Мораль басни “лев состарившийся” крылова (анализ, суть, смысл)

Басни Крылова “Лев состарившийся”

eujine_alfa06:34, 25 ноября 2011

Врач, обследовавший сына экс-лидера Ливии Муаммара Каддафи Сейфа аль-Ислама, считает, что ему необходимо ампутировать пальцы, чтобы не допустить распространения гангрены, передает агентство Reuters. Подробнее…

все новости

Умереть от гангрены ему не дадут, даже не надейтесь. Нужно знать мораль и этику этих Западно европейских демократизаторов, чтобы не питать иллюзий на сей счёт.

Смерть от естественных причин для них является не допустимой. Скорее всего его казнят и поизмываются над ним так же как сделали это с Садамом Хусейном, Каддафи …

Казнят наиболее унизительным для мусульман образом. Каддафи ещё в 2008 году на заседани ЛАГ выступал по этому поводу (кто интересуется найдет видео того выступления). Тогда над ним смеялись те, кого сегодня гнобят их бывшие покровители (Сирийский президент тогда смеялся больше других, забывая народную мудрость, “хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.

“) и сейчас многим из них, уже не так смешно, как раньше.

Обратите внимание

А иллюзия того, что сын Каддафи не нужен живой потому, что много знает, лишь иллюзия. Кто ему даст расказать то, что он знает. Хусейн тоже много знал и кто теперь знает, что он знал?Эти казни преследуют одну цель, чисто психологическую.

Глумление над лидером, есть порча образа, для того, чтобы не допустить использование образа этого человека как “флага”, символа. Ну и конечно развлекуха для толпы, ничего нет лучше для ничтожества как пнуть бывшего сильного мира сего. Крылов в своих баснях эту тему затрагивал,”Лев состарившийся”.

Могучий Лев, гроза лесов,Постигнут старостью, лишился силы:Нет крепости в когтях, нет острых тех зубов,Чем наводил он ужас на врагов,И самого едва таскают ноги хилы.

А что всего больней,Не только он теперь не страшен для зверей,Но всяк, за старые обиды Льва, в отмщенье,Наперерыв ему наносит оскорбленье:То гордый конь его копытом крепким бьет,То зубом волк рванет,То острым рогом вол боднет.Лев бедный в горе толь великом,Сжав сердце, терпит все и ждет кончины злой,Лишь изъявляя ропот свойГлухим и томным рыком.

Как видит, что осел туда ж, натужа грудь,Сбирается его лягнутьИ смотрит место лишь, где б было побольнее.”О боги!- возопил, стеная, Лев тогда,-Чтоб не дожить до этого стыда,Пошлите лучше мне один конец скорее!Как смерть моя ни зла:Все легче, чем терпеть обиды от осла”.

1823PS Я внутренне всегда был солидарен с тандемом, но только сейчас начинаю осознанно понимать ВВП и ДАМа почему они не пинали Ельцина и Горбачёва за то, что они сделали. Просто по нравственно-этическим нормам присущим Человеку, а не человеко-образным зверям, это неприемлемо.

Содержательно критиковать это одно, глумиться совсем другое, хотя для многих толпорей это не различимо.Велико-душие может проявлять только сильный духом (и душой) человек. Русский народ в массе своей был и есть именно таким, если вспомнить войны и отношение русских к пленным и побежденым.

И именно в этом наша сила (хотя многими она не осознаётся), пока в народе не истреблено (как усиленно пытаются сделать это СМИ) это качество мы не победимы просто в силу своего духовного и душевного превосходства.Я не оправдываю Хусейна, Каддафи и пр… наверняка у них были не намеренные и намеренные ошибки, я рассматриваю явление в целом, в принципе. Всегда было тяжело смотреть на то, что сделали “цивилизованные” Амеро-европейцы с Хусейном , Каддафи и пр… Зато это позволяет осознать нашу силу.Эпилог.И долго буду тем любезен я народу,Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Источник: https://eujine-alfa.livejournal.com/28260.html

KinoYurCo | ДВЕ БАСНИ ЛАФОНТЕНА (1932)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В сборник “Две басни Лафонтена” входят фильмы Старевича, созданными по мотивам басен Жана де Лафонтена: “Лев и комар” (“Лев и мошка”) / “Le Lion et le moucheron” и “Лев состарившийся” (“Старый лев”) / “Le Lion devenu vieux”.

ЛЕВ И КОМАР
Царю зверей принес дань заяц – Лев недоволен – придворные точат ножи в предвкушении скорой поживы… Но тут спесивый Лев, попутно оскорбивший комара, за все поплатился… Из всех (немногочисленных, кстати) переводов басни я остановился на произведении И. И. Дмитриева, однако и оно не так близко к исходному тексту.

Поэтому я (а тут важно было добиться синхронизации с читаемой за кадром басней) в недостающих местах использовал строчки из И. А. Крылова. Мораль же (а какая басня без морали!) у каждого переводчика была своя, – пришлось (“что поделать – пришлось”) переводить ее самому, используя лишь строчку из Дмитриева.

Важно

Но учитывая такое вынужденное насилие над искусством, привожу здесь перевод И. И. Дмитриева в неизменном виде”: «Прочь ты, подлейший гад, навоза порожденье!» – Лев гордый Комару сказал. «Потише! – отвечал Комар ему, – я мал, Но сам не меньше горд, и не снесу презренье! Ты царь зверей, Согласен; Но мне нимало не ужасен: Я и Быком верчу, а он тебя сильней».

Сказал и, став трубач, жужжит повестку к бою; Потом с размашкою, приличною герою, Встряхнулся, полетел и в шею Льву впился: У Льва глаз кровью налился; Из пасти пена бьет; зубами он скрежещет, Ревет, и все вокруг уходит и трепещет! От Комара всеобщий страх! Он в тысячи местах, И в шею, и в бока, и в брюхо Льва кусает, И даже в глубь ноздри влетает! Тогда несчастный Лев, в страданья выше сил, Как бешеный, вкруг чресл хвостом своим забил И начал грызть себя; потом… лишившись мочи, Упал, и грозные навек смыкает очи, Крылатый богатырь тут пуще зажужжал И всюду разглашать о подвигах помчался; Но скоро сам попал В засаду к Пауку и с жизнию расстался. Увы! в юдоли слез неверен каждый шаг; От злобы, от беды когда и где в покое? Опасен крупный враг, А мелкий часто вдвое. (1805 год). (vito11, автор перевода субтитров)

ЛЕВ СОСТАРИВШИЙСЯ
В мультфильме есть интереснейшая вставная сцена – старый лев вспоминает свое славное прошлое и в частности историю с похищением прекрасной львицы на летающем слоне… Воспоминания навевает песня, которую под шарманку распевает мартышка. Ну а затем, собственно, к басне… В данном случае использован перевод И. А. Крылова (с купюрами).

Полный текст: Могучий Лев, гроза лесов, Постигнут старостью, лишился силы: Нет крепости в когтях, нет острых тех зубов, Чем наводил он ужас на врагов, И самого едва таскают ноги хилы.

А что всего больней, Не только он теперь не страшен для зверей, Но всяк, за старые обиды Льва, в отмщенье, Наперерыв ему наносит оскорбленье: То гордый конь его копытом крепким бьет, То зубом волк рванет, То острым рогом вол боднет. Лев бедный в горе толь великом, Сжав сердце, терпит все и ждет кончины злой, Лишь изъявляя ропот свой Глухим и томным рыком.

Как видит, что осел туда ж, натужа грудь, Сбирается его лягнуть И смотрит место лишь, где б было побольнее. “О боги!- возопил, стеная, Лев тогда, – Чтоб не дожить до этого стыда, Пошлите лучше мне один конец скорее! Как смерть моя ни зла: Все легче, чем терпеть обиды от осла”. (1823 год).

(vito11, автор перевода субтитров)

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Дополнение к фильмам: “Как рождаются и оживают киномарионетки” (“Comment nait et s'anime une cine-marionnette”) – небольшая документальная зарисовка о том, как Владислав Старевич создавал эти два мультфильма. Цитата из фильма: “Любой человек может заставить двигаться киномарионетку, но только художник может оживить ее”.

Басня «Лев и Комар» (читать) – http://jandelafonten.ru/lev_i_komar.
Басня «Лев состарившийся» (читать) – http://jandelafonten.ru/lev_starij.
О фильме “Лев состарившийся” (фр.) – http://dvdclassik.com/critique/le-lion-devenu-vieux-starewitch.

Владислав Александрович Старевич / Wladyslaw Starewicz / Ladislas Starevitch (8 августа 1882, Москва – 26 февраля 1965, Париж) – российский и французский режиссер с польскими корнями, создатель первых в мире сюжетных фильмов, снятых в технике кукольной анимации. Владислав Старевич родился в семье обедневших польских дворян Антонины и Александра Старевича.

Его детство и юность прошли в Ковенском переулке. Потеряв в раннем возрасте мать, Старевич с четырех лет воспитывался в семье ее родственников польских дворян Легецких. В десять лет Владислав сконструировал собственное устройство «Волшебный фонарь», с помощью которого ставил первые домашние спектакли.

Совет

Чуть позже Старевич увлекся энтомологией, а по окончании гимназии стал брать уроки живописи, однако недостаток средст вынудил его прервать занятия. В Ковно он поступил на службу в Казенную палату, вскоре женился, обзавелся собственным домом. он участвовал в любительских спектаклях, рисовал афиши. Сам выпускал энтомологический журнал и веселую газету «Каракули и кляксы».

Еще одним увлечением Старевича стала фотография. В 1909 году Старевич отправился в Москву, где встретился с известным кинопредпринимателем А. Ханжонковым, приобрел камеру «Урбан» и заключил договор с кинофирмой. Вернувшись в Ковно, Старевич снял свой первый 10-минутный фильм «Над Неманом». В 1912 году Старевич вместе с семьей переехал в Москву на службу к Ханжонкову.

С 1911 проводил эксперименты с покадровой съемкой, развивал технический принцип объемной, позже графической мультипликации. Снял объемные фильмы – «Прекрасная Люканида», «Месть кинематографического кинооператора» (оба в 1912), «Четыре черта» (1913) и др. Наиболее значителен фильм «Стрекоза и Муравей» (1913, по И. А. Крылову).

Использовал графическую мультипликацию и в игровом кино – «Ночь перед Рождеством» (1913, по Н. В. Гоголю) и др. Старевич Владислав Александрович добился значительных художественных успехов, разработал приемы съемки движущейся камерой, трюковые и комбинированные съемки, наплыв и др.

В 1915 году Старевич был призван на военную службу и взят в Военно-кинематографический отдел Скобелевского комитета, где он в основном занимался работой пропагандистского характера, съемкамив военной хроники, но одновременно и постановкой игровых картин.

Как режиссер игрового кино Старевич поставил около 50 фильмов, когда по предложению продюсера фирмы «Икарус-фильм» Хапсаева он уехал вместе с семьей в Италию, а оттуда во Францию. С 1922 года Старевич жил во Франции, так и не став ее гражданином, но именно в Фонтене-су-Буа под Парижем он обрел свой новый дом, основал собственную студию и создал фильмы, которые принесли ему мировую славу.

Фигура Старевича была окутана тайной. Он вел уединенную жизнь в доме-студии, что порождало мифы вокруг его имени. Старевич стал первопроходцем в жанре объемной мультипликации и на целый век опередил современный ему кинематограф. Его коллекция кукол оказалась рассеянной по всему миру. Секрет создания своих уникальных кукол художник унес с собой. Призы и награды: 1912 – Золотая медаль на конкурсе фильмов во время Всемирной выставки в Милане за фильм «Страшная месть» (не сохранился); 1922 – Золотая медаль Розенфельда («Как лягушки выпросили себе короля»); 1941 – Золотая медаль Розенфельда и еще 7 международных премий («Рейнеке-лис»).Подробнее в Википедии – http://ru.wikipedia.org/wiki/Старевич.
Французский сайт, посвященный Владиславу Старевичу (поддерживается его внучкой) – http://ls.pagesperso-orange.fr/index.htm.
Жан де Лафонтен / Jean de La Fontaine (8 июля 1621, Шато-Тьерри – 13 апреля 1695, Париж) – французский баснописец. Подробнее в Википедии – http://ru.wikipedia.org/wiki/Лафонтен,_Жан_де.
Сайт о Лафонтене на русском языке – http://jandelafonten.ru/.

Источник: https://kinoyurco.com/ct/yur_id_20537.php

Функционирование формул речевого этикета во французской басне Ж. Лафонтена и русской басне И.А. Крылова

Материалом исследования в данной статье послужили басни Ж. Лафонтена и И.А. Крылова. Нами было рассмотрено 240 басен на французском языке и 230 басен на русском языке.

В результате исследуемый корпус составил 56 басен: 28 французских и 28 русских, восходящих к французской басне Ж. Лафонтена.

Объектом исследования стали формулы речевого этикета, вошедшие в исследуемый корпус басен, представленный в таблице № 1.

Читайте также:  Описание картины "березовая роща" левитана: анализ, материалы для сочинения

Таблица № 1

Употребление формул речевого этикета в двух языках Употребление формул речевого этикета в одном языке Отсутствие формул речевого этикета в двух языках
1.  Animaux (les) malades de la peste (+) Мор Зверей (+) Corbeau (le) voulant imiter l’Aigle (+)  Вороненок (-) Coq (le) et la Perle (-) Петух и Жемчужное зерно (-)
2. Berger (l’) et la Mer (+) Пастух и Море (+) Fille (la) (+) Разборчивая невеста (-) Geai (le) paré des plumes du Paon (-) Ворона (-)
3. Chêne (le) et le Roseau (+) Дуб и Трость (+) Génisse (la), la Chèvre et la Brebis, en société avec le Lion (-) Лев на ловле (+) Grenouilles (les) demandent Roi (-) Лягушки, просящие Царя (-)
4. Cigale (la) et la Fourmi (+) Стрекоза и Муравей (+) Lion (le) devenu vieux (-) Лев состарившийся (+) Lion (le) et le Moucheron (-) Лев и Комар (-)
5. Coche (le) et la Mouche (+) Муха и Дорожные (+) Lion (le) et le Rat (-) Лев и Мышь (+) Lion (le) et le Rat (-) Лев и Мышь (-)
6. Corbeau (le) et le Renard (+) Ворона и Лисица (+) Mort (la) et le Bûcheron (-) Крестьянин и Смерть (+) Pot (le) de terre et le Pot de fer (-) Котел и Горшок (-)
7. Deux (les) Pigeons (+) Два Голубя (+) Mouche (la) et la Fourmi (+) Муха и Пчела (-) Poule (la) aux œufs d’or (-) Скупой и Курица (-)
8. Goutte (la) et l’Araignée (+) Подагра и Паук (+)
9. Grenouille (la) qui se veut faire aussi grosse que le Bœuf (+) Лягушка и Вол (+)
10. Loup (le) et la Cigogne (+) Волк и Журавль (+)
11. Loup (le) et l’Agneau (+) Волк и Ягненок (+)
12. Ours (l’) et l’Amateur des jardins (+) Пустынник и Медведь (+)
13. Savetier (le) et le Financier (+) Откупщик и Сапожник (+)
14. Vieillard (le) et les trois Jeunes Hommes (+) Старик и Трое Молодых (+)
Всего басен: 56

Как видно из таблицы басни были распределены по трем группам. Первую группу составили 28 басен, включающих в свою структуру формулы речевого этикета: 14 на французском языке, 14 на русском языке.

Во вторую группу вошли 14 басен (7 на французском языке, 7 на русском языке), где наблюдалось употребление формул речевого этикета лишь в одном из рассматриваемых языков.

Третья группа по количеству исследуемых басен приравнивается ко второй, с той лишь разницей, что в ней полностью отсутствуют формулы речевого этикета в обоих языках.

Обратите внимание

Проанализированный корпус формул речевого этикета, извлеченных из французских и русских басен, вошедших в первую группу, показал, что во французском языке используется 41 реплика, а в русском – 52.

Формулы речевого этикета в составе басен второй группы распределились следующим образом (по 6 этикетных высказываний в каждом языке). Данные приведены в таблице № 2.

Таблица № 2

Употребление формул речевого этикета в двух языках Употребление формул речевого этикета в одном языке Отсутствие формул речевого этикета в двух языках
1. французский русский французский  русский французский русский
41 52 6 6

Поскольку ранее нами рассматривалось функционирование этикетных формул в баснях первой группы, более подробно остановимся на второй группе.

Из семи басен Ж. Лафонтена три: «Corbeau (le) voulant imiter l’Aigle», «Fille (la)»,  «Mouche (la) et la Fourmi» включают в свою структуру формулы речевого этикета, в то время как в баснях И.А. Крылова «Вороненок», «Разборчивая невеста», «Муха и Пчела» эти формулы отсутствуют.

Противоположная ситуация наблюдается в четырех французских баснях: «Génisse (la), la Chèvre et la Brebis, en société avec le Lion», «Lion (le) devenu vieux», «Lion (le) et le Rat», «Mort (la) et le Bûcheron» – отсутствие этикетных реплик, и, наоборот, их наличие в русских баснях: «Лев на ловле», «Лев состарившийся», «Лев и Мышь», «Крестьянин и Смерть».

Французские формулы речевого этикета вошли в следующие тематические группы: «Комплимент» и «Благодарность» (по одной реплике), «Прощание» и «Обращение» (по два этикетных высказывания).

В русских баснях представлены всего две тематические группы: «Обращение» (пять формул) и «Комплимент» (одно выражение).

Распределение формул речевого этикета во французском и русском языках по тематическим группам представлено в таблице № 3.

Таблица № 3

Тематическая группа Количество этикетных формул в языке Итого:
французский русский
1. Обращение 2 5 7
2. Комплимент 1 1 2
3. Прощание 2 2
4. Благодарность 1 1
Всего реплик: 6 6 12

Как видно из таблицы в данной группе басен лидирующая позиция у тематической группы «Обращение» (2 реплики на французском языке и 5 на русском).

Corbeau (le) voulant imiter l’Aigle: Mais ton corps me paraît en merveilleux état – «Комплимент» Вороненок: (–)
Fille (la): Grâce à Dieu – «Благодарность» Adieu tous les amants – «Прощание» Разборчивая невеста: (–)
Génisse (la), la Chèvre et la Brebis, en société avec le Lion: (–) Лев на ловле: Братцы – «Обращение» Друзья – «Обращение»
Lion (le) devenu vieux: (–) Лев состарившийся: О боги! – «Обращение»
Lion (le) et le Rat: (–) Лев и Мышь: Ты и могуч и славен – «Комплимент»
Mort (la) et le Bûcheron: (–) Крестьянин и Смерть: Боже мой! – «Обращение» Старик – «Обращение»
Mouche (la) et la Fourmi: Ô Jupiter! – «Обращение» Ma Mignonne – «Обращение» Adieu – «Прощание» Муха и Пчела: (–)

Рассмотрим этикетные формулы из представленных тематических групп. В тематической группе «Обращение» Ж.

Лафонтен использовал возвышенное обращение к божеству Ô Jupiter! и ласковое обращение Ma Mignonne. В этой же группе И. А.

Крылов употребил разнообразные обращения: дружеское Друзья, дружелюбное Братцы, возвышенные О боги!, Боже мой! и обиходную или фамильярную формулу из просторечия Старик.

Важно

По мнению Г.Г. Соколовой, формам обращения свойственна высокая коммуникативная значимость и частотность не только в разговорной речи, но и в ее стилизованной разговорной форме [3, с. 92]. Поэтому в своей работе мы использовали в качестве материала анализа диалогические литературные отрывки на французском и русском языках.

Обращения, функционирующие в официальном стиле речи, обозначаются как официальные обращения; к неофициальным относятся те из них, которые употребляются в неофициальной форме разговорного стиля.

Исходя из структуры обращения следует подразделить его различные формы на простые и сложные. Необходимо отметить, что в разных языках структурные типы обращений могут не совпадать.

Так, сложное обращение может стать простым или остаться сложным: простое обращение остается простым, но при другом лексическом наполнении.

Проанализированные обращения по своей структуре относятся к простым обращениям.

Этикетные формулы из тематической группы «Комплимент» в обоих языках направлены на восхваление физических качеств и достоинств собеседника: Mais ton corps me paraît en merveilleux état, Ты и могуч и славен.

По способу изобретения данные комплиментарные высказывания относятся к прямому комплименту [1, с. 3]. Наблюдается констатация факта, прямое указание на качества собеседника: Ты и могуч и славен.

Русское предложение включает в свою структуру местоимение и краткое прилагательное.

Французский комплимент, касающийся внешнего вида собеседника:Mais ton corps me paraît en merveilleux état, имеет в своей структуре положительное оценочное прилагательное merveilleux

Совет

В тематическую группу «Прощание» дважды вошло наиболее употребительное нейтральное выражение Adieu. В басне «Fille (la)» эта реплика использована в сочетании с обращением tous les amants: Adieu tous les amants.

Реплика Grâce à Dieu, вошедшая в тематическую группу «Благодарность» представляет собой широко употребительное в простонародном обхождении выражение.

Данная группа басен включила в свою структуру в основном этикетные реплики из разговорного стиля. Исключением стали обращения к божеству, которые относятся к возвышенному стилю.

Литература:

  1. Агаркова О. А. Речевой акт комплимента в русском и французском языках // Языковые  и культурные контакты различных народов: Сб. статей междунар. науч.-метод. конф. – Пенза: Пенз. гос. пед. ун-т, 2006, С. 3-5.
  2. Балакай А. Г. Словарь русского речевого этикета: 2-е изд., испр. и доп. – М.: АСТ-ПРЕСС, 2001, 672 с.
  3. Крылов И. А. Сочинения в двух томах. Том II. – М.: Издательство «Правда», 1984, 512 с.
  4. Соколова Г. Г. Обращение как единица перевода // Проблемы семантики и перевода в свете типологии языков и контрастивной лингвистики: Материалы межрегиональной научной конференции.  – Уфа: Изд-е Башкирск. ун-та, 2001, С. 92.
  5. Jean de la Fontaine. Fables [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.la-fontaine-ch-thierry.net/aiglpie.htm

Источник: https://moluch.ru/archive/23/2346/

Басни Крылова “Лев состарившийся”

eujine_alfa Nov. 25th, 2011 at 12:41 PM

Сыну Каддафи требуется ампутация пальцев на руке
Врач, обследовавший сына экс-лидера Ливии Муаммара Каддафи Сейфа аль-Ислама, считает, что ему необходимо ампутировать пальцы, чтобы не допустить распространения гангрены, передает агентство Reuters.

Подробнее… Умереть от гангрены ему не дадут, даже не надейтесь. Нужно знать мораль и этику этих Западно европейских демократизаторов, чтобы не питать иллюзий на сей счёт.

Смерть от естественных причин для них является не допустимой.

Скорее всего его казнят и поизмываются над ним так же как сделали это с Садамом Хусейном, Каддафи… Казнят наиболее унизительным для мусульман образом. Каддафи ещё в 2008 году на заседани ЛАГ выступал по этому поводу (кто интересуется найдет видео того выступления).

Тогда над ним смеялись те, кого сегодня гнобят их бывшие покровители (Сирийский президент тогда смеялся больше других, забывая народную мудрость, «хорошо смеётся тот, кто смеётся последним.») и сейчас многим из них, уже не так смешно, как раньше.

А иллюзия того, что сын Каддафи не нужен живой потому, что много знает, лишь иллюзия. Кто ему даст расказать то, что он знает. Хусейн тоже много знал и кто теперь знает, что он знал? Эти казни преследуют одну цель, чисто психологическую. Глумление над лидером, есть порча образа, для того, чтобы не допустить использование образа этого человека как «флага», символа. Ну и конечно развлекуха для толпы, ничего нет лучше для ничтожества как пнуть бывшего сильного мира сего. Крылов в своих баснях эту тему затрагивал, «Лев состарившийся». Могучий Лев, гроза лесов, Постигнут старостью, лишился силы: Нет крепости в когтях, нет острых тех зубов, Чем наводил он ужас на врагов, И самого едва таскают ноги хилы. А что всего больней, Не только он теперь не страшен для зверей, Но всяк, за старые обиды Льва, в отмщенье, Наперерыв ему наносит оскорбленье: То гордый конь его копытом крепким бьет, То зубом волк рванет, То острым рогом вол боднет. Лев бедный в горе толь великом, Сжав сердце, терпит все и ждет кончины злой, Лишь изъявляя ропот свой Глухим и томным рыком. Как видит, что осел туда ж, натужа грудь, Сбирается его лягнуть И смотрит место лишь, где б было побольнее. «О боги!- возопил, стеная, Лев тогда,- Чтоб не дожить до этого стыда, Пошлите лучше мне один конец скорее! Как смерть моя ни зла: Все легче, чем терпеть обиды от осла». 1823 PS Я внутренне всегда был солидарен с тандемом, но только сейчас начинаю осознанно понимать ВВП и ДАМа почему они не пинали Ельцина и Горбачёва за то, что они сделали. Просто по нравственно-этическим нормам присущим Человеку, а не человеко-образным зверям, это неприемлемо. Содержательно критиковать это одно, глумиться совсем другое, хотя для многих толпорей это не различимо. Велико-душие может проявлять только сильный духом (и душой) человек. Русский народ в массе своей был и есть именно таким, если вспомнить войны и отношение русских к пленным и побежденым. И именно в этом наша сила (хотя многими она не осознаётся), пока в народе не истреблено (как усиленно пытаются сделать это СМИ) это качество мы не победимы просто в силу своего духовного и душевного превосходства. Я не оправдываю Хусейна, Каддафи и пр… наверняка у них были не намеренные и намеренные ошибки, я рассматриваю явление в целом, в принципе. Всегда было тяжело смотреть на то, что сделали «цивилизованные» Амеро-европейцы с Хусейном, Каддафи и пр… Зато это позволяет осознать нашу силу. Эпилог. И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Читайте также:  Эвелина в повести "слепой музыкант" короленко

Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

А.С.Пушкин. Желаю всем Удачи.

Источник Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Источник: http://magspace.ru/blog/205222.html

Роль И.А. Крылова в демократизации русского литературного языка

Всенародная слава, столь быстро завоеванная Крыловым-баснописцем, свидетельствовало о том, что его басни знаменовали собой качественно новый этап в развитии русской литературы. «Крылов впервые не только у нас, но и во всей мировой литературе, – говорит Д.Д.

Благой, – сумел превратить басню в подлинно реалистический жанр.

Глубоко народный по всему своему духу, по «русскому уму» баснописца, по его замечательному умению чисто по-русски видеть, воспринимать действительность и «прямо русской» кистью ее зарисовать, басни Крылова до предела народны и по совей форме, по самому своему художественному материалу – слову, языку».

Жизненность, правдивость изображения, которой достиг писатель в баснях, создается самыми разнообразными средствами. Прежде всего, Крылов доводит до совершенства естественность и выразительность разговорной интонации, которая определят весь строй басни. Иллюстрацией могут быть такие, например, строки из басни «Заяц на ловле»:

«Ба, ты, косой, –

Кричат ему, пожаловал отколе?

Тебя никто на ловле не видал».

Обратите внимание

Мастерство реалистического повествования в баснях Крылова не только в их ритмико-интонационной системе. Для стилистической манеры баснописца характерны пословицы, поговорки, «крылатые» выражения, а также народно-разговорная лексика и фразеология.

Среди употребляемых писателем слов предлагают разговорно- непринужденные, например, понатужить, слыть, соснуть и другие: Тут, выгнувши хребет и понотужа грудь (Обоз); Пес дружества слывет примером с давних пор (Собачья дружба); Да коли хочешь, так сосни (Пустынник и Медведь).

Свободно вводит Крылов в свои басни различные наречия, а также глагольно-междометные формы, частицы и тому подобные вспомогательные слова – как экспрессивно-окрашенные, так и не обладающие экспрессией: Глядь, Он подлинно ушел (Обезьяны); Ай, Моська, знать, она сильна (Слон и Моська); Наперерыв ему наносит оскорбленье (Лев состарившийся); А если невпопад залаю (Две собаки) ; Им поделом была в честь (Гуси) ; Не смейтесь изподтишка (Ларчик) ; Ушица, ей же ей, на славу сварена (Демьянова уха).

Особенный колорит живой разговорной речи создает Крылов, привлекая слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами: ворошок, коровка, коровушка, овечка, шалашик, легонький оброк, молоденький дубок, нищенький, близехонько, немножечко, позднёнько, чиннёнько, а также оценочные образования: женишонки, сотняжка, курятинка.

Многочисленны у Крылова глаголы, разговорный характер которых определяется своеобразными признаками. Например, глаголы со значением неполноты действия (с префиксами по-, при-): позадуматься, прилечь, посбить, пособрать:

А если б ростом с теленка только был,

То спеси бы со львом и с барсов я посбил.

(Осел)

Так как бы, не тягча и бедных, ни богатых,

Мнет шерсти пособрать,

Чтоб не на голых камнях спать.

(Лев)

Язык басен Крылова не свободен от грубоватых народно-разговорных слов, обладающих экспрессивной окраской или оценочных.

Например: Как мы махнем (Обоз); Иль чин иль место схватит он (Фортуна в гостях); Уж стали женихи навертываться реже (Разборчивая Невеста); Ты всем в деревне насолил (Волк и Кот); И связи общества рвался расторгнуть (Сочинитель и Разбойник); Около тех мест голодный рыскал Волк (Волк и Ягненок).

Все это слова, создающие неповторимое своеобразие «народного духа». Главное место в потоке разговорной речи у Крылова занимает лексика не грубая, не вульгарная.

Важно

У него отмечены лишь немногие экспрессивно выразительные «низкие» слова: горланить, обжора, олух, треснуть, стянуть, таскаться, тащиться, треснуться, хватить (кого, чем) и некоторые другие: Твой хор Горланит вздор (Музыканты); Ах, ты, обжора! ах, злодей! (Кот и Повар); С натуги лопнула и околела (Лягушка и Вол); Да в олухи-то, я не знаю, кто попал (Купец).

Современники Крылова, например, В.А.Жуковский, Ф.Ф.Вигель, единодушно отмечали близость языка его басен к живой разговорной речи и в то же время отсутствие у него тяготения к натуралистическому воспроизведению простонародной речевой стихии. Это признают и современные исследователи творчества писателя.

Показательно, например, утверждение: «Языковое новаторство Крылова свободно от той нарочитости «просторечия», которое так характерно для писателей XVIII века, старавшихся передать искусственную грубость крестьянской речи» (28, с. 136).

Крылов уже не употребляет многих резко сниженных экспрессивных слов, а также экспрессивно нейтральных слов типа наречий анадысъ, таперича.

В языке крыловских басен встречаются отдельные слова, впоследствии вышедшие из употребления или сохранившиеся в диалектах, например дубье, купчина, помоги, навычный, огрузлый, смурый, тороватый, гуторить, запасть, испить, (на), кликать, почать, скончать, супротив: Бегут: иной с дубьем, Иной с ружьем (Волк на псарне); Купчина выстроил амбары (Хозяин и Мыши); Индийски редкие кристаллы В огрузлый сыплешь их карман (К счастью); Какой-де откупщик и самый тороватый Не давывал секретарям (Синица); Куда на выдумки природа mapoвата (Любопытный); Гуторя слуги вздор, плетутся вслед шажком (Муха и Дорожные); Куда ты там запал? Поди сюда скорей (Купец); А третий в жаркий день холодного испил И слег (Старик и трое Молодых); И стала супротив на каменной скале (Лев, Серна и Лиса).

Эти слова в большинстве своем были употребительны еще в пушкинское время и приводятся в Словаре Академии Российской без ограничительных помет, например, испить, кликать, купчина, навычный, огрузлый, почать.

Итак, отличительной чертой стиля Крылова является живость самого языка, обилие тех характерных народно-разговорных словечек, которые придают речи особую меткость и выразительность. Говоря о том, что Крылов в баснях «выразил целую сторону русского национального духа», В.Г.

Белинский подчеркивал: «все это выражено в таких оригинально-русских, непередаваемых ни на какой язык в мире образах и оборотах; все это представляет собою такое неисчерпаемое богатство идиомов, русизмов, составляющих народную физиологию языка, его оригинальные средства и самобытное, самородное богатство, – что сам Пушкин не полон без Крылова, в этом отношении.

Совет

О естественности, простоте и разговорной легкости его языка нечего и говорить» (12, т. 1, с. 20). Очень существенно и другое – резкое сокращение употребляемости грубо просторечных слов. Именно отказ от них позволил народно-разговорной лексике получить свободный доступ в литературный язык.

Это дает основание исследователям утверждать, что художественная деятельность Крылова-баснописца «отвечает потребностям и задачам глубокой национализации и демократизации литературного языка» (4, с. 217).

Источник: https://studwood.ru/1388768/literatura/rol_krylova_demokratizatsii_russkogo_literaturnogo_yazyka

Монархизм Крылова как взгляд и чувство

2/15 февраля 1769 года – день рождения великого русского писателя …

К очередной годовщине со дня рождения Ивана Андреевича Крылова (2/15 февраля 1769 – 9/22 ноября 1844) ниже мы публикуем фрагмент «Из записной книжки русского монархиста» Н.И. Черняева (См.

на РНЛ его сочинения: «Горе поколению, которое воспитывается на идеализации таких людей, как Стенька Разин и Емелька Пугачев!..» и др.)         Публикацию, специально для Русской Народной Линии (по изданию: Черняев Н.И. Из записной книжки русского монархиста // Мирный труд. -1904.- №1-9; 1905.

 -№1-4, 6-7) подготовил доктор исторических наук, профессор А. Д. Каплин. Постраничная сноска по техническим причинам заменена на концевую.

+ + +

Были ли у И. А. Крылова определенные политические убеждения?

Несомненно, были. Крылов, как и все великие русские писате­ли, исповедовал монархический образ мыслей. Несмотря на то, а может быть, именно потому, в его произведениях можно найти целый ряд указаний на опасности, угрожающие монархии от ошибок государей.

Не одно указание найдется у Крылова и для поддан­ных. Вообще, политический элемент весьма заметен и в баснях Кры­лова, и в других произведениях его.

Как политический мыслитель, Крылов отличался тем самым здравым смыслом, который лежит в основании всей его философии.

Крылов чуждался всякой идеализации.

В басне «Василек» поэт уподоблял себя в глуши расцветшему и вдруг захиревшему простенькому цветочку, а Императрицу Марию Феодоровну – красному солнышку, оживляющему своей теплотой не только огромные дубы и кедры и роскошные душистые цветы, но и всю поднебесную. Жук советует васильку не возлагать никаких надежд на солнце и молча увядать; но солнце восходит и оживляет своим взором бедный василек. Окончание басни выражает точку зрения, с которой смотрел Крылов на меценатство царей и цариц.

О вы, кому в удел судьбою дан высокий сан!

Вы с солнца моего пример берите!

         Смотрите:

Куда лишь луч его достанет, там оно,

Былинке ль, кедру ль благотворит равно,

И радость по себе, и счастье оставляет:

Зато и вид его горит во всех сердцах,

Как чистый луч в восточных хрусталях,

         И все его благословляет.

Такова была монархия, перед которой преклонялся Крылов.

Остановимся еще на нескольких баснях его.

В басне «Конь и всадник» Крылов высказал свой взгляд на фран­цузскую революцию 1789 года и вообще на свободу.

Обратите внимание

Всадник сни­мает с вышколенного коня узду, и дело кончается тем, что конь не только сбрасывает с себя неосторожного ездока, но и сам погибает, разлетевшись со всех ног в овраг.

Великолепная по живости картина бешеной скачки коня, почуявшего, что над ним нет управы, завер­шается раскаянием седока и политической сентенцией поэта:

Тут в горести седок,

«Мой бедный конь! – сказал: Я стал виною

         Твоей беды!

Когда бы я не снял с тебя узды,

Управил бы наверно я тобою;

         И ты бы ни меня не сшиб,

Ни смертью б сам столь жалкой не погиб!»

_______

Как ни приманчива свобода:

Но для народа

Не меньше гибельна она,

Когда разумная ей мера не дана.

В этой басне Крылов является психологом власти и повиновения. Он думал, что монархи, отрекающиеся от своих прав, оказывают плохую услугу подданным и нравственно ответственны за гибель­ные последствия революций.

В басне «Кот и повар» Крылов иронически отнесся к тем пра­вителям, которые стесняются пользоваться в нужных случаях всей полнотой своих прав и стараются действовать силой убеждения там, где ею ничего нельзя сделать.

А я бы повару иному

Велел на стенке зарубить:

Чтоб там речей не тратить по-пустому,

Где нужно власть употребить.

Басня «Лягушки, просящие царя» служит как бы дополнением басни «Конь и всадник». Она показывает в образах, как происходит обыкновенно постепенный упадок монархических инстинктов и обаяния монархической власти.

Та часть басни, где идет речь о том, как лягушки, относившиеся сначала со страхом и почтением к оси­новому чурбану, мало-помалу осваиваются с ним и начинают тре­тировать его за-панибрата, принадлежит к лучшим образцам крыловского стиха и крыловской изобразительности и может быть по­ставлена наряду с картиной бешеной скачки коня, избавленного от узды.

В чем же заключается идея басни «Лягушки, просящие царя»? В заключительных словах Юпитера, давшего лягушкам в цари сна­чала колоду, а затем журавля, беспощадно глотающего своих неуго­монных подданных:

«Не мне ль, безумные, – вещал им с неба глас, –

Покоя не было от вас?

Не вы ли о царе мне уши прошумели?

Вам дан был царь, так тот был слишком тих,

Вы взбунтовались в своей луже;

Другой вам дан, так этот очень лих.

Читайте также:  Гелла в романе "мастер и маргарита": образ, характеристика, описание внешности и характера

Живите ж с ним, чтоб не было вам хуже!»

Басня ничего не теряет в своем значении оттого, что она есть переделка басни Лафонтена, составляющей, в свою очередь, пере­делку басни Эзопа. Кого бы ни разумел Крылов под чурбаном и журавлем – Людовика ли XVI, или Наполеона I, или кого-нибудь другого, – его басня помимо частного смысла имеет и общий смысл.

Важно

В чем же он заключается? В том, что народ должен довольствоваться теми монархами, которых ему посылает Провидение. В басне «Ля­гушки, просящие царя», во всяком случае, нет и тени отрицания монархических начал.

Крылов хотел сказать только, что народы, не умеющие мириться с недостатками своих государей, рискуют по­пасть из огня в полымя.

В басне «Воспитание льва» Крылов касается вопроса о подготов­ке наследников престола; делает ряд метких замечаний о непригод­ности крота и барса быть наставниками будущих царей.

Печальные последствия от воспитания молодого льва орлом дают повод басно­писцу осудить устами старого царя зверей ту систему, в силу кото­рой у нас в XVIII веке считалось необходимым воспитывать наслед­ников Престола на иноземный лад.

Тут ахнул царь и весь звериный свет!

Повесил головы совет,

А Лев-старик поздненько спохватился,

Что львенок пустякам учился

И не добро он говорит;

Что пользы нет тому большой знать птичий быт,

Кого зверьми поставила владеть природа,

И что важнейшая наука для царей –

Знать свойство своего народа

И выгоды земли своей.

Басня «Орел и кот» устанавливает такое правило для правитель­ственной деятельности монархов:

Не презирай совета ничьего,

Но прежде рассмотри его.

Орел, не вняв предостережениям кота, свил гнездо на подгнив­шем дубе и тем погубил орлицу и детей.

Тонким юмором проникнута басня «Кукушка и орел», указыва­ющая естественные пределы власти неограниченных монархов. Ког­да кукушка, возведенная орлом в соловьи, жалуется ему, что все смеются над ее пением, царь птиц объясняет ей, что он царь, а не Бог и не может избавить кукушку от ее беды:

Кукушку соловьем честить я мог заставить;

Но сделать соловьем кукушку я не мог.

Есть и другие басни, в которых сказался политический образ мыслей Крылова. Таковы, например, «Чиж и еж», «Лев и комар», «Лев» и т. д.

Совет

Обильный материал для изучения монархических взглядов Крылова дают, между прочим, все басни его, заключающие какие-либо политические намеки: «Лев состарившийся», «Квартет», «Пар­нас», «Мирская сходка» и т. д.

«Мирская сходка» любопытна как басня, выражающая взгляд Крылова на совещания с народом. Он понимал, что и мирскую сходку можно так подобрать, что волк окажется самым подходящим блюстителем овчарни:

Да что же овцы говорили?

На сходке ведь они, уж верно, были? –

Вот то-то нет! Овец-то и забыли!

А их-то бы всего нужней спросить.

+ + +

Крылов был монархист, но немногие антимонархисты выстав­ляли так беспощадно слабые стороны монархического правления там, где оно находилось в руках недостойных государей, как знаме­нитый русский баснописец. Нигде то свойство его, которое Пушкин называл веселым лукавством ума, не проявлялось так ярко, как в «шуто-трагедии» «Подщипа», написанной в 1789 г.

Об этой зага­дочной пьесе существует несколько мнений. Одни думают, что «Подщипа» составляет сатиру на времена Павла Петровича, но В. Ф. Киневич совершенно основательно отвергает такую точку зрения. Нет положительно ничего общего между событиями 1796-1801 гг. и содержанием «шуто-трагедии».

Деятели времен императора Павла Пет­ровича нимало не напоминают героев и героинь «Подщипы», да и нравы петербургского двора конца XVIII и начала XIX столетия нимало не похожи на грубый и простой быт дворца царя Вакулы.

Трудно также согласиться, что Крылов хотел изобразить под видом Вакулы австрийского императора Франца I, в лице Подщипы – его дочь, Марию-Луизу, а в лице Слюняя – немецкого принца, кото­рому была обещана ее рука прежде, чем Наполеону. Согласно тако­му толкованию, совет царя Вакулы – карикатура на знаменитый венский гоф-кригсрат, а Трумф – карикатура на Наполеона.

«Но и это объяснение, – как замечает В. Ф. Киневич, – нельзя почесть достойным вероятия, потому что, как известно, события, на кото­рые оно намекает, совершились позже сочинения пьесы, да и самая ее развязка не согласуется с ним.

Не правильнее ли будет предполо­жить, что Трумф («Подщипа») есть просто пародия на классичес­кую трагедию, господствовавшую на нашей сцене в эпоху его по­явления?» Что Крылов, действительно, хотел подшутить в своей пье­се над ходульностью и напыщенностью царей, героев, героинь и наперсниц наших дубовых подражателей Корнелю и Расину, в том не может быть сомнения.

Но не без основания же его «шуто-трагедия» считалась долго запретной вещью и могла появиться в России в печати лишь в 1871 г. («Русская старина», февраль). За границей, а именно в Берлине, шуто-трагедия была напечатана раньше, в 1859 г., и, очевидно, в качестве пьесы, об издании которой тогда нельзя было и думать в России.

Биограф и критик Крылова Лобанов на­зывает «Подщипу» шалостью, проказами таланта великого русского баснописца. Он восхищается характерами Вакулы, Подщипы и Слю­няя как созданиями карикатурно-гениальными («Жизнь и сочине­ния И. А. Крылова». СПб., 1847 г., стр. 24-30). Нельзя, однако, отри­цать, что антимонархисты могут с удовольствием ссылаться на мно­гие места «Подщипы».

Обратите внимание

В шуто-трагедии монархический принцип перенесен в грубую, вульгарную и сказочную страну каких-то по­луидиотов и нравственных недоносков. Поэтому-то он и производит в царстве Вакулы такое странное и комичное впечатление.

Крылов был далек от мысли отрицать монархические начала, но под влия­нием «веселого лукавства ума» он спросил себя: «А что выйдет, если изобразить по всем правилам псевдоклассической трагедии тот доисторический быт, который нашел свое отражение в русских сказ­ках, и отнестись к нему с чисто народным юмором, не терпящим никаких ходуль?» В результате получилась «Подщипа». Царь Вакула говорит языком простодушного недалекого крестьянина, он играет в кубарь, а его гофмаршал сам покупает каплуна и сам относит его на кухню. Арисия[i] шутотрагедии, перемешивая стиль французской классической сцены с вульгарной речью, восклицает:

О царский сан! ты мне противней горькой редьки!

Почто, увы! не дочь конюшенного я Федьки!

Совет царя Вакулы состоит из глухих, слепых, немых и от ста­рости еле дышащих сановников. Собранные для решения вопроса о войне с Трумфом, они зевают, дремлют, а в заключение засыпают и храпят. В конце первого действия занавес опускается под их друж­ный храп.

В это самое время царь Вакула играет за сценой в кубарь. Мудреный государственный вопрос решается по совету цыганки, которая гадает на мосту.

О том, как Вакула управляет своим кро­шечным царством, можно судить хотя бы по следующему отрывку из его разговора с царевной Подщипой.

Подщипа

Какое же нас горе одолело?

Не хлеба ль недород?

Вакула

А мне, слышь, что за дело?

Я разве даром царь? Слышь, лежа на печи,

Я и в голодный год есть буду калачи.

Лобанов был прав, называя «шуто-трагедию» шалостью таланта, но в этой шалости скрывается и серьезная политическая мысль.

Она показывает, что Крылов не хуже завзятых республиканцев пони­мал, что монархический принцип не всегда и не везде пригоден и что пересаженный в деревушку Вакулы, он мог проявляться только в карикатурных формах. «Шуто-трагедия» показывает, что политичес­кая мысль Крылова была чужда всякой односторонности.

«Подщипа» не карикатура на монархический принцип, а насмешка над его искажением и смешением с вотчинным началом. Крыловский Вакула не страдал бюрократическими увлечениями гоголевского Кашкарева, но царство Вакулы во многом смахивает на усадьбу и на поместья Кашкарева.

Вакула не царь, а захолустный домовладыка и хозяин – его степенство, вообразивший себя монархом, своих ку­черов и работников – министрами, а свою дворню – двором. Такие аберрации ума бывали не только в старинных помещичьих усадьбax, но и в миниатюрных германских княжествах XVIII века.

[i] Арисия – дочь Тезея, одного из действующих лиц трагедии Расина.

Источник: http://ruskline.ru/analitika/2012/02/15/monarhizm_krylova_kak_vzglyad_i_chuvstvo

Интересные факты из жизни Крылова Ивана Андреевича

Литературу Крылов считал призванием, но у него была и вполне обыденная профессия: он трудился в императорской публичной библиотеке и слыл большим любителем книг,  даже коллекционировал редкие издания.

 Басни Крылова, сюжеты многих из которых он позаимствовал у Эзопа и Лафонтена, были далеко не так безобидны, как может показаться на первый взгляд. За полным недомолвок эзоповым языком скрывалась жесткая критика современного баснописцу общества.

Неудивительно, что его произведения подвергали не менее жесткой критике и запрещали к публикации.

Важно

Цензура в его смягчилась лишь после смерти Екатерины Второй, которая недолюбливала его за насмешки над ее порядками и даже подвергала литератора преследованиям.

 Работать начал в 10-летнем возрасте, так как после смерти его отца и без того бедная семья вообще осталась без средств. Чтобы хоть как-то помочь матери, мальчик поступил на службу в Тверской суд. Позже семейство, потерявшее кормильца, перебралось в Петербург, где мать Вани смогла получить пенсию по вдовству.

Экранизация басни «Лиса-строитель».

(Мультфильм 1950 года, режиссёра Пантелеймона Сазонова)

 Крылов был во всех отношениях выдающимся классиком. Из-за пристрастия к еде он славился тучностью и часто становился объектом шуток окружающих. Причем разной степени остроты: от легкой иронии до откровенного сарказма.

Но всегда с достоинством выходил из неловких ситуаций. Однажды, гуляя по улице, он услышал, как нагловатые молодые люди назвали его тучей. Иван Андреевич отреагировал мгновенно: «Да, вот и лягушки что-то расквакались».

 Крылов оставил след не только в литературе, но и в истории лингвистики: он был главным составителем славяно-русского словаря.

 Однажды Крылов опоздал на званый обед графа Мусина-Пушкина. Там подавали макароны, приготовленные по-итальянски. Заметив провинившегося баснописца, граф решил подшутить над ним и повелел подать ему в качестве «штрафной» огромную тарелку макарон, да еще и с «горкой».

Классик русской литературы быстро их съел. Тогда Мусин-Пушкин предложил Ивану Андреевичу наверстать упущенное и отведать супу, который тот «прозевал» из-за опоздания. Крылов согласился и тоже достаточно быстро уничтожил первое.

После супа логически следовало второе, и перед баснописцем появилась еще одна глубокая тарелка макарон. Гость с удовольствием принялся и за них. Когда на донышке оставалось всего несколько штук, изумленный хозяин высказал опасения за здоровье Ивана Андреевича.

Совет

А тот как ни в чем не бывало ответил, что готов провиниться снова, причем прямо сейчас.

 Несмотря на медлительность и в целом малоподвижный образ жизни Иван Андреевич очень любил путешествовать и объездил многие области России, изучая нравы и быт разных ее частей. Причем старался заезжать не в крупные, а в небольшие города и даже деревушки. Именно там он находил новые идеи для своих произведений.

 Веселый и добродушный человек, Крылов имел необычное пристрастие: ему нравилось наблюдать пожары. Как только в Петербурге случалось серьезное возгорание, баснописец немедленно ехал на место и любовался разгулом стихии.

 Именно с Крылова Гончаров «срисовал» своего главного персонажа – Ивана Обломова. Любимым предметом меблировки Ивана Андреевича действительно был его диван.

Еще одной «достопримечательностью» дома считалась висящая над диваном картина: очень тяжелая и размещенная под критическим углом. Друзья не раз советовали хозяину закрепить ее как следует, чтобы не случилось беды.

На что Крылов, не изменявший своим принципам, отвечал, что даже если картина и упадет, то пролетит по касательной, а значит, его голова останется цела.

 Крылов был очень азартным человеком. Он с удовольствием наблюдал за петушиными боями и виртуозно играл в карты, обчищая своих соперников до последней копейки.

 Улицы, носящие имя баснописца, есть минимум в 30 городах России.

 Иван Андреевич был первым баснописцем в русской литературе и, по сути, открыл для нее этот жанр.

Источник: https://kvn201.com.ua/krullov.htm

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector