Краткое содержание “повести о капитане копейкине” из поэмы “мертвые души”: краткий пересказ сюжета

“Повесть о капитане Копейкине”

Коллекция сочинений: “Повесть о капитане Копейкине”

Власть государя явление бессмысленное,

Если он не почувствует,

Что должен быть образом божьим на земле.

Н. В.Гоголь (Из переписки с друзьями).

На первый взгляд, “Повесть о капитане Копейкине” ничем не связана с поэмой Н. В.Гоголя “Мертвые души”: нет переплетения сюжетных линий, отличная от поэмы стилистика, сказочная манера повествования. Но из истории написания поэмы нам известно, что Н. В.

Гоголь отказывался публиковать “Мертвые души” без этой повести. Он придавал большое значение этой “малой поэме, вписанной в эпицентр большой”.

Так в чем же заключается внутренняя связь повести с поэмой “Мертвые души”, повести трижды переписанной автором под давлением цензуры?

Обратите внимание

В “Повести о капитане Копейкине” рассказана драматическая история об инвалиде-герое Отечественной войны, прибывшем в Петербург за “монаршеской милостью”. Защищая родину, он потерял руку и ногу и лишился каких бы то ни было средств к существованию.

Капитан Копейкин оказывается в столице, окруженной атмосферой враждебности человеку.

Мы видим Петербург глазами героя: “Понатолкался было нанять квартиры, только всё кусается страшно…” “Один швейцар уже смотрит генералиссимусом… как откормленный жирный мопс какой-нибудь…” Капитан Копейкин добивается встречи с самим министром, и тот оказывается черствым, бездушным человеком.

Копейкина призывают ждать и “наведываться на днях”.

И вот, когда терпению героя приходит конец, он приходит еще раз в комиссию с просьбой решить его вопрос, на что высокий начальник вразумляет разбушевавшегося Копейкина: “Не было ещё примера, чтобы у нас в России, приносивший, относительно так сказать, услуги отечеству, был оставлен без призрения”. Вслед за этими совершенно пародийно звучащими словами следует наглый совет: “Ищите сами себе средств, старайтесь сами себе помочь”. Копейкин поднимает “бунт” в присутствии всей комиссии, всех начальников, и его высылают из Петербурга на место жительства.

Гоголь недаром доверяет рассказ о героическом капитане именно почтмейстеру. Самодовольно-благополучный почтмейстер с его косноязычной, величаво-патетической речью еще более оттеняет трагизм той истории, которую столь весело и витиевато он излагает.

В сопоставлении образов почтмейстера и Копейкина предстают два социальных полюса старой России.

Из уст почтмейстера мы узнаем, что Копейкин, едучи на фельдъегере, рассуждал: “Хорошо, говорит, вот ты, мол говоришь, чтобы я сам себе поискал средства и помог бы; хорошо, говорит, я, говорит, найду средства!”

Рассказывая о том, что слухи о капитане Копейкине, после того, как его выслали из Петербурга, канули в лету, почтмейстер затем добавляет важную многозначную фразу: “Но позвольте, господа, вот тут-то и начинается, можно сказать, завязка романа”.

Важно

Министр, выслав Копейкина из столицы, думал – тем и делу конец. Но не тут то было! История только начинается. Копейкин еще покажет себя и заставит о себе говорить.

Гоголь не мог в подцензурных условиях открыто рассказывать о похождениях своего героя в рязанских лесах, но фраза о завязке романа дает нам понять, что все рассказанное до сих пор о Копейкине – только начало, и самое главное еще впереди.

Но идея возмездия в “Повести о капитане Копейкине” не сводится к мести за поруганную справедливость со стороны капитана, обратившего свой гнев на всё “казенное”.

Повесть о героическом защитнике Отечества, ставшем жертвой попранной справедливости, как бы венчает всю страшную картину поместно-чиновно-полицейской России, нарисованную в “Мертвых душах”.

Воплощением произвола и несправедливости является не только губернская власть, но и столичная бюрократия, само правительство.

Устами министра правительство отрекается от защитников Отечества, от подлинных патриотов, и, тем самым, оно разоблачает свою антинациональную сущность – вот мысль в произведении Гоголя.

“Повесть о капитане Копейкине” – это крик души Гоголя, это призыв к общечеловеческим ценностям, это суд над “мертвыми душами” помещиков, чиновников, высших властей, – над миром, полным равнодушия.

И пророческие слова Гоголя “смеется текущее поколение и самонадеянно-гордо начинает ряд новых заблуждений, над которыми также потом посмеются потомки» и есть суд истории. Презренный смех потомков – вот, что послужит возмездием этому равнодушному миру, который не может ничего изменить в себе даже перед лицом очевидной угрозы бессмысленной и бесплодной своей гибели.

Источник: http://www.rlspace.com/povest-o-kapitane-kopejkine/

Каково значение «Повести о капитане Копейкине» в поэме «Мертвые души»?

В поэме Гоголя «Мертвые души» есть вставная новелла — «По­весть о капитане Копейкине». Неожиданно и как бы случайно поя­вившаяся в поэме «Повесть о капитане Копейкине» на самом деле тесно связана с развитием сюжета, а главное, с замыслом автора и идейно-художественным смыслом всего произведения.

«Повесть о капитане Копейкине» является не только составной частью сюжета поэмы, она «проникает» в ее внутренний, глубинный пласт. Играет важную идейно-художественную роль в произведении.

Иногда этой повести придают социально-политическое звучание, считая, что Гоголь обличает в ней всю государственную власть Рос­сии, даже правительственную верхушку и самого царя.

Едва ли по­добное утверждение можно принять безоговорочно, ибо такая идео­логическая позиция противоречит мировоззрению писателя. И кроме того, такая трактовка обедняет смысл этой вставной новеллы.

«По­весть о капитане Копейкине» позволяет не только увидеть сановный Петербург, но прочитать в ней нечто большее.

Совет

Ведь главная причина, заставившая Копейкина податься в разбой­ники, заключается в том, что «тогда еще не сделано было никаких распоряжений насчет раненых… инвалидный капитал заведен был гораздо после». Поэтому должен был бывший герой войны «сам до­бывать себе средства». А способ добывания средств выбирает отнюдь не случайный.

Копейкин и его шайка грабят только казну, деньги бе­рут из «казенного кармана», т.е. забирают то, что принадлежит им как бы по праву. Писатель уточняет: «Если проезжающий по какой-нибудь своей надобности — ну, спросят только: «Зачем?», да и сту­пай своей дорогой.

А как только какой-нибудь фураж казенный, про­виант или деньги — словом, все, что носит, так сказать, имя казны — спуска никакого».

Но вот инвалидный капитал был создан, и весьма солидный. Ра­неные были обеспечены, причем обеспечены так, как «ни в каких других просвещенных государствах». И сделал это сам государь, ко­торый увидел «упущения» с Копейкиным и «издал строжайшее пред­писание составить комитет исключительно с тем, чтобы заняться улучшением всех, то есть раненых».

Итак, смысл этой повести: капитан Копейкин подался в разбойни­ки не столько из-за невнимания или черствости высших государст­венных чиновников, сколько из-за того, что так уж на Руси все уст­роено, задним умом крепки все («опосля!»), начиная с почтмейстера и кончая самим государем. Могут на Руси принимать мудрые решения, но вот только тогда, когда гром грянет.

Известно, что Гоголь любил «замкнуть речь ловко прибранной пословицей», любил заветные мысли выражать в пословицах.

Вот и в содержании «Повести» в этих пословицах — «русский человек задним умом крепок», «гром не грянет — мужик не перекрестится» — иронически выражена заветная мысль автора (не случайно обвиняли его в антипатриотизме!).

Его размышления о сущности русского ха­рактера, о способности русского человека принимать правильные ре­шения, исправлять ошибки, но вот, к сожалению, «опосля», когда гром грянет.

Обратите внимание

В данном случае вставная новелла о капитане Копейкине содер­жит ключ к пониманию характера русского человека, сущности его натуры.

Источник: http://5litra.ru/ege-sochineniya/564-kakovo-znachenie-povesti-o-kapitane-kopeykine-v-poeme-mertvye-dushi.html

Гоголевская Повесть о капитане Копейкине и ее источники (стр. 1 из 2)

Гоголевская “Повесть о капитане Копейкине” и ее источники

Н. Л. Степанов

“Повесть о капитане Копейкине” – неотъемлемая часть “Мертвых душ”. Сам писатель придавал ей особенно большое значение, справедливо видя в ней один из наиболее важных компонентов своей поэмы. Когда “Повесть” капитане Копейкине” была запрещена цензором А.

Никитенко (кстати, единственный эпизод в “Мертвых душах”, не пропущенный цензурой), Гоголь с особой настойчивостью боролся за ее восстановление, не мысля своей поэмы без этой повести.

Получив из цензуры рукопись “Мертвых душ”, в которой “Повесть о капитане Копейкине” оказалась вычеркнутой, Гоголь с негодованием сообщал Н. Я. Прокоповичу: “Выбросили у меня целый эпизод Копейкина, для меня очень нужный, более даже, нежели думают они (т. е. цензоры. – Н. С.). Я решился не отдавать его никак.

Переделал его теперь так, что уж никакая цензура не может придраться. Генералов и всё выбросил и посылаю его к Плетневу для передачи цензору” (письмо от 9 апреля 1842 г.) [1]. В письме к П. А. Плетневу от 10 апреля 1842 г.

Гоголь также говорит о том значении, которое он придает эпизоду с Копейкиным: “Уничтожение Копейкина меня сильно смутило! Это одно из лучших мест в поэме, и без него – прореха, которой я ничем не в силах заплатать и зашить. Я лучше решился переделать его, чем лишиться вовсе” [2].

Таким образом, Гоголю эпизод с капитаном Копейкиным был особенно значим для композиции и прежде всего для идейного звучания “Мертвых душ”. Он предпочел переработать этот эпизод, ослабив его сатирическую остроту и политическую тенденцию, с тем чтобы сохранить его в составе своей поэмы.

Почему же писатель придавал такое большое значение этой вставной новелле, казалось бы внешне мало связанной со всем содержанием “Мертвых душ”? Дело в том, что “Повесть о капитане Копейкине” является в известном смысле кульминацией сатирического замысла и одним иа наиболее смелых и политически заостренных эпизодов обличительного содержания “Мертвых душ”. Далеко не случайно она следует в тексте произведения за эпизодами, в которых говорится о проявлении народного недовольства, о крестьянских выступлениях против властей (убийство заседателя Дробяжкина). Историю капитана Копейкина рассказывает почтмейстер чиновникам в момент наибольшего смятения умов, вызванного слухами о покупках Чичикова. Смятение, охватившее провинциальный город, разговоры и рассказы о крестьянских волнениях, страх перед непонятными и нарушающими общественный покой поступками Чичикова – все это великолепно рисует косный и ничтожный мирок провинциального чиновничье-поместного общества, больше всего боящегося каких-либо потрясений и перемен. Поэтому и история капитана Копейкипа, ставшего разбойником в рязанских лесах, лишний раз напоминает о неблагополучии всего общественного уклада, о том подспудном кипении, которое угрожает взрывом.

Но и сама по себе история капитана Копейкина, подобно “Шинели”, содержит резкую критику господствующего режима, протест против бюрократического безразличия к судьбе простого человека.

Важно

Однако капитан Копейкин отличается от робкого и забитого Башмачкина тем, что пытается бороться за свои права, протестует против несправедливости, против бюрократического произвола.

История капитана Копейкина широко раздвигает рамки провинциально-крепостнической действительности, которая показана в “Мертвых душах”, вовлекая в круг изображения “всей Руси” столицу, высшие бюрократические сферы. Осуждение несправедливости и беззакония всей государственной системы, вплоть до царя и министров, находит здесь яркое воплощение.

Изучая повесть, мы, естественно, обращаемся к ее первоначальной редакции, поскольку Гоголю пришлось переработать ее в силу цензурных причин, вопреки своему желанию. “Я выбросил весь генералитет, характер Копейкина означил сильнее, так что теперь видно ясно, что он всему причиною сам и что с ним поступили хорошо”, – сообщал Гоголь в цитированном уже письме П. А. Плетневу.

В подцензурной редакции Гоголь вынужден был не только снять упоминание о министре, с таким бюрократическим равнодушием отнесшемся к судьбе капитана (речь идет о “начальнике комиссии”), но и иначе мотивировать протест Копейкина, его требование пенсиона: это теперь объяснено желанием Копейкина “съесть котлетку и бутылку французского вина”, т. е.

Читайте также:  Алексей берестов в повести "барышня-крестьянка" пушкина: образ и характеристика, описание в цитатах

стремлением к роскошной жизни – тем, что он “привередлив”.

В первоначальной редакции (включаемой ныне во все издания “Мертвых душ”) капитан Копейкин наделен иными чертами. Это боевой офицер, которому на войне 1812 г. оторвало руку и ногу. Лишенный средств к существованию (даже отец отказывается его содержать), он отправляется в Петербург просить “монаршей милости”.

Гоголь, хотя и словами почтмейстера, описывает Петербург как средоточие роскоши, всяческих соблазнов: “Семирамида, судырь, да и полно! Понатолкался было нанять квартиры, только все это кусается страшно: гардины, шторы, чертовство такое, понимаете, ковры – Персия целиком: ногой, так сказать, попираешь капиталы.

Ну, просто, то есть, идешь по улице, а уж нос твой так и слышит, что пахнет тысячами; а у моего капитана Копейкина весь ассигнационный банк, понимаете, состоит из каких-нибудь десяти синюх”.

Здесь, как и в петербургских повестях, Петербург предстает как место сосредоточения богатства, “капитала”, которым владеют немногие счастливцы, тогда как бедняки ютятся в трущобах, в грязных углах. Это город резких социальных контрастов, город чиновных тузов и богатеев. Это Петербург “Шинели”, “Невского проспекта”, “Носа”.

Совет

Капитан Копейкин сталкивается с равнодушием и бюрократическим издевательством над маленьким человеком не только со стороны “значительного лица”, но и самого министра, олицетворяющего и возглавляющего весь административный аппарат царизма.

Министр стремится отделаться от Копейкина незначащими обещаниями и посулами: “Вельможа, по обыкновению, выходит: “Зачем вы? Зачем вы? А!” говорит, увидевши Копейкина: я ведь я уже объявил вам, что вы должны ожидать решения”. – “Помилуйте, ваше высокопревосходительство, – не имею, так сказать, куска хлеба…

” – “Что же делать? Я для вас ничего не могу сделать; старайтесь помочь себе сами, ищите сами средства””. Как видим, сцена эта во многом напоминает объяснение Акакия Акакиевича со значительным лицом. Не случайно “Шинель” писалась примерно в то же время, когда заканчивался первый том “Мертвых душ”.

Тема несправедливости социальных отношений, глубоко волновавшая Гоголя, решалась им в демократическом плане, в плане гуманистического протеста против сильных и богатых хозяев жизни. Отсюда и эти элементы общности между “Шинелью” и “Мертвыми душами”, важность для Гоголя эпизода с капитаном Копейкиным.

Но капитан Копейкин не робкий и униженный Акакий Акакиевич.

Он тоже хочет проникнуть в мир счастливцев, обедающих в “Лондоне”, закусывающих “у Палкина”, возбужден соблазнами роскоши, встречающейся на каждом шагу. Он мечтает с получением пенсии зажить обеспеченной жизнью.

Поэтому неопределенные обещания о “завтра”, которыми его обнадеживает министр, вызывают его протест: “…

можете вообразить себе, каково его положение: тут, с одной стороны, так сказать, семга и ар€уз, а с другой-то ему подносят все одно и то же блюдо: “завтра”.

В ответ на “дерзкое” заявление Копейкина, что он не сойдет с места, пока не будет наложена резолюция на его прошение, разгневанный министр приказывает отправить Копейкина “за казенный счет” на “место жительства”.

Высылаемый в сопровождении фельдъегеря “на место”, Копейкин рассуждает сам с собой: “Когда генерал говорит, чтобы я поискал сам средств помочь себе, – хорошо, говорит, “я”, говорит, “найду средства”.

Обратите внимание

Куда именно привезли Копейкина, по словам рассказчика неизвестно, но не прошло и двух месяцев, как появилась в рязанских лесах шайка разбойников, атаманом которой был капитан Копейкин.

Такова история капитана Копейкина, переданная почтмейстером. Версия, что Чичиков и есть капитан Копейкин, возникла потому, что чиновники заподозрили Чичикова и в делании фальшивых ассигнаций, и в том, что он “переодетый разбойник”.

Капитан Копейкин выступает мстителем за несправедливое к нему отношение и в разгоряченном сознании провинциальных чиновников предстает как угроза их благополучию, как страшный разбойничий атаман.

Хотя сообщение почтмейстера выдержано в стиле комического сказа, история капитана Копейкина врывается в повседневную обывательскую жизнь чиновников как “напоминание о враждебной им, бурлящей, чреватой опасностями и мятежами народной стихии.

В силу всего этого происхождение образа капитана Копейкина представляет особый интерес. Совсем недавно итальянским исследователем Гоголя профессором Леоне Пачини Савой .

было высказано предположение о том, что Гоголь мог быть знаком с анекдотом о “капитане Копекникове” [3], сохранившимся в бумагах семьи д'Аллонвилль и опубликованном в 1905 году французской журналисткой Дариа Мари в “Revue des etudes franco-russes”. Этот “анекдот”, как справедливо указывает Л.

Пачини, несомненно представляет какую-то литературную обработку популярной истории о “благородном разбойнике” [4]. (Кое в чем он перекликается с украинскими “анекдотами” – преданиями о Гаркуше, послужившими, в частности, основой для романа земляка Гоголя В. Т. Нарежного “Гаркуша”, 1824.) Действие в “Русском военном анекдоте”, опубликованном Д.

Мари, происходит на Украине, и в общих чертах начало этого “анекдота” напоминает историю капитана Копейкина. В нем рассказывается о встрече двух ветеранов войны 1812 г. – солдата и офицера, причем офицер сообщает солдату, спасшему ему жизнь, что он был тяжело ранен и, выздоровев, обратился с просьбой о пенсии.

Важно

В ответ на просьбу он получил отказ от самого графа Аракчеева, подтвердившего, что император ничего не может ему дать. Дальше повествуется о том, как офицер собирает “шайку” разбойников из местных крестьян, призывая их к мщению, к борьбе за восстановление справедливости.

Источник: http://MirZnanii.com/a/55636/gogolevskaya-povest-o-kapitane-kopeykine-i-ee-istochniki

«Повесть о капитане Копейкине» (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / «Повесть о капитане Копейкине» (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

  Скачать сочинение

    Александр Сергеевич Пушкин, подаривший Николаю Васильевичу Гоголю сюжет “Мертвых душ”, советовал молодому писателю собрать воедино все пороки и несуразицы тогдашней России и заодно высмеять их. Гоголь блестяще справился с замыслом, создав произведение, ставшее вровень с “Евгением Онегиным” по масштабности содержания.

Глубокая по смыслу поэма “Мертвые души” поражает совершенством художественной формы. Когда читаешь, наслаждаясь образным, метким, емким языком писателя, историю похождений Павла Ивановича Чичикова, невольно думаешь о том, что Гоголь как бы задался целью дать образцы использования тех или иных средств создания художественного произведения.

Портрет, пейзаж, лирические отступления — эти элементы композиции, пожалуй, впервые в истории русской литературы представлены во всей полноте и значимости в общей художественной ткани повествования.
    В этом же ряду художественных особенностей поэмы находится и “Повесть о капитане Копейкине”.

Сразу же уточню, что перед нами не эпизод, а так называемая вставная конструкция, то есть самостоятельное произведение, с определенной целью вставленное автором в другое повествование.

Эта вставка “режет по живому”, если можно так выразиться, художественную ткань произведения, резко отвлекает читателя от одного сюжета и переключает его внимание на другой, наносит вред цельности восприятия того текста, в который погружен читатель.

Наверное, поэтому вставные конструкции встречаются очень редко: помимо “Повести о капитане Копейкине” можно назвать еще “Легенду о Великом Инквизиторе” из романа Федора Михайловича Достоевского “Братья Карамазовы”. Но, очевидно, автор сознательно идет на риск отвлечь внимание читателя от основного повествования, используя такой рискованный художественный прием, как вставная конструкция.

Что побудило Гоголя поместить в текст “Мертвых душ” вполне самостоятельное произведение, каков был замысел и как он исполнен автором? Попробуем дать ответ на эти вопросы, проанализировав “Повесть о капитане Копейкине”.
    Она появляется в поэме совершенно неожиданно, едва ли не в форме анекдота, забавного недоразумения.

Совет

Прослышав об афере Чичикова с мертвыми душами, чиновники губернского города N строят различные предположения о том, кто же такой Павел Иванович. “Вдруг почтмейстер, остававшийся несколько минут погруженным в какое-то размышление, вследствие ли внезапного вдохновения, осенившего его, или чего иного, вскрикнул неожиданно: “Это, господа, сударь мой, не кто иной, как капитан Копейкин!””.

Свой рассказ почтмейстер предваряет репликой о том, что “это, впрочем, если рассказать, выйдет презанимательная для какого-нибудь писателя в некотором роде целая поэма”. Этой репликой Гоголь прямо указывает на то, что далее последует самостоятельное, не связанное с историей о мертвых душах повествование.

    Сюжет “Повести о капитане Копейкине”, занявшей в поэме всего шесть страниц, прост и одновременно энергичен, события следуют одно за другим, готовя неожиданную, на первый взгляд, развязку.

Рассказ о том, как капитан Копейкин, потерявший на войне с французами руку и ногу и не имеющий средств к существованию, попытался получить помощь от государства, промаялся в приемной вельможи-генерала в безнадежном ожидании царской милости, попытался настоять на своем праве получить положительную “резолюцию” и был выслан по месту жительства, заканчивается сообщением, что “появилась в рязанских лесах шайка разбойников, и атаман-то этой шайки был, сударь мой, не кто иной…”. Центральное место в сюжете занимает описание бесконечных посещений капитаном приемной вельможи, первое из которых сопровождалось “чуть ли не восторгом” от сознания близости заслуженного “пенсиона”, а последнее имело следствием непреклонное решение самому найти “средств помочь себе”, о которых и сообщает почтмейстер.
    В “Повести о капитане Копейкине” использованы и другие элементы композиции. Гениальный мастер портрета, Гоголь полностью игнорирует этот художественный прием применительно и к капитану (увечья Копейкина, по-моему, нельзя считать портретными деталями: у них другое предназначение), и к генерал-аншефу, но гротескно описывает швейцара: “Один швейцар уже смотрит генералиссимусом: вызолоченная булава, графская физиогномия, как откормленный жирный мопс какой-нибудь; батистовые воротнички, канальство!”. Как и раньше, в портретной характеристике Манилова, Собакевича или Чичикова, писатель выделяет главную черту внешнего облика, отражающую внутреннюю сущность. Если Собакевич “похож на молодого медведя”, то швейцар уподоблен жирному мопсу. Черта явно символическая: как у швейцара, так и у его хозяина давно заплыли жиром и мозги, и душа, нет там места ни пониманию, ни сочувствию к ближнему, к тому, кто, защищая Отечество, в том числе и вельможу со швейцаром, потерял здоровье, стал инвалидом.
    С отсутствием портретов главных действующих лиц сопряжена и такая выразительная деталь: у Копейкина нет имени и отчества, а чиновник остался вовсе безымянным. Более того, этот “государственный человек” именуется то “генерал-аншефом”, то “начальником”, то “вельможей”, то “министром”. И становится ясным, что автор и отсутствием портрета, и недомолвками насчет имен, и произвольным перебором должностей “сановника” (еще один ранг) добивается максимального обобщения частного случая.
    Ту же цель преследует и пейзаж, точнее, описание интерьера дома вельможи на Дворцовой набережной: “Избенка, понимаете, мужичья: стеклушки в окнах, можете себе представить, полуторасаженные зеркала, так что вазы и все, что там ни есть в комнатах, кажутся как бы внаруже, …драгоценные марморы на стенах, металлические галантереи, какая-нибудь ручка у дверей, так что нужно, знаете, забежать наперед в мелочную лавочку, да купить на грош мыла, да прежде часа два тереть им руки, да потом уже решишься ухватиться за нее, — словом: лаки на всем такие — в некотором роде ума помрачение”. К такому дому побоишься просто подойти, не говоря уже о том, что там можно жить простому человеку. И от всего веет таким холодом, равнодушным блеском, что исход визита капитана Копейкина предчувствуется еще до его начала: не найти в этом доме несчастному человеку ни жалости, ни помощи.
    Интересно, что Гоголь в “Повести о капитане Копейкине” совершенно отказался от лирических отступлений, щедро рассыпанных на предыдущих страницах. Но авторская оценка изображаемого, на мой взгляд, присутствует, причем дана она необычно. Она явлена в манере речи почтмейстера. Бесконечные вводные слова, обращения, повторы, витиеватость фраз, неуклюжие потуги на юмор и даже иронию, по-видимому, должны были подчеркнуть, что в истории капитана Копейкина почтмейстер видит едва ли не анекдот, казус, забавный случай, призванный развеселить слушающих. Этой манерной речью автор ясно дает понять читателю, что почтмейстер поступил бы с Копейкиным точно так же, как это сделал вельможа. Кстати, ни один из чиновников, слушавших рассказ, не посочувствовал капитану, не возмутился бюрократизмом власти, “но все очень усомнились, чтобы Чичиков был капитан Копейкин, и нашли, что почтмейстер хватил уже слишком далеко”. Не более, что и требовалось доказать автору.
    Проанализировав содержание “Повести о капитане Копейкине”, попробуем теперь ответить на поставленные во вступлении вопросы. Автор поместил “Повесть…” почти в конец первого тома поэмы. Читатель уже “насладился” общением с помещиками, галерея которых закончилась “прорехой на человечестве” Плюшкиным, подивился наглости и предприимчивости “подлеца-приобретателя” Чичикова, убедился в крапивной, то есть вредной, сущности чиновников города М, родных братьев героев “Ревизора”. Читатель возмутился рабским положением крестьян, доведшим дядю Миняя, дядю Митяя, девку Палашку до полуидиотского состояния, но и полюбовался чудо-богатырями: плотником Степаном Пробкой, каретником Михеевым, сапожником Максимом Телятниковым, бурлаком Абакумом Фыровым. И тут ему предложили историю капитана Копейкина, чем-то напоминающего Акакия Акакиевича, маленького человечка из “Шинели”, погибшего по вине государства, равнодушного к судьбам простых людей. Но в отличие от Акакия Акакиевича капитан Копейкин нашел в себе силы взбунтоваться, пойти войной на прогнивший до основания строй. Всем построением “Повести…” Гоголь предупреждает, что народное терпение небеспредельно, что маленький человек (автор, видимо, не случайно назвал своего героя Копейкиным) способен на бунт, от которого не спасутся все те, кто паразитирует на народе (опять-таки в фамилии присутствует копье, оружие народное по сути, близкое к рогатине, а сам капитан назван атаманом, что служит напоминанием о потрясших в свое время основы Российского государства Степане Разине и Емельяне Пугачеве). Предупреждение серьезное, пророческое, обращенное прежде всего к тем, кто сохранил совесть, сочувствие к “малым мира сего”, к здоровым силам России в надежде быть услышанным. Именно так я понял замысел писателя ввести в поэму повесть, именно так я отвечаю на вопросы, поставленные во введении.

Читайте также:  Образ и характеристика кости в рассказе "бежин луг" тургенева: портрет, описание характера и внешности

    У гениальных писателей нет ничего лишнего, случайного, в чем убедится каждый, обратившись к “Повести о капитане Копейкине”, эпизоду в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”.

63108 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Гоголь Н.В. / Мертвые души / «Повесть о капитане Копейкине» (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»)

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00030901184864030733

Повесть о капитане Копейкине: краткое содержание

Работая над поэмой «Мертвые души», Н. Гоголь планировал показать все темные стороны жизни русского общества, включая произвол и полное равнодушие властей к судьбам простых людей. Особую роль в реализации идейного замысла автора играет «Повесть о капитане Копейкине».

В какой главе заявлена обозначенная выше тема? Можно с уверенностью сказать, что она пронизывает весь первый том. Перед взором читателей поочередно проходят галерея помещиков и яркие образы губернских чиновников, вырисовываются трагические судьбы крестьян, еще живых и давно почивших.

И вот уже ни для кого не является тайной цель визита в город N господина Чичикова, непонятно только, кем он является на самом деле и для чего ему мертвые души.

Именно в этот момент на страницах поэмы появляется история о бывшем участнике войны с французами, больше напоминающая притчу о доблестном разбойнике.

История главы

Непростую творческую судьбу имела «Повесть о капитане Копейкине». В сюжете «Мертвых душ» она, по признанию самого автора, занимала очень важное место и потому никак не могла быть исключена из произведения. Между тем цензура при первом же знакомстве с текстом поэмы посчитала публикацию главы недопустимой.

В результате Гоголю пришлось дважды корректировать содержание истории о капитане, что подчеркивает значимость повести в идейном содержании всей поэмы «Мертвые души».

Согласно документальным источникам, автор готов был несколько смягчить общий тон повествования о Копейкине, но не допустить его исключения из произведения.

Предлагаем для знакомства третий вариант главы, допущенный к печати цензурой – оригинал, кстати, стал доступен читателю только после 1917 года.

История появления главы в «Мертвых душах»: краткое содержание

«Повесть о капитане Копейкине» представляет собой рассказ почтмейстера, насыщенный разнообразными фразами-украшениями, фигурами речи, повторами, порой даже кажущимися излишними.

Это передает отношение повествователя ко всей истории: для него она не более чем веселый случай, который может стать основой для повести или романа.

Почему почтмейстер? В сравнении с другими чиновниками города он отличался большей осведомленностью — много читал — и потому попытался превратить главную загадку (кто же такой Чичиков?) в некое развлечение.

Он вдруг решил, что покупатель мертвых душ и главный герой его повествования, инвалид без руки и ноги, вполне могут являть собой одно и то же лицо. Как бы то ни было, эта история, вызванная в памяти повествователя размышлениями чиновников города N о личности Чичикова, превратилась практически в самостоятельное произведение, которое еще раз подчеркивает их бездушие – капитану так никто и не посочувствовал.

Знакомство с главным героем

По словам почтмейстера, все произошло вскоре после окончания отечественной войны с Наполеоном. Капитан Копейкин многое пережил в ту компанию, а главное — получил серьезные ранения, в результате которых лишился ноги и правой руки.

Поскольку никаких мероприятий по помощи инвалидам еще не было проведено, бывший вояка оказался без средств к существованию и стал думать о том, что делать дальше. Сначала он отправился к отцу, но тот ответил, что самому туго приходится, не до нахлебников.

Оставалось одно – попытать счастья у чиновников в Петербурге, попросить заслуженный пенсион.

Особый мир

Добравшись до столицы, капитан Копейкин сначала поразился ее великолепию. Казалось, перед ним возникли картины из сказок Шахерезады – так все было необычно и богато. Попытался снять квартиру, да больно дорого выходило. Пришлось довольствоваться рублевым трактиром, где подавали щи с куском говядины.

Устроившись, стал узнавать, куда следует обратиться. Объяснили, что начальство все во Франции, стало быть, нужно идти во временную комиссию. И указали на дом, находившийся на набережной.

Первый поход к чиновнику: краткое содержание

«Повесть о капитане Копейкине» включает описание «избенки мужичьей» (определение почтмейстера). Огромные стекла и зеркала, мрамор и лак, дверная ручка блестит так, что взяться страшно. Уже одна эта картина вызывала у простого просителя страх.

Нагонял ужаса и швейцар на крыльце: с батистовыми воротничками и физиономией графа… Вошедший в приемную капитан забился в угол, боясь ненароком разбить какую-нибудь вазу. Так как чиновник только проснулся, следовало ждать. Часа через четыре ему, наконец, сообщили, что начальник сейчас выйдет. Народу к этому времени в приемной набилось много.

Чиновник стал обходить посетителей и остановился перед Копейкиным. Диалог их был недолгим. Передадим его краткое содержание.

«Повесть о капитане Копейкине» — история русского солдата-защитника. Герой сразу же сказал, что на войне он стал инвалидом и теперь работать не может, а потому просит для себя какого-нибудь пенсиона. Чиновник спорить не стал и попросил зайти через несколько дней.

Праздник души

Такой ответ окрылил капитана, уверившегося, что дело его уж решено. Счастливый, он зашел в трактир, где велел подать рюмку водки, котлету и бутылку вина.

Затем отправился в театр, а по возвращении в трактир даже попытался приударить за проходившей по тротуару англичанкой, да костяная нога напомнила об инвалидности.

В итоге за несколько часов была потрачена почти половина имевшихся у него денег. Так заканчивает описание счастливого для героя дня Гоголь.

«Повесть о капитане Копейкине» продолжается рассказом о втором посещении чиновника.

Разочарование

Через два-три дня герой вновь отправился в дом на набережной. Он был уверен, что сейчас ему выдадут солидную сумму денег – какой-нибудь тысячный пенсион. Поэтому опять стал рассказывать, как геройски проливал кровь и получил увечья.

Но ответ чиновника был краток и категоричен: подобное дело может решить лишь министр, а его пока нет. И дал немного денег, чтобы можно было просуществовать до принятия каких-нибудь мер. Разочарованный герой отправился к себе в трактир.

Кажется, на этом и должна бы закончиться история капитана Копейкина.

Протест

Однако капитан уже успел вкусить прелести столичной жизни, и потому такой исход дела его вовсе не устроил. Идет он невеселый по улице. С одной стороны – семга, котлета с трюфелями, вишенки, арбузище, а с другой – обещаемое «завтра». И решает: необходимо опять идти в комиссию и добиваться своего. Таким образом, «Повесть о капитане Копейкине» получает продолжение.

На следующий день герой стоял все перед тем же чиновником и говорил, что ему необходимо и поесть хорошо, и вина выпить, и театр посетить. В ответ услышал, что денег на пропитание до выхода специальной резолюции ему дали, а если желает излишеств всяких, то необходимо самому искать себе средства.

Но обиженный Копейкин так разошелся, что обругал всех находившихся в комиссии чиновников. Чтобы унять шум, пришлось применить к нему строгие меры: проводить к месту жительства. Капитан лишь подумал: «Спасибо уже за то, что самому за прогон платить не нужно».

Обратите внимание

Затем стал рассуждать: «Раз должен сам себе средств искать, то что ж, найду».

Заканчивается «Повесть о капитане Копейкине» тем, что доставили героя к месту жительства, после чего все слухи о нем в Лету канули. А через пару месяцев в лесах на Рязанщине появилась разбойничья шайка, которую возглавлял «не кто другой, как. «. На этом рассказ почтмейстера прерывается.

Художественные детали в повествовании

В «Повести о капитане Копейкине» Н. Гоголь мастерски использует средства выразительности. Например, о многом говорит портрет швейцара. Он сравнивается с генералиссимусом и одновременно откормленным мопсом. Такому бездушному человеку, свысока глядящему на окружающих, уж точно не до проблем капитана и ему подобных.

Гоголь подробно описывает дом на набережной и приемную, в которую попадали посетители. Чего стоила одна дверная ручка. Увидевшему ее Копейкину пришла в голову мысль, что сначала нужно часа два тереть руки мылом и только потом браться за нее. А от роскоши и блеска веяло таким холодом, что каждому становилось ясно: здесь помощи ожидать нечего.

Примечательно и то, что чиновник не назван по имени, да и о должности его судить трудно. И у капитана есть только фамилия. Подобное обобщение существенно раздвигает границы повествования, превращая частный случай в типичный.

Особенности первого варианта «Повести…»

Как уже было отмечено, цензура разрешила публикацию третьей редакции главы. Существенное отличие разных версий истории заключалось в финале. В первом варианте Гоголь делал акцент на том, что стало с героем после возвращения из Петербурга. Вот его краткое содержание.

Читайте также:  Композиция трагедии "борис годунов": анализ особенностей

«Повесть о капитане Копейкине» рассказывала о том, как главный герой стал мстить. Он собрал целую группу обиженных солдат и обосновался с ними в лесах. Шайка выслеживала всех, чья деятельность была связана с казной.

А еще появлялась в селениях, где был назначен срок выплаты оброка и, приказав старосте сдать все снесенное, выписывала крестьянам расписку, что подати ими уплачены. Вполне понятно, что такой вариант не мог устроить власть, и в конечном итоге в «Повести.

» осталось только одно упоминание о разбойниках, которыми руководил «не кто другой…».

Заканчивалась история о капитане неожиданным известием. Копейкин уехал в Америку, откуда слал императору письма с просьбой не трогать вовлеченных им в шайку людей. А еще призывал проявить милость ко всем, кто получил ранения на войне. И царь действительно принимал решение не преследовать виновных.

Отличие разных вариантов «Повести…» касалось также расстановки действующих лиц и произносимых ими фраз. Но здесь больших изменений не произошло. В заключительной речи чиновника были переставлены слова, что по большому счету идейного значения не меняло.

Важнее было то, что автор несколько изменил образ капитана Копейкина. Он изобразил героя человеком, пожелавшим приобщиться к красивой столичной жизни, что отчасти явилось причиной его бед (имеется в виду требование денег на вино, вкусную еду, театры).

Идейное содержание главы

Смысл «Повести о капитане Копейкине» заключается в том, что Н. Гоголь обращает внимание читателя на отношения между властью и зависящим от ее воли народом.

Главный герой, не получивший помощи в столице и вынужденный сам искать пути для выживания, восстает против притеснений, жестокости и несправедливости, царящих в крепостнической России.

Показательно, что разбойники грабили только тех, кто имел отношение к казне, и не трогали людей, проезжавших по своей надобности. Таким способом они пытались получить то, что полагалось им по праву как защитникам Отечества.

Важно

Описанная ситуация подводит к мысли, что прогрессивные силы страны, пусть пока еще стихийно, но уже готовятся вступить в борьбу со сложившимся произволом. Напоминает это и народные восстания под руководством С. Разина и Е. Пугачева, показавших силу и мощь народа.

О чем «Повесть о капитане Копейкине»? Размышляя над этим вопросом, следует отметить еще один момент. Н.

Гоголь, умело изобразивший в повести «Мертвые души» провинциальный городок и его жителей, в данной главе переносит действие в столицу и создает противоречивый образ Петербурга, в котором миру знатных и богатых, напоминающему известные сказки Шахерезады, противопоставлен мир униженных и бедных, едва сводивших концы с концами. Это позволило автору представить жизнь Руси во всей полноте и многообразии.

Источник: http://rus-poetry.ru/povest-o-kapitane-kopejkine-kratkoe-soderzhanie/

Повесть о капитане Копейкине» (Анализ фрагмента поэмы Н

«Повесть о капитане Копейкине (Анализ фрагмента поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души)

Александр Сергеевич Пушкин, подаривший Ни­колаю Васильевичу Гоголю сюжет «Мертвых душ, советовал молодому писателю собрать воедино все пороки и несуразицы тогдашней России и заодно высмеять их.

Гоголь блестяще справился с замыс­лом, создав произведение, ставшее вровень с «Евге­нием Онегиным по масштабности содержания. Глу­бокая по смыслу поэма «Мертвые души поражает совершенством художественной формы.

Когда чи­таешь, наслаждаясь образным, метким, емким язы­ком писателя, историю похождений Павла Ивано­вича Чичикова, невольно думаешь о том, что Го­голь как бы задался целью дать образцы использо­вания тех или иных средств создания художествен­ного произведения.

Портрет, пейзаж, лирические отступления — эти элементы композиции, пожалуй, впервые в истории русской литературы представле­ны во всей полноте и значимости в общей художе­ственной ткани повествования.

В этом же ряду художественных особенностей поэмы находится и «Повесть о капитане Копейки­не. Сразу же уточню, что перед нами не эпизод, а так называемая вставная конструкция, то есть са­мостоятельное произведение, с определенной целью вставленное автором в другое повествование.

Эта вставка «режет по живому, если можно так выра­зиться, художественную ткань произведения, резко отвлекает читателя от одного сюжета и переключает его внимание на другой, наносит вред цельности вос­приятия того текста, в который погружен читатель.

Наверное, поэтому вставные конструкции встреча­ются очень редко: помимо «Повести о капитане Копейкине можно назвать еще «Легенду о Великом Инквизиторе из романа Федора Михайловича Дос­тоевского «Братья Карамазовы.

Совет

Но, очевидно, ав­тор сознательно идет на риск отвлечь внимание чи­тателя от основного повествования, используя такой рискованный художественный прием, как вставная конструкция. Что побудило Гоголя поместить в текст «Мертвых душ вполне самостоятельное произведе­ние, каков был замысел и как он исполнен автором? Попробуем дать ответ на эти вопросы, проанализи­ровав «Повесть о капитане Копейкине.

Она появляется в поэме совершенно неожидан­но, едва ли не в форме анекдота, забавного недора­зумения. Прослышав об афере Чичикова с мертвы­ми душами, чиновники губернского города N стро­ят различные предположения о том, кто же такой Павел Иванович.

«Вдруг почтмейстер, остававший­ся несколько минут погруженным в какое-то раз­мышление, вследствие ли внезапного вдохновения, осенившего его, или чего иного, вскрикнул неожи­данно: “Это, господа, сударь мой, не кто иной, как капитан Копейкин!”.

Свой рассказ почтмейстер предваряет репликой о том, что «это, впрочем, если рассказать, выйдет презанимательная для какого-нибудь писателя в некотором роде целая поэма.

Этой репликой Гоголь прямо указывает на то, что далее последует самостоятельное, не связанное с ис­торией о мертвых душах повествование.

Сюжет «Повести о капитане Копейкине, заняв­шей в поэме всего шесть страниц, прост и одновре­менно энергичен, события следуют одно за другим, готовя неожиданную, на первый взгляд, развязку.

Рассказ о том, как капитан Копейкин, потерявший на войне с французами руку и ногу и не имеющий средств к существованию, попытался получить по­мощь от государства, промаялся в приемной вельмо­жи-генерала в безнадежном ожидании царской ми­лости, попытался настоять на своем праве получить положительную «резолюцию и был выслан по мес­ту жительства, заканчивается сообщением, что «по­явилась в рязанских лесах шайка разбойников, и атаман-то этой шайки был, сударь мой, не кто иной…. Центральное место в сюжете занимает опи­сание бесконечных посещений капитаном приемной вельможи, первое из которых сопровождалось «чуть ли не восторгом от сознания близости заслуженно­го «пенсиона, а последнее имело следствием непре­клонное решение самому найти «средств помочь себе, о которых и сообщает почтмейстер.

В «Повести о капитане Копейкине использова­ны и другие элементы композиции.

Гениальный мастер портрета, Гоголь полностью игнорирует этот художественный прием применительно и к капита­ну (увечья Копейкина, по-моему, нельзя считать портретными деталями: у них другое предназначе­ние), и к генерал-аншефу, но гротескно описывает швейцара: «Один швейцар уже смотрит генералис­симусом: вызолоченная булава, графская физиогномия, как откормленный жирный мопс какой-ни­будь; батистовые воротнички, канальство!. Как и раньше, в портретной характеристике Манилова, Собакевича или Чичикова, писатель выделяет глав­ную черту внешнего облика, отражающую внутрен­нюю сущность. Если Собакевич «похож на молодо­го медведя, то швейцар уподоблен жирному моп­су. Черта явно символическая: как у швейцара, так и у его хозяина давно заплыли жиром и мозги, и душа, нет там места ни пониманию, ни сочувствию к ближнему, к тому, кто, защищая Отечество, в том числе и вельможу со швейцаром, потерял здоровье, стал инвалидом.

С отсутствием портретов главных действующих лиц сопряжена и такая выразительная деталь: у Копейкина нет имени и отчества, а чиновник остал­ся вовсе безымянным.

Обратите внимание

Более того, этот «государ­ственный человек именуется то «генерал-анше­фом, то «начальником, то «вельможей, то «ми­нистром.

И становится ясным, что автор и отсут­ствием портрета, и недомолвками насчет имен, и произвольным перебором должностей «сановника (еще один ранг) добивается максимального обобще­ния частного случая.

Ту же цель преследует и пейзаж, точнее, описа­ние интерьера дома вельможи на Дворцовой набе­режной: «Избенка, понимаете, мужичья: стеклушки в окнах, можете себе представить, полуторасаженные зеркала, так что вазы и все, что там ни есть в комнатах, кажутся как бы внаруже, …

дра­гоценные марморы на стенах, металлические га­лантереи, какая-нибудь ручка у дверей, так что нужно, знаете, забежать наперед в мелочную ла­вочку, да купить на грош мыла, да прежде часа два тереть им руки, да потом уже решишься ухва­титься за нее, — словом: лаки на всем такие — в некотором роде ума помрачение. К такому дому побоишься просто подойти, не говоря уже о том, что там можно жить простому человеку. И от все­го веет таким холодом, равнодушным блеском, что исход визита капитана Копейкина предчувствует­ся еще до его начала: не найти в этом доме несчаст­ному человеку ни жалости, ни помощи.

Интересно, что Гоголь в «Повести о капитане Ко­пейкине совершенно отказался от лирических от­ступлений, щедро рассыпанных на предыдущих страницах. Но авторская оценка изображаемого, на мой взгляд, присутствует, причем дана она необыч­но. Она явлена в манере речи почтмейстера.

Беско­нечные вводные слова, обращения, повторы, витие­ватость фраз, неуклюжие потуги на юмор и даже иронию, по-видимому, должны были подчеркнуть, что в истории капитана Копейкина почтмейстер видит едва ли не анекдот, казус, забавный случай, призванный развеселить слушающих.

Этой манер­ной речью автор ясно дает понять читателю, что почтмейстер поступил бы с Копейкиным точно так же, как это сделал вельможа.

Кстати, ни один из чиновников, слушавших рассказ, не посочувство­вал капитану, не возмутился бюрократизмом влас­ти, «но все очень усомнились, чтобы Чичиков был капитан Копейкин, и нашли, что почтмейстер хва­тил уже слишком далеко. Не более, что и требова­лось доказать автору.

Важно

Проанализировав содержание «Повести о капи­тане Копейкине, попробуем теперь ответить на по­ставленные во вступлении вопросы. Автор помес­тил «Повесть… почти в конец первого тома поэмы.

Читатель уже «насладился общением с помещика­ми, галерея которых закончилась «прорехой на че­ловечестве Плюшкиным, подивился наглости и предприимчивости «подлеца-приобретателя Чичи­кова, убедился в крапивной, то есть вредной, сущ­ности чиновников города М, родных братьев геро­ев «Ревизора.

Читатель возмутился рабским по­ложением крестьян, доведшим дядю Миняя, дядю Митяя, девку Палашку до полуидиотского состоя­ния, но и полюбовался чудо-богатырями: плотником Степаном Пробкой, каретником Михеевым, сапож­ником Максимом Телятниковым, бурлаком Абакумом Фыровым.

И тут ему предложили историю ка­питана Копейкина, чем-то напоминающего Акакия Акакиевича, маленького человечка из «Шинели, погибшего по вине государства, равнодушного к судьбам простых людей. Но в отличие от Акакия Акакиевича капитан Копейкин нашел в себе силы взбунтоваться, пойти войной на прогнивший до ос­нования строй. Всем построением «Повести…

Го­голь предупреждает, что народное терпение небес­предельно, что маленький человек (автор, видимо, не случайно назвал своего героя Копейкиным) спо­собен на бунт, от которого не спасутся все те, кто паразитирует на народе (опять-таки в фамилии при­сутствует копье, оружие народное по сути, близкое к рогатине, а сам капитан назван атаманом, что слу­жит напоминанием о потрясших в свое время осно­вы Российского государства Степане Разине и Емельяне Пугачеве). Предупреждение серьезное, про­роческое, обращенное прежде всего к тем, кто со­хранил совесть, сочувствие к «малым мира сего, к здоровым силам России в надежде быть услышан­ным. Именно так я понял замысел писателя ввести в поэму повесть, именно так я отвечаю на вопросы, поставленные во введении.

У гениальных писателей нет ничего лишнего, слу­чайного, в чем убедится каждый, обратившись к «Повести о капитане Копейкине, эпизоду в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души.

Источник: https://www.school-essays.info/povest-o-kapitane-kopejkine-analiz-fragmenta-poemy-n/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector