бой не кого-нибудь, а весь мир зла.

Тонкая ирония Гончарова, с которой в начале романа описывается юный герой — его отъезд из дома, клятвы в вечной любви Сонечке и другу Поспелову, первые робкие шаги в Петербурге, — именно этот насмешливый взгляд автора делает Адуева-младшего милым нашему сердцу, но уже заранее предопределяет исход “борьбы” племянника и дяди.

Совет

К истинным героям, способным на великие подвиги, писатели не относятся с иронией. Вот Адуев-старший — владелец фарфорового завода, чиновник особых поручений, человек трезвого ума и практического смысла, тридцатидевятилетний преуспевающий господин. Гончаров наделяет его юмором и даже сарказмом, сам же относится к нему серьезно.

Это заставляет думать, что он истинный герой романа, которого автор берет за “образец для подражания”.

Два этих характера были ярчайшими типами своего времени. Родоначальником первого, как мне думается, явился Владимир Ленский, второго — Евгений Онегин, хотя и в сильно преображенном виде.

Гончарову очень хочется взять себе в образец Петра Иваныча — человека “живого дела”, и не только себе, но и предложить вниманию читателя именно в качестве образца.

С каким блеском в романе написаны диалоги дядюшки и племянника: спокойно, уверенно, безапелляционно разбивает Петр Иваныч горячего, но не вооруженного логикой Александра! И каждая критическая фраза дяди убийственна и неотразима оттого, что говорит он правду, тяжелую, обидную и беспощадную, но правду.

Вот он высмеивает “вещественные знаки невещественных отношений” — колечко и локон, подаренные Сонечкой при прощании уезжающему в столицу Сашеньке. “И это ты вез за тысячу пятьсот верст?.. Лучше бы привез еще мешок сушеной малины”, — сетует дядя и швыряет в окно бесценные для племянника “символы вечной любви”. Александр уверен, что не забудет любимую никогда. Но прав оказывается дядя. Прошло совсем немного времени, и Адуев-младший влюбился в Наденьку Любецкую со всем пылом молодого романтического сердца, безотчетно, бездумно! И Сонечка забыта, даже имени ее не произносит Александр. Любовь к Наденьке поглощает его целиком. Дядя твердит о работе, но как можно о ней думать, когда Александр все дни проводит за городом у Любецких. Ах, дядя, у него на уме одно дело! Как у него язык поворачивается учить племянника, что Наденька, это божество и совершенство, может его “надуть”.

ело! Как у него язык поворачивается учить племянника, что Наденька, это божество и совершенство, может его “надуть”. “Она обманет! Этот ангел, эта олицетворенная искренность…” Но правда: Наденька обманула. Она влюбилась в графа, и Александр получил отставку.

Адуев-младший терпит крах решительно во всем: в любви, в дружбе, в порывах к творчеству, в работе. Все, решительно все, чему учили его 7чителя и книги, все оказалось вздором и разлетелось под “железной поступью” трезвого рассудка и практического дела.

Читайте также:  Главные и второстепенные герои комедии "недоросль" фонвизина (персонажи, действующие лица)

В самой напряженной сцене романа, когда Александр, доведенный до отчаяния, запил, опустился, воля его подавлена, исчез полностью интерес к жизни. Дядя парирует лепет племянника: “Чего я требовал от тебя — не я все это выдумал”. “Кто же?” — спрашивает его жена. “Век”. Вот где открылась главная мотивировка поведения Петра Иваныча.

Обратите внимание

Веление века! “Посмотри-ка на нынешнюю молодежь: что за молодцы! Как все кипит умственною деятельностью, энергией, как ловко и легко расправляются они со всем этим вздором, что на вашем старом языке называется треволнениями, страданиями… и черт знает что еще!” — констатирует дядюшка.

Вот это кульминационная точка романа! Интересно говорит Адуев-старший и о чувствах, отвечая на реплику Александра “по-вашему, и чувством надо управлять, как паром открыть клапан или закрыть…”. “Да, этот клапан природа недаром дала человеку — это рассудок”, — парирует Адуев-старший.

На протяжении всего романа читатель следит за этими двумя способами проживания жизни — чувством и рассудком.
Порою кажется, что Гончаров в самой категорической форме советует жить только разумом. В фигуре Адуева-старшего Иван Александрович чувствовал нового человека и возлагал на него определенные надежды.

Кто же такой Петр Иваныч Адуев, этот “образец для подражания”, человек трезвого ума? Он человек нового уклада — капиталист, ставящий во главу угла дело и расчет. Он постоянно произносит это слово: расчет в деле, в дружбе, в любви.

С чувством бесспорного превосходства, с высоты своего возраста и опыта, знания жизни, сокрушает дядя наивную и чистую душу племянника, его веру “в совершенство мира”. Адуев-младший опускается до самого жалкого состояния и доходит до попытки самоубийства. Гончаров не щадит своего юного героя — развенчивает полностью.

Веришь писателю: именно так и бывает с разочаровавшимися в жизни людьми. Александр взывает о помощи, и дядя советует: “Что делать? Да… ехать в деревню”. И, проклиная город, где он похоронил лучшие чувства и мечты, Александр возвращается домой. Дядя одержал полную победу.

Но напрасно Александр едет в деревню, надеясь на воскрешение, оно невозможно, теперь можно ждать только преображения. И оно происходит: Александр вдруг понимает, что ничем не хуже дядюшки и возвращается в Петербург делать “фортуну и карьеру”. Что же произошло с младшим Адуевым? Наивный, чистый провинциал-идеалист становится циником, но таков логический конец человека, входящего в жизнь с надуманными представлениями о ней.

А каковы же плоды победы Адуева-старшего, любимого, казалось бы, героя автора? Человек реального взгляда на вещи сначала духовно убил своего племянника, который по-своему был даже мил его сердцу, и чуть не довел до чахотки любимую жену Лизавету.

вы же плоды победы Адуева-старшего, любимого, казалось бы, героя автора? Человек реального взгляда на вещи сначала духовно убил своего племянника, который по-своему был даже мил его сердцу, и чуть не довел до чахотки любимую жену Лизавету. В конце романа он собирается продать завод и мечтает об одном — уехать в Италию, где, может, ему удастся продлить жизнь своей жене. Дядя и племянник будто бы поменялись ролями. Дядя, доказывающий нам преимущества трезвого ума, теперь на собственном положении осознал, что этого недостаточно, что надо прежде ближнего — жену собственную — по-человечески, искренно любить.
Писатель не видел в свое время выхода из этой драматической ситуаций: возможность сочетать большое дело с истинно человеческой сущностью. Мир предпринимательства жесток. Прочитав роман, поражаешься провидению автора, его произведение актуально и сейчас. Вряд ли эта проблема решится легко и однозначно в дальнейшем. Жизнь, к сожалению, только подтверждает это правило — “обыкновенная история”.

Источник: https://schoolsochinenie.ru/sravnitelynaya-harakteristika-glavnh-geroev-romana-vobknovennaya-istoriyav.html

Главный герой романа И. Гончарова «Обыкновенная история»

Сочинения по литературе: Главный герой романа И. Гончарова “Обыкновенная история”.

Произведения Ивана Александровича Гончарова отличают ясность и неторопливость повествования, мягкая, едва уловимая ирония автора и его интерес к повседневной бытовой жизни помещиков, которая показана вне социально-политических конфликтов, — писатель исследует нравственно-бытовые противоречия.

При этом мы не чувствуем авторской оценки изображаемого. Медленно текущая повседневная жизнь героев как бы говорит сама за себя. В характерах людей писатель особенно ценил трезвость мысли и стремление к практической деятельности, основанной на опыте и реальных знаниях, отвергая всякую мечтательность, в том числе романтику.

В романе “Обыкновенная история” писатель развенчивает восторженного романтика Александра Адуева, молодого человека, приехавшего в Петербург “людей посмотреть и себя показать”. Александр избалован и изнежен матерью и многочисленными няньками, ему невдомек, что в мире “взрослых” следует сдерживать эмоции, чтобы не выглядеть смешным.

У Александра “масса прожектов”, но дядя предлагает этой “бумагой” обклеить что-либо в доме. Племянника он устраивает в департамент на должность переписчика: ведь Александр знает французский, немецкий и немного английский языки — в этом дядя видит больше прока, чем в бесплодных мечтаниях. Петр Иваныч поставляет Александру сельскохозяйственные статьи для перевода.

Важно

Адуев-младший очень недоволен своей работой — разве об этом он мечтал? Дядя же в восторге: “Не прошло месяца, а уж со всех сторон так на тебя и льется. Там тысяча рублей, да редактор обещал сто рублей в месяц за четыре печатные листа: это ведь две тысячи двести рублей! Нет! Я не так начал!..

Напиши же к матери, что ты пристроен”. Александр уже перестал бросаться дядюшке на шею, теперь пришла к нему “неземная любовь” в образе Наденьки Любецкой. Но Александр терпит неудачу. Горячо обожаемая Наденька предпочитает титул и деньги графа Новинского страстному чувству Адуева.

Убитый горем племянник ищет утешения у Петра Иваныча, которому трудно понять печали Адуева-младшего. Адуев-старший дает хороший урок Александру: “Не надо было грубиянить, избегать его (соперника) и делать ему гримасы, а напротив, отвечать на его любезность вдвое, втрое, вдесятеро…

Наденьку…

не раздражать упреками, снисходить к ее капризам, показывать вид, что не замечаешь ничего… Не надо было допускать их сближения до короткости… а между тем тихомолком вызывать в глазах ее сопеокика на бой…

открывать и поражать слабые стороны соперника так; как будто нечаянно, без умысла, с добродушием… даже с сожалением… показать, что новый герой… так себе…

— вот настоящая дуэль в нашем веке! Да где тебе!

” Но Александру противны все эти “презренные хитрости”.

Много воды утекло, Адуев-младший совершил несколько поступков, которые явно не входили в прежний его “кодекс чести”, и, не выдержав испытание настоящей, а не выдуманной жизнью, герой возвращается в деревню.

Во второй приезд в Петербург Александр отправляется, видимо, потому, что понимает: “…человеку, вообще везде, а здесь в особенности, надо работать, и много работать, даже до боли в пояснице…

цветов желтых нет, есть чины, деньги: это гораздо лучше!” Он “переродился”, стал опытнее, “завел” богатую невесту — уже не важно, любит или нет она его и он ее. Более того, Александр осуждает дядю, бросающего карьеру и дело, ради здоровья любимой жены уезжающего в Италию. Племянник превзошел дядю.

Совет

Почему романтический герой встал крепко на ноги, увидя опору в деньгах, а практичный бросает все ради жены, чтобы продлить ее жизнь. Что думает автор? Он молчит! Ожидая нашего собственного решения. Его право было талантливо показать жизнь, он это сделал, а как быть, каждый решает самостоятельно.

Источник: http://historylib.net/glavnyj-geroj-romana-i-goncharova-obyknovennaya-istoriya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector