Образ и характеристика лизы калитиной в романе “дворянское гнездо” тургенева: описание внешности и характера

Образ Лизы Калитиной (“Дворянское гнездо”)

Образ Лизы Калитиной – совершенно новый тип в нашей литературе. Это – девушка весьма симпатичная; по своей духовной красоте она выше пушкинской Татьяны. Подобно Татьяне, Лиза Калитина не получила надлежащего образования.

Отец ее, практик и делец, вечно был погружен в коммерческие расчеты и мало обращал на нее внимания; мать – пустая эгоистка – все заботы о ней ограничивала тем, что наряжала ее, как куклу. Благотворное влияние на Лизу имела религиозная бабушка Марфа Тимофеевна и няня Агафья. Рассказы няни о мучениках воспитали в ней глубокое религиозное чувство.

Религиозное настроение не покидало ее ни на минуту. Это кладет на Лизу особый отпечаток. Лиза Калитина является пред нами озаренною каким-то внутренним светом, придающим ей несказанную прелесть. Любовь к Богу побуждала ее постоянно готовиться к переходу в другой мир.

Обратите внимание

Это не значит, что Лиза Калитина боялась смерти, боялась ожидающего ее возмездия за грехи. Она думала о смерти как о некоем моменте, который соединит ее с Богом, поэтому в смерти она не находила ничего устрашающего или мрачного.

Будучи кроткой, доброй и покорной, Лиза тем не менее была вполне самостоятельна в своих действиях, при совершении которых она руководствовалась нравственным законом. Для Лизы невозможно было рабское подчинение чьей бы то ни было воле; в ней нет никаких признаков душевной вялости, апатии.

Лиза не могла совершить такого поступка, который противоречил бы ее убеждениям, ее совести. Она, например, настойчиво доказывала Лаврецкому, что нехорошо иметь злобу на жену.

Лаврецкий ответил было ей резким возражением, самолюбиво уверенный в правоте своего чувства, но потом сознал себя неправым, подошел к Лизе и украдкой шепнул ей: «Спасибо, вы добрая девушка; я виноват!».

Любовь к людям, проникавшая все существо героини, заставляла ее жалеть, прощать всех. Она прощает и жалеет Паншина и даже жену Лаврецкого. В этом она напоминает Лукерью («Живые мощи»). Лиза Калитина и с крепостными обращалась, как с равными.

Вся проникнутая любовью к Богу и ближним, она не имела никаких эгоистических побуждений. Об устроении своей личной жизни Лиза нисколько не заботилась. Когда родные посоветовали ей выйти замуж за Паншина, девушка не сопротивлялась, так как для нее, подобно Пушкинской Татьяне, «все были жребии равны».

Она считала своим долгом покоряться воле родителей. Полюбив Лаврецкого, Лиза Калитина не была спокойна: «сердце у нее все щемило». Любовь к Лаврецкому казалась ей греховным чувством, так как отвлекала от святых мыслей о Боге. Когда Варвара Павловна разбила ее счастье, Лиза заметила, что по справедливости была «наказана».

Она решила поступить в монастырь и там молиться за всех. Этот поступок ее является идеально высоким.

Источник: Пишем сочинения по роману И.С. Тургенева “Дворянское гнездо”. М.: “Грамотей”, 2005

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/turgenev_i_s/obraz_lizy_kalitinoj_dvorjanskoe_gnezdo/41-1-0-207

Статья по русскому языку на тему “Семантико-стилистическая роль имён прилагательных в создании образа Лизы Калитиной в романе И.С. Тургенева “Дворянское гнездо”

ФУНКЦИОНАЛЬНО-КОГНИТИВНЫЙ АНАЛИЗ ЗНАЧИМЫХ ЕДИНИЦ РУССКОГО ЯЗЫКА

Н. Н. ЧЕЧЕНДАЕВА

Новокузнецкий институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования “Кемеровский государственный университет”, г. Новокузнецк

СЕМАНТИКО-СТИЛИСТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ИМЕН ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ В СОЗДАНИИ ОБРАЗА ЛИЗЫ КАЛИТИНОЙ В РОМАНЕ И. С. ТУРГЕНЕВА «ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО»

(Данная статья посвящена творчеству И.С. Тургенева, которое изучается в старшем звене школы).

Создавая внешний и внутренний портрет Лизы Калитиной, И.С. Тургенев использует в основном качественные прилагательные с разнообразным лексическим значением. Автор характеризует Лизу через описание мимики, пантомимики, внешности, речи, чувств и характера.

Сам автор особо выделяет ее из всех персонажей своего романа. С появлением каждого героя описывается его предыстория, да и не только его, но и его семьи, лишь о Лизе мы узнаем вначале из характеристик, данных ей другими героями.

Важно

Лаврецкий после первой встречи с героиней думает так: «Славная девушка, что-то из нее выйдет? Она и собой хороша.

Бледное, свежее лицо, глаза и губы такие серьезные, и взгляд честный и невинный. Жаль, кажется, она восторженна немножко» [4, с. 37]. Лаврецкий еще плохо ее знает, он оценивает, скорее, не столько характер Лизы, сколько ее внешность, но он с первого взгляда понимает, что душа ее чиста и нетронута.

Но внешний облик резко меняется при встречах с Варварой Павловной и Паншиным: «строгое и печальное лицо», «вся желтая и бледная», «бедные, бледные, бессильные руки».

В самом начале романа мы читаем следующую характеристику внешности Лизы: «…на пороге другой двери показалась стройная, высокая, черноволосая девушка лет девятнадцати – старшая дочь Марьи Дмитриевны, Лиза» [4, с. 5-6]. А в конце романа видим совсем не похожую на себя героиню: «…смутный, бледный призрак…», «исхудалое лицо».

Таким образом, с помощью прилагательных автор создает контраст в описании внешности Лизы, показывая динамику образа.

Рассмотрим, какие прилагательные используются при описании характера Лизы. В детстве она: «стыдливая» и «кроткая». Лаврецкий говорит о ней, как о: «доброй» и «чистой» душою девушке.

Гораздо лучше Лаврецкого знает Лизу ее учитель музыки Лемм: «Лизавета Михайловна девица справедливая, серьезная, с возвышенными чувствами…Она может любить одно прекрасное…» [4, с. 45].

Рассказывая о Лизе, автор описывает ее так: «Вся проникнутая чувством долга, боязнью оскорбить, кого бы то ни было, с сердцем добрым и кротким, она любила всех и никого в особенности; она любила одного Бога восторженно, робко, нежно. Лаврецкий первый нарушил ее тихую внутреннюю жизнь» [4, с. 74]. Здесь автор делает акцент на внутреннем мире героини, выделяя прилагательное «тихий». В словаре Сергея Ивановича Ожегова мы находим следующее определение: «тихий – спокойный» [3, с. 858]. Таким образом, из контекста мы понимаем, что Лаврецкий нарушил ее спокойную, мирную внутреннюю жизнь.

Сравнивая три характеристики – Лаврецкого, Лемма и рассказчика, можно отметить, что автор для описания характера Лизы использует прилагательные с положительной оценкой. Они ассоциируются у читателя с

образом чистой, порядочной, доброй и нежной, тонко чувствующей героини.

В создании образа Лизы преобладают прилагательные со значением цвета, который становится одним из выразительных средств характеристики героини. Тургенев использует традиционные слова-краски, связанные с передачей определенного цвета [1; с.162]. Наиболее частотными является белые, желтые и черные тона.

Примечательно то, что цвет меняется в зависимости от ситуации.

Совет

Например, зарождение любви Лизы и Лаврецкого, автор рисует в светлых тонах: «Лиза стояла на маленьком плоту; Лаврецкий сидел на наклоненном стволе ракиты; на Лизе было белое платье, перехваченное вокруг пояса широкой, тоже белой лентой; соломенная шляпа висела у ней на одной руке, – другою она с некоторым усилием поддерживала гнутое удилище. Лаврецкий глядел на ее чистый, несколько строгий профиль, на закинутые за уши волосы, на нежные щеки, которые загорели у ней, как у ребенка, и думал: “О, как мило стоишь ты над моим прудом!” [4, с. 52]

«Лаврецкий приподнялся… Мелькнул знакомый облик, и в гостиной появилась Лиза. В белом платье, с нерасплетенными косами по плечам, она тихонько подошла к столу, нагнулась над ним, поставила свечку и чего-то поискала; потом, обернувшись лицом к саду, она приблизилась к раскрытой двери и, вся белая, легкая, стройная, остановилась на пороге [4, с. 69].

Совсем другие краски писатель использует при встрече с Варварой Павловной: «Она сидела, как каменная, вся желтая, бледная, с сжатыми губами…» [4, с. 84]. А также финальная сцена в монастыре: «в том смутном, бледном призраке, облаченном в монашескую одежду, окруженном дымными волнами ладана» [4, с. 105].

И.С.

Тургенев использует прием концентрации определенного цвета во внешнем облике персонажа. Доминирование белого цвета в портрете Лизы Калитиной “высвечивает” религиозность ее духовных устремлений. При помощи красок писатель не только воссоздает объективные качества портретируемого, но и раскрывает его духовность, нравственную чистоту [1; с.163].

Об образе глаз Лизы Тургенев написал на страницах романа не один раз. Они меняются в зависимости от настроения героини. В детстве у Лизы глаза «светились тихим вниманием и добротой», был «глубокий блеск в глазах» и «тайная ласковость».

В уста Лаврецкого автор вложит в начале романа штрих-характеристику Лизы: «честный и невинный взгляд» [2; с.154]. При встрече с Лаврецким у героини: «глубокий, внимательный и вопросительный взгляд в глазах», «загадочный взгляд» и «неподвижные глаза».

Автор использует в описании образа глаз героини прилагательные: глубокий, тихий, тайный, внимательный, загадочный, вопросительный и неподвижный. Они придают героине некую загадочность и таинственность.

Взгляд меняется после встречи с женой Лаврецкого: «глаза казались меньше и тусклей».

А также совсем иное описание образа глаз по отношению к Паншину: «устремленные глаза». Здесь Тургенев использует в описании образа глаз не только полные, но и краткие формы прилагательных, для того, чтобы подчеркнуть динамику мгновенно возникших чувств героини.

В эпилоге романа взгляд героини передается как особое дрожание ресниц: «Перебираясь с клироса на клирос, она прошла близко мимо него, прошла ровной, торопливо-смиренной походкой монахини – и не взглянула на него; только ресницы обращенного к нему глаза чуть-чуть дрогнули…»

[4, с. 105].

Как показал материал, только взгляд Лизы передает состояние ее души, а движения и речь в проявлении чувств, по представлению Тургеневым, сдержанные. Таким образом, именно эта деталь является главной в раскрытии образа героини и в представлении типа – тургеневская девушка [2; с.155].

Обратите внимание

В заключение нашего исследования, можно отметить, что И.С. Тургенев в создании образа Лизы Калитиной использует полные и краткие прилагательные. Мы выявили краткие формы, образованные от следующих полных форм прилагательных: хороший, восторженный. Применяя краткую форму, автор обращает внимание читателя на мгновенность внешнего и внутреннего состояния героини.

Полных форм имен прилагательных подавляющее большинство. Данный выбор обуславливается тем, чтобы показать эволюцию образа героини: какой была и какая стала впоследствии.

Для характеристики образа писатель использует следующие семантические группы прилагательных: внешность (стройная, черноволосая; «строгое и печальное лицо»; «вся желтая и бледная»; «бедные, бледные, бессильные руки» и др.

), рост (высокая); особенности характера (справедливая, серьезная); особенности души (чистая, с возвышенными чувствами); особенности взгляда (глубокий, внимательный, вопросительный); цвет одежды (белый).

Чаще всего в однородном ряду сочетаются следующие прилагательные: рост и внешность («стройная, высокая, черноволосая»); цвет одежды и внешность («вся белая, легкая, стройная»); характер и особенность души («добрая и чистая душою»).

Что сближает эти прилагательные и создает однородность ряда? С одной стороны, это близость отдельных семантических признаков: «стройная, высокая…» (высокий человек обычно худой и стройный). С другой стороны прилагательные могут иметь одинаковую оценку: «вся желтая и бледная» (отрицательная оценка), «добрая и чистая душою» (положительная оценка).

Кроме того, благодаря сочетанию прилагательных может создаваться определенное отношение к воспринимаемому образу: «стройная, высокая, черноволосая» (красивая), «вся желтая и бледная» (несчастная), «строгое и печальное лицо» (несчастливая).

Следует отметить, что отрицательная характеристика героини передается с помощью таких прилагательных, как: желтая, бледная, смутная, исхудалая, печальная, строгая. А положительная оценка связана с прилагательными: честная, стройная, высокая, стыдливая, кроткая, добрая, справедливая и др.

Таким образом, при описании Лизы Калитиной И.С. Тургенев чаще всего обращает внимание на особенности внешности, чувства, на одежду, взгляд, характер героини. Особенностью построения однородных рядов для писателя является включение в их состав сравнений, позволяющих уточнить, конкретизировать характеристику. Например, «она сидела, как каменная, вся желтая, бледная, с сжатыми губами…» [4, с. 84]; «Лаврецкий глядел на ее чистый, несколько строгий профиль, на закинутые за уши волосы, на нежные щеки, которые загорели у ней, как у ребенка…»[4, с. 52].

Важно

Итак, ряды однородных прилагательных в описании Лизы Калитиной – это художественный прием, позволяющий дать полную, исчерпывающую характеристику персонажа.

Литература

  1. Тургенев И. С. Дворянское гнездо / И.С. Тургенев. – М.-Л.: Наука, 1967. – 113 с.

  2. Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 8000 слов и фразеологических выражений / С. И.  Ожегов, Н. Ю. Шведова. – М.: АЗЪ, 1996. – 928 с.

  3. Бурштинская Е. А.

    Цвет как аспект литературного портрета в художественной прозе И. С. Тургенева / Е. А. Бурштинская. – Череповец, 2000. – 196 с.

  4. Ковина Т. П. Особенности идиостиля И.С. Тургенева / Т. П. Ковина. – М.

    : «Петроруш», 2006. – 186 с.

И. А. Пушкарева, канд. филол. наук, доцент

Источник: https://infourok.ru/statya-po-russkomu-yaziku-na-temu-semantikostilisticheskaya-rol-imyon-prilagatelnih-v-sozdanii-obraza-lizi-kalitinoy-v-romane-is-2441239.html

Характеристики образа Лизы Калитиной

На первый взгляд Лиза Калитина — обычная провинциальная барышня, ежедневно музицирующая на пианино, во всем подчиняющаяся своей матушке. Вероятно, Лизу ждала хорошая партия, завидный жених и она прожила бы свою жизнь, как и многие ее современницы.

Но на самом деле это была девушка особенная, не похожая на других. Сам автор особо выделяет ее из всех персонажей своего романа.

С появлением каждого героя описывается его предыстория, да и не только его, но и его семьи, лишь о Лизе мы узнаем вначале из характеристик, данных ей другими.

Лаврецкий после нескольких мимолетных встреч с ней думает так: «Славная девушка, что-то из нее выйдет? Она и собой хороша. Бледное, свежее лицо, глаза и губы такие серьезные, и взгляд честный и невинный. Жаль, кажется, она восторженна немножко».

Лаврецкий еще плохо ее знает, он оценивает, скорее, не столько характер Лизы, сколько ее внешность, но он с первого взгляда понимает, что душа ее чиста и нетронута.

Гораздо лучше (и дольше) Лаврецкого знает Лизу ее учитель музыки Лемм: «Лизавета Михайловна девица справедливая, серьезная, с возвышенными чувствами… Она может любить одно прекрасное…»

Постепенно Лаврецкий начинает лучше понимать Лизу, у них обоих есть много общего, кроме одного: Лиза религиозна, а Лаврецкий к религии равнодушен.

Совет

Когда у них заходит разговор о вере в Бога, Лиза поражает Лаврецкого глубиной своего религиозного чувства: «Христианином нужно быть, — заговорила не без некоторого усилия Лиза, — не для того, чтобы познавать небесное… там… земное, а для того, что каждый человек должен умереть».

Лиза говорит с усилием: она высказывает мысли и чувства, слишком глубоко волнующие ее, слишком дорогие и важные, чтобы говорить о них с легкостью. Кроме того, она высказывается по этому вопросу впервые, потому что появился человек, способный понять ее, способный уважать ее чувства и убеждения.

Автор окружает свою любимую героиню романтическим пейзажем: каждая встреча Лаврецкого и Лизы происходит среди удивительно прекрасной, волшебной природы: «Звезды исчезали в каком-то светлом дыме; неполный месяц блестел твердым блеском; свет его разливался голубым потоком по небу и падал пятном дымчатого золота на проходившие близко тонкие тучки; свежесть воздуха вызывала легкую влажность на глаза, ласково охватывала все члены, лилась вольною струею в грудь… Ночь, безмолвная, ласковая ночь, лежала на холмах и на долинах…» Пейзаж подчеркивает красоту человеческих чувств, чистоту и нежность души героини, помогает понять то неуловимое, что совершается в сердцах Лаврецкого и Лизы.

Лиза не сразу понимает, что она любит Лаврецкого, она слишком неопытна» она не знает, что значит любить: «Давно ли она познакомилась с ним, с этим человеком, который и в церковь редко ходит, и так равнодушно переносит кончину жены,— и вот уже она сообщает ему свои тайны… Правда, он принимает в ней участие; она сама верит ему и чувствует к нему влеченье; но все-таки ей стыдно стало, точно чужой вошел в ее девическую, чистую комнату».

Лаврецкий же, полюбив Лизу, сравнивает ее с женой, якобы покойной: «…Лиза не чета той: она бы не потребовала от меня постыдных жертв; она не отвлекла бы меня от моих занятий; она бы сама воодушевила меня на честный, строгий труд, и мы пошли бы оба вперед к прекрасной цели».

Перелом в отношениях героев происходит после спора Лаврецкого с Паншиным, претендентом на руку и сердце Лизы. Она понимает, что у нее с Лаврецким общие взгляды на жизнь, общество. Она никогда не считала себя патриоткой, но она любит родину, и ей были неприятны нападки Паншина на все русское.

Она легко находила общий язык с крестьянами, разговаривала с ними как с равными, интересовалась их заботами и печалями. Она поняла, что есть нечто, связывающее ее с Лаврецким: «У каждого из них сердце росло в груди, и ничего для них не пропадало: для них пел соловей, и звезды горели, и деревья тихо шептали, убаюканные и сном, и негой лета, и теплом…

Слово не выразит того, что происходило в чистой душе девушки: оно было тайной для нее самой…»

Обратите внимание

Удивительно поэтично рисует Тургенев сцену объяснения между Лаврецким и Лизой: она почти ничего не отвечает на его признание, ее чувства автор передает с помощью приема «тайной психологии» — через жесты, движения, мимику.

Счастье героев подчеркивает и музыка, которую сочинил и играет Лемм: казалось, он знает, что происходит в душе его любимой ученицы: «Сладкая, страстная мелодия с первого звука охватывала сердце; она вся сияла, вся томилась вдохновением,

счастьем, красотою…» Лишь после сцены объяснения героев автор обращается к предыстории Лизы, рассказывая о ее детстве.

Итог этого рассказа дает ключ к пониманию ее личности: «Вся проникнутая чувством долга, боязнью оскорбить кого бы то ни было, с сердцем добрым и кротким, она любила всех и никого в особенности; она любила одного Бога восторженно, робко, нежно. Лаврецкий первый нарушил ее тихую внутреннюю жизнь».

Когда Лиза поняла, что любит Лаврецкого, ничто ее уже не могло поколебать, потому что такая девушка, как она, любит один раз и на всю жизнь. Когда выясняется, что известие о смерти жены Лаврецкого было ложным, Лиза испытывает ужас и отчаяние.

Она считает произошедшее с ней наказанием, хотя сама она ни в чем не виновата ни перед Богом, ни перед людьми. Огромными усилиями она заставляет себя приветливо встретить приехавшую к ним в дом жену Лаврецкого, Варвару Павловну.

Автор использует прием противопоставления этих двух женщин: Лиза— чистая, глубоко верующая, честная, благородная девушка, а Варвара Павловна— хитрая, лицемерная, лживая, развратная, расчетливая светская дама, «львица», в совершенстве овладевшая искусством совращения, вернувшаяся к мужу не из раскаяния, а потому, что у нее кончились деньги. Недаром у Лизы и у всех порядочных людей она вызывает отвращение.

Этот удар судьбы Лиза переносит внешне спокойно, но под ее сдержанностью кипят глубокие чувства. Так жить, как она жила раньше, она уже не может. И Лиза принимает решение — уйти в монастырь.

Важно

Как ни отговаривают ее близкие, ее решение непоколебимо. Во время последней встречи с Лаврецким она просит его примириться с женой, исполнить свой долг, хотя бы ради дочери.

Лиза и здесь поступает в соответствии со своими религиозными убеждениями.

В конце романа автор показывает еще одну встречу героев, теперь уже действительно последнюю. «Говорят, Лаврецкий посетил тот отдаленный монастырь, куда скрылась Лиза, — увидел ее.

Перебираясь с клироса на клирос, она прошла близко мимо него, прошла ровной, торопливо-смиренной походкой монахини — и не взглянула на него; только ресницы обращенного к нему глаза чуть-чуть дрогнули, только еще ниже наклонила она свое исхудалое лицо— и пальцы сжатых рук, перевитые четками, еще крепче прижались друг к другу». Лиза не забыла свою любовь, как не забыл о ней и Лаврецкий. Всей душой Тургенев сочувствует своей героине, но в то же время он восхищается силой ее характера, ее бескомпромиссностью, нравственной чистотой. Именно эти качества присущи тургеневским героиням, которые вошли в галерею лучших женских образов русской литературы.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » Характеристики образа Лизы Калитиной. И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: https://studbirga.info/xarakteristiki-obraza-lizy-kalitinoj/

«Дворянское гнездо» И. С. Тургенева. Характеристика Лаврецкого и Лизы Калитиной

Иван Сергеевич Тургенев — величайший русский классик, называли «певцом дворянских гнезд». Писатель в черновой рукописи пометил, что «Дворянское Гнездо», задуманное в 1856 году, «вылилось» в роман в 1858 году.

Анненков писал: «Тургенев обладал способностью в частых и продолжительных своих переездах обдумывать нити будущих рассказов, так же точно, как создавать сцены и намечать подробности описаний, не прерывая горячих бесед кругом себя и часто участвуя в них весьма деятельно». Новое произведение писателя не осталось незамеченным. Восторг перед романом был единодушным.

«Дворянское гнездо», по признанию автора, имело самый большой успех, который когда-либо выпадал писателю на долю. В произведении читателей критиков покоряла «светлая поэзия, разлитая в каждом звуке этого романа».

Страна переживала новые времена (умер Николай I, окончилась поражением России Крымская война). Перед обществом встал вопрос: как жить? «…

Совет

Что же вы намерены делать?» — спрашивает один из персонажей тургеневского романа, Паншин, у главного героя, Лаврецкого. «Пахать землю,— отвечает Лаврецкий,— и стараться как можно лучше ее пахать». Писарев отмечал, что «на личности Лаврецкого лежит явственно обозначенная печать народности, Ему никогда не изменяет русский, незатейливый, но прочный v.

здравый практический смысл и русское добродушие, иногда угловатое и неловкое, но всегда искреннее и неприготовленное.

Лаврецкий прост в выражении радости и горя; у него нет возгласов и пластических жестов, не потому, что он подавлял их, а потому что это не в его природе…

У Лаврецкого есть еще одно чисто русское свойство: легкий, безобидный юмор пронизывает собою по чти каждое его слово; он добродушно шутит с другими и часто смотря со стороны на свое положение, находит в нем комическую сторону. Он никогда не впадает в трагизм; напротив, отношение его к собственной личности тут остается юмористическим.

Совет

Он добродушно, с оттенком тихой грусти смеется над собою и над свои ми увлечениями и надеждами».

В своих взглядах Лаврецкий близок славянофильству. (Направление, возникшее в 20-е годы XIX века, отвергающее крепостное право, власть над человеком государственной бюрократии. Славянофилы видели выход для России в народной русской душе и шире — в славянской жизни.

) «Лаврецкий отстаивал молодость и самостоятельность России… требовал прежде всего признания народной правды и смирения перед нею». В этом убеждении героя Тургенев выразил свое понимание времени, хотя идеи, высказанные Лаврецким, во многом противоречили воззрениям автора.

Образ Лаврецкого имел и особый смысл для Тургенева: он подлинно автобиографический герой, но заключается это не в совпадении каких-либо внешних особенностей и событий жизни героя и писателя (таковых очень немного), а во внутреннем их сходстве.

«Что могло оторвать его от того, что он признавал своим долгом, единственной задачей своей будущности? Жажда счастья — опять-таки жажда счастья!..— Ты захотел вторично изведать счастья в жизни,— говорил он (Лаврецкий) себе,— ты позабыл, что и то роскошь, незаслуженная милость, когда оно хоть однажды посетит человека.

Оно не было полно, оно было ложно, скажешь ты; да предъяви же свои права на полное, истинное счастье! Оглянись, кто вокруг тебя блаженствует, кто наслаждается?»

Обратите внимание

Лаврецкий, как и автор, пережил тяжелый кризис, укрепился в несчастье и научился без страха глядеть в глаза надвигающемуся времени. Ему помогает изгнать из души «скорбь о прошлом» «чувство родины».

В прощальном монологе героя слышен голос Тургенева: «…он, одинокий, бездомный странник, под долетавшие до него веселые клики уже заменившего его молодого поколения — оглянулся на свою жизнь. Грустно стало ему на сердце, но не тяжело и не прискорбно: сожалеть ему было о чем, стыдиться — нечего».

«Играйте, веселитесь, растите, молодые силы,— думал он, и не было горечи в его думах,— жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть — и сколько из нас не уцелело! — а вам надобно дело делать, работать, и благословение нашего брата, старика, будет с вами.

А мне остается отдать вам последний поклон — и хотя с печалью, но без зависти, без всяких темных чувств сказать, в виду конца, в виду ожидающего Бога: “Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!”»

Самоограничение Лаврецкого выразилось и в осмыслении собственной жизненной цели: «пахать землю», то есть не спеша, но основательно, без громких фраз и чрезмерных претензий преобразовывать действительность. Только так, по убеждению писателя, можно добиться изменения всей общественной и политической жизни в России. Поэтому основные свои надежды он связывал прежде всего с незаметными «пахарями», такими, как Лежнев («Рудин»), в более поздних романах — Литвинов («Дым»), Соломин («Новь»). Самой значительной фигурой в этом ряду стал: (Лаврецкий, сковавший себя «железными цепями долга». Но даже более, чем Лаврецкий, мысль о необходимости под-(чинить свою жизнь долгу связана с образом Лизы Калитиной – одной из самых замечательных созданий Тургенева.

Обратите внимание

Писарев называл Лизу Калитину «одной из самых грациозных женских личностей, когда-либо созданных Тургеневым». Он считал, что писатель «показал в личности Лизы недостатки женского воспитания» и «фантастическое увлечение неправильно понятым долгом». Но это очень узкая трактовка образа героини – Лиза необыкновенно цельная и гармоничная натура. Она живет: в ладу с миром людей и природы, а когда теряет эту связь, т< j уходит служить Богу, не хочет идти ни на какие сделки с совестью, это противоречит ее нравственным принципам, а через низ она никогда не переступит. И это очень роднит Лизу Калитин? с Татьяной Лариной («Евгений Онегин»).[/su_box]

Внутренняя красота Лизы заключена в полном и безусловное самопожертвовании, в остром ощущении невозможности «основать свое счастье на несчастии другого». «Счастье не в одни: только наслаждениях любви, а в высшей гармонии духа»,— в этих словах Ф. М. Достоевского ключ к образу Лизы Калитиной Естественное и нравственное в человеке часто находится i антагонистическом столкновении. Нравственный подвиг — в самопожертвовании. Исполняя долг, человек обретает нравственную свободу. Эти идеи очень отчетливо прозвучали в роман «Дворянское гнездо». Среди «тургеневских девушек» Лиза Калитина занимает особое положение. Она также обладает целостностью характера i сильной волей, но стремится она не к общественно-практической деятельности, а к совершенствованию собственной личности.

Однако она не стремится отделиться от «мира всеобщего», пытается найти выражение их взаимосвязи. Лиза ощущает н просто греховность своего стремления к счастью. Ее пронзав чувство вины за несовершенство окружающей жизни и своего сословия: «Счастье ко мне не шло; даже когда у меня был: надежды на счастье, сердце у меня все щемило. Я все знаю, : свои грехи, и чужие, и как папенька богатство свое нажил; знаю все. Все это отмолить, отмолить надо!» Она не знает, как успокоить дух, если совершит «безжалостный, бесчеловечный поступок». Для нее не может быть счастья «украденного» у других. Самопожертвование у Лизы имеет яркую религиозную окраску. Как и о Лаврецком, Тургенев мог сказать о Лизе: «В данном случае — таким именно образом, по моим понятиям, сложилась жизнь». Но эта жизнь уже отживала свой век.

Пути Лаврецкого и Лизы, без сомнения, для прогрессивных литературных критиков во второй половине 50-х годов XIX века представлялись как пути, заводящие в тупик. Лаврецкий очень похож на Обломова («Обломов»), героя романа Гончарова. Обломов, подобно Лаврецкому, наделен прекрасными душевными качествами: добротой, кротостью, благородством. Он не хочет и не может участвовать в суете окружающей несправедливой жизни. Однако своих дел у Обломова, как и у Лаврецкого, нет. Бездеятельность — это трагедия. Имя Обломова стало нарицательным при обозначении человека, полностью неспособного к какой-либо практической деятельности. Обломовщина сильна и в Лаврецком. «Ты байбак, и ты злостный байбак,— кричит Лаврецкому его друг, Михалевич,— ты мог бы что-нибудь делать — и ничего не делаешь; лежишь сытым брюхом кверху и говоришь: так оно и следует, лежать-то, потому что все, что люди ни делают,— все вздор и ни к чему не ведущая чепуха».

Но роман «Дворянское гнездо» призывает избавиться от этой болезни. «Ни минуты отдыха, ни секунды! Ни одной секунды! Смерть не ждет, и жизнь ждать не должна». «Дворянское гнездо» несет в себе явный отсвет славянофильских идей. Славянофилы считали черты, воплотившиеся в характерах главных героев, выражением вечной и неизменной сущности русского характера. Но Тургенев, очевидно, не мог считать достаточными для жизни эти черты личности своего героя. «Как деятель, он — ноль» — вот что более всего беспокоило автора в Лаврецком. Проблема деятельного начала в человеке — проблема острая для самого писателя и злободневная как для его, так и для нашей эпохи. Поэтому роман «Дворянское гнездо» интересен и современному читателю.

Источник: https://botanim.ru/content/dvoryanskoe-gnezdo-i-s-turgeneva-xarakteristika-la-920.html

Роль образа Лизы Калитиной в романе И.С. Тургенева «Дворянское гнездо»

Категория: Сочинения по роману “Дворянское гнездо” (Тургенев И.С.) Actionteaser.ru – тизерная реклама

Обаяние многих тургеневских героинь, несмотря на разницу психологических типов, заключается в том, что их характеры раскрываются в моменты напряженного поэтического чувства. Тургенев был очень чуток к миру человеческих переживаний, улавливал их тончайшие оттенки.

Он с волнением наблюдал, как расцветают и преображаются молодые существа под влиянием светлой и облагораживающей любви.     Образ Лизы, морально чистой, поэтически настроенной девушки, всецело отдавшейся идее религиозно-нравственного служения, крепко связан с национальными основами русской жизни.

Внутренний духовный мир Лаврецкого раскрывается преимущественно «изнутри», очень часто через внутренний монолог. Жизнь Лизы раскрывается «со стороны», с точки зрения постороннего, хотя и дружески расположенного наблюдателя. Не обнажается сознание Лизы, ее внутренний душевный поток протекает скрыто.

Важно

Тем не менее, чувства Лизы захватывают читателя именно благодаря передаче их через внешнее движение.     Главными способами раскрытия душевной драмы Лизы является диалог. Именно в нем эта героиня предстает перед нами во всей своей полноте и личностном богатстве. Только здесь Лиза обнажает движение своего тайного чувства.

В этих сценах сознание девушки не становится простым объектом авторского слова. Напротив, это сознание выражается в полной самостоятельности и независимости от автора. Слово героини о себе самой, о своих заветных убеждениях, в особенности, в беседах с Лаврецким, становится очень насыщенным и завершенным.

Тургенев достигает цели, наделяя Лизу внутренней самостоятельностью в раскрытии духовного содержания своей личности.     Лиза Калитина воспитана в религиозных традициях. Однако в религии ее привлекают не догмы, а проповедь справедливости, любви к людям, готовность пострадать за других, принять на себя чужую боль, пойти, если это потребуется, на жертвы.

Этой героине присущи сердечность, любовь к прекрасному и, что самое главное, любовь к простому русскому народу, ощущение кровной связи с ним. Это здоровое, естественное и живительное начало, сочетающееся с другими положительными качествами, уже при первом знакомстве с Калитиной почувствовал Федор Лаврецкий.     В экспозиции романа Лиза раскрывается с точки зрения Лемма и Лаврецкого.

Даже описание внешности девушки пронизано оценкой, отношением, чувством. Во внешности тихой поэтической девушки Лаврецкий видит отпечаток ее внутренней жизни: «глаза и губы такие серьезные, и взгляд чистый и невинный».     Лаврецкий находит в Лизе что-то значительное, своеобразное, большое. Она сливается для героя с образом Родины.

Несмотря на то, что в изображении Лизы преобладает косвенная характеристика, в переломный, трагический момент жизни героини Тургенев открывает нам мир ее внутренних состояний и размышлений. Лиза сомневается, сможет ли она принять свое чувство к Лаврецкому, ведь она явно расходилась с ним в отношении к религии.

Неожиданно встретившись с Лаврецким в комнате Марфы Тимофеевны, Лиза напряжена. Она присаживается на край стула, поднимает глаза на Федор Ивановича и понимает, что ей нельзя дать понять, как закончилось ее свидание с Пашиным.

    Еще один ключевой момент в состоянии героини – ее напряженное ожидание, «подвешенное» состояние, когда слух о смерти Варвары Павловны долгое время не подтверждался и не опровергался. За это время Лиза в несколько дней стала не та, какой ее знал Лаврецкий. В ее движениях, голосе, в самом смехе замечалась тревога, небывалая прежде неровность.

Совет

Любовь к женатому, равнодушному к церкви человеку тревожила Лизу. Недаром по желанию этой героини заказали всенощную. Но постепенно возвышенно-поэтическая любовь Лизы к Лаврецкому одерживает верх.     Осознание женского влечения к Федору Ивановичу давалось Лизе нелегко. Внезапный перелом в ее судьбе потряс девушку до основания.

Она с трудом и волнением подавляла в душе какие-то черные, злые, ее саму пугавшие, порывы. Героиня боялась потерять власть над собой, чувствовала, что «голова у нее тихо кружилась».     Кроме того, Лиза с трудом и болью порывала связи с живой жизнью, преодолевала в себе желание отдаться естественному стремлению к любви и счастью.

Но при этом Лиза всегда обладала сознанием внутренней духовной свободы. Она осуществляет свой нравственный долг. С помощью Лизы Лаврецкий также оказался на пути отречения.     На мой взгляд, образ Лизы Калитиной – огромное поэтическое достижение Тургенева-художника.

Это девушка, обладающая природным умом, тонким чувством, цельностью характера и моральной ответственностью за свои поступки. Лиза преисполнена большой нравственной чистоты, доброжелательности к людям. Эта героиня чрезвычайно требовательна к себе, в трудные минуты способна на самопожертвование.

    Цельность натуры Лизы не могла не привлечь внимания Лаврецкого.

Невозможность их личного счастья повлияло на саморазвитие героя, его нравственный рост. Лиза Калитина воплощает типичный образ «тургеневской девушки», который вот уже на протяжении многих лет завораживает читателей.



План1.    Любовь к музыке.2.    Музыка помогает учиться.3.    Музыка в годы войны.Музыка не имеет отечества; отечество ее – вся вселенная. Фр. ШопенМне нравится музыка. Очень люблю слушать ее. Когда я была маленькой, мечтала научиться играть сама.

Здавна наші пращури не виконували жодної важливої дії без спеціального обрядового супроводу, зазвичай, пісенного. Під час трудових процесів у різні пори року вони співали, пританцьовували та виконували певні театралізовані дії, віруючи в подальший успіх початої справи.Так виникли календарно-обрядові пісні, в яких збереглися язичницькі уявлення про природу і землеробство. Вони співвідносяться з циклами навколишнього середовища: зимовим, весняним і літнім.В холодний період вся увага зосереджувалас

Если бы мне из огромного множества книг нужно было бы выбрать десяток-дру­гой «самых-самых», мой выбор был бы очень трудным. И совсем уж невозможно назвать всего три-четыре книги.Но все-таки.

Обратите внимание

Какие же из тысяч книг вошли бы в число заветных? Первая книга — это, конечно же, книга моего детства, сказка «Аленький цвето­чек». Эта сказка — моя первая тропинка во взрослую жизнь. Все прекрасные, доб­рые, таинственные «жили-были…

» так нравились мне! Но эта книга поставила передо мной какие-то очень сл

Утро в летнем лагере (сочинение-репортаж)Внимание! Наш микрофон установлен в летнем лагере “Заря”. Сейчас 7 часов утра. Доброе утро, страна пробуждающихся от крепкого сна!Мы заходим во второй корпус. Вот уже первые “жаворонки”, шатаясь, плетутся к умывальникам.

В походке мало бодрости, в лице – мало радости, в волосах – много ветров погуляло за ночь.

Феклуша – странница. Никуда она «далеко не ходила; а слыхать – много слыхала» и всегда готова со всеми поделиться знаниями.

Она рассказывает Глаше о странах, где правят султаны, о землях, где живут «люди с пёсьими головами».

Она, угождая своей «благодетельнице» Кабанихе, рассказывает ей и о «суете», царящей в Москве, и об «огненном змие», которого «стали запрягать», и о времени, которое «стало в умалении приходить». Она одна из тех «странных» людей, которые служили источниками сведений для жител

ЕврипидМедеяЕсть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов.

Он был наследным царем города Иолка в Северной Греции, но власть в городе захватил его старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле «Арго» доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхиде, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму «Аргонавтика».В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; доч

Образы Кутузова и Наполеона, созданные Толстым в романе «Война и мир», — яркое воплощение принципов писателя в изображении исторических деятелей.

Эти принципы сводятся к мысли, что люди значительны настолько, насколько они участвуют в созидательном процессе жизни, утверждают и приумножают своим участием ее гармонию и красоту.

Важно

    Нужно подчеркнуть, что Наполеон и Кутузов далеко не во всем совпадают со своими реальными прототипами – Толстой не стремился к созданию их документально-достоверных пор

Драма “Гроза”, написанная в 1859 году, является вершиной творчества А. Н. Островского. Она входит в цикл пьес о “темном царстве” самодуров.

    В то время Добролюбовым был поставлен вопрос: “Кто бросит луч света в мрак темного царства?” Ответ на этот вопрос был дан А. Н. Островским его новой пьесой “Гроза”.

Две тенденции драматургии писателя — обличение и психологизм — очень хорошо обнаружились в этом его произведении. “Гроза” — драма о судьбах молодого поколения. Автор создал пьесу жизни, героя

Множество произведений великого английского драматурга и поэта эпохи позднего Возрождения Уильяма Шекспира давным-давно заняли почетное место в сокровищнице мировой литературы.

Трагедия «Ромео и Джульетта» на протяжении веков волнует сердца миллионов молодых людей, потому что они находят здесь отражение вечной проблемы конфликта искренней любви и общественных предрассудков.

Ромео и Джульетта — дети «двух равно уважаемых семей» Вероны, которые ведут многолетние и кровопролитные «междоусобные бои»

Каждый писатель в любом своем произведении затрагивает тему природы. Это может быть простое описание места разворачивающихся событий или выражение чувств героя, но всегда автор показывает и свою позицию, свое отношение к природе.

Совет

Обычно здесь бывают две точки зрения: некоторые считают, что человек — создатель и он должен покорить все живое, обитающее на земле; другие, напротив, доказывают, что природа — это храм и каждый человек обязан подчиняться ее законам.

Каждый писатель настаивает на своем

Сейчас смотрят:{module Тургенев:} Actionteaser.ru – тизерная реклама Actionteaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat567.info/sochineniya-po-literature/tvorchestvo-turgeneva-i-s/sochineniya-po-romanu-dvoryanskoe-gnezdo/14661-rol-obraza-lizy-kalitinoj-v-romane-i-s-turgeneva-dvoryanskoe-gnezdo.html

Реферат: «Дворянское гнездо» И. С. Тургенева. Характеристика Лаврецкого и Лизы Калитиной

«Дворянское гнездо» И. С. Тургенева.
Характеристика Лаврецкого и Лизы Калитиной

Иван
Сергеевич Тургенев — величайший русский классик, называли «певцом дворянских
гнезд». Писатель в черновой рукописи пометил, что «Дворянское Гнездо»,
задуманное в 1856 году, «вылилось» в роман в 1858 году.

Анненков писал:
«Тургенев обладал способностью в частых и продолжительных своих переездах
обдумывать нити будущих рассказов, так же точно, как создавать сцены и намечать
подробности описаний, не прерывая горячих бесед кругом себя и часто участвуя в
них весьма деятельно». Новое произведение писателя не осталось незамеченным.
Восторг перед романом был единодушным.

«Дворянское гнездо», по признанию
автора, имело самый большой успех, который когда-либо выпадал писателю на долю.
В произведении читателей критиков покоряла «светлая поэзия, разлитая в каждом звуке
этого романа».

Страна
переживала новые времена (умер Николай I, окончилась поражением России Крымская
война). Перед обществом встал вопрос: как жить? «…

Что же вы намерены делать?»
— спрашивает один из персонажей тургеневского романа, Паншин, у главного героя,
Лаврецкого. «Пахать землю,— отвечает Лаврецкий,— и стараться как можно лучше ее
пахать». Писарев отмечал, что «на личности Лаврецкого лежит явственно
обозначенная печать народности, Ему никогда не изменяет русский, незатейливый,
но прочный v.

здравый практический смысл и русское добродушие, иногда угловатое
и неловкое, но всегда искреннее и неприготовленное.

Лаврецкий
прост в выражении радости и горя; у него нет возгласов и пластических жестов,
не потому, что он подавлял их, а потому что это не в его природе…

У
Лаврецкого есть еще одно чисто русское свойство: легкий, безобидный юмор
пронизывает собою по чти каждое его слово; он добродушно шутит с другими и
часто смотря со стороны на свое положение, находит в нем комическую сторону. Он
никогда не впадает в трагизм; напротив, отношение его к собственной личности
тут остается юмористическим.

Обратите внимание

Он добродушно, с оттенком тихой грусти смеется над
собою и над свои ми увлечениями и надеждами».

В
своих взглядах Лаврецкий близок славянофильству. (Направление, возникшее в 20-е
годы XIX века, отвергающее крепостное право, власть над человеком
государственной бюрократии. Славянофилы видели выход для России в народной
русской душе и шире — в славянской жизни.

) «Лаврецкий отстаивал молодость и
самостоятельность России… требовал прежде всего признания народной правды и
смирения перед нею». В этом убеждении героя Тургенев выразил свое понимание
времени, хотя идеи, высказанные Лаврецким, во многом противоречили воззрениям
автора.

Образ
Лаврецкого имел и особый смысл для Тургенева: он подлинно автобиографический
герой, но заключается это не в совпадении каких-либо внешних особенностей и
событий жизни героя и писателя (таковых очень немного), а во внутреннем их
сходстве.

«Что могло оторвать его от того, что он признавал своим долгом,
единственной задачей своей будущности? Жажда счастья — опять-таки жажда
счастья!..— Ты захотел вторично изведать счастья в жизни,— говорил он
(Лаврецкий) себе,— ты позабыл, что и то роскошь, незаслуженная милость, когда
оно хоть однажды посетит человека.

Оно не было полно, оно было ложно, скажешь
ты; да предъяви же свои права на полное, истинное счастье! Оглянись, кто вокруг
тебя блаженствует, кто наслаждается?»

Лаврецкий,
как и автор, пережил тяжелый кризис, укрепился в несчастье и научился без
страха глядеть в глаза надвигающемуся времени. Ему помогает изгнать из души
«скорбь о прошлом» «чувство родины».

В прощальном монологе героя слышен голос
Тургенева: «…он, одинокий, бездомный странник, под долетавшие до него веселые
клики уже заменившего его молодого поколения — оглянулся на свою жизнь. Грустно
стало ему на сердце, но не тяжело и не прискорбно: сожалеть ему было о чем,
стыдиться — нечего».

«Играйте, веселитесь, растите, молодые силы,— думал он, и
не было горечи в его думах,— жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам
не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди
мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть — и сколько из нас не уцелело! — а
вам надобно дело делать, работать, и благословение нашего брата, старика, будет
с вами.

А мне остается отдать вам последний поклон — и хотя с печалью, но без
зависти, без всяких темных чувств сказать, в виду конца, в виду ожидающего
Бога: “Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!”»

Самоограничение
Лаврецкого выразилось и в осмыслении собственной жизненной цели: «пахать
землю», то есть не спеша, но основательно, без громких фраз и чрезмерных
претензий преобразовывать действительность. Только так, по убеждению писателя,
можно добиться изменения всей общественной и политической жизни в России.
Поэтому основные свои надежды он связывал прежде всего с незаметными
«пахарями», такими, как Лежнев («Рудин»), в более поздних романах — Литвинов
(«Дым»), Соломин («Новь»). Самой значительной фигурой в этом ряду стал:
(Лаврецкий, сковавший себя «железными цепями долга». Но даже более, чем
Лаврецкий, мысль о необходимости под-(чинить свою жизнь долгу связана с образом
Лизы Калитиной – одной из самых замечательных созданий Тургенева.

Важно

Писарев
называл Лизу Калитину «одной из самых грациозных женских личностей, когда-либо
созданных Тургеневым». Он считал, что писатель «показал в личности Лизы
недостатки женского воспитания» и «фантастическое увлечение неправильно понятым
долгом». Но это очень узкая трактовка образа героини – Лиза необыкновенно
цельная и гармоничная натура. Она живет: в ладу с миром людей и природы, а
когда теряет эту связь, т< j уходит служить Богу, не хочет идти ни на какие сделки с совестью, это противоречит ее нравственным принципам, а через низ она никогда не переступит. И это очень роднит Лизу Калитин? с Татьяной Лариной («Евгений Онегин»).[/su_box]

Внутренняя
красота Лизы заключена в полном и безусловное самопожертвовании, в остром
ощущении невозможности «основать свое счастье на несчастии другого». «Счастье
не в одни: только наслаждениях любви, а в высшей гармонии духа»,— в этих словах
Ф. М. Достоевского ключ к образу Лизы Калитиной Естественное и нравственное в
человеке часто находится i антагонистическом столкновении. Нравственный подвиг
— в самопожертвовании. Исполняя долг, человек обретает нравственную свободу.
Эти идеи очень отчетливо прозвучали в роман «Дворянское гнездо». Среди
«тургеневских девушек» Лиза Калитина занимает особое положение. Она также
обладает целостностью характера i сильной волей, но стремится она не к
общественно-практической деятельности, а к совершенствованию собственной
личности.

Однако
она не стремится отделиться от «мира всеобщего», пытается найти выражение их
взаимосвязи. Лиза ощущает н просто греховность своего стремления к счастью. Ее
пронзав чувство вины за несовершенство окружающей жизни и своего сословия:
«Счастье ко мне не шло; даже когда у меня был: надежды на счастье, сердце у
меня все щемило. Я все знаю, : свои грехи, и чужие, и как папенька богатство
свое нажил; знаю все. Все это отмолить, отмолить надо!» Она не знает, как
успокоить дух, если совершит «безжалостный, бесчеловечный поступок». Для нее не
может быть счастья «украденного» у других. Самопожертвование у Лизы имеет яркую
религиозную окраску. Как и о Лаврецком, Тургенев мог сказать о Лизе: «В данном
случае — таким именно образом, по моим понятиям, сложилась жизнь». Но эта жизнь
уже отживала свой век.

Пути
Лаврецкого и Лизы, без сомнения, для прогрессивных литературных критиков во
второй половине 50-х годов XIX века представлялись как пути, заводящие в тупик.
Лаврецкий очень похож на Обломова («Обломов»), героя романа Гончарова. Обломов,
подобно Лаврецкому, наделен прекрасными душевными качествами: добротой,
кротостью, благородством. Он не хочет и не может участвовать в суете окружающей
несправедливой жизни. Однако своих дел у Обломова, как и у Лаврецкого, нет.
Бездеятельность — это трагедия. Имя Обломова стало нарицательным при
обозначении человека, полностью неспособного к какой-либо практической деятельности.
Обломовщина сильна и в Лаврецком. «Ты байбак, и ты злостный байбак,— кричит
Лаврецкому его друг, Михалевич,— ты мог бы что-нибудь делать — и ничего не
делаешь; лежишь сытым брюхом кверху и говоришь: так оно и следует, лежать-то,
потому что все, что люди ни делают,— все вздор и ни к чему не ведущая чепуха».

Но
роман «Дворянское гнездо» призывает избавиться от этой болезни. «Ни минуты
отдыха, ни секунды! Ни одной секунды! Смерть не ждет, и жизнь ждать не должна».
«Дворянское гнездо» несет в себе явный отсвет славянофильских идей. Славянофилы
считали черты, воплотившиеся в характерах главных героев, выражением вечной и
неизменной сущности русского характера. Но Тургенев, очевидно, не мог считать
достаточными для жизни эти черты личности своего героя. «Как деятель, он —
ноль» — вот что более всего беспокоило автора в Лаврецком. Проблема деятельного
начала в человеке — проблема острая для самого писателя и злободневная как для
его, так и для нашей эпохи. Поэтому роман «Дворянское гнездо» интересен и современному
читателю.

Источник: https://referatmix.ru/referats/50/referatmix_48313.htm

«Дворянское гнездо» И. С. Тургенева. Характеристика Лаврецкого и Лизы Калитиной

Наша кнопка

Скачать материал

«Дворянское гнездо» И. С. Тургенева. Характеристика Лаврецкого и Лизы Калитиной

Иван Сергеевич Тургенев — величайший русский классик, называли «певцом дворянских гнезд». Писатель в черновой рукописи пометил, что «Дворянское Гнездо», задуманное в 1856 году, «вылилось» в роман в 1858 году.

Анненков писал: «Тургенев обладал способностью в частых и продолжительных своих переездах обдумывать нити будущих рассказов, так же точно, как создавать сцены и намечать подробности описаний, не прерывая горячих бесед кругом себя и часто участвуя в них весьма деятельно». Новое произведение писателя не осталось незамеченным. Восторг перед романом был единодушным.

«Дворянское гнездо», по признанию автора, имело самый большой успех, который когда-либо выпадал писателю на долю. В произведении читателей критиков покоряла «светлая поэзия, разлитая в каждом звуке этого романа».

Страна переживала новые времена (умер Николай I, окончилась поражением России Крымская война). Перед обществом встал вопрос: как жить? «…

Совет

Что же вы намерены делать?» — спрашивает один из персонажей тургеневского романа, Паншин, у главного героя, Лаврецкого. «Пахать землю,— отвечает Лаврецкий,— и стараться как можно лучше ее пахать». Писарев отмечал, что «на личности Лаврецкого лежит явственно обозначенная печать народности, Ему никогда не изменяет русский, незатейливый, но прочный v.

[/su_quote]

здравый практический смысл и русское добродушие, иногда угловатое и неловкое, но всегда искреннее и неприготовленное.

Лаврецкий прост в выражении радости и горя; у него нет возгласов и пластических жестов, не потому, что он подавлял их, а потому что это не в его природе…

У Лаврецкого есть еще одно чисто русское свойство: легкий, безобидный юмор пронизывает собою по чти каждое его слово; он добродушно шутит с другими и часто смотря со стороны на свое положение, находит в нем комическую сторону. Он никогда не впадает в трагизм; напротив, отношение его к собственной личности тут остается юмористическим.

Он добродушно, с оттенком тихой грусти смеется над собою и над свои ми увлечениями и надеждами».

В своих взглядах Лаврецкий близок славянофильству. (Направление, возникшее в 20-е годы XIX века, отвергающее крепостное право, власть над человеком государственной бюрократии. Славянофилы видели выход для России в народной русской душе и шире — в славянской жизни.

) «Лаврецкий отстаивал молодость и самостоятельность России… требовал прежде всего признания народной правды и смирения перед нею». В этом убеждении героя Тургенев выразил свое понимание времени, хотя идеи, высказанные Лаврецким, во многом противоречили воззрениям автора.

Образ Лаврецкого имел и особый смысл для Тургенева: он подлинно автобиографический герой, но заключается это не в совпадении каких-либо внешних особенностей и событий жизни героя и писателя (таковых очень немного), а во внутреннем их сходстве. «Что могло оторвать его от того, что он признавал своим долгом, единственной задачей своей будущности? Жажда счастья — опять-таки жажда счастья!..

— Ты захотел вторично изведать счастья в жизни,— говорил он (Лаврецкий) себе,— ты позабыл, что и то роскошь, незаслуженная милость, когда оно хоть однажды посетит человека.

Оно не было полно, оно было ложно, скажешь ты; да предъяви же свои права на полное, истинное счастье! Оглянись, кто вокруг тебя блаженствует, кто наслаждается?»

Обратите внимание

Лаврецкий, как и автор, пережил тяжелый кризис, укрепился в несчастье и научился без страха глядеть в глаза надвигающемуся времени. Ему помогает изгнать из души «скорбь о прошлом» «чувство родины».

В прощальном монологе героя слышен голос Тургенева: «…он, одинокий, бездомный странник, под долетавшие до него веселые клики уже заменившего его молодого поколения — оглянулся на свою жизнь. Грустно стало ему на сердце, но не тяжело и не прискорбно: сожалеть ему было о чем, стыдиться — нечего».

«Играйте, веселитесь, растите, молодые силы,— думал он, и не было горечи в его думах,— жизнь у вас впереди, и вам легче будет жить: вам не придется, как нам, отыскивать свою дорогу, бороться, падать и вставать среди мрака; мы хлопотали о том, как бы уцелеть — и сколько из нас не уцелело! — а вам надобно дело делать, работать, и благословение нашего брата, старика, будет с вами.

А мне остается отдать вам последний поклон — и хотя с печалью, но без зависти, без всяких темных чувств сказать, в виду конца, в виду ожидающего Бога: “Здравствуй, одинокая старость! Догорай, бесполезная жизнь!”»

Самоограничение Лаврецкого выразилось и в осмыслении собственной жизненной цели: «пахать землю», то есть не спеша, но основательно, без громких фраз и чрезмерных претензий преобразовывать действительность. Только так, по убеждению писателя, можно добиться изменения всей общественной и политической жизни в России. Поэтому основные свои надежды он связывал прежде всего с незаметными «пахарями», такими, как Лежнев («Рудин»), в более поздних романах — Литвинов («Дым»), Соломин («Новь»). Самой значительной фигурой в этом ряду стал: (Лаврецкий, сковавший себя «железными цепями долга». Но даже более, чем Лаврецкий, мысль о необходимости под-(чинить свою жизнь долгу связана с образом Лизы Калитиной – одной из самых замечательных созданий Тургенева.

Писарев называл Лизу Калитину «одной из самых грациозных женских личностей, когда-либо созданных Тургеневым». Он считал, что писатель «показал в личности Лизы недостатки женского воспитания» и «фантастическое увлечение неправильно понятым долгом». Но это очень узкая трактовка образа героини – Лиза необыкновенно цельная и гармоничная натура. Она живет: в ладу с миром людей и природы, а когда теряет эту связь, т< j уходит служить Богу, не хочет идти ни на какие сделки с совестью, это противоречит ее нравственным принципам, а через низ она никогда не переступит. И это очень роднит Лизу Калитин? с Татьяной Лариной («Евгений Онегин»).

Внутренняя красота Лизы заключена в полном и безусловное самопожертвовании, в остром ощущении невозможности «основать свое счастье на несчастии другого». «Счастье не в одни: только наслаждениях любви, а в высшей гармонии духа»,— в этих словах Ф. М. Достоевского ключ к образу Лизы Калитиной Естественное и нравственное в человеке часто находится i антагонистическом столкновении. Нравственный подвиг — в самопожертвовании. Исполняя долг, человек обретает нравственную свободу. Эти идеи очень отчетливо прозвучали в роман «Дворянское гнездо». Среди «тургеневских девушек» Лиза Калитина занимает особое положение. Она также обладает целостностью характера i сильной волей, но стремится она не к общественно-практической деятельности, а к совершенствованию собственной личности.

Однако она не стремится отделиться от «мира всеобщего», пытается найти выражение их взаимосвязи. Лиза ощущает н просто греховность своего стремления к счастью. Ее пронзав чувство вины за несовершенство окружающей жизни и своего сословия: «Счастье ко мне не шло; даже когда у меня был: надежды на счастье, сердце у меня все щемило. Я все знаю, : свои грехи, и чужие, и как папенька богатство свое нажил; знаю все. Все это отмолить, отмолить надо!» Она не знает, как успокоить дух, если совершит «безжалостный, бесчеловечный поступок». Для нее не может быть счастья «украденного» у других. Самопожертвование у Лизы имеет яркую религиозную окраску. Как и о Лаврецком, Тургенев мог сказать о Лизе: «В данном случае — таким именно образом, по моим понятиям, сложилась жизнь». Но эта жизнь уже отживала свой век.

Важно

Пути Лаврецкого и Лизы, без сомнения, для прогрессивных литературных критиков во второй половине 50-х годов XIX века представлялись как пути, заводящие в тупик. Лаврецкий очень похож на Обломова («Обломов»), героя романа Гончарова. Обломов, подобно Лаврецкому, наделен прекрасными душевными качествами: добротой, кротостью, благородством. Он не хочет и не может участвовать в суете окружающей несправедливой жизни. Однако своих дел у Обломова, как и у Лаврецкого, нет. Бездеятельность — это трагедия. Имя Обломова стало нарицательным при обозначении человека, полностью неспособного к какой-либо практической деятельности. Обломовщина сильна и в Лаврецком. «Ты байбак, и ты злостный байбак,— кричит Лаврецкому его друг, Михалевич,— ты мог бы что-нибудь делать — и ничего не делаешь; лежишь сытым брюхом кверху и говоришь: так оно и следует, лежать-то, потому что все, что люди ни делают,— все вздор и ни к чему не ведущая чепуха».

Но роман «Дворянское гнездо» призывает избавиться от этой болезни. «Ни минуты отдыха, ни секунды! Ни одной секунды! Смерть не ждет, и жизнь ждать не должна». «Дворянское гнездо» несет в себе явный отсвет славянофильских идей. Славянофилы считали черты, воплотившиеся в характерах главных героев, выражением вечной и неизменной сущности русского характера. Но Тургенев, очевидно, не мог считать достаточными для жизни эти черты личности своего героя. «Как деятель, он — ноль» — вот что более всего беспокоило автора в Лаврецком. Проблема деятельного начала в человеке — проблема острая для самого писателя и злободневная как для его, так и для нашей эпохи. Поэтому роман «Дворянское гнездо» интересен и современному читателю.

Листать вверх Листать вниз Скачивание материала начнется через 51 сек.

Нравится материал? Поддержи автора!

Ещё документы из категории литература:

КУРСЫ ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ И ПЕРЕПОДГОТОВКИ Бесплатные олимпиады Инфоурок

Источник: https://doc4web.ru/literatura/dvoryanskoe-gnezdo-i-s-turgeneva-harakteristika-lavreckogo-i-liz.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
Для любых предложений по сайту: [email protected]