Эзопов язык в сказках салтыкова-щедрина, примеры из произведений

Эзопов язык: что значит, примеры из литературы

Эзопов язык представляет собой особый стиль повествования, где используется совокупность иносказательных приемов – аллегорий, аллюзии, перифраз, иронии и т.д. для выражения конкретной мысли.

Зачастую используется для того, чтобы замаскировать, скрыть, завуалировать истинные мыcли автора или имена персонажей.

Баснописец Эзоп

Сам термин «Эзопов язык» был введен в употребление Салтыковым-Щедриным.

О жизни самого Эзопа известно немного. Жил в VI веке до нашей эры в Древней Греции мудрец Эзоп. Историк Герадот утверждал, что родился Эзоп на острове Самос, однако спустя век Гераклид Понтийский заявил, что Эзоп был родом из Фракии.

Его жизнью интересовался также и древнегреческий писатель Аристофан.

В конце концов, на основании некоторых фактов и упоминаний сложилась некая легенда о мудреце Эзопе. Он был хромой, юродивый, весьма пытлив, умен, сообразителен, хитер и изворотлив. Будучи рабом одного дельца с острова Самос, Эзоп не мог говорить открыто, свободно о том, что думал, видел.

Он сочиняет притчи (как потом их назовут баснями), где персонажами были животные и предметы, однако их характер и манеры преподносились так, что легко улавливалась людская натура. Иносказательные басни Эзопа высмеивали людские пороки: тупость, скупость, жадность, зависть, гордыню, тщеславие и невежество. За свою службу баснописец был отпущен и обрел свободу.


Обратите внимание

По легенде смерть мудреца была трагической. Будучи в Дельфах, Эзоп своими язвительными замечаниями настроил против себя нескольких жителей города. И те в отместку, подложив ему похищенные золотые чаши из храма, забили тревогу о пропаже и указали, кто из богомольцев предположительно мог их украсть. После обыска чаша была найдена, а Эзоп побит камнями.

Позже его невиновность была доказана и потомки тогдашних убийц были вынуждены заплатить виру – штраф за убийства свободного человека.

Эзопов язык — значение фразеологизма

Фразеологизм “эзопов язык” сегодня достаточно широко употребляется. Эзоповым языков назовут речь, полную намеков, умолчаний и аллегорий; или же намеренно завуалированный смысл сказанного.

Эзопов язык в литературе

Эзопов язык распространён в таких литературных жанрах, как басня, сказка, легенда, в жанрах публицистики, политической сатиры.

Примеры эзопова языка можно найти в произведениях Крылова, Салтыкова-Щедрина, Гаршина, Пушкина, Лермонтова, Чернышевского, Добролюбова, Некрасова, Курочкина.

Эзопов язык стал неотъемлемым элементом в произведениях времен жесткой цензуры, когда писатели не могли открыто выражать свои мысли и давать оценку происходящим событиям, которая зачастую противоречила официальной идеологии.

Ярким примером использования эзопово языка можно назвать повесть-притчу написанную Дж. Оруэллом в сатирической манере «Скотный двор». В ней изображены исторические события революционной России 1917 года.

Главные персонажи – животные, которые живут на английской ферме мистера Джонса. Каждое животное олицетворяет социальный слой.

Условия, в которых они живут, кажутся им несправедливыми, поэтому звери решаются совершить революцию и создать равное бесклассовое справедливое существование. Однако равенства так и не получилось добиться.

Примеры у Салтыкова-Щедрина

Среди русских писателей наиболее ярко использовал язык Эзопа Салтыков-Щедрин. Обратимся к его иносказательному произведению “История одного города”. Писатель знакомит читателя с городом Глуповым и его жителями – глуповцами.

Описывает их ленивыми, бездеятельными, не способными самими принимать решения, желающими поскорее найти кого-то, кто будет решать за них, примет ответственность за их судьбу.

В самом начале глуповцы отправляются на поиски князя, причем предпочтение отдают иноземным правителям, признают собственную несостоятельность: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…”.


Важно

Читая произведение, понимаешь, что автор описывает не конкретный город, а целую Россию и его народ. Можно найти и более явные соответствия: Негодяев — Павел I, Беневоленский — Сперанский, Угрюм-Бурчеев — Аракчеев, Грустилов — Александра I.

И концовка произведения символична: как безуспешны усилия Угрюм-Бурчеева остановить течения реки, также тщетно пытаться препятствовать решениям тиранов, стоящим у власти.

Эзопов язык у Салтыкова-Щедрина присутствует и в его сказке «Пескарь» о трусливой рыбке, которая символизирует трусость, эгоистичность людей, которые остаются равнодушными ко всему кроме себя.

В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» автор повествует о покорности народа через изображения иносказательного образа мужика, который принялся по приказу вить веревку, чтобы привязать себя; или о глупости, недальновидности чиновников, которые далеки от насущных житейских проблем, которые полагают, что на деревьях растут французские булки.

Источник: http://liricon.ru/ezopov-yazyk-chto-znachit-primery-iz-literatury.html

Эзопов язык в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Эзопов язык в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина

Юрковская А.И.

Научный руководитель: к.ф.н., Ремпель Е.А.

              ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава РФ

                   Кафедра русской и классической филологии

Особенно яркое художественное воплощение эзопов язык получил в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. Сказочная форма у сатирика условна и позволяет высказывать далеко не сказочную, а горькую правду. М.Е. Салтыков-Щедрин проявлял неистощимую изобретательность в создании приёмов аллегории и выработал целую систему «обманных средств».

В щедринских сказках действуют животные, но писатель постоянно «оговаривается», переключает повествование из плана фантастического в план реальный, из мира зоологического в человеческий.

Топтыгин Первый из сказки «Медведь на воеводстве» съел чижика, но комментарий к этому незначительному лесному событию вполне серьёзный: «Всё равно, как если б кто бедного крохотного гимназистика педагогическими мерами до самоубийства довёл…».

После этой «оговорки» становится понятно, что речь идёт о полицейском преследовании учащейся молодёжи.

К «эзопову языку» следует отнести выбор маски «благонамеренного повествователя», от лица которого ведётся рассказ. В сказке «Дурак» подробно описываются благородные и великодушные поступки Иванушки, но называются «дурацкими». Таким образом, рассказчик как бы присоединяется к господствующей морали, но наивно живописует достойные «подвиги дурачка».

К «эзоповой» манере принадлежит и «фигура умолчания» — нарочитый пропуск слов или целого куска текста, который легко додумывается читателем. Так, например, сатирик никогда не скажет, что человека сослали на каторгу за его революционную деятельность. Он просто прозрачно намекнет, что человек отправился туда, куда Макар телят не гонял, и читателю все становится понятно.

«Эзопова» манера проявляется в том, что писатель доводит фантастику в сказке до абсурда. Например, один из генералов в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» был учителем каллиграфии в школе кантонистов. Иными словами, он преподавал искусство писать чётким и красивым почерком в особой низшей школе для солдатских детей.

Здесь сразу возникает два вопроса: зачем солдатским детям каллиграфия и разве это соответствует генеральскому чину — работать учителем в солдатской школе? Автор не стремится объяснить этот абсурд, но читатель понимает, что генералы — бесполезные «небокоптители», которые ничего не умеют делать, потому что всю жизнь занимались непонятно чем.

Совет

Таким образом, «эзопов язык» позволяет подойти к изображаемому предмету с неожиданной стороны и остроумно представить его, а непривычные черты и краски помогают создать запоминающиеся образы. 

Источник: https://medconfer.com/node/2228

Что такое “эзопов язык” в сказках М. Е. Салтыкова-Щедрина?

Сказка может быть созданием высоким, когда служит аллегорической одеждой, облекающей высокую духовную истину, когда обнаруживает ощутительно и видимо даже простолюдину дело, доступное только мудрецу. Н. В.

Гоголь Именно Салтыков-Щедрин ввел в русский литературный обиход понятие “эзопов язык”, под которым подразумевал художественное иносказание (выражение, заключающее в себе скрытый, тайный смысл), или аллегорию.

Писатель, как известно, учился в Царскосельском лицее, где получил прекрасное классическое образование, поэтому имя древнего грека Эзопа было известно ему очень хорошо: лицеисты должны были читать басни Эзопа в подлиннике.

Эзоп – фригийский раб, безобразный горбун, сочинитель басен – жил, по преданию, в VI веке до нашей эры.

Существовал ли Эзоп на самом деле, точных сведений нет, но известны несколько его биографий, и ему приписываются все анонимные прозаические басни в древнегреческой литературе. Иными словами, Эзоп – полулегендарный создатель жанра европейской басни: Эзопова басня построена на иносказании, в ней обычно действуют животные, а

подразумеваются люди.

Салтыков-Щедрин проявлял неистощимую изобретательность в создании приемов аллегории (шифровки и дешифровки своих идей) и выработал целую систему “обманных средств”. Обычно в щедринских сказках действуют животные, но писатель постоянно “оговаривается”, переключает повествование из плана фантастического в реальный, из мира зоологического в человеческий.

Топтыгин Первый из сказки “Медведь на воеводстве” съел чижика, но комментарий к этому незначительному лесному событию вполне серьезный: “Все равно, как если б кто бедного крохотного гимназистика педагогическими мерами до самоубийства довел…” (I). После этой “оговорки” становится понятно, что речь идет о полицейском преследовании учащейся молодежи.

В сказке “Карась-идеалист” главный герой и ерш рассуждают об общественных проблемах: мировом прогрессе, классовой гармонии и гражданских чувствах – словом, о “сициализме”(!). Однако писатель сохраняет дистанцию между зоологическими образами и людьми, чтобы иносказание было художественно убедительным.

Обратите внимание

Описывая жизнь трусливого пескаря, сатирик изображает подводный мир и повадки разных рыб, вводит в сказку даже человека – страшного “рыбьего врага”: “А человек? – что это за ехидное создание такое! Каких каверз он не выдумал, чтоб его, пескаря, напрасною смертию погублять!”.

В результате получается сложная аллегория: с одной стороны, подводный мир представлен как человеческое общество, где сильный и богатый угнетает-губит слабого и бедного, с другой стороны, подводный мир открыто противопоставлен человеку, то есть должен восприниматься вроде бы прямо и буквально.

Салтыков-Щедрин, будучи замечательным сатириком, владел всеми приемами комического: юмором, сатирой, иронией, сарказмом, гротеском. В сказках он чаще всего применял иронию – тонкую, скрытую насмешку, представленную как похвала, лесть, притворное согласие с противником.

Генералы из “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил”, слоняясь по необитаемому острову, натыкаются на мужика: “Под деревом, брюхом кверху и подложив под голову кулак, спал громаднейший мужичина и самым нахальным образом уклонялся от работы”. Далее автор с ироническим сочувствием сообщает: “Негодованию генералов не было предела”.

Пустоплясы, наблюдая отдыхающего на краю поля еле живого Конягу, заинтересованно обсуждают, почему он все никак не умирает от тяжелой работы. На этот счет сытые и довольные братья Коняги имеют глубокие мысли: живучесть Коняги в том, “что он в себе жизнь духа и дух жизни носит! И покудова он будет вмещать эти два сокровища, никакая палка его не сокрушит!”.

Так писатель передает рассуждения “друзей народа” и иронически высмеивает барскую любовь к мужику. Все сказки Салтыкова-Щедрина, как и фольклорные, изображают события в неконкретном времени и месте, а в некоторых специально, для чисто внешней маскировки, указывается, что речь пойдет о старых временах или чужих странах.

Сказка “Дурак” начинается словами: “В старые годы, при царе Горохе это было…”, в подтверждение глубокой древности событий одну из героинь сказки зовут Милитрисой Кирбитьевной, как коварную мать Бовы-королевича.

А в сказке “Дикий помещик” писатель иронически использовал традиционный зачин народных сказок: “В некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик, жил и, на свет глядючи, радовался”.

Важно

Неопределенность времени и места в сказках Салтыкова-Щедрина только подчеркивает противоположный смысловой эффект: автор описывает современную российскую действительность, злободневные общественные и политические события. К “эзопову языку” следует отнести выбор маски “благонамеренного повествователя”, от лица которого ведется рассказ.

В сказке “Дурак” подробно описываются благородные и великодушные поступки Иванушки, но называются “дурацкими”.

Читайте также:  Дорн в пьесе "чайка" чехова: образ, характеристика, описание

Таким образом, рассказчик как ^присоединяется к господствующей (бессовестной) морали, но наивно живописует достойные “подвиги дурачка”: Иванушка защищает козла, которого мучат соседские мальчишки; отдает нищему все три рубля; играет с сыном Милитрисы Кирбитьевны Левкой, до которого никому дела нет; первым бежит на пожар или к тяжелобольному и т. д.

К “эзоповой” манере принадлежит и “фигура умолчания” – нарочитый пропуск слов или целого куска текста, который легко додумывается читателем. Ярким примером может служить конец сказки “Дурак”, когда Иванушка пропадает неизвестно куда на многие годы, а возвращается совершенно больным.

Читателю прозрачно намекается, что за свои “дурацкие”, то есть самые благородные, убеждения и поступки герой угодил в тюрьму, или ссылку, или т. п.: “Где он скитался? что видел? понял или не понял? – никто ничего дознаться от него не мог”.

“Эзопова” манера проявляется в том, что Салтыков-Щедрин доводит фантастику в сказке до абсурда, так что читатель не может сблизить эти фантастические картины с реальностью и, значит, обращает на такие эпизоды особенно пристальное внимание. Например, один из генералов в “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” был учителем каллиграфии в школе кантонистов.

Иными словами, он преподавал искусство писать четким, ровным и красивым почерком в особой низшей школе для солдатских детей.

Здесь сразу возникает два вопроса: зачем солдатским детям каллиграфия и разве это соответствует генеральскому чину – работать учителем в солдатской школе? Автор не стремится объяснить этот абсурд, но читатель понимает, что генералы – бесполезные “небокоптители”, которые не только не умеют выполнять элементарную работу по хозяйству (нарвать яблок, поймать рыбу и т. д.

), но и вообще ничего толкового не умеют делать, потому что всю жизнь занимались непонятно чем. Наконец, один из приемов “эзопова языка” сам Салтыков-Щедрин называл “понижением тона”. Топтыгины в сказке “Медведь на воеводстве” занимают по крайней мере губернаторскую (генеральскую) должность, а имеют только майорский чин. Следовательно, сатирическое высмеивание в сказке направлено против больших и небольших чинов и носит обобщающий характер. Загримировав губернатора под медведя, сатирик не стесняется в выражениях и запросто называет его “скотиной”, “сукиным сыном”, “негодяем”. Аналогично генералы из “Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил” всю жизнь служили в какой-то регистратуре, помещик из сказки “Дикий помещик” был не богатым вельможей (латифундистом), а обыкновенным мелкопоместным хозяином. Итак, одной из главных особенностей сказок Салтыкова-Щедрина является использование “эзопова языка”, то есть сознательное создание двузначного текста, когда за прямым смыслом сказанного открывается второй смысл, который и проясняет идею автора. Обычно “эзопов язык” в сказках Салтыкова-Щедрина объясняют запретами цензуры. Однако известно, что многие сказки, с согласия сатирика, печатались за границей. В этих случаях автор мог совершенно свободно высказывать свои мысли, но он и тогда не отказывался от аллегорий. Иносказательная манера сказок обусловлена не только цензурными препятствиями, которые должен был преодолевать писатель, но и склонностью Салтыкова-Щедрина к сатире (именно двусмысленные образы и выражения делают ее ядовитой). Иными словами, для писателя “эзопов язык” стал остроумной манерой изображения, и поэтому Салтыков-Щедрин часто прибегал к иносказательным выражениям, “нечаянным” оговоркам, умолчаниям, иронии и маске “благонамеренного рассказчика”. Разумеется, эти приемы в сказках выступают в сложном сочетании. “Эзопов язык” позволяет подойти к изображаемому предмету с неожиданной стороны и остроумно представить его, а непривычные черты и краски помогают создать запоминающиеся образы. Писатель-сатирик очень хорошо знал парадокс художественного восприятия: “Скрытая мысль увеличивает силу речи, обнаженная – сдерживает воображение” (А. И. Герцен).

Если в баснях Эзопа и И. А. Крылова аллегория служит для утверждения общечеловеческих моральных ценностей, то в сказках Салтыкова-Щедрина с помощью иносказания дается критическая оценка современной общественной жизни России, то есть высмеиваются социальная несправедливость, административный произвол, “обще-примиряющие” социальные теории, показывается классовая борьба и т. п.

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/chto-takoe-ezopov-yazyk-v-skazkax-m-e-saltykova-shhedrina/

Роль эзопова языка в сказке «Дикий помещик» М.Е. Салтыкова-Щедрина

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

«Котельниковская средняя общеобразовательная школа №1

имени Героя Советского Союза Л.Д.Чурилова»

Урок литературы: «Роль эзопова языка в сказке «Дикий помещик» М.Е. Салтыкова-Щедрина»

Составитель: Китаева Татьяна Васильевна
учитель русского языка и литературы

Котельники городской округ

2018

  1. Планируемые предметные результаты:

1. Продолжить формирование понятия «гротеск» в процессе анализа сказки «Дикий помещик»; углубить представления учащихся о понятиях «аллегория», «эзопов язык» и жанровом своеобразии литературной сказки.

2. Продолжить развитие навыков целостного анализа художественного текста.

3. Привить учащимся уважение к самостоятельным личностям.

Тип урока: урок углубленной работы над текстом.

Методы и приемы: эвристический метод (аналитическая беседа, обучение анализу), творческое чтение (комментированное чтение), репродуктивный (слово учителя).

Оборудование: доска, литературоведческие словари.

II. Ход урока:

Здравствуйте, мы уже познакомились со «сказками для детей изрядного возраста». Сегодня мы продолжим работу над термином «гротеск», начатую на прошлых уроках, на материале сказки «Дикий помещик».

М.Е. Салтыков-Щедрин говорил: «Мир грустен – и я грущу вместе с ним; мир вздыхает – и я вместе с ним вздыхаю. Мало того, я приглашаю грустить и вздыхать со мной и читателя». Вы уже прочитали сказку «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и познакомились с историей жизни Салтыкова-Щедрина, как вы понимаете слова писателя?

(Салтыков-Щедрин был писателем-сатириком, живо переживающим все тяготы русского народа. Он видит все недостатки и слабые стороны простых людей и в то же время сочувствует им, переживает их невзгоды и унижения).

А теперь обратимся к сказке «Дикий помещик» и посмотрим, как писатель «приглашает грустить и вздыхать» читателя.

1. Какие образы сказки запомнились вам больше всего?

(Образ «дикого помещика», превратившегося в медведя)

Совет

Писатель выступает против пороков современному ему общества. Барская Россия была беспомощна.

Высшие слои общества не умели ничего делать без крестьян, и в то же время они совершенно не ценили мужика, относились к нему, как к животному, хотя сами были более бездушными и «дикими».

Но тема актуальна и сегодня. Современные чиновники отличаются теми же пороками, что и правящая верхушка в царское время.

  1. Прямо или иносказательно выражает писатель свое мнение?

(Из-за цензуры писатель-сатирик в то время не мог выражать свои мысли прямо, поэтому Салтыков-Щедрин использует аллегорию и иносказания).

  1. Дайте определение термину «иносказание».

(Иносказание – выражение мысли путем намеков, содержащее скрытый смысл. )

  1. Сам писатель называл свою иносказательную манеру письма «эзопов язык» по имени древнегреческого баснописца Эзопа, использовал аллегории. На ваших столах лежат словари литературоведческих терминов. Найдите в них и выпишите в тетрадь определения терминов «эзопов язык», «аллегория».

(Эзопов язык – тайнопись в литературе, иносказание, намеренно маскирующее мысль (идею) автора, который прибегает к системе «обманных средств»: традиционным иносказательным приемам, басенным «персонажам», полупрозрачным контекстуальным псевдонимам) [Энциклопедический словарь юного литературоведа 1988: 270].

(Аллегория – это способ художественного изображения одного явления предмета или существа через другое.

Основным способом изображения аллегории является обобщение человеческих понятий; представления раскрываются в образах и поведении животных, растений, мифологических и сказочных персонажей, неживых предметах, так, что обретают переносное значение). [Энциклопедический словарь юного литературоведа 1988: 12]

  1. Какова роль аллегории в сказке «Дикий помещик»?

(«Дикий помещик» – аллегория на беспомощность правящего класса, который утратил человеческий облик и лишен человечности).

  1. А это реальный или фантастический образ?

(фантастический)

Фантастика близка гротеску. Мы уже наблюдали черты фантастического в сказке «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил». Вспомните, что именно?

(Генералы волшебным образом попали на необитаемый остров).

Теперь попробуем определить, чем отличается гротеск от научной фантастики. Литературный гротеск сочетает элементы действительности самым невероятным образом, мало заботясь о том, возможно это или нет, чаще всего это нечто неправдоподобное, но нужное для художественных целей преувеличения и заострения, гротескного осмеяния. 

[Энциклопедический словарь юного литературоведа 1988: 64]

Научная фантастика же есть более или менее правдоподобный прогноз будущего, предсказания перспективы развития общества, науки и техники, такая творчески-свободная игра воображения в искусстве, при которой, однако, ни один фундаментальный закон природы, общества или познания не нарушается. В истории литературы не существует ни одного научно-фантастического романа, повести или рассказа, где бы всерьез обсуждался вопрос «вечного двигателя», получения вещества и энергии из «ничего» и т.п. Однако все это допустимо в гротеске, который для того и существует, чтобы, в противовес научной фантастике, повествовать о чем-то таком, что невозможно, немыслимо ни при каком стечении даже самых случайных, причудливых, загадочных обстоятельств. [Энциклопедический словарь юного литературоведа 1988: 86]

Приведите примеры произведений, написанных в жанре научной фантастики, которые вы уже читали?

(роман Жюля-Верна «Таинственный остров», повесть Герберта Уэллса «Война миров»)

Примеры гротесковой фантастики? Может, вы вспомните не только литературные произведения, но и кино или мультфильмы?

(Рудольф Распэ «Приключения барона Мюнхгаузена»)

  1. Перечислите фантастическое и реальное (историческое) в сказке «Дикий помещик», приведите примеры гротеска и гиперболы из текста? С какой целью их вводит автор?

(Реальноеугнетение помещиком крестьян, налоги, штрафы; занятия помещиков – карты, театр, пасьянсы, чтение газеты «Весть». Фантастическое – летающие, роящиеся мужики, одичалый помещик, его охота на зайца, дружба с медведем.

Гротесковые эпитеты – «тело мягкое, белое, рассыпчатое», ураган, унесший мужиков, одичание помещика; гипербола – «сократил он их так, что некуда носа высунуть». С помощью гротеска и гиперболы автор высмеивает пороки помещиков и покорность народа).

  1. Объясните смысл названия сказки.

(Речь в ней идет о помещике, который пожелал, чтобы мужики покинули его уезд. И когда он остался один, оказался совершенно беспомощным. Он перестал даже умываться и превратился в дикого зверя. Таким образом, получился дикий помещик, который дружил с медведем и напал на капитана-исправника.)

  1. Какова основная идея сказки?

(Идея – отношения барина и мужика; барин глуп, жаден; мужик умен, трудолюбив, но бесправен. Автор обличает паразитизм дворянства и бичует покорность народа).

  1. Откройте записи дефиниций, сделанные на прошлых уроках, и попробуйте определить, к каким сказкам можно отнести «Дикого помещика» – юмористическим или сатирическим? Объясните свою точку зрения.

(Сатирическая сказка, потому что в ней зло высмеивается глупость и беспомощность помещиков)

  1. Вы уже познакомились с двумя сказками Салтыкова-Щедрина. Письменно ответьте на вопрос, чем похожи «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» и «Дикий помещик»?

(Во-первых, утверждение мысли о том, что помещики и чиновники –

паразитирующее сословие, ни на что не годны, они не в состоянии не только себя прокормить, но и сохранить человеческий облик (генералы с голоду чуть не загрызли друг друга; глупый помещик одичал). Мужики в обеих сказках – основа жизни, они обеспечивают всех и пищей, и товарами.

Но писатель осуждает их инертность, покорность: в «Диком помещике» их посадили в клетушки, а они тут же стали подати платить; в «Повести…» мужик сам для себя веревку вьет и к дереву привязывается, чтобы не убежать.

Во-вторых, сказки похожи по форме; реальное переплетается с фантастическим, сказочные элементы – с языком канцелярским и просторечным; в обеих сказках использованы гипербола, гротеск, иносказания, аллегория).

—————————————-

Записываем домашнее задание:

1. Прочитать сказку «Премудрый пискарь».

2. Выбрать в тексте по одному примеру иносказания, аллегории, гротеска и пояснить их роль.

3. Пересказ сказки с изменением лица (от имени «пискаря»).

Источник: https://infourok.ru/rol-ezopova-yazika-v-skazke-dikiy-pomeschik-me-saltikovaschedrina-3471734.html

Особенности языка сказок щедрина

Особенности языка сказок щедрина

В ту эпоху, когда творил Щедрин, нельзя было и думать об открытом высказывании революционных взглядов. Для того чтобы довести до читателя свои мысли, великому сатирику приходилось прибегать к «обманным средствам»-намёкам, иносказаниям и недомолвкам, которые стали одной из самых характерных черт неповторимо-своеобразного языка Щедрина.

Происхождение и особенности своей писательской манеры сам критик объяснял так: «Привычке писать иносказательно я обязан… цензурному ведомству. Оно до такой степени терзало русскую литературу, как будто поклялось стереть её с лица земли.

Но литература упорствовала в желании жить и потому прибегала к обманным средствам…

Обратите внимание

Создалась особенная, рабья манера писать, которая может быть названа Езоповскою,- манера, обнаруживающая замечательную изворотливость в изобретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих обманных средств».

Эзоповская манера письма не только помогала Щедрину преодолевать цензурные преграды, но и позволяла ему рисовать такие стороны русской жизни, какие иным путём осветить было бы невозможно.

Он не мог прямо сказать, что народ в царской России бесправен, что политика самодержавия – политика угнетения и произвола, и писал о том, что воеводу-медведя прислали в трущобу для того, чтобы он «лесных мужиков» к «одному знаменателю привёл».

Он не мог сказать прямо, что народ изнывает под игом царизма, и говорил о «некотором царстве», переживающем «беды жестокие», о «многострадальной и долготерпеливой оной стороне», которая «стоном стонет».

Он не мог прямо сказать, что самодержавие прогнило и должно быть сметено народной революцией, и показывал прогнившего «богатыря» и дурака Иванушку (народ), который кулаком перешиб дупло, где спал гнилой «богатырь».

Ограбленного и обездоленного мужика он называл «человеком, питающимся лебедой», врагов народа -«пустоплясами», шпионов и сыщиков -«сердцеведами», либералов – «складными душами», кулаков и капиталистов-«чумазыми», обнаглевшую реакцию-«торжествующей свиньёй».

Щедрин не говорил, что человек попадает в ссылку, а говорил, что тот познакомился «с Макаром, телят не гоняющим».

Эти примеры (а подобными иносказательными словами и выражениями наполнены все произведения Щедрина) показывают, как мастерски пользовался он эзоповской манерой письма, о которой говорил: «Она нимало не затемняет моих намерений, а напротив, делает их только общедоступными».

Важно

Необыкновенное своеобразие и прелесть сказкам Щедрина придаёт искусное включение в разговорную бытовую речь книжных и иностранных слов: «Смотри, сынок,- говорил старый пескарь, умирая:-коли хочешь жизнью жуировать, так гляди в оба!»; «Был он пескарь просвещённый, умеренно либеральный»; «Плывут себе мимо и не знают, что вот в этой норе премудрый пескарь свой жизненный процесс завершает»; «От рождения она была вобла степенная, не в своё дело носа не совала… в эмпиреях не витала»; «Карась – рыба смирная и к идеализму склонная: недаром его монахи любят»; «Что касается до ершей, то это рыба, уже тронутая скептицизмом и притом колючая».

Речь героев Щэдрина всегда является прекрасным средством их характеристики.

Так, например, ограниченность и тупость генералов, которые «ничего не понимали», в сказке подчёркивается их праздным пустословием: «Отчего солнце прежде восходит, а потом заходит, а не наоборот?»; «В самом ли деле было вавилонское столпотворение, или это только так, одно иносказание?» То же пустопорожнее «каляканье» слышится в речах «пустоплясов» из сказки «Коняга» и Ивана Богатого из сказки «Соседи». В пустословии представителей паразитических классов выражено их духовное убожество и низменность интересов. Тусклой, «нудной» речи «пустоплясов» у Щедрина всегда противостоит красочная, меткая, бойкая, полная мысли и чувства речь людей из народа.

Щедрин был взыскательным художником, в совершенстве владевшим всеми изобразительными средствами общенародного русского языка. И. С. Тургенев писал Щедрину в 1873 г.: «Вы отмежевали себе в нашей словесности целую область, в которой вы неоспоримый мастер и первый человек».

В своих произведениях сатирик выступал как суровый судья, каравший оружием смеха «дирижирующие классы», как писатель, страстно любивший народ и родину.

В авторской речи сатирика, то суровой и гневной, исполненной ненависти и презрения к угнетателям народа, то полной любви, тоски и горечи, когда он говорил о человеке-труженике, выражено огромное богатство идей и чувств великого революционно-демократического писателя, сказалась его ненависть и его любовь.

Гневно и тяжко ненавидел Щедрин врагов народа, «до боли сердечной» любил он трудовую Россию, и о народе, родине и их врагах гениальный сатирик рассказал тем языком, который Л. Н. Толстой назвал «сжатым, сильным, настоящим».

Источник: http://Russkay-Literatura.ru/analiz-tvorchestva/61-saltykov-schedrin-m-e-russkaya-literatura/323-osobennosti-yazyka-skazok-shhedrina.html

Эзопов язык в произведениях Михаила Салтыкова-Щедрина на Сёзнайке.ру

Эзопов язык, или иносказание, — восходящая к незапамятным временам форма художественной речи. Недаром она связывается с именем Эзопа — полулегендарного создателя греческой басни, жившего, по-видимому, в шестом веке до нашей эры.

Как гласит предание, Эзоп был рабом, а потому не мог открыто высказывать свои убеждения и в баснях на сюжеты из жизни животных изображал людей, их взаимоотношения, достоинства и недостатки.

Однако далеко не всегда эзопов язык — вынужденная мера, результат недостатка решимости: есть люди, у которых непрямая, иносказательная манера выражения мыслей становится как бы увеличительным стеклом, помогающим увидеть жизнь более глубоко. Среди русских писателей наиболее заметные таланты, применявшие эзопов язык, — это Крылов и Салтыков-Щедрин.

Совет

Но если в баснях Крылова иносказание «расшифровывается» в морали (положим. Демьянова уха уподобляется творениям писателя-графомана), то в произведениях Салтыкова-Щедрина читатель сам должен попять, какая же реальность стоит за полусказочным-полуфантастическим миром писателя.

Вот сплошь построенная на иносказании «История одного города». Что такое — город Глупов? Типичный, «среднестатистический» русский губернский город? Нет.

Это условное, символическое изображение всей России, недаром писатель подчеркивает, что его границы расширяются до пределов всей страны: «Выгонные земли Византии и Глупова были до такой степени смежны, что византийские стада почти постоянно смешивались с глуповскими, и из этого выходили беспрестанные пререкания».

А кто такие глуповцы? Как ни горестно признать, но глуповцы — это россияне. Об этом свидетельствуют, во-первых, события русской истории, которые хотя и даны в сатирическом освещении, но все же легко узнаются. Так, известная по летописям борьба славянских племен (полян, древлян и др.

) и их последующее объединение пародируются Салтыковым-Щедриным в изображении того, как головотяпы враждовали с соседскими племенами — лукоедами, лягушечниками, рукосуями.

Кроме того, увидеть в глуповцах русских заставляют и такие подмеченные писателем качества, как лень, бездеятельность, неспособность быть мужественными строителями собственной жизни, и отсюда страстное желание вручить кому-нибудь свою судьбу, лишь бы самим не принимать ответственных решений. Одна из первых страниц глуповской истории — поиски правителя.

После того как далекие предки глуповцев Волгу толокном замесили, потом свинью за бобра купили, рака с колокольным звоном встречали, батьку на кобеля променяли, они решили найти князя, но только непременно глупого: «Нам глупый-то князь, пожалуй, еще лучше будет! Сейчас мы ему коврижку в руки: жуй, а нас не замай!» Сквозь эту изображенную Салтыковым-Щедриным историю отчетливо проглядывает летописное сказание о приглашении варяжских князей на русскую землю; причем летописец подчеркивает, что русские решаются на иноземную власть над собой, убедившись в собственной несостоятельности: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…»

Кроме указанных иносказаний, есть в «Истории одного города» и более конкретные соответствия: Негодяев — Павел I, Беневоленский — Сперанский, Угрюм-Бурчеев — Аракчеев.

В образе Грустилова, возвысившего дань с откупа до пяти тысяч в год и умершего от меланхолии в 1825 году, дан сатирический портрет Александра I. Однако нельзя сказать, что горький смех над русской судьбой свидетельствует об историческом пессимизме писателя.

Обратите внимание

Финал книги говорит о бессилии Угрюм-Бурчеева остановить течение реки, в чем можно видеть иносказание о том, что безрезультатны усилия тиранов остановить течение жизни.

Понимать Эзопов язык необходимо и при чтении сказок Салтыкова-Щедрина. Например, сказка «Премудрый пескарь», повествующая о дрожащей от страха за свою жизнь рыбке, разумеется, выходит за рамки «жизни животных»: пескарь — это символическое воплощение трусливого, эгоистичного обывателя, равнодушного ко всему, кроме себя.

«Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» также полна иносказаний. Мужик, вьющий по приказанию генералов веревочку, чтобы привязать себя, олицетворяет собой рабскую покорность народа.

Генералы думают, что французские булки на дереве растут; эта сатирическая деталь иносказательно изображает, насколько далеки крупные чиновники от реальной жизни.

Салтыков-Щедрин о себе сказал: «Я — Эзоп и воспитанник цензурного ведомства». Но, наверное, щедринское иносказание — это не только необходимость, вызванная цензурными соображениями. Безусловно, Эзопов язык помогает создать глубокий, обобщенный образ действительности, а значит, лучше понять саму жизнь.

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/referaty/9030-ezopov-yazik-v-proizvedeniyah-mihaila-saltikova-shedrina

Эзопов язык в произведениях Михаила Салтыкова-Щедрина

Эзопов язык, или иносказание, – восходящая к незапамятным временам форма художественной речи. Недаром она связывается с именем Эзопа – полулегендарного создателя греческой басни, жившего, по-видимому, в шестом веке до нашей эры.

Как гласит предание, Эзоп был рабом, а потому не мог открыто высказывать свои убеждения и в баснях на сюжеты из жизни животных изображал людей, их взаимоотношения, достоинства и недостатки.

Однако далеко не всегда эзопов язык – вынужденная мера, результат недостатка решимости: есть люди, у которых непрямая, иносказательная манера выражения мыслей становится как бы увеличительным стеклом, помогающим увидеть жизнь более глубоко.

Среди русских писателей наиболее заметные таланты, применявшие эзопов язык, – это Крылов и Салтыков-Щедрин. Но если в баснях Крылова иносказание “расшифровывается” в морали, то в произведениях Салтыкова-Щедрина читатель сам должен попять, какая же реальность стоит за полусказочным-полуфантастическим миром писателя.

Вот сплошь построенная на иносказании “История одного города”. Что такое – город Глупов? Типичный, “среднестатистический” русский губернский город? Нет.

Это условное, символическое изображение всей России, недаром писатель подчеркивает, что его границы расширяются до пределов всей страны: “Выгонные земли Византии и Глупова были до такой степени смежны, что византийские стада почти постоянно смешивались с глуповскими, и из этого выходили беспрестанные пререкания”.

А кто такие глуповцы? Как ни горестно признать, но глуповцы – это россияне. Об этом свидетельствуют, во-первых, события русской истории, которые хотя и даны в сатирическом освещении, но все же легко узнаются.

Так, известная по летописям борьба славянских племен и их последующее объединение пародируются Салтыковым-Щедриным в изображении того, как головотяпы враждовали с соседскими племенами – лукоедами, лягушечниками, рукосуями.

Важно

Кроме того, увидеть в глуповцах русских заставляют и такие подмеченные писателем качества, как лень, бездеятельность, неспособность быть мужественными строителями собственной жизни, и отсюда страстное желание вручить кому-нибудь свою судьбу, лишь бы самим не принимать ответственных решений. Одна из первых страниц глуповской истории – поиски правителя.

После того как далекие предки глуповцев Волгу толокном замесили, потом свинью за бобра купили, рака с колокольным звоном встречали, батьку на кобеля променяли, они решили найти князя, но только непременно глупого: “Нам глупый-то князь, пожалуй, еще лучше будет! Сейчас мы ему коврижку в руки: жуй, а нас не замай!” Сквозь эту изображенную Салтыковым-Щедриным историю отчетливо проглядывает летописное сказание о приглашении варяжских князей на русскую землю; причем летописец подчеркивает, что русские решаются на иноземную власть над собой, убедившись в собственной несостоятельности: “Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет…”

Кроме указанных иносказаний, есть в “Истории одного города” и более конкретные соответствия: Негодяев – Павел I, Беневоленский – Сперанский, Угрюм-Бурчеев – Аракчеев.

В образе Грустилова, возвысившего дань с откупа до пяти тысяч в год и умершего от меланхолии в 1825 году, дан сатирический портрет Александра I. Однако нельзя сказать, что горький смех над русской судьбой свидетельствует об историческом пессимизме писателя.

Обратите внимание

Финал книги говорит о бессилии Угрюм-Бурчеева остановить течение реки, в чем можно видеть иносказание о том, что безрезультатны усилия тиранов остановить течение жизни.

Понимать Эзопов язык необходимо и при чтении сказок Салтыкова-Щедрина. Например, сказка “Премудрый пескарь”, повествующая о дрожащей от страха за свою жизнь рыбке, разумеется, выходит за рамки “жизни животных”: пескарь – это символическое воплощение трусливого, эгоистичного обывателя, равнодушного ко всему, кроме себя.

“Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил” также полна иносказаний. Мужик, вьющий по приказанию генералов веревочку, чтобы привязать себя, олицетворяет собой рабскую покорность народа.

Генералы думают, что французские булки на дереве растут; эта сатирическая деталь иносказательно изображает, насколько далеки крупные чиновники от реальной жизни.

Салтыков-Щедрин о себе сказал: “Я – Эзоп и воспитанник цензурного ведомства”. Но, наверное, щедринское иносказание – это не только необходимость, вызванная цензурными соображениями. Безусловно, Эзопов язык помогает создать глубокий, обобщенный образ действительности, а значит, лучше понять саму жизнь.

Эзопов язык в произведениях Михаила Салтыкова-Щедрина

Источник: https://home-task.com/ezopov-yazyk-v-proizvedeniyax-mixaila-saltykova-shhedrina/

Эзопов язык как художественный прием (на примере одного или нескольких произведений)

Эзопов язык как художественный прием (на примере одного или нескольких произведений)

Сатира — способ проявления комического в искусстве, состоящий в уничтожающем осмеянии отрицательных явлений, действительности, разоблачений пороков общественного значения.

“Сатира борется с “главным существенным злом”; она есть “грозное обличение того, от чего происходит и развиваются общие народные недостатки и бедствия”, — писал Добролюбов.

Социальной основой сатиры является борьба нового со старым .

Художественный мир М.Е. Салтыкова-Щедрина населен необычными героями. Перед нами проходит целая вереница градоначальников, помпадуров и помпадурш, пустоплясов .

Читатель щедринских сатирико-публицистических циклов и сказок до конца не узнает имен подавляющего большинства героев .

Совет

Почти ничего не известно об их индивидуальных вкусах, привычках. В основных чертах совпадают и их биографии. Лишь в некоторых случаях, но очень скупо, дан намек на портретную характеристику.

Зато и эти внутренне однотипные герои, которые чересчур похожи друг на друга, руководствуются одними и теми же побуждениями, чрезвычайно отчетливо обнаруживается их общественно-политическое лицо, их социально-нравственные образы дают яркое представление о том, что Салтыков-Щедрин назвал “общим тоном жизни” .

Собирательные образы обладают удивительными свойствами: они включают в себя целые социальные пласты, слои и прослойки общественного организма, И писатель здесь не только живописец, он — исследователь, мыслящий обширными понятиями, улавливающий нечто общее, типическое.

Салтыков-Щедрин не только создает рабскую привычку обывателей к повиновению. У писателя это состояние народа ассоциируется с несуществующим, фантастическим городом и его многочисленными обитателями.

Автор “Истории одного города” как бы видит, слышит, чувствует своих героев-глупцов .

Жители города то ликуют, ходят в кабак и потрясают воздух благодарственными восклицаниями, адресованными очередному градоначальнику, то обрастают шерстью, перестают ощущать стыд и сосут лапы, то в финале романа, в эпоху Угрюм-Бурчеева, “изнуренные, обруганные^ уничтоженные”, начинают раздражаться и роптать .

Салтыков-Щедрин часто рассказывает о том, что и как могли бы говорить и делать люди, если развязать им языки и руки. В этом заключается еще одна очень важная особенность его сатирического дара.

Писатель исследует различные человеческие, как он говорил, “готовности”, до поры до времени сознательно или невольно маскируемые.

Обратите внимание

И оказывается, что головы всевластных бюрократов начинены мясным фаршем или нехитрым музыкальным устройством/И выясняется, что многие властолюбцы страшны в своей безнаказанности, и безропотно и начальстволюбиво внимающие им обыватели обречены на жуткое и нелепое существование .

На Руси начало 70-х годов XIX века насквозь проникнуто духом предпринимательства, доходившего до откровенного крупномасштабного разбоя .

Неуемные претензии вчерашних крепостников, из-под ног которых ускользала почва, хищные помещичьи вожделения не могли оставить писателя равнодушным. Люди-хищники с живостью саранчи обступают государственный пирог.

И вот строка за строкой появляются первые страницы “Дневника провинциала в Петербурге”.

Вот как характеризует автор своих героев: “Все притворились, что у них есть нечто в кармане, и ни один даже не пытался притвориться, что у него есть нечто в голове” .

Салтыков-Щедрин очень дорожил принципом сатирического исследования и выявления в человеке внешне сокрытого, упрятанного в глубине и обнаруживаемого лишь при подходящих обстоятельствах .

Первые сказки Салтыкова-Щедрина были опубликованы в “Отечественных записках” еще в 1869 году .

Все остальные произведения, включенные писателем в знаменитый сказочный цикл, создавались в 80-е годы. Событиями 1 марта 1881 года исчерпала себя вторая в истории России революционная ситуация .

Важно

Жизнь беспощадно отвергла расчеты на возрождение страны мыслящими интеллигентами-“реалистами” .

Становилось ясно, что бороться за землю для народа без его участия невозможно. Салтыков-Щедрин тем не менее никогда не переставал надеяться, что “хоть что-нибудь, хоть штрих один, хоть слабый звук — дойдет по адресу” .

Уже в 1881 году можно было с уверенностью сказать, что народ начинает интересоваться жизнью, хочет многое знать о своих правах и обязанностях, И именно в последней трети XIX века, в пору предчувствия массового читателя, и у многих писателей России обнаруживается тяга к расширению читательской аудитории, к близким и доступным большинству жанрам сказки, легенды, песни. Именно в сказках воплощены представления Салтыкова-Щедрина о народном читателе .

Сказки Салтыкова-Щедрина наталкивают на трудные вопросы, решить которые нельзя, руководствуясь прописными истинами .

Салтыков-Щедрин выносит в заголовок говорящий недвусмысленно-оценочный эпитет: “Премудрый пескарь”. У В.И. Даля: премудрость — соединение истины и блага, высшая правда, слияние любви и истины, высшего состояния умственного и нравственного совершенства .

Поначалу сохраняется вера в несомненность этого определения: и родители у пескаря были умные; и его советом родительским не обидели; и у самого героя сказки, оказывается, “ума палата была”.

Но шаг за шагом прослеживая ход умозаключений пескаря, автор возбуждает в читателе лукавую насмешку, ироническую реакцию, чувство брезгливости, в финале даже сострадания к житейской философии тихого, безгласного, умеренно-аккуратного существа .

Жизненная позиция пескаря — заботиться о себе, о собственной сохранности и благополучии.

Совет

Но подводящему итог долгой жизни пескарю открывается тоскливая истина: “Неправильно полагают те, кои думают, что лишь те пескари могут считаться достойными гражданами, кои, обезумев от страха, сидят в норах и дрожат.

Никому от них ни тепло, ни холодно, никому ни чести, ни бесчестия, ни славы, ни бесславия… живут, даром место занимают да корм едят” .

“Орлы хищны и плотоядны — живут всегда в отчуждении, в неприступных местах, хлебосольством не занимаются, но разбойничают”. Так начинается сказка об “Орле-меценате” .

Это введение сразу раскрывает перед читателем характерные обстоятельства жизни царственного орла и дает порыть, что речь идет совсем не о птицах. Орел “нарядил в кандалы” и “заточил в дупло навечно” грамотея-дятла, уничтожил соловья за его вольные песни, разорил ворон-мужиков .

Кончилось тем, что вороны взбунтовались. И -оставили орла умирать голодной смертью. “Сие да послужит орлам уроком”, — многозначительно заключает сатирик .

Достойны особого внимания строки “Карася-идеалиста”, рисующие гибель наивного мечтателя, задавшегося целью посредством одного магического слова лютую щуку в карася превратить.

“Карась вдруг почувствовал, что сердце в нем загорелось. И он во всю мочь гаркнул: “Знаешь ли ты, что такое добродетель?” Щука разинула рот от удивления.

Машинально потянула она воду и, вовсе не желая проглотить карася, проглотила его” .

Ироническим указанием на машинальность действия щуки автор подсказывает читателю мысль о тщетности всяких призывов к совести хищников. Хищники не милуют своих жертв и не внемлют их призывам к великодушию. Волк не был тронут самоотверженностью зайца, щука — карасиным призывом к добродетели .

Гибнут все, кто пытался, избегая борьбы, спрятаться от неумолимого врага или умиротворить его, — гибнут и премудрый пескарь, и самоотверженный заяц, и его здравомыслящий собрат, и вяленая вобла, и карась-идеалист .

Обратите внимание

В целом книга салтыковских сказок — это живая картина общества, раздираемого внутренними противоречиями .

В “Сказках” Салтыков-Щедрин воплотил свои многолетние наблюдения над жизнью закабаленного русского крестьянства, свои горькие раздумья над судьбами угнетенных масс, свои глубокие симпатии к трудовому человеку и свои светлые надежды на силу народную .

Сатира всегда современна. Она не только идет по горячим следам событий. Она пытается заглянуть в завтрашний день .

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.coolsoch.ru/

Источник: http://diplomba.ru/work/97231

Эзопов язык в сказках М. Е. Салтыкова-щедрина

Bulletin of Medical internet Conferences (ISSN 2224−6150)

2013. Volume 3. issue 2

Ю: 2013−02−27-^2228 Тезис Юрковская А. И Эзопов язык в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В. И. Разумовского Минздрава России, кафедра русской и классической филологии Научный руководитель: к.ф.н., Ремпель Е.А.

Особенно яркое художественное воплощение эзопов язык получил в сказках М.Е. Салтыкова-Щедрина. Сказочная форма у сатирика условна и позволяет высказывать далеко не сказочную, а горькую правду. М.Е. Салтыков-Щедрин проявлял неистощимую изобретательность в создании приёмов аллегории и выработал целую систему «обманных средств».

В щедринских сказках действуют животные, но писатель постоянно «оговаривается», переключает повествование из плана фантастического в план реальный, из мира зоологического в человеческий.

Топтыгин Первый из сказки «Медведь на воеводстве» съел чижика, но комментарий к этому незначительному лесному событию вполне серьёзный: «Всё равно, как если б кто бедного крохотного гимназистика педагогическими мерами до самоубийства довёл…».

После этой «оговорки» становится понятно, что речь идёт о полицейском преследовании учащейся молодёжи.

К «эзопову языку» следует отнести выбор маски «благонамеренного повествователя», от лица которого ведётся рассказ. В сказке «Дурак» подробно описываются благородные и великодушные поступки Иванушки, но называются «дурацкими». Таким образом, рассказчик как бы присоединяется к господствующей морали, но наивно живописует достойные «подвиги дурачка» /22, 'www.mgutunn.ru'/.

К «эзоповой» манере принадлежит и «фигура умолчания» — нарочитый пропуск слов или целого куска текста, который легко додумывается читателем. Так, например, сатирик никогда не скажет, что человека сослали на каторгу за его революционную деятельность. Он просто прозрачно намекнет, что человек отправился туда, куда Макар телят не гонял, и читателю все становится понятно.

«Эзопова» манера проявляется в том, что писатель доводит фантастику в сказке до абсурда. Например, один из генералов в «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» был учителем каллиграфии в школе кантонистов. Иными словами, он преподавал искусство писать чётким и красивым почерком в особой низшей школе для солдатских детей.

Важно

Здесь сразу возникает два вопроса: зачем солдатским детям каллиграфия и разве это соответствует генеральскому чину — работать учителем в солдатской школе? Автор не стремится объяснить этот абсурд, но читатель понимает, что генералы — бесполезные «небокоптители», которые ничего не умеют делать, потому что всю жизнь занимались непонятно чем.

Таким образом, «эзопов язык» позволяет подойти к изображаемому предмету с неожиданной стороны и остроумно представить его, а непривычные черты и краски помогают создать запоминающиеся образы.

Ключевые слова Салтыков-Щедрин, сатира, эзопов язык

www.medconfer.com

© Bulletin of Medical Internet Conferences, 2013

Источник: https://mgutunn.ru/work/534163/Ezopov-yazyk-v-skazkax

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector