Прототипы градоначальников в “истории одного города” салтыкова-щедрина

“История одного города”: прототипы героев

Салтыков был тонким иронистом, владеющим богатейшей стилевой палитрой, смелым и язвительным писателем-сатириком.

Наиболее разнообразно и ярко его сатирический талант проявился в цикле «Сказки» и романе «История одного города» (1870) — одном из величайших произведений русской литературы, шедевре литературно-художественной сатиры.

Существовали ли у персонажей из произведения “История одного города” прототипы? Давайте выясним этот вопрос.

Глупов переживает в своей истории эпоху непрерывных бунтов и смены правителей.

Обратите внимание

Как и должно быть в настоящем художественном произведении, здесь нет прямолинейных исторических параллелей, но упоминаемое в изображаемой событийной фантасмагории слово «санкюлот» и имя одного из лидеров Великой французской революции Марата (поставленные в нарочито пародийный контекст) играют роль смысловых «сигналов», наводящих читателя на нужные автору ассоциации. Рассказываемое далее наводит на столь же верные ассоциации с десятилетиями «женского правления» в России XVIII в.

Гротесковые образы претенденток в градоначальницы ни в коей мере не страдают схематизмом — они обладают вполне реалистической характерностью. Фигура каждой из «градоначальниц» при своей несомненной полной фантастичности жива и колоритна, обрисована красочно и броско в произведении “История одного города”. Прототипы этих героинь выискивает уже не одно поколение исследователей.

События в Глупове развиваются все более стремительно. Вот уже «некоторая авантюристка Клемантинка де Бурбон» «предъявила права свои» и сместила Ираидку, которая, впрочем, не сдалась, а «собрав награбленные в казне деньги, в виду всех взлетела на воздух».

Начинает править Клемантинка, а вместе с ней некие «пан Кшепшицюльский и пан Пшекшицюльский». Эти имена — тоже весьма определенный смысловой сигнал, после которого читатель неминуемо вспоминал модную тогда тему то и дело затеваемых поляками политических интриг, заговоров и т. п.

, и изображаемое еще больше насыщалось не только историческими, но и современными политическими ассоциациями.

Вскоре поляки свергли и немку Амальку. Анелька Лядоховска, в свою очередь придя к власти, немедленно велела ставить в Глупове католические костелы.

Так каковы же прототипы градоначальников в “Истории одного города”? Разумеется, «Ираидка», «Клемантинка», «Амалька», «Анелька» и прочие «градоначальницы» не могут быть прямо соотнесены с Екатериной I и Екатериной II, Анной Иоанновной, Анной Леопольдовной, княжной Таракановой, Мариной Мнишек из Смутного времени XVII в. и т. д.

, равно как неизменные «пьяные солдаты» (при помощи которых устраиваются в Глупове перевороты) не есть прямой намек на братьев Орловых, гвардейские полки и т. п., да автор к этому и не стремится. Его условная ироническая образность, гротесковые ситуации в своей непосредственной конкретности предельно удалены от русской исторической реальности.

Салтыковым создан сказочный мирок в произведении “История одного города”. Прототипы в нем специально отыскивать было бы не совсем правильно. Однако создан он по извечному принципу крупных писателей: «Сказка ложь, да в ней намек» (А.С. Пушкин). Потому необходимо подчеркнуть, что щедринская «История одного города» — произведение весьма точное в историческом смысле.

Исследователи не раз отмечали, что, при всей демонстративной условности и запутанности перипетий, его общественно-исторические аллюзии поразительно четки. Однако это художественная четкость — точность образов, ассоциаций и интонаций (а не «научная» точность). Образы салтыковского произведения нередко напоминают фантасмагории Иеронима Босха, достигая при этом конгениальной им силы.

Важно

Условная фантастика и эзопов язык послужили Салтыкову-Щедрину средством приближения к глубинной сути исторических фактов.

Подобно «градоначальницам», нет особого смысла искать прямые прототипы и фантастическим образам градоначальников Глупова (Урус-Кугуш-Кильдибаев, Ламврокакис — «беглый грек», Брудастый с «органчиком» в голове, Прыщ с «фаршированной головой», Фердыщенко, который «вздумал путешествовать», и др.).

Градоначальник Угрюм-Бурчеев, который «разрушил старый город и построил другой на новом месте», неоднократно сопоставлялся с Николаем I и его государственной деятельностью. Однако в этом не больше смысла, чем в попытках напрямую соотносить «Ираидку», «Клемантинку» и т. д. с кем-то из реальных русских цариц.

Скорее здесь гротесковый образ правителя-волюнтариста, правителя-тирана, который, не считаясь с реальностью, пытается осуществлять «революцию сверху».

Точно так же «путешественник» Фердыщенко — образ правителя-имитатора, который втайне не способен ничем управлять и реальную работу подменяет трескучими эффектами. Так, чтобы ознакомиться с жизнью своих сограждан «на местах», он затевает путешествие из угла в угол городского выгона.

Везде во время остановок ему задавались пиры, толпа его приветствовала, изображая «народную любовь», — «стучали в тазы, потрясали бубнами, и даже играла одна скрипка». Запутавшись в созданной им же неразберихе, такой градоначальник способен только вызвать для усмирения «глуповцев» воинскую команду.

Итак, мы вкратце разобрали произведение “История одного города”. Прототипы его героев, надеемся, теперь вам ясны.

Источник: Минералов Ю.И. История русской литературы 19 в. (40-60-е годы). М.:Высш. шк., 2003

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/saltykov_shhedrin_m_e/istorija_odnogo_goroda_prototipy_geroev/77-1-0-317

Образы градоначальников в «Истории одного города»

Сатира – резкое высмеивание политических и социальных пороков. Сатира всегда направлена против общественных недостатков.

Идейный ученик Белинского, М. Г. Салтыков-Щедрин успешно воплотил эту идею в жизнь.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин родился в 1826 году, а умер в 1889 году. Он состоял в кружке петрашевцев, за что в 1848 году был арестован. Все это, разумеется, нисколько не увеличило его симпатий к самодержавию. Салтыков-Щедрин написал множество сатирических произведений,*высмеивающих режим.

Среди них особенно ярко выделяется «История одного города». Она была написана в 1869—1870 годах. В этом произведении Салтыков-Щедрин показывает историю одного провинциального города Глупова.

Совет

За образец он берет «Повесть временных лет» и труды Ключевского и Соловьева: «Не хочу я, подобно Костомарову, серым волком рыскать по земли, ни, подобно Соловьеву, сизым орлом нырять под облакы…»

Во многом повествование напоминает историю Российского государства. Салтыков-Щедрин высмеивает глупость, невежество и самодурство Образы градоначальников.

В свое время наши предки, устав от междоусобной борьбы, пригласили на княжеский престол варяжского князя. Так же поступили и глуповцы. Однако князь оказался не настолько глупым, чтобы пасть так низко и править еще более глупыми глуповцами. Он прислал в город своего наместника.

С тех пор на «престоле» города Глупова пошла сменяться череда правителей, которые могли. бы занять достойное место в кунсткамере. О событиях, этому предшествовавших, повествует зачин.

Глуповцы пытались воплотить в жизнь те народные поговорки, которые характеризуют действия пустые и ни к какому результату не приводящие: «Волгу толокном месили, рака с колокольным звоном искали».

Вернемся же к нашим градоначальникам. Сам летописец дает им опись, будто это предметы.

Градоначальники, подобные Ламврокакису, моего внимания не заслуживают, так как автор уделил им мало места в своей летописи. Стоит только отметить явную аналогию между Клементием А. М. и Меншико-вым А. Д.

Подобно летописцу, я начну с Органчика, он же Брудастый. Его прибытие похоже на прибытие гоголевского ревизора. Многие произведения Салтыкова-Щедрина похожи па повести Гоголя. Автор использует и аллегорию.

Обратите внимание

Приезд Брудастого огорчил глуповцев. Им хотелось начальника радостного, с улыбкой, Салтыков-Щедрин использует гротеск, то есть преувеличение. Возгласы: «Разорю!» и «Не потерплю!» — вполне можно принять за недостаток ума, комплекс неполноценности.

Первые же попытки сблизиться с народом привели Органчика к срыву на нервной почве. В результате наступила почти полная потеря речи. Когда у Градоначальников появился двойник, власти обратили на это внимание.

Прибыл чиновник, который усадил обоих Градоначальников в сосуды со спиртом. Путь в кунсткамеру был проложен.

В Глупов пришла новая беда: пагубное безначалие. За семь дней в городе сменилось шесть градова-
Чальниц. Последняя из них была съедена клопами (гротеск), а две другие загрызли друг друга в клетке (аллегория и фантазия). Наконец, в город прибыл Двоекуров.

Сие правление было самое доблестное. Поэтому автор устыдился высмеивать прототипа Петра I.

Следующий знаменательный Образ градоначальника Фердыщенко. Он был ласков со всеми и ни во что не вмешивался. Но Фердыщенку «смутил бес». Он свел в могилу Аленку и едва не сделал то же с Домашкой, за что на город обрушились бедствия (аллегория). Потом Фердыщенко вздумал путешествовать. Во время одного из этих путешествий он умер от объедания (гротеск, аллегория и фантазия).

Бородавкин — прототип Екатерины И. Здесь Салтыков-Щедрин проводит прямую параллель: сначала войны за просвещение, потом против просвещения.

Применяя фантазию, он описывает, как живые солдаты превратились в деревянных, которые потом не подчинились Фердыщенке.

Важно

Микаладзе — прототип Александра I. Здесь применяется гротеск: Микаладзе увеличил глуповское население почти вдвое, а затем умер от истощения сил. Нечто подобное было с Александром I, правда, не в столь крупных масштабах.

Беневоленский — прототип Сперанского и отчасти Александра П. Реформы последнего ведь тоже восторга не вызывали. Автор применяет гротеск, рассказывая о внедрении реформ. Как и Сперанский, Беневоленский был уличен в связи с Наполеоном и сослан.

Повесть о Прыще — наибольшая концентрация фантазии. Майор оказался с фаршированной головой, «в чем и уличен представителем местного дворянства».

Грустилов любил слушать токование тетеревов, будучи при этом большим проходимцем. Его сменил самый страшный из градональников — Угрюм-Бур-чеев. Ею фамилия рифмуется с фамилией Аракчеев не случайно.

Он хотел построить одинаковые дома (военные поселения Аракчеева), но оказался не в силах противостоять природе. На этом История города Глупова заканчивается.

Салтыков предвидит страшный конец и Российского государства, хотя до революции он не дожил.

Все произведение полно не только сатиры, но и живого юмора. Однако сатира была наиболее необходима в борьбе против режима. Салтыков-Щедрин показывает не только глупость Градоначальников, но и безволие граждан.

«История одного города» вечна, потому что вечна сатира. И теперь можно найти людей, похожих на героев «Истории».

Источник: http://historylib.net/obrazy-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda/

Галерея градоначальников (о повести «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина)

Тема: История одного города

В начале «Истории одного города» помещена «Опись градоначальни­ков». Всего их было двадцать два, и каждому дана характеристика — предельно лако­ничная, но, вместе с тем, очень выразительная и смешная.

Чего стоит, например, упоминание о том, что Амадей Мануйлович Клементий у себя на роди­не, в Италии, был известен искусной стряпней ма­карон (очевидно, большего для занятия должности градоначальника и не требовалось. Угодил, стало быть, какому-то вельможе своими макаронами).

«При­быв в Глупов, не только не оставил занятия мака­ронами, но даже многих усильно к тому принуж­дал, чем себя и воспрославил».

А некий Ламврокакис, беглый грек, «без имени и отчества и даже без чина», был пойман графом Кириллою Разумовским в Нежине, на базаре, где торговал греческим мылом, губкою и орехами. Надо полагать, этого было достаточно, чтобы сделать Лам- врокакиса градоначальником.

Семен Константинович Двоекуров написал сочине­ние «Жизнеописания замечательнейших обезьян». Лю­бопытно было бы знать, каким образом он отличал обезьян замечательных от остальных? А Василиск Бородавкин «ходатайствовал о заведении в Глупове академии, но, получив отказ, построил съезжий дом» (т. е. обыкновенный полицейский участок).

Совет

Как бы внешне ни отличались градоначальники друг от друга, их объединяет одно: любое их дейст­вие направлено против народа. На первых же стра­ницах «Истории одного города» сказано: «Все они секут обывателей…» Впрочем, жестокость их нико­гда не приводила и не могла привести ни к каким позитивным результатам.

Бородавкин, борясь с недо­имщиками (иными словами, с крестьянами, которые не платили своевременно налоги), сжег тридцать три деревни «и с помощью сих мер взыскал недоимок два рубля с полтиною». Фердыщенко, названный «фантастическим путешественником», вообще сжег весь город и уморил голодом тысячи глуповцев.

Читайте также:  Илья ильич обломов в романе "обломов": материалы для сочинения (цитаты)

Изображая градоначальников, Щедрин неизменно подчеркивает их античеловеческую сущность. Даже характер их смерти вызывает впечатление зловеще- комическое: один был растерзан в лесу собаками, другого заели клопы, третий, отличавшийся очень высоким ростом, во время бури переломился попо­лам, четвертый умер от натуги, «усиливаясь пос­тичь некоторый сенатский указ».

Разумеется, во всем этом есть немалый элемент сатирического преувеличения, но надо принять во внимание, что писатель часто лишь доводит до ло­гического конца, заостряет, гиперболизирует то, что зафиксировано в народном творчестве. Порою он как бы материализует метафорические выражения, уже существующие в языке.

Так, выражение «пустая го­лова» давало основание для создания образа градо­начальника, имеющего в голове маленький органчик (сегодня мы бы сказали: портативный магнитофон), который мог наигрывать только два романса: «Разо­рю!» и «Не потерплю!». Возникает возможность для обыгрывания гротескной ситуации: органчик требует ремонта и т. д.

Вот еще один пример обыгрывания языковой («стершейся») метафоры. Приходилось ли вам когда-либо слышать выражение: кого-то на рабо­те «съели» (т. е.

выгнали, заставили уйти)? Щедрин же возвращает этой привычной метафоре ее перво­начальное значение: у него градоначальник Прыщ был съеден в самом прямом смысле, потому что голова у него оказалась фаршированной. Материал с сайта //iEssay.ru

Объясняя необычный характер повествования в «Истории одного города», Щедрин писал: «…

Обратите внимание

градо­начальник с фаршированной головой означает не человека с фаршированной головой, но именно гра­доначальника, распоряжающегося судьбами многих тысяч людей. Это даже и не смех, а трагическое положение».

Когда некоторые критики обвиняли са­тирика в преувеличении и даже искажении действи­тельности, Салтыков-Щедрин отвечал: «Если б вместо слова «органчик» было бы поставлено слово «дурак», то рецензент, наверное, не нашел бы ничего неесте­ственного…

Ведь не в том дело, что у Брудастого в голове оказался органчик, наигрывающий романсы «Не потерплю!» и «Разорю!», а в том, что есть лю­ди, которых все существование исчерпывается этими двумя романсами. Есть такие люди или нет?» Поэто­му писатель настойчиво напоминал, что он пишет не «историческую сатиру», а самую обыкновенную «сатиру, направленную против тех характеристичес­ких черт русской жизни, которые делают ее не совсем удобною».

На этой странице материал по темам:

  • характеристика градоначальника клементия
  • образ двоекурова в повести история одного города
  • история одного города градоначальник иванов
  • характеристика градоначальнику двоекурову
  • метафора в истории одного города примеры

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/s/saltykov-shhedrin/stati/istoriya-odnogo-goroda/galereya-gradonachalnikov-o-povesti-istoriya-odnogo-goroda-m.-e.-saltykova-shhedrina

Сатирическое изображение градоначальников в «Истории одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина

Сатирическое изображение градоначальников. В «Истории одного города» М. Е. Салтыков-Щедрин связал прошлое с современностью.

Во многих персонажах произведения нетрудно увидеть черты тех, кто правил Россией в XVIII или в первой четверти XIX века.

Ни у кого не вызывает сомнений сходство Бене­воленского со Сперанским или Угрюм-Бурчеева с Аракчеевым (бли­зость фамилий сразу наводит на такие аналогии).

Но при всей узнаваемости градоначальников в их изображении присутствует смелая фантастика. Город, где происходит действие, назван у Щедрина Глуповым.

А первым в длинном ряду градона­чальников мы встречаем Брудастого — с органчиком в голове вмес­то нормального, человеческого ее устройства.

А дальше следует «фан­тастический путешественник Фердьнценко», разъезжающий из одного конца городского выгона в другой под звон литавр и поздра­вительные речи. Затем — градоначальник Прыщ с фаршированной головой.

Фантастика здесь — не произвол, а закономерность сатиричес­кого изображения. Фантастика — путь к более глубокому постиже­нию реальности. Ясно, что в жизни правители России остались похожими на людей.

Они произносили обычные слова, а не «Раз- зорю!» и «Не потерплю!» Они еще и господствовали, угнетали. Но реально управлять, определять ход событий они уже не могли. И их деятельность не требовала усилий ума, души.

Важно

Внешне они выгля­дят как люди, но в них нет человеческого содержания — вот о чем говорит М. Е. Салтыков-Щедрин.

Градоначальники показаны М. Е. Салтыковым-Щедриным не только прямо в своем государственном деле.

О Прыще, например, сообщается, что он «травил на городском выгоне лисиц, зайцев, а однажды заполевал очень хорошенькую мещаночку».

Животное на­чало, как видно из этого примера, пронизывает все интересы персо­нажей «Историиодного города». Содержаниеихжизни—лишьудов- летворение телесных потребностей и утеснение глуповских обыва­телей абсурдными указами.

Единственный градоначальник, кто не преследует глуповских обывателей своими распоряжениями, — Прыщ. И во времена его правления «всего у них очутилось против прежнего вдвое и втрое».

Значит, градоначальники бесполезны и даже вредны? Но, с другой стороны, во времена глуповского «безначалия», когда у власти не было градоначальника, город Глупов быстро теряет цивилизован­ный облик, по улицам ходят волки, а хозяйство приходит в полное запустение.

Значит, на градоначальниках держится благополучие обывателей? Нет, конечно, не на самих градоначальниках, которых и людьми можно назвать только приблизительно, а на идее власти, причем на чистой идее, без всякого содержания, держится порядок в городе Ілупове.

В завершение ряда градоначальников на страницах «Истории одного города» появляется Угрюм-Бурчеев. Сатирик говорит о нем следующее: «Угрюм-Бурчеев был прохвост в полном смысле слова».

Совет

В этой характеристике соединяется наименование долж­ности полкового палача и обозначение мошенника. Угрюм-Бур­чеев берется остановить реку, то есть прекратить жизнь в городе Глупове. Сатирик знает, что глуповцы останутся безгласны.

Но правление этого градоначальника все равно приводит к катастро­фе: появляется откуда-то Оно и кладет конец истории Глупова.

Не исключено, что катастрофа не принесет с собой ничего хоро­шего: в «Описи градоначальников» после Угрюм-Бурчеева следует еще Перехват-Залихватский, который «сжег гимназию и упразд­нил науки». Но потрясение Глупов испытывает подлинно катас­трофическое.

Смех сатирика горек. Но есть в нем и высокое упоение тем, что все наконец предстает в истинном свете, все названо своим име­нем.

Источник: https://www.prepodka.net/satiricheskoe-izobrazhenie-gradonachal-nikov-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-salty-kova-shhedrina/

Урок по литературе “Образ градоначальников в “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина” (10 класс)

Образы градоначальников в «Истории одного города» М.Е.Салтыкова-Щедрина.

Всего и надо, что вчитаться, Боже мой,

Всего и дела, что помедлить над строкою-

Не пролистнуть нетерпеливою рукою,

А задержаться, прочитать и перечесть. Ю. Левитанский

Мы сегодня на уроке попытаемся именно это – вчитаться в замечательное произведение Салтыкова-Щедрина «История одного города», прочитать и перечесть.

Есть очень известная поговорка: «У него было два чина: дурак и дурачина». Просмотрите фрагменты мультфильма и попробуйте соотнести с данной поговоркой.

  1. Просмотр кинокадров из мультфильма «Органчик»

  1. Ребята, какое впечатление произвели просмотренные кадры из мультфильма, как соотносится с поговоркой? (жуткое, мрачное, тупость градоначальника, дурость, от небольшого ума писал прокламации, безысходность).

  1. Давайте попробуем определить, какова была задумка режиссёра и сценариста? (Валентин Караваев)

(создать образ градоначальника города Глупова)

Цель: прожить, переоткрыть нравственный смысл понятия «образ».

На уроке не сможем обойтись без таких базовых способностей мышления как анализ, синтез, обобщение.

  1. Цель урока: (для учащихся и сами учащиеся называют):

Узнать, что такое образ, из чего он состоит, научиться характеризовать образ в произведении.

Цель: Раскрыть понятие образа в художественном произведении.

VI. Работа над понятиями.

Назовите ключевое слово в теме урока (Образ)

Часто ли мы с вами слышим это слово? В каком значении употребляем? (Редко, на уроках литературы – образ героя, например, изо – художественный образ, на уроках музыки – музыкальный образ.) Если мы научимся характеризовать литературный образ, то мы сможем применить это знание и в других сферах.

Скажите, в какой области употребляется это понятие? (гуманитарной)

Обратимся к словарю литературоведческих терминов.

Образ – основное понятие литературы и вообще эстетики, определяющее природу, форму и функцию художественно – литературного творчества.

В центре образа стоит изображение человеческой жизни, показываемой в предельно индивидуализированной форме, но в то же время несущей в себе обобщённое начало, позволяющее читателю угадывать за ним те закономерности жизненного процесса, которые формируют людей именно такого типа.

– Выберите 4 ключевых слова в данном определени

ОБРАЗ

ИЗОБРАЖЕНИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ТИПИЧЕСКОЕ

Соотнесите определение и понятие:

Индивидуальное

А) Художественный приём в литературе, основанный на чрезмерном преувеличении, нарушении границ правдоподобия.

Б) (греч. allēgoría — иносказание), условное изображение в искусстве отвлечённых идей, которые не ассимилируются в художественномобразе, а сохраняют свою самостоятельность и остаются внешними по отношению к нему.

В) Тайнопись в литературе, иносказание, намеренно маскирующее мысль(идею)автора.

Г) а)присущее, свойственное только данному индивидууму, отличающему его от других, б) своеобразное, неповторимое, оригинальное.

Д) Характерное, художественно обобщённое, показательное для той или иной среды, народа, для тех или иных исторических условий, общественных ситуаций.

Ответы: 1 Г; 2 Д; 3 А; 4 Б; 5 В;

Используя понятия, охарактеризуем образ градоначальника, заполнив опорную таблицу:

Сатирические

Приёмы.

Что означает

фамилия,

прозвище?

Особенности

Речи.

Что сделал для города?

Как к нему относятся глуповцы?

Давайте вспомним, зачем мы давали определение ключевым понятиям занятия? ( чтобы охарактеризовать образ градоначальников, выявить в них индивидуальное и типическое)

Сколько всего градоначальников было в городе? (22 по описи)

Я предлагаю исследовать образы трёх.

1 группа – Дементий Варламович Брудастый (Органчик)

2 группа – Угрюм-Бурчеев

3 группа – Василиск Семёнович Бородавкин

VI. Работа в группах. Выступления от групп.

Молодцы, а скажите, что мы выявили в каждом образе (индивидуальное).

VII. А теперь давайте обобщим сказанное:

  1. Что общего в образах градоначальников мы видим?

(тупость, ограниченность, глупость, идиотизм, властолюбие, ограниченность, удручающее однообразие действий и помыслов, заняты выколачиванием недоимок и пресечением крамолы)

  1. Каково отношение народа к правителям?

(рабское терпение и покорность)

  1. Что напоминает нам смена градоначальников? Какого исторического деятеля напоминает нам образ градоначальника?

(смена царей на российском престоле)

Брудастый (Органчик) – Александр III

УгрюмБурчеев – Аракчеев (военный министр), Николай I

Бородавкин – Николай I

Итак, мы понимаем, что писатель имеет в виду настоящее, современное. Ведь не просто так стоит дата в произведении – 1825 год. Из учебника истории:

«С середины 17 века по 1825 год в России были изданы десятки тысяч разных законов, что составило 25 томов (Полное собрание законов Российской Империи, 1830); Законы, изданные при Николае I и Александре II (до 1870 года ). Характерной чертой были не только пространственная, но и крайняя запутанность, противоречивость.»

Вот почему градоначальник Иванов умер от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ.

«Может быть, я и ошибаюсь, но, во всяком случае, ошибаюсь совершенно искренно, что те же самые основы жизни, которые существовали в 18 веке, существуют и теперь…

Мне нет никакого дела до истории, и я имею в виду лишь настоящее…я совсем не историю предаю и осмеянию, а известный порядок вещей».

Салтыков–Щедрин, создавая “Историю одного города”, опирался на русскую действительность, события. Но все же сатира писателя состоит не только в осмеянии прошлого России, но и в предостережении о будущих опасностях общественного развития, в важнейших проблемах современности.

С этой точки зрения, фантастика, гротеск, ограниченность пространства – все это средства художественного обобщения, создающего картины – варианты государственного устройства. Повторяя историю, Щедрин показывает, что его произведение в момент своего появления, в последующие времена зазвучит в высшей степени актуально.

Написать такое произведение мог только человек, который любит свою Родину.

Сам Салтыков-Щедрин признавался:

  • ЯлюблюРоссию до боли сердечной и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России.

М.Е.Салтыков-Щедрин.

И ещё одно задание, допишите предложение, обратившись к писателю….

Михаил Евграфович,

Я понял Вас…

Я хочу сказать…

Я почувствовал…

Я узнал…

Подберите к слову градоначальник синонимы:городничий,

городской голова, главноначальствующий,

градоправитель, мэр, глава администрации города.

Домашнее задание: напишите эссе «Если бы я был градоначальником»

Источник: https://infourok.ru/urok-po-literature-obraz-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-saltikovaschedrina-klass-1321454.html

Образы градоначальников . в «Истории одного города»

Сатира – резкое высмеивание политических и социальных пороков. Сатира всегда направлена против общественных недостатков.
Идейный ученик Белинского, М. Г. Салтыков-Щедрин успешно воплотил эту идею в жизнь.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин родился в 1826 году, а умер в 1889 году. Он состоял в кружке петрашевцев, за что в 1848 году был арестован.

Все это, разумеется, нисколько не увеличило его симпатий к самодержавию. Салтыков-Щедрин написал множество сатирических произведений,высмеивающих режим. Среди них особенно ярко выделяется «История одного города».
Она была написана в 1869—1870 годах. В этом произведении Салтыков-Щедрин показывает историю одного провинциального города Глупова.

За образец он берет «Повесть временных лет» и труды Ключевского и Соловьева: «Не хочу я, подобно Костомарову, серым волком рыскать по земли, ни, подобно Соловьеву, сизым орлом нырять под облакы…»

Во многом повествование напоминает историю Российского государства.

Салтыков-Щедрин высмеивает глупость, невежество и самодурство Образы градоначальников.

В свое время наши предки, устав от междоусобной борьбы, пригласили на княжеский престол варяжского князя. Так же поступили и глуповцы. Однако князь оказался не настолько глупым, чтобы пасть так низко и править еще более глупыми глуповцами. Он прислал в город своего наместника. С тех пор на «престоле» города Глупова пошла сменяться череда правителей, которые могли. бы занять достойное место в кунсткамере. О событиях, этому предшествовавших, рассказывает зачин. Глуповцы пытались воплотить в жизнь те народные поговорки, которые характеризуют действия пустые и ни к какому результату не приводящие: «Волгу толокном месили, рака с колокольным звоном искали».
Вернемся же к нашим градоначальникам. Сам летописец дает им опись, будто это предметы.
Градоначальники, подобные Ламврокакису, моего внимания не заслуживают, так как автор уделил им мало места в своей летописи. Стоит только отметить явную аналогию между Клементием А. М. и Меншико-вым А. Д. Подобно летописцу, я начну с Органчика, он же Брудастый. Его прибытие похоже на прибытие гоголевского ревизора. Многие произведения Салтыкова-Щедрина похожи па повести Гоголя. Автор использует и аллегорию.

Приезд Брудастого огорчил глуповцев. Им хотелось начальника радостного, с улыбкой, Салтыков-Щедрин использует гротеск, то есть преувеличение. Возгласы: «Разорю!» и «Не потерплю!» — вполне можно принять за недостаток ума, комплекс неполноценности.

Первые же попытки сблизиться с народом привели Органчика к срыву на нервной почве. В результате наступила почти полная потеря речи. Когда у Градоначальников появился двойник, власти обратили на это внимание.

Прибыл чиновник, который усадил обоих Градоначальников в сосуды со спиртом. Путь в кунсткамеру был проложен.

В Глупов пришла новая беда: пагубное безначалие. За семь дней в городе сменилось шесть градова-
Чальниц. Последняя из них была съедена клопами (гротеск), а две другие загрызли друг друга в клетке (аллегория и фантазия). Наконец, в город прибыл Двоекуров.
Сие правление было самое доблестное. Поэтому автор устыдился высмеивать прототипа Петра I.

Обратите внимание

Следующий знаменательный Образ градоначальника Фердыщенко. Он был ласков со всеми и ни во что не вмешивался. Но Фердыщенку «смутил бес». Он свел в могилу Аленку и едва не сделал то же с Домашкой, за что на город обрушились бедствия (аллегория). Потом Фердыщенко вздумал путешествовать. Во время одного из этих путешествий он умер от объедания (гротеск, аллегория и фантазия).

Бородавкин — прототип Екатерины И. Здесь Салтыков-Щедрин проводит прямую параллель: сначала войны за просвещение, потом против просвещения.
Применяя фантазию, он описывает, как живые солдаты превратились в деревянных, которые потом не подчинились Фердыщенке.
Микаладзе — прототип Александра I. Здесь применяется гротеск: Микаладзе увеличил глуповское население почти вдвое, а затем умер от истощения сил. Нечто подобное было с Александром I, правда, не в столь крупных масштабах.
Беневоленский — прототип Сперанского и отчасти Александра П. Реформы последнего ведь тоже восторга не вызывали. Автор применяет гротеск, рассказывая о внедрении реформ. Как и Сперанский, Беневоленский был уличен в связи с Наполеоном и сослан.
Повесть о Прыще — наибольшая концентрация фантазии. Майор оказался с фаршированной головой, «в чем и уличен представителем местного дворянства».

Грустилов любил слушать токование тетеревов, будучи при этом большим проходимцем. Его сменил самый страшный из градональников — Угрюм-Бур-чеев. Ею фамилия рифмуется с фамилией Аракчеев не случайно.

Он хотел построить одинаковые дома (военные поселения Аракчеева), но оказался не в силах противостоять природе. На этом История города Глупова заканчивается.

Салтыков предвидит страшный конец и Российского государства, хотя до революции он не дожил.

Все произведение полно не только сатиры, но и живого юмора. Однако сатира была наиболее необходима в борьбе против режима. Салтыков-Щедрин показывает не только глупость Градоначальников, но и безволие граждан.

«История одного города» вечна, потому что вечна сатира. И теперь можно найти людей, похожих на героев «Истории».

Источник: http://www.sochuroki.com/obrazy-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda/

35. Проблема власти и народа в «Истории одного города» м. Е. Салтыкова-Щедрина (образы градоначальников)

В «Истории одного города» обличаются несовершенство общественной и политической жизни России. К сожалению, России редко везло на хороших правителей. Доказать это можно, открыв любой учебник истории.

Салтыков‑Щедрин, искренне переживая за судьбу своей родины, не мог остаться в стороне от этой проблемы. Своеобразным решением и стало произведение «История одного города». Центральным вопросом в этой книге является власть и политическое несовершенство страны, точнее одного города Глупова.

Все – и история его основания, и вереница никчемных самодержцев, и сам народ Глупова – настолько нелепы, что это похоже на какой‑то фарс. Это и было бы фарсом, если бы не было так похоже на реальную жизнь России.

«История одного города» – не просто политическая сатира на существующий в этой стране государственный строй, но коренным образом затрагивает сам менталитет народа всей страны.

Важно

Итак, центральная проблема произведения – мотив власти и политического несовершенства. В городе Глупове градоначальники сменяются один за другим. Судьбы их в какой‑то степени трагичны, но при этом гротескны.

Так, например, Брудастый оказался куклой с органчиком в голове, который произносил только две фразы «Не потерплю!» и «Разорю!», а Фердыщенко забывает о своих обязанностях, когда дело касается еды, особенно гуся и буженины, из‑за чего и умирает от обжорства.

Прыщ оказывается с фаршированной головой, Иванов умирает от натуги, силясь постичь смысл указа, Грустилов умирает от меланхолии… Конец правления каждого из них печален, но смешон.

Сами градоначальники не внушают уважения – кто‑то непроходимо глуп, кто‑то чрезмерно жесток, либеральные правители – тоже не самый лучший выход, так как их нововведения являются не жизненно необходимыми, а, в лучшем случае данью моде или пустой прихотью.

По какой‑то совершенно непонятной причине градоначальники не задумываются о народе, о том, что необходимо людям. Получается, что все правители озабочены тем, как бы изъять побольше «недоимок», «откупов» и прочего, либо на месте градоначальника ублажают свое самолюбие и эгоизм.

И что происходит в результате? Правителей много, они разные существа, но результат один – жизнь не становится ни лучше, ни хуже. Да и правители становятся градоначальниками больше по недоразумению, чем по необходимости.

Кого только не было среди глуповских начальников – повар, брадобрей, беглый грек, мелкие армейские чины, денщик, статские советники и, наконец, прохвост Угрюм‑Бурчеев. И, что самое удивительное, не было ни одного градоначальника, который имел бы представление о своих обязанностях и правах народа. Для глуповских градоначальников, я подозреваю, не существовало четкого понятия о собственных действиях. Словно от нечего делать они пересаживали березки в аллее, вводили гимназии и науки, упраздняли гимназии и науки, вводили в обиход прованское масло, горчицу и лавровый лист, взимали недоимки… и, собственно говоря, все. На этом их функции ограничивались.

Но, с другой стороны, не лучшим образом показан и народ.

Как можно так долго дурачить людей, если они этого якобы не хотят? Какие основные черты должны быть у градоначальника, чтобы он мог угодить народу? Он должен быть приветлив, «красавчик и умница», он должен «калякать», чтобы стать популярным у народа. Но ни слова нет о том, что градоначальник должен знать свое дело, говоря современным языком, разбираться в экономике, маркетинге и менеджменте.

Совет

Естественно, в конечном итоге должна возникнуть реакция на подобный беспредел, что и произошло. Буря все сметает на своем пути, но это не освежающая гроза, а нечто душное, темное, мрачное, издающее каркающие звуки. Автор предупреждает, что в таких условиях если и возможны перемены, то только к худшему, что и происходит.

Перехват‑Залихватский въезжает в город на белом коне, и начинается новая эра, упраздняются гимназии и науки. Прав оказался Угрюм‑Бурчеев, который сказал: «Придет некто за мной, который будет еще ужаснее меня».

Автор говорит о том, что любое стихийное возмущение принесет только еще более жесткий режим правления, который способен остановить сам ход истории.

Но есть и оптимистические нотки в этой книге, такие как символическая сцена обуздания Угрюм‑Бурчеевым реки. Он остановил стихию лишь на время; немного покрутившись на месте, река смыла плотину и продолжила свое движение. Никакие самодуры не способны навеки остановить естественный прогресс. Салтыков‑Щедрин искренне верит в торжество добра над злом.

ОБРАЗЫ НАЧАЛЬНИКОВ

Угрюм-Бурчеев — в прошлом «прохвост» (просторечное искажение слова «профос» — полковой палач, позднее — «пара-шечник», уборщик нечистот), назначенный глуповским градоначальником за преданность: в доказательство своей любви к начальнику отрубил себе палец. В значительной мере прототипом его служил фаворит Павла I, а затем и Александра I А. А. Аракчеев.

Выполняя желание Александра создать военные поселения, он, как сказано в статье энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, «повел дело круто, с беспощадною последовательностью» не стесняясь ропотом народа… Кроме угождения воле монаршей и исполнения требований службы, он ничем не стеснялся».

Воспользовавшись деталями внешности Аракчеева и частично Николая I, сатирик создал гротескный образ «мрачного идиота», столь же гиперболизированный, как и упоминаемый портрет У. на фоне пустыни, «посреди которой стоит острог; сверху, вместо неба, нависла серая солдатская шинель…».

Герой имеет обыкновение спать на голой земле, есть сырое лошадиное мясо, часами маршировать в одиночку, подавая самому себе команды, и т. п.

В его фигуре и поступках доведены до крайности «виртуозность прямолинейности», страсть к «нивелляторству» (уравнительности), готовность «взять в руки топор и, помахивая этим орудием творчества направо и налево, неуклонно идти, куда глаза глядят», — черты, существующие в самых разных идеологических обличьях отчетливо тоталитаристского свойства — как современных писателю, так и более поздних.

Некоторые картины разрушения старого Глупова при У. ради возведения нового города, при всей своей фантастичности, кажутся пророческим предупреждением: «От зари до зари люди неутомимо преследовали задачу разрушения собственных жилищ, а на ночь укрывались в устроенных на выгоне бараках…

Обратите внимание

Казалось, что рабочие силы Глупова сделались неистощимыми и что чем более заявляла себя бесстыжесть притязаний, тем растяжимее становилась сумма орудий, подлежащих ее эксплуатации». Однако эта «бесстыжесть притязаний» дает осечку при попытке «мрачного идиота» «унять» реку, озадачившую и оскорбившую его своим вольным течением.

По его приказу ее запрудили, породив у него мечты о «своем собственном море» и выгодах, которые оно принесет (неожиданно напоминающие фантазии Порфирия Головлева). Однако река вскоре смыла преграду, и это становится символом конечного поражения всякого произвола над жизнью.

Набирает силу и возмущение действиями градоначальника, таящееся в человеческих душах.

История У., а с ней и вся книга, завершается грозной картиной «не то ливня, не то смерча», гневно налетевшего на Глупов: «раздался треск, и бывший прохвост моментально исчез, словно растаял в воздухе». Остается загадкой, аллегорическая ли это картина сокрушительного народного бунта или катастрофа, ниспосланная самой природой, которой У.

бросил безрассудный вызов, посягнув на «извечное, нерукотворное». Обращает на себя внимание то, что на звучавшую с напыщенной торжественностью фразу о начале схватки У.

с рекой: «Борьба с природой восприяла начало» — откликается чеканный финал главы, звучащий как апокалипсический итог градоначальнических деяний: «История прекратила течение свое».

Двоекуров Семен Константиныч — статский советник, присланный в Глупов градоначальником после истории с Органчиком и вызванной этим смуты.

По иронической аттестации автора, «выказывал себя продолжателем того преобразовательного дела, которым ознаменовалось начало восемнадцатого столетия в России». Главным из его «преобразований» было введение в употребление горчицы и лаврового листа; при этом он «розог не жалел».

Важно

Ходатайствовал об учреждении в Глупове академии — не столько для распространения наук, сколько для их «рассмотрения». Послужил вдохновляющим примером для Бородавкина.

Источник: https://StudFiles.net/preview/1742501/page:29/

Образы градоначальников в «Истории одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина

Категория: Сочинения по роману “История одного города” Actionteaser.ru – тизерная реклама

Одно из самых известных произведений М.Е. Салтыкова-Щедрина – «История одного города». Несмотря на название, это произведение – не иносказательная историческая хроника, а сатирический роман, в котором воплотилось состояние общества при самодержавии.

    Это состояние возникло в России намного раньше 1731 года, обозначенного как начало повествования, и не прекратилось в 1825 году, хотя на нем и обрывается рассказ летописца. Положение в стране ничуть не изменилось и в 60-ые годы 19 века, когда была написана книга. Данная ситуация характерна не только для царской России, но и для любого общества, испытывающего на себе гнет самовластия.

    Итак, власть и народ – вот та кардинальная проблема, которая является внутренним стержнем книги и делает ее цельной, несмотря на внешнюю самостоятельность глав.     Все главы, кроме первой – «О корени происхождения глуповцев» – посвящены жизни народа под гнетом самовластия. Причем каждая из них раскрывает какую-то новую грань воплощения произвола и насилия над людьми.

Какие бы мероприятия ни проводил самодержец, какими бы намерениями он при этом ни руководствовался, результат всегда был один: бесконечный испуг жителей и свалившиеся на их головы новые бедствия и несчастья.     Глуповская власть представлена в книге целой галереей градоначальников.

С многообразием лиц, «в разное время Глуповым правивших», сатирик знакомит читателя в главе «Опись градоначальникам». Краткие характеристики перечисленных в ней правителей поистине впечатляющи.

Кто только не распоряжался судьбами глуповцев! И Амадей Мануйлович Клементий, вывезенный из Италии Бироном «за искусную стряпню макарон», и произведенный в надлежащий чин; и Ламврокакис – «беглый грек, без имени и отчества и даже без чина, пойманный графом Кирилою Разумовским в Нежине, на базаре»; и Петр Петрович Фердыщенко – бывший денщик князя Потемкина; и Онуфрий Иванович Негодяев – бывший гатчинский истопник…     Биографии многих из градоправителей могут показаться неправдоподобными. Между тем, они отражают реальное положение вещей. При самодержавном строе у вершин власти зачастую оказывались люди совершенно случайные. Но они чем-то «приглянулись» императору или его приближенным. Так, например, Бирон, который вывез из Италии Клементия, сам был вывезен императрицей Анной Иоанновной из Курляндии и получил в ее царствование неограниченную власть. А Кирилла Разумовский, якобы поймавший Ламврокакиса, стал графом и даже правителем всей Украины только благодаря своему брату Алексею – фавориту Елизаветы I. Что же касается Фердыщенко и Негодяева, то их взлет напоминает некоторые действительные факты. Достаточно сказать, что Екатерина II даровала графский титул своему парикмахеру, а Павел I возвел в графы своего камердинера. Поэтому писателю порой не нужно было даже прибегать к преувеличению: действительность давала ему большой материал.     И все же есть в «Истории одного города» немало такого, что носит откровенно фантастический характер. Градоначальник с органчиком вместо головы… Градоначальник с фаршированной головой…Оловянные солдатики, наливающиеся кровью и остервенело ломающие избы…     Зачем же нужны писателю эти и другие аналогичные им образцы? Как понимать все эти «несообразности»? Сам сатирик говорил: «Бывают чудеса, в которых, по внимательному рассмотрению, можно подметить довольно яркое реальное основание».     Действительно, с помощью образа градоначальника Брудастого, деятельность которого описана в главе «Органчик», сатирик показывает: для того, чтобы править Глуповым, вовсе не обязательно иметь голову. Для этого вполне достаточно обладать простейшим механизмом, способным воспроизводить всего две фразы – «разорю!» и «не потерплю!».     Брудастый представляет собой как бы саму суть «правительства», «очищенную от всего постороннего». С помощью гротеска Щедрин делает предельно наглядным то, что свойственно всем «градоначальникам» вообще, независимо от их личных склонностей, характера, убеждений.     Разные были в Глупове градоначальники: «деятельные» и «бездеятельные», либеральные и консервативные, вводившие просвещение и искоренявшие его. Однако все их многообразнейшие «прожекты» и поползновения в конце концов сводились к одному: к выколачиванию «недоимок» и пресечению «крамолы».     Галерея градоначальников начинается с Брудастого, являющегося своего рода «общим знаменателем всех градоначальников», и завершается Угрюм-Бурчеевым, представляющим собой величину более значительную, а потому и более зловещую. Прототипом Угрюм-Бурчеева послужил Аракчеев. Но неверно было бы ограничивать широкое обобщающее значение этой фигуры. В ней сконцентрированы и заострены черты, характерные для особого типа правителей. Для какого же типа?     Угрюм-Бурчеев превзошел всех своих предшественников безграничным идиотизмом и неиссякаемой энергией. Но эта энергия была направлена на то, чтобы превратить город, а точнее, всю страну, в казарму и заставить с утра до вечера маршировать. Его идеалы – это «прямая линия, отсутствие пестроты, простота, доведенная до наготы». Античеловеческая сущность самовластия показана здесь Щедриным с потрясающей силой.

    Именно благодаря таким неординарным образам градоначальников «История одного города» живет и сейчас. Эта замечательная книга известна не только у нас в стране, но и по всему миру и прочно стоит в ряду величайших достижений мировой сатиры. 

  У трагедії Шекспіра «Гамлет» відтворене життя епохи Відродження. Гамлет — людина свого часу, тому не завжди його розуміє нинішній чи­тач. У той же час Гамлет поза часом, бо проблеми, які він вирішує,— вічні, вони хвилювали різних людей у різні часи. Певно, від появи на цьому світі першої людини виникло питання про добро і зло. Між цими двома поняттями іде вічна боротьба. Людині ж випало на долю вибирати між добром і злом. Комусь вдається врівноважити їх, знайти «золоту середи­ну», хтось пості

Совет

В начале послания Пушкин говорит о том, что быстро исчезли надежды, которые возникли было в обществе в первые годы царствования Александра I.

Гнёт «власти роковой» заставляет людей передовых взглядов и свободолюбивых настроений с особой остротой чувствовать «призыванье отчизны» и нетерпеливо ожидать «минуты вольности святой».

Поэт призывает своего друга отчизне посвятить «души прекрасные порывы…», бороться за её свободу. В конце стихотворения поэт с особой силой выражает веру в неизбежность па

Наибольшее значение Крылов придавал размещению басен на первом и последнем местах каждой книги. На открытие, первым номером, он ставил переводы и переложения басен Эзопа и Лафонтена. Заканчивал книги только оригинальными баснями, имеющими политическую остроту или характер эстетической программы автора.

Крылов считал сборник своих басен цельным, единым произведением, и мы, вслед за автором, получаем право приводить цитаты с разных страниц этой книги, как мы приводили бы их из текста одной басни.

Что такое мораль? Каждый понимает это слово по-своему.

По общепринятым пониманием мораль – это общепринятые в обществе представления о плохом и хорошем, правильном и неправильном, добре и зле, а также совокупность норм поведения, вытекающих из этого определения.Придерживается наше общество законов морали? По моему мнению, не всегда и не все. Современное общество живет по другим законам.

Это материальные законы и законы силы. Часто сегодня прав тот, кто сильнее, у кого больше денег. И это уже ник

Любовь – самое светлое, самое высокое чувство, на которое способен человек. Но первая же фраза, которую произносит о себе герой – он «воровски» приехал в Москву – настораживает: действительно любящий человек не может так поступать.

Обратите внимание

Поневоле сомневаешься в чистоте этих отношений. Оказывается, его любовница – замужем: а значит – обман, ложь, предательство.

Но, конечно же, герои не желают сознаваться, что заняты неблаговидным делом, жена пытается обвинить в своем проступке мужа, который, якобы, обла

1. В пьесе Грибоедова удивительно точно и ярко выражена трагичность положения умного человека в мире лицемерия и чинопоклонства.

Чацкий не принимает порядков чиновничьей Москвы, где получение повышения по службе зависит от знакомств и умения угождать тем, кто при власти, а не талантов и умений человека.

Три года наш герой ездил по свету, но, видимо и там не нашёл он достойной жизни. Москва всё та же, какою видел её Чацкий, уезжая. Чацкий сам не идеален: он не понимает, что не изменит сложившего

Страстную тоску своих современников по свободной отчизне Лермонтов показал в поэме «Мцыри». Идеи, замыслы поэмы о монахе, рвущемся на свободу, Лермонтов вынашивал десять лет и воплотил их в своей поэме.

Родной дом, жизнь, отчизна, борьба, свобода – все соединилось в едином созвездии, наполняя душу читателя тоской по мечте. Гимн «пламенной страсти», жгучего желания – вот что такое поэма «Мцыри»:     Я мало жил и жил в плену.

    Таких две жизни за одну,     Но только полную тревог,     Я променял

«Поединок», как многие произведения Куприна, оставляет щемящее чувство печали. Впустую растрачиваются поэтические мечты, жажда жизни юного подпоручика Юрия Алексеевича Ромашова.

Его нетерпеливое стремление к счастью вскормлено тягостной и скудной армейской обстановкой в заштатном полку. И болезненные разочарования наступают по той же причине.

Важно

Горькая мысль о недопустимой власти мертвой казенщины над цветущей молодостью вызывает глубокое сочувствие. Но в этой ситуации четче, резче проявляется сут

Чарльз ДиккенсЖизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самимДэвид Копперфилд родился наполовину сиротой — через полгода после смерти своего отца.

Случилось так, что при его появлении на свет присутствовала тетка его отца, мисс Бетси Тротвуд — её брак был столь неудачен, что она сделалась мужененавистницей, вернулась к девичьей фамилии и поселилась в глуши.

До женитьбы племянника она очень любила его, но примирилась с его выбором и приехала познакомиться с его женой лишь через полгода после его

Стислий переказ, виклад змістуДихаючи полум’ям і димом, летів на схід дракон. У вагонах-коробках він віз тисячі людей на каторгу.

Інколи спецешелон зупинявся, і тоді сам начальник поїзда біг і перевіряв, чи на місці арештований Григорій Многогрішний. Коли приїхали на місце, до океану, виявилося, що арештант утік, і сотні вигнанців з вітчизни пораділи за свого мужнього товариша.Цим же шляхом їхав блискучий і комфортабельний “Тихоокеанський експрес нумер один”, везучи привілейованих пасажирів, шук

Сейчас смотрят:{module Салтыков:} Actionteaser.ru – тизерная реклама Actionteaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/tvorchestvo-saltykova-shchedrina/sochineniya-po-romanu-istoriya-odnogo-goroda/13070-obrazy-gradonachalnikov-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-saltykova-shchedrina.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector