“и какой же русский не любит быстрой езды?” отрывок из поэмы “мертвые души” (текст эпизода, фрагмент, отрывок)

Мертвые души :: Читать книги онлайн

1

В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холостяки: отставные подполковники, штабс-капитаны, помещики, имеющие около сотни душ крестьян, — словом, все те, которых называют господами средней руки.

В бричке сидел господин, не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так, чтобы слишком молод.

Въезд его не произвел в городе совершенно никакого шума и не был сопровожден ничем особенным; только два русские мужика, стоявшие у дверей кабака против гостиницы, сделали кое-какие замечания, относившиеся, впрочем, более к экипажу, чем к сидевшему в нем.

«Вишь ты, — сказал один другому, — вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет», — отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет», — отвечал другой.

Этим разговор и кончился Да еще, когда бричка подъехала к гостинице, встретился молодой человек в белых канифасовых панталонах, весьма узких и коротких, во фраке с покушеньями на моду, из-под которого видна была манишка, застегнутая тульскою булавкою с бронзовым пистолетом. Молодой человек оборотился назад, посмотрел экипаж, придержал рукою картуз, чуть не слетевший от ветра, и пошел своей дорогой.

Когда экипаж въехал на двор, господин был встречен трактирным слугою, или половым, как их называют в русских трактирах, живым и вертлявым до такой степени, что даже нельзя было рассмотреть, какое у него было лицо.

Он выбежал проворно, с салфеткой в руке, — весь длинный и в длинном демикотонном сюртуке со спинкою чуть не на самом затылке, встряхнул волосами и повел проворно господина вверх по всей деревянной галерее показывать ниспосланный ему богом покой.

Обратите внимание

Покой был известного рода, ибо гостиница была тоже известного рода, то есть именно такая, как бывают гостиницы в губернских городах, где за два рубля в сутки проезжающие получают покойную комнату с тараканами, выглядывающими, как чернослив, из всех углов, и дверью в соседнее помещение, всегда заставленною комодом, где устроивается сосед, молчаливый и спокойный человек, но чрезвычайно любопытный, интересующийся знать о всех подробностях проезжающего. Наружный фасад гостиницы отвечал ее внутренности: она была очень длинна, в два этажа; нижний не был выщекатурен и оставался в темно-красных кирпичиках, еще более потемневших от лихих погодных перемен и грязноватых уже самих по себе; верхний был выкрашен вечною желтою краскою; внизу были лавочки с хомутами, веревками и баранками. В угольной из этих лавочек, или, лучше, в окне, помещался сбитенщик с самоваром из красной меди и лицом так же красным, как самовар, так что издали можно бы подумать, что на окне стояло два самовара, если б один самовар не был с черною как смоль бородою.

Пока приезжий господин осматривал свою комнату, внесены были его пожитки: прежде всего чемодан из белой кожи, несколько поистасканный, показывавший, что был не в первый раз в дороге.

Чемодан внесли кучер Селифан, низенький человек в тулупчике, и лакей Петрушка, малый лет тридцати, в просторном подержанном сюртуке, как видно с барского плеча, малый немного суровый на взгляд, с очень крупными губами и носом.

Вслед за чемоданом внесен был небольшой ларчик красного дерева с штучными выкладками из карельской березы, сапожные колодки и завернутая в синюю бумагу жареная курица.

Когда все это было внесено, кучер Селифан отправился на конюшню возиться около лошадей, а лакей Петрушка стал устроиваться в маленькой передней, очень темной конурке, куда уже успел притащить свою шинель и вместе с нею какой-то свой собственный запах, который был сообщен и принесенному вслед за тем мешку с разным лакейским туалетом. В этой конурке он приладил к стене узенькую трехногую кровать, накрыв ее небольшим подобием тюфяка, убитым и плоским, как блин, и, может быть, так же замаслившимся, как блин, который удалось ему вытребовать у хозяина гостиницы.

Покамест слуги управлялись и возились, господин отправился в общую залу.

Какие бывают эти общие залы — всякий проезжающий знает очень хорошо: те же стены, выкрашенные масляной краской, потемневшие вверху от трубочного дыма и залосненные снизу спинами разных проезжающих, а еще более туземными купеческими, ибо купцы по торговым дням приходили сюда сам-шест и сам-сём испивать свою известную пару чаю; тот же закопченный потолок; та же копченая люстра со множеством висящих стеклышек, которые прыгали и звенели всякий раз, когда половой бегал по истертым клеенкам, помахивая бойко подносом, на котором сидела такая же бездна чайных чашек, как птиц на морском берегу; те же картины во всю стену, писанные масляными красками, — словом, все то же, что и везде; только и разницы, что на одной картине изображена была нимфа с такими огромными грудями, какие читатель, верно, никогда не видывал. Подобная игра природы, впрочем, случается на разных исторических картинах, неизвестно в какое время, откуда и кем привезенных к нам в Россию, иной раз даже нашими вельможами, любителями искусств, накупившими их в Италии по совету везших их курьеров. Господин скинул с себя картуз и размотал с шеи шерстяную, радужных цветов косынку, какую женатым приготовляет своими руками супруга, снабжая приличными наставлениями, как закутываться, а холостым — наверное не могу сказать, кто делает, бог их знает, я никогда не носил таких косынок. Размотавши косынку, господин велел подать себе обед. Покамест ему подавались разные обычные в трактирах блюда, как-то: щи с слоеным пирожком, нарочно сберегаемым для проезжающих в течение нескольких неделей, мозги с горошком, сосиски с капустой, пулярка жареная, огурец соленый и вечный слоеный сладкий пирожок, всегда готовый к услугам; покамест ему все это подавалось и разогретое, и просто холодное, он заставил слугу, или полового, рассказывать всякий вздор — о том, кто содержал прежде трактир и кто теперь, и много ли дает дохода, и большой ли подлец их хозяин; на что половой, по обыкновению, отвечал: «О, большой, сударь, мошенник». Как в просвещенной Европе, так и в просвещенной России есть теперь весьма много почтенных людей, которые без того не могут покушать в трактире, чтоб не поговорить с слугою, а иногда даже забавно пошутить над ним. Впрочем, приезжий делал не всё пустые вопросы; он с чрезвычайною точностию расспросил, кто в городе губернатор, кто председатель палаты, кто прокурор, — словом, не пропустил ни одного значительного чиновника; но еще с большею точностию, если даже не с участием, расспросил обо всех значительных помещиках: сколько кто имеет душ крестьян, как далеко живет от города, какого даже характера и как часто приезжает в город; расспросил внимательно о состоянии края: не было ли каких болезней в их губернии — повальных горячек, убийственных какие-либо лихорадок, оспы и тому подобного, и все так обстоятельно и с такою точностию, которая показывала более, чем одно простое любопытство. В приемах своих господин имел что-то солидное и высмаркивался чрезвычайно громко. Неизвестно, как он это делал, но только нос его звучал, как труба. Это, по-моему, совершенно невинное достоинство приобрело, однако ж, ему много уважения со стороны трактирного слуги, так что он всякий раз, когда слышал этот звук, встряхивал волосами, выпрямливался почтительнее и, нагнувши с вышины свою голову, спрашивал: не нужно ли чего? После обеда господин выкушал чашку кофею и сел на диван, подложивши себе за спину подушку, которую в русских трактирах вместо эластической шерсти набивают чем-то чрезвычайно похожим на кирпич и булыжник. Тут начал он зевать и приказал отвести себя в свой нумер, где, прилегши, заснул два часа. Отдохнувши, он написал на лоскутке бумажки, по просьбе трактирного слуги, чин, имя и фамилию для сообщения куда следует, в полицию. На бумажке половой, спускаясь с лестницы, прочитал по складам следующее: «Коллежский советник Павел Иванович Чичиков, помещик, по своим надобностям». Когд

Источник: http://rubook.org/book.php?book=102645&page=72

Маленький отрывок мертвые души. Отрывок из поэмы

Тройка то взлетала на пригорок, то неслась духом с пригорка, которыми была усеяна вся столбовая дорога, стремившаяся чуть заметным накатом вниз. Чичиков только улыбался, слегка подлетывая на своей кожаной подушке, ибо любил быструю езду.

И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» – его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное? Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит: летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньим криком, летит вся дорога невесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий предмет, – только небо над головою, да легкие тучи, да продирающийся месяц одни кажутся недвижны. Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем с одним топором да долотом снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню – кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход – и вон она понеслась, понеслась, понеслась!.. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух.

Не так ли и ты, Русь , что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади.

Важно

Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная Богом!.. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

На всё воля божья, матушка! – сказал Чичиков, вздохнувши, – против мудрости божией ничего нельзя сказать… Уступите-ка их мне, Настасья Петровна? – Кого, батюшка? – Да вот этих-то всех, что умерли. – Да как же уступить их? – Да так просто. Или, пожалуй, продайте. Я вам за них дам деньги. – Да как же? Я, право, в толк-то не возьму.

Нешто хочешь ты их откапывать из земли? Чичиков увидел, что старуха хватила далеко и что необходимо ей нужно растолковать, в чём дело. В немногих словах объяснил он ей, что перевод или покупка будет значиться только на бумаге и души будут прописаны как бы живые. – Да на что ж они тебе? – сказала старуха, выпучив на него глаза. – Это уж моё дело. – Да ведь они ж мёртвые.

– Да кто же говорит, что они живые? Потому-то и в убыток вам, что мёртвые: вы за них платите, а теперь я вас избавлю от хлопот и платежа. Понимаете? Да не только избавлю, да ещё сверх того дам вам пятнадцать рублей. Ну, теперь ясно? – Право, не знаю, – произнесла хозяйка с расстановкой.

– Ведь я мёртвых никогда ещё не продавала – Ещё бы! Это бы скорей походило на диво, если бы вы их кому-нибудь продали. Или вы думаете, что в них есть в самом деле какой-нибудь прок? – Нет, этого-то я не думаю. Что ж в них за прок, проку никакого нет. Меня только то и затрудняет, что они уже мёртвые. «Ну, баба, кажется, крепколобая!» – подумал про себя Чичиков.

– Послушайте, матушка. Да вы рассудите только хорошенько: – ведь вы разоряетесь, платите за него подать, как за живого… – Ох, отец мой, и не говори об этом! – подхватила помещица. – Ещё третью неделю взнесла больше полутораста. Да заседателя подмаслила. – Ну, видите, матушка.

Читайте также:  Краткое содержание повести "тарас бульба" гоголя по главам

А теперь примите в соображение только то, что заседателя вам подмасливать больше не нужно, потому что теперь я плачу за них; я, а не вы; я принимаю на себя все повинности. Я совершу даже крепость на свои деньги, понимаете ли вы это? Старуха задумалась.

Она видела, что дело, точно, как будто выгодно, да только уж слишком новое и небывалое; а потому начала сильно побаиваться, чтобы как-нибудь не надул её этот покупщик; приехал же бог знает откуда, да ещё и в ночное время. – Так что ж, матушка, по рукам, что ли? – говорил Чичиков. – Право, отец мой, никогда ещё не случалось продавать мне покойников.

Живых-то я уступила, вот и третьего года протопопу двух девок, по сту рублей каждую, и очень благодарил, такие вышли славные работницы: сами салфетки ткут. – Ну, да не о живых дело; бог с ними. Я спрашиваю мёртвых. – Право, я боюсь на первых-то порах, чтобы как-нибудь не понести убытку. Может быть, ты, отец мой, меня обманываешь, а они того…

они больше как-нибудь стоят. – Послушайте, матушка… эх, какие вы! что ж они могут стоить? Рассмотрите: ведь это прах. Понимаете ли? это просто прах. Вы возьмите всякую негодную, последнюю вещь, например даже простую тряпку, и тряпке есть цена: её хоть по крайней мере купят на бумажную фабрику, а ведь это ни на что не нужно.

Ну, скажите сами, на что оно нужно? – Уж это, точно, правда. Уж совсем ни на что не нужно; да ведь меня одно только и останавливает, что ведь они уже мёртвые.

«Эк её, дубинноголовая какая! – сказал про себя Чичиков, уже начиная выходить из терпения.

– Пойди ты сладь с нею! в пот бросила, проклятая старуха!» Тут он, вынувши из кармана платок, начал отирать пот, в самом деле выступивший на лбу. Впрочем, Чичиков напрасно сердился: иной и почтенный, и государственный даже человек, а на деле выходит совершенная Коробочка. Как зарубил что себе в голову, то уж ничем его не пересилить; сколько ни представляй ему доводов, ясных как день, всё отскакивает от него, как резинный мяч отскакивает от стены. Отерши пот, Чичиков решился попробовать, нельзя ли её навести на путь какою-нибудь иною стороною.

сообщить о неприемлемом содержимом

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Николай Васильевич Гоголь

Детство Чичикова

(Отрывок из поэмы «Мертвые души»)

Совет

В один день, с первым весенним солнцем и разлившимися потоками, отец, взявши сына, выехал с ним на тележке, которую потащила мухортая пегая лошадка, известная у лошадиных барышников под именем соро́ки; ею правил кучер, маленький горбунок, родоначальник единственной крепостной семьи, принадлежавшей отцу Чичикова, занимавший почти все должности в доме.

На соро́ке тащились они полтора дни с лишком; на дороге ночевали, переправлялись через реку, закусывали холодным пирогом и жареною бараниною и только на третий день утром добрались до города. Перед мальчиком блеснули нежданным великолепием городские улицы, заставившие его на несколько минут разинуть рот.

Потом соро́ка бултыхнула вместе с тележкою в яму, которою начинался узкий переулок, весь стремившийся вниз и запруженный грязью; долго работала она там всеми силами и месила ногами, подстрекаемая и горбуном и самим барином, и наконец втащила их в небольшой дворик, стоявший на косогоре с двумя расцветшими яблонями пред стареньким домиком и садиком позади его, низеньким, маленьким, состоявшим только из рябины, бузины и скрывавшейся во глубине ее деревянной будочки, крытой драньем, с узеньким матовым окошечком. Тут жила родственница их, дряблая старушонка, все еще ходившая всякое утро на рынок и сушившая потом чулки свои у самовара, которая потрепала мальчика по щеке и полюбовалась его полнотою. Тут должен был он остаться и ходить ежедневно в классы городского училища. Отец, переночевавши, на другой же день выбрался в дорогу. При расставании слез не было пролито из родительских глаз; дана была полтина меди на расход и лакомства и, что гораздо важнее, умное наставление: «Смотри же, Павлуша, учись, не дури и не повесничай, а больше всего угождай учителям и начальникам. Коли будешь угождать начальнику, то, хоть и в науке не успеешь и таланту бог не дал, все пойдешь в ход и всех опередишь. С товарищами не водись, они тебя добру не научат; а если уж пошло на то, так водись с теми, которые побогаче, чтобы при случае могли быть тебе полезными. Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали; а больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой». Давши такое наставление, отец расстался с сыном потащился вновь домой на своей соро́ке, и с тех пор уже никогда он больше его не видел, но слова и наставления заронились глубоко ему в душу.

Павлуша с другого же дни принялся ходить в классы. Особенных способностей к какой-нибудь науке в нем не оказалось; отличился он больше прилежанием и опрятностию; но зато оказался в нем большой ум с другой стороны, со стороны практической.

Он вдруг смекнул и понял дело и повел себя в отношении к товарищам точно таким образом, что они его угощали, а он их не только никогда, но даже иногда, припрятав полученное угощенье, потом продавал им же. Еще ребенком он умел уже отказать себе во всем.

Из данной отцом полтины не издержал ни копейки, напротив – в тот же год уже сделал к ней приращения, показав оборотливость почти необыкновенную: слепил из воску снегиря, выкрасил его и продал очень выгодно.

Потом в продолжение некоторого времени пустился на другие спекуляции, именно вот какие: накупивши на рынке съестного, садился в классе возле тех, которые были побогаче, и как только замечал, что товарища начинало тошнить, – признак подступающего голода, – он высовывал ему из-под скамьи будто невзначай угол пряника или булки и, раззадоривши его, брал деньги, соображаяся с аппетитом.

Два месяца он провозился у себя на квартире без отдыха около мыши, которую засадил в маленькую деревянную клеточку, и добился наконец до того, что мышь становилась на задние лапки, ложилась и вставала по приказу, и продал потом ее тоже очень выгодно. Когда набралось денег до пяти рублей, он мешочек зашил и стал копить в другой. В отношении к начальству он повел себя еще умнее.

Обратите внимание

Сидеть на лавке никто не умел так смирно. Надобно заметить, что учитель был большой любитель тишины и хорошего поведения и терпеть не мог умных и острых мальчиков; ему казалось, что они непременно должны над ним смеяться.

Достаточно было тому, который попал на замечание со стороны остроумия, достаточно было ему только пошевелиться или как-нибудь ненароком мигнуть бровью, чтобы подпасть вдруг под гнев. Он его гнал и наказывал немилосердно. «Я, брат, из тебя выгоню заносчивость и непокорность! – говорил он. – Я тебя знаю насквозь, как ты сам себя не знаешь.

Вот ты у меня постоишь на коленях! ты у меня поголодаешь!» И бедный мальчишка, сам не зная за что, натирал себе колени и голодал по суткам. «Способности и дарования? это все вздор, – говаривал он, – я смотрю только на поведенье.

Я поставлю полные баллы во всех науках тому, кто ни аза не знает, да ведет себя похвально; а в ком я вижу дурной дух да насмешливость, я тому нуль, хотя он Солона заткни за пояс!» Так говорил учитель, не любивший насмерть Крылова за то, что он сказал: «По мне, уж лучше пей, да дело разумей», и всегда рассказывавший с наслаждением в лице и в глазах, как в том училище, где он преподавал прежде, такая была тишина, что слышно было, как муха летит; что ни один из учеников в течение круглого года не кашлянул и не высморкался в классе и что до самого звонка нельзя было узнать, был ли кто там или нет. Чичиков вдруг постигнул дух начальника и в чем должно состоять поведение. Не шевельнул он ни глазом, ни бровью во все время класса, как ни щипали его сзади; как только раздавался звонок, он бросался опрометью и подавал учителю прежде всех треух (учитель ходил в треухе); подавши треух, он выходил первый из класса и старался ему попасться раза три на дороге, беспрестанно снимая шапку. Дело имело совершенный успех. Во все время пребывания в училище был он на отличном счету и при выпуске получил полное удостоение во всех науках, аттестат и книгу с золотыми буквами за примерное прилежание и благонадежное поведение.

Чичиков глядел очень внимательно на молоденькую незнакомку. Он пытался несколько раз с нею заговорить, но как-то не пришлось так.

А между тем дамы уехали, хорошенькая головка с тоненькими чертами лица и тоненьким станом скрылась, как что-то похожее на виденье, и опять осталась дорога, бричка, тройка знакомых читателю лошадей, Селифан, Чичиков, гладь и пустота окрестных полей.

Везде, где бы ни было в жизни, среди ли чёрствых, шероховато-бедных и неопрятно-плеснеющих низменных рядов её, или среди однообразно-хладных и скучно-опрятных сословий высших, везде хоть раз встретится на пути человеку явленье, не похожее на всё то, что случалось ему видеть дотоле, которое хоть раз пробудит в нём чувство, не похожее на те, которые суждено ему чувствовать всю жизнь. Везде, поперёк каким бы ни было печалям, из которых плетётся жизнь наша, весело промчится блистающая радость, как иногда блестящий экипаж с золотой упряжью, картинными конями и сверкающим блеском стёкол вдруг неожиданно пронесётся мимо какой-нибудь заглохнувшей бедной деревушки, не видавшей ничего, кроме сельской телеги, и долго мужики стоят, зевая, с открытыми ртами, не надевая шапок, хотя давно уже унёсся и пропал из виду дивный экипаж.
Так и блондинка тоже вдруг совершенно неожиданным образом показалась в нашей повести и так же скрылась. Попадись на ту пору вместо Чичикова какой-нибудь двадцатилетний юноша, гусар ли он, студент ли он, или просто только что начавший жизненное поприще, – и Боже! чего бы не проснулось, не зашевелилось, не заговорило в нём! Долго бы стоял он бесчувственно на одном месте, вперивши бессмысленно очи вдаль, позабыв и дорогу, и все ожидающие впереди выговоры, и распеканья за промедление, позабыв и себя, и службу, и мир, и всё, что ни есть в мире. Но герой наш уже был средних лет и осмотрительно-охлаждённого характера. Он тоже задумался и думал, но положительнее, не так безотчётны и даже отчасти очень основательны были его мысли. «Славная бабёшка! – сказал он, открывши табакерку и понюхавши табаку. – Но ведь что, главное, в ней хорошо? Хорошо то, что она сейчас только, как видно, выпущена из какого-нибудь пансиона или института, что в ней, как говорится, нет ещё ничего бабьего, то есть именно того, что у них есть самого неприятного. Она теперь как дитя, всё в ней просто, она скажет, что ей вздумается, засмеётся, где захочет засмеяться. Из нее всё можно сделать, она может быть чудо, а может выйти и дрянь, и выйдет дрянь! Вот пусть-ка только за неё примутся теперь маменьки и тётушки. В один год так её наполнят всяким бабьём, что сам родной отец не узнает. Откуда возьмётся и надутость, и чопорность, станет ворочаться по вытверженным наставлениям, станет ломать голову и придумывать, с кем, и как, и сколько нужно говорить, как на кого смотреть, всякую минуту будет бояться, чтобы не сказать больше, чем нужно, запутается наконец сама, и кончится тем, что станет наконец врать всю жизнь, и выйдет просто чёрт знает что!» Здесь он несколько времени помолчал и потом прибавил: «А любопытно бы знать, чьих она? что, как её отец? богатый ли помещик почтенного нрава или просто благомыслящий человек с капиталом, приобретённым на службе? Ведь если, положим, этой девушке да придать тысячонок двести приданого, из неё бы мог выйти очень, очень лакомый кусочек. Это бы могло составить, так сказать, счастье порядочного человека». Двести тысячонок так привлекательно стали рисоваться в голове его, что он внутренно начал досадовать на самого себя, зачем в продолжение хлопотни около экипажей не разведал от форейтора или кучера, кто такие были проезжающие. Скоро, однако ж, показавшаяся деревня Собакевича рассеяла его мысли и заставила их обратиться к своему постоянному предмету.

Читайте также:  Семья, родители и происхождение андрея штольца в романе "обломов" гончарова

Источник: https://bestgeneric.ru/malenkii-otryvok-mertvye-dushi-otryvok-iz-poemy/

Н.В.Гоголь «Мертвые души» вопросы и задания

«Мёртвые души» — произведение Николая Васильевича Гоголя, жанр которого сам автор обозначил как поэму. Изначально задумано как трёхтомное произведение. Первый том был издан в 1842 году. Практически готовый второй том был уничтожен самим Гоголем, но сохранилось несколько глав в черновиках. Третий том был задуман и не начат, о нём остались только отдельные сведения.

Выполните задания

Соотнесите имена помещиков с животными, деталями и чертами характера.

Фамилия помещика Названия животных Детали Черты характера
Коробочка Кот Кулак Бережливость
Манилов Медведь Куча, прореха Богатырство
Ноздрёв Мышь Мешочки Основательность
Плюшкин Птица Пышущее здоровье Радушие
Собакевич Собака Сахар Хозяйственность

Проведите анализ отрывка о «птице-тройке» в конце текста по плану:

а) образы;
б) средства художественной выразительности;
в) синтаксические особенности;
г) роль фрагмента для понимания идейного содержания произведения в целом.

И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное? Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит: летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньим криком, летит вся дорога невесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий предмет, — только небо над головою, да легкие тучи, да продирающийся месяц одни кажутся недвижны. Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. … И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух.

Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади.

Важно

Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!.. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

Для углубления знаний вы можете пройти обучающий тест по биографии Н. В. Гоголя или выбрать себе  тест по душе.

Источник: http://ruslang.today/2018/01/31/n-v-gogol-mertvye-dushi-voprosy-i-zadaniya/

гоголь н.в

  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 04:51 Гоголь Н. В. Хлестаков и Анна Андреевна
  • Прослушать скачать добавить в избранное 53:38 Гоголь Н.В. Женитьба. Действие 1[П. Кутепова, М. Джабраилова, К. Пирогов, Ю. Степанов и др., 2007]
  • Прослушать скачать добавить в избранное 49:52 Гоголь Н.В. Женитьба. Действие 2[П. Кутепова, М. Джабраилова, К. Пирогов, Ю. Степанов и др., 2007]
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 48:42 Гоголь Н.В. Записки сумасшедшего (Читает В. Городецкий)
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 05:10 Гоголь Н.В. Нужно любить Россию
  • Прослушать скачать добавить в избранное 22:59 Гоголь Н.В. Вечер накануне Ивана Купала
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:02:20 Гоголь Н.В. Мокрые уши
  • Прослушать скачать добавить в избранное 32:51 Гоголь Н.В. РЕВИЗОР 3
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:27:11 Гоголь Н.В. 3 Вечера на хуторе близ Диканьки. Майская ночь или утопленница (аудиокнига)
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:50:08 Гоголь Н.В. 6 Вечера на хуторе близ Диканьки. Ночь перед Рождеством(v.2)
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:02:52 Гоголь Н.В. 7 Вечера на хуторе близ Диканьки. Ночь перед Рождеством(v.3)
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:03:27 Гоголь Н.В. 8 Вечера на хуторе близ Диканьки. Страшная месть
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:13:23 Гоголь Н.В. 1 Вечера на хуторе близ Диканьки.Сорочинская ярмарка
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:49:35 Гоголь Н. В. Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 43:49 Гоголь Н.В. 2 Вечера на хуторе близ Диканьки. Вечер накануне Ивана Купала
  • Прослушать скачать добавить в избранное 03:50 Гоголь Н.В. речь Тараса Бульбы
  • Прослушать скачать добавить в избранное 16:25 Гоголь Н.В. 8 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 18:08 Гоголь Н.В. 7 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 18:08 Гоголь Н.В. 5 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 14:37 Гоголь Н.В. 6 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 18:08 Гоголь Н.В. 1 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 18:05 Гоголь Н.В. 10 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 12:24 Гоголь Н.В. 4 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 13:00 Гоголь Н.В. 3 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 17:49 Гоголь Н.В. 2 Ревизор
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:59 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 07:48 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:16 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:27 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 08:55 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 06:19 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 06:03 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:48 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:01 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:50 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:36 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:20 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:06 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:19 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 05:51 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 06:09 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 06:20 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 09:21 Гоголь Н.В. Размышления о божественной литургии
  • Прослушать скачать добавить в избранное 08:24 Гоголь Н.В. Чуден Днепр при тихой погоде
  • Прослушать скачать добавить в избранное 24:10 Гоголь Н.В. Тарас Бульба 003
  • Прослушать скачать добавить в избранное 01:03:59 Гоголь Н.В. 9 Вечера на хуторе близ Диканьки. Иван Федорович Шпонька и его тетушка
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 01:42:04 Гоголь Н.В. “Повесть о том, как поссорились Иван Иванович и Иваном Никифоровичем”.
  • Прослушать скачать добавить в избранное 02:02:07 Гоголь Н.В. Портрет (аудиокнига, читает Александр Лыков)
  • Прослушать скачать добавить в избранное 33:56 Гоголь Н.В. Тарас Бульба 011
  • Прослушать скачать текст песни добавить в избранное 18:26 Гоголь Н.В. Тарас Бульба 010 [/detskie_audioknigi]

Источник: https://pixesmusic.com/s/42057251-gogol_n.v._-_i_kakoj_zhe_russkij_ne_lyubit_bystroj_ezdy_mertvye_dushi_otryvok/

Урок лингвокультурологической характеристики текста в 9 классе: «И какой же русский не любит быстрой езды?»

Иващенко Екатерина Васильевна,

учитель русского языка и литературы

ГБОУ г. Москвы «Школа № 1861 “Загорье”»,

e.ivashenko@list.ru

Поскольку в настоящее время проблемы изучения культуры, а вместе с ней и языка как одного из важнейших показателей культуры являются наиболее актуальными, на уроках русского языка целесообразно проводить лингвокультурологический анализ текста.

В основе такого анализа лежит понимание тесного взаимодействия языка и культуры, языка как инструмента познания культуры.

Такая работа с текстом позволяет не только выявить языковые и изобразительно-выразительные средства, которые использовал автор, но и понять смыслы, которые в этом тексте заключены.

Работа с текстом, направленная на понимание его как единицы языка, речи и культуры, способствует формированию мировоззрения учащихся, их системы ценностей в контексте национальной и общечеловеческой культуры, расширению культурного кругозора.

При работе с текстом на уроке русского языка принято формировать языковедческую и коммуникативную компетенции учащихся.

Тексты русских писателей, которые предлагаются при обучении русскому языку, относятся к художественному, художественно-публицистическому или публицистическому стилям, а значит, являются «конденсаторами культурной памяти» (Ю.М. Лотман).

В.В. Колесов пишет: «Раскрыть текст – значит понять культуру и одновременно понять самого себя» [2; с. 376].

Совет

Следовательно, анализируя тексты, обучающиеся раскрывают его культурные смыслы, а значит, формируют не только коммуникативную и языковедческую компетенции, но и культуроведческую. Такой подход позволяет учащемуся воспринимать текст как целостную единицу не только языка и речи, но и культуры.

Предложенный вариант урока отвечает требованиям ФГОС, включает современные технологии и методики обучения. Учащиеся на уроке демонстрируют способность к целенаправленной познавательной деятельности, у них формируется чувство сопричастности к истории и культуре родной страны. Работа проходит в тесном сотрудничестве с педагогом и одноклассниками.

Итоги проведенного урока

При написании сочинений по тексту обучающиеся отмечали роль стилистически окрашенной лексики, сложных предложений, синтаксического параллелизма, риторических вопросов в выражении авторской позиции, называли изобразительно-выразительные средства, которые использовал автор.

Это говорило о сформированной у них языковедческой компетенции. Ученики, демонстрируя понимание текста, создавали собственное высказывание на основе авторского.

В то же время анализ текста, проведенный на уроке, позволил детям осознать и культурные, ценностные смыслы данного текста, что они и продемонстрировали.

Обучающиеся поднимали в своих сочинениях проблему урбанизации: «Я мчусь на современной железной тройке и не вижу просторов. Города. Города» (Владислав Э., 9 класс), ставили вопросы – «Все. Город позади. Как бы не наступали города, а простору еще много на Руси!..

Еще? Пока?» (Юрий И, 9 класс). «А куда я мчусь? Не знаю. Но скорость так будоражит мои мысли, так захватывает дух, наполняет меня восторгом. Что я хочу только вперед еще и ещё, дальше и быстрее. Вот уж действительно “И какой же русский не любит быстрой езды?”» (Наталья К.

, 9 класс).

Важная мысль, которую смогли сформулировать учащиеся в ходе работы над текстом и которая свидетельствует об эстетическом, ценностном развитии детей, заключается в том, что «Мы сами управляем нашим движением, мы должны всегда стремиться вперёд в будущее» (Владислав М., 9 класс), «Я вижу такую красоту, что сложно ее описать словами А хочется только крикнуть Русь-матушка! Родина моя!» (Юрий И., 9 класс). «Как давно я не видела вас, голубые луга, как давно не ощущала настоящего запаха твоего, Россия» (Анастасия К.)

Обратите внимание

Размышления о тексте приводят детей к пониманию его заголовка «И какой же русский не любит быстрой езды?»: «Я думала, что это я, тот русский, который не любит быстрой езды.

Но представив дорогу, уходящую вдаль, созерцателя, который будет смотреть вслед моей исчезающей в пыли тройке, я думаю, что хочу лететь в этой тройке, хочу ветра в лицо, хочу оставлять всё позади. Хочу вперед.

И действительно, какой же русский не любит быстрой езды?!» (Анастасия К.).

В настоящее время такая работа с текстом дает возможность возвращения к истокам русской духовной культуры.

Урок целесообразно проводить в классе после или во время изучения повести «Мертвые души», в мотивированном классе небольшой численности.

Ход урока

1. Мотивация (самоопределение  к учебной деятельности)

– Писатель Лев Успенский сказал: «Язык – удивительное орудие, посредством которого люди, общаясь между собой, передают друг другу свои мысли…».

– Что выдумаете по поводу этого высказывания? Согласны ли вы с автором? Прочтите тему нашего урока. Строки какого произведения вынесены в название урока? Как вы их понимаете? (Слайд 3)

2. Сначала прослушайте, а затем самостоятельно прочитайте  текст. Слайд 4

– Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи.

И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем, с одним топором да долотом, снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик.

Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит чорт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню – кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход! и вон она понеслась, понеслась, понеслась!.. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух.

Читайте также:  Тест по повести "бедная лиза" карамзина в вопросах и ответах (викторина)

Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка, несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади.

Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? Что значит это наводящее ужас движение? И что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится, вся вдохновенная богом!.. Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо всё, что ни есть на земли, и косясь постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства. (Н.В. Гоголь)

3. Элементы речеведческого анализа текста

Фронтальная работа:

– Сформулируйте тему текста? (Сравнение Руси с летящей тройкой лошадей)

– Какие слова являются ключевыми для данного текста (Русь, движение)

– Чем заканчивается текст? (Вопросом)

– К какому типу речи вы бы отнесли этот текст и почему? (Художественному, т.к. используются изобразительно-выразительные средства языка)

4. Структурно-содержательный анализ текста

– Разделите текст на части и озаглавьте их, обоснуйте свой выбор (на две части).

Примерный план текста

1. Кто тебя выдумал, тройка?

2. Русь, куда ты несешься?

– Найдите предложения с обращениями, выпишите обращения.

Важно

Выпишите из первой части два последних предложения и выделите основы. Какие это предложения? Из второй части выпишите 3 и 4 предложение и разберите их. Какие это предложения?

Далее класс делится на 4 группы (с применением технологии «Часы» (см. Приложение 1), сначала на пары, потом пары объединяются), группа работает с одной частью текста.

5. Лингвистический и содержательный анализ текста

Алгоритм работы в группе. На столах лежат рабочие листы (см. Приложение 2).

1) Выпишите непонятные слова и выражения из вашего фрагмента текста, пользуясь толковыми словарями, объясните их значение.

2) Как автор связывает тройку и народ, как характеризует народ? (Для первого фрагмента.) С чем сравнивает Русь? (Для второго фрагмента.)

3) Что автор говорит о Руси и русском народе? Почему он сравнивает Русь с летящей тройкой? Почему летящей, а не скачущей, бегущей?

4) Сформулируйте основную мысль автора данной части текста.

5) Выпишите в соответствующие графы таблицы слова и выражения, передающие движение, слова и выражения, описывающие пространство. Какие лексические средства использует автор для описания русского народа?

Слова и выражения, передающие движение Слова и выражения, описывающие пространство Описание народа

Примерный вариант ответа:

Слова и выражения, передающие движение Слова и выражения описывающие пространство Народ
птица-тройка ровнем гладнем разметнулась на полсвета бойкий
расторопный мужик ступай считать версты расторопный мужик
наскоро собрал затянул песню нехитрый снаряд сделан одним топором
кони вихрем мужик – борода да рукавицы
спицы в колесах смешались сидит чорт знает на чем
дымом дымится дорога а замахнется – кони вихрем
гремят мосты
не молния ли сверкнула
наводящее ужас движение
вихри в гривах
кони, не тронув копытами земли, превратились в линии, летящие по воздуху
сверлит воздух

6. Творческий отчет группы

– Каковы особенности употребления языковых средств выразительности? (Используются метафоры, сравнения, эпитеты.) Зачем автор использует изобразительно-выразительные средства языка? (Мы ощущаем скорость движения и необъятность пространства.)

Как автор описывает народ, какой образ он использует? (Образ мужика ямщика – борода да рукавицы.) Какова роль мужика (народа) в движении Руси? (Народ управляет этим движением.)

7. Рефлексия

– Почему наш урок называется «И какой же русский не любит быстрой езды?». Подумайте, обсудите в паре с партнёром по плечу, запишите, озвучьте.

Примерный ответ. Потому что автор сравнивает русский народ, Русь с летящей тройкой, которая мчится вперёд в будущее, навстречу всем ветрам. И каждому русскому человеку такое движение по душе.

8. Домашнее задание (Слайд 9)

– Представьте себя в этой тройке? Что вы видите, мимо чего вы мчитесь? Что вы ощущаете? Куда вы летите? Напишите сочинение миниатюру «Я еду в тройке».

Приложение к статье доступно для скачивания по ссылке.

Список литературы:

1. Гоголь Н.В. Собрание сочинений в 7 томах, М., «Художественная литература», 1977.

Совет

2. Колесов, В.В. История русского языкознания: Очерки и этюды /В.В. Колесов. СПб: Изд-во С.Пб. ун-та, 2003.

3. Левушкина О.Н. Методическая интерпретация лингвокультурологических характеристик текста на уроках русского языка. Монография. Ульяновск: УлГТУ, 2013.

4. Левушкина О.Н. О культурологических, культуроведческих и лингвокультурологических понятиях в методике обучения русскому языку // Преподаватель XXI век. 2012. № 3. Ч. 1. С. 152–160.

5. Левушкина О.Н., Волкова Н.В., Григорченко И.А. и др. Уроки с лингвокультурологической характеристикой текста. Метод. пособие для учителей. М.: Издательство «Перо», 2013.

6. ФГОС ОО: Федеральный государственный образовательный стандарт общего образования: проект. М.: Просвещение, 2010. [Электронный ресурс]. URL: http://standart.edu.ru/ (дата обращения: 20.03.2016).

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Источник: http://slovo.mosmetod.ru/2017/03/19/ivashchenko-e-v-urok-lingvokulturologicheskoj-kharakteristiki-teksta-v-9-klasse-i-kakoj-zhe-russkij-ne-lyubit-bystroj-ezdy/

bibliotechka – Гоголь Н. . Мертвые души (продолжение)

Статистика

Онлайн всего: 1

Гостей: 1

Пользователей:

Что, право, думают, мне разве не больно? разве я не отец? Что занимаюсь философией да иной раз нет времени, так уж я и не отец? Ан вот нет же, отец! отец, черт их побери, отец! У меня Мокий Кифович вот тут сидит, в сердце! — Тут Кифа Мокиевич бил себя весьма сильно в грудь кулаком и приходил в совершенный азарт.

 — Уж если он и останется собакой, так пусть же не от меня об этом узнают, пусть не я выдал его».

И, показав такое отеческое чувство, он оставлял Мокия Кифовича продолжать богатырские свои подвиги, а сам обращался вновь к любимому предмету, задав себе вдруг какой-нибудь подобный вопрос: «Ну а если бы слон родился в яйце, ведь скорлупа, чай, сильно бы толста была, пушкой не прошибешь; нужно какое-нибудь новое огнестрельное орудие выдумать».

Так проводили жизнь два обитателя мирного уголка, которые нежданно, как из окошка, выглянули в конце нашей поэмы, выглянули для того, чтобы отвечать скромно на обвинение со стороны некоторых горячих патриотов, до времени покойно занимающихся какой-нибудь философией или приращениями на счет сумм нежно любимого ими отечества, думающих не о том, чтобы не делать дурного, а о том, чтобы только не говорили, что они делают дурное. Но нет, не патриотизм и не первое чувство суть причины обвинений, другое скрывается под ними. К чему таить слово? Кто же, как не автор, должен сказать святую правду? Вы боитесь глубоко устремленного взора, вы страшитесь сами устремить на что-нибудь глубокий взор, вы любите скользнуть по всему недумающими глазами. Вы посмеетесь даже от души над Чичиковым, может быть, даже похвалите автора, скажете: «Однако ж кое-что он ловко подметил, должен быть веселого нрава человек!» И после таких слов с удвоившеюся гордостию обратитесь к себе, самодовольная улыбка покажется на лице вашем, и вы прибавите: «А ведь должно согласиться, престранные и пресмешные бывают люди в некоторых провинциях, да и подлецы притом немалые!» А кто из вас, полный христианского смиренья, не гласно, а в тишине, один, в минуты уединенных бесед с самим собой, углубит вовнутрь собственной души сей тяжелый запрос: «А нет ли и во мне какой-нибудь части Чичикова?» Да, как бы не так! А вот пройди в это время мимо его какой-нибудь его же знакомый, имеющий чин ни слишком большой, ни слишком малый, он в ту же минуту толкнет под руку своего соседа и скажет ему, чуть не фыркнув от смеха: «Смотри, смотри, вон Чичиков, Чичиков пошел!» И потом, как ребенок, позабыв всякое приличие, должное званию и летам, побежит за ним вдогонку, поддразнивая сзади и приговаривая: «Чичиков! Чичиков! Чичиков!»

Но мы стали говорить довольно громко, позабыв, что герой наш, спавший во все время рассказа его повести, уже проснулся и легко может услышать так часто повторяемую свою фамилию. Он же человек обидчивый и недоволен, если о нем изъясняются неуважительно.

Читателю сполагоря, рассердится ли на него Чичиков, или нет, но что до автора, то он ни в коком случае не должен ссориться с своим героем: еще не мало пути и дороги придется им пройти вдвоем рука в руку; две большие части впереди — это не безделица.

— Эхе-хе! что ж ты? — сказал Чичиков Селифану, — ты?

— Что? — сказал Селифан медленным голосом.

— Как что? Гусь ты! как ты едешь? Ну же, потрогивай!

И в самом деле, Селифан давно уже ехал зажмуря глаза, изредка только потряхивая впросонках вожжами по бокам дремавших тоже лошадей; а с Петрушки уже давно невесть в каком месте слетел картуз, и он сам, опрокинувшись назад, уткнул свою голову в колено Чичикову, так что тот должен был дать ей щелчка.

Селифан приободрился и, отшлепавши несколько раз по спине чубарого, после чего тот пустился рысцой, да помахнувши сверху кнутом на всех, примолвил тонким певучим голоском: «Не бойся!» Лошадки расшевелились и понесли, как пух, легонькую бричку.

Обратите внимание

Селифан только помахивал да покрикивал: «Эх! эх! эх!» — плавно подскакивая на козлах, по мере того как тройка то взлетала на пригорок, то неслась духом с пригорка, которыми была усеяна вся столбовая дорога, стремившаяся чуть заметным накатом вниз. Чичиков только улыбался, слегка подлетывая на своей кожаной подушке, ибо любил быструю езду.

И какой же русский не любит быстрой езды? Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» — его ли душе не любить ее? Ее ли не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное? Кажись, неведомая сила подхватила тебя на крыло к себе, и сам летишь, и все летит: летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньим криком, летит вся дорога невесть куда в пропадающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий предмет, — только небо над головою, да легкие тучи, да продирающийся месяц одни кажутся недвижны. Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться, в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи. И не хитрый, кажись, дорожный снаряд, не железным схвачен винтом, а наскоро живьем с одним топором да молотом снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких ботфортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход — и вон она понеслась, понеслась, понеслась!.. И вон уже видно вдали, как что-то пылит и сверлит воздух.

Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади.

Важно

Остановился пораженный божьим чудом созерцатель: не молния ли это, сброшенная с неба? что значит это наводящее ужас движение? и что за неведомая сила заключена в сих неведомых светом конях? Эх, кони, кони, что за кони! Вихри ли сидят в ваших гривах? Чуткое ли ухо горит во всякой вашей жилке? Заслышали с вышины знакомую песню, дружно и разом напрягли медные груди и, почти не тронув копытами земли, превратились в одни вытянутые линии, летящие по воздуху, и мчится вся вдохновенная богом!.. Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

______________

Примечания

В большом количестве (франц.)

Фетюк — слово, обидное для мужчины, происхоит от Фиты — буквы, почитаемой некоторыми неприличною буквою. (Прим. Н. В. Гоголя.)

Корамора — большой, длинный, вялый комар; иногда залетает в комнату и торчит где-нибудь одиночкой на стене. К нему спокойно можно подойти и ухватить его за ногу, в ответ на что он только топырится или горячится, как говорит народ. (Прим. Н. В. Гоголя.)

назад

Источник: http://bibliotechka.ucoz.com/index/gogol_n_mertvye_dushi_prodolzhenie/0-1034

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector