Монолог чацкого “а судьи кто?..” из комедии “горе от ума” (текст эпизода, фрагмент, отрывок)

Вольная поэзия: А. С. Грибоедова

АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ГРИБОЕДОВ

(1794-1829) Александр Сергеевич Грибоедов вошел в историю вольной русской поэзии комедией «Горе от ума». При жизни автора в печати появился лишь один отрывок из нее, значительно искаженный цензурой (в альманахе 1825 года «Русская Талия»). Тем не менее вся комедия сделалась известной за несколько лет до своего появления в печати.

Друг Грибоедова А. А. Жандр свидетельствовал, что уже летом и осенью 1824 года существовал ряд списков. (1) Комедия, по словам Т. П. Пассек, «сводила всех с ума, волновала всю Москву». (2). Декабрист Д. И. Завалишин сообщил, что в квартире А. И. Одоевского в Петербурге был организован своеобразный скрипторий, в котором комедия списывалась «под общую диктовку с подлинной рукописи Грибоедова».

(3) О том же писал Д. А. Смирнов со слов ближайшего друга Грибоедова — А. А. Жандра: «У меня была под руками целая канцелярия; она списала „Горе от ума” и обогатилась, потому что требовали множество списков». (4) В 1830 году Ф. В. Булгарин писал, что «ныне нет ни одного малого города, нет дома, где любят словесность, где б не было списка сей комедии, по несчастью, искаженного переписчиками».

(5) Вскоре он же, со слов какого-то своего знакомого, указывал, что в России по рукам ходит более сорока тысяч списков комедии. (6) Цифра обращающихся списков все время возрастала. В «Санкт-Петербургских ведомостях» 1857 года читаем: «Теперь едва ли не сотни тысяч манускриптов неподражаемой комедии рассеяны по русскому царству».

(7) Ниже воспроизводятся два отрывка комедии — монолог Чацкого («А судьи кто? ..») из второго действия и небольшой отрывок из третьего действия, встречающийся в списках отдельно. Он особенно любопытен в связи с типичной для николаевской эпохи, почти анекдотической историей.

В 1831 году землемер Пермской межевой конторы Кудрявцев переписал названый отрывок и по рассеянности забыл его на службе. Копия была найдена двумя другими чиновниками, тотчас же возбудившими дело. От Кудрявцева потребовали немедленного («не продолжая более одного дня») ответа по пяти вопросным пунктам (причем пункт четвертый был, в свою очередь, разбит на четыре подпункта).

О характере вопросов дает понятие следующий текст. Межевая контора потребовала от Кудрявцева объяснить: «1. В каком смысле определяет он, будто бы учение есть чума и причина, что „нынче, пуще чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений”. 2.

Обратите внимание

Почему он себе дозволил, вопреки мудрому распоряжению правительства и всех здравомыслящих людей, уверять, что якобы „и впрямь с ума сойдешь от этих от одних пансионов, школ, лицеев”, ибо всеми благонамеренными людьми утверждено, что они есть рассадник образования, ума и нравственности, как ланкарточное обучение, благодетельное занятие упражняющихся в географии и прочих теоретических науках, служащих к счастию благоучрежденного государства. 3. Кто его уверил, или с какого поводу он дерзнул написать, что в Педагогическом С.-Петербургском институте „упражняются в расколах и безверьи профессора”, и говорить это тогда, когда небезызвестно ему, что в Педагогическом институте воспитывались начальники его: первый член Прутковский и второй — Корбелецкий, и какую он родню указывает, что будто бы, вышед из оного, может быть подмастерьем в аптеке; ибо в оный (институт) поступают только для окончания высших наук, и следовательно, таковым его выражением на чье лицо делает пасквильное порицание…» и т. д. Кудрявцеву пришлось писать объяснение, дело было передано начальством в Московскую межевую контору, которая лишь два года спустя, в 1833 году, оставила дело без последствий, очевидно разъяснив пермским грамотеям происхождение этого текста. Вся эта история звучала настолько анекдотично, что читатели «Русской старины» заподозрили мистификацию. Публикатору А. П. Пятковскому пришлось напечатать в «Русской старине» (1874, № 1, С. 197—198) дополнительное объяснение и указать, что эти материалы были переданы ему В. Ф. Одоевским.

(1) См.: «А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников». М., 1929. С, 274. Будущий лингвист Ф. И. Буслаев скопировал «Горе от ума» для себя в провинции (в Пензе), «не подозревая, что (рукопись) содержит в себе сочинение, запрещенное для печати» (Буслаев Ф. И. Мои воспоминания. М., 1897. С. 79). (2) Пассек Т. П. Из дальних лет: Воспоминания. М., 1963. Т. 1. С. 238. (3) Одоевский А. И. Воспоминания о Грибоедове // «Древняя и новая Россия». Спб., 1879. Т. 1. С. 314. О других списках, принадлежавших декабристам, см.: 0рлов В. Н. Грибоедов: Очерк жизни и творчества. М., 1954. С. 89—90. (4) Цит. по изд.: «А. С. Грибоедов: Его жизнь и гибель в мемуарах современников». Л., 1929. С. 287. (5) Булгарин Ф. В. Воспоминание о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове // «Сын отечества и Сев. арх.». 1830, № 1. С. 13. (6) Булгарин Ф. В. Русский театр // «Сев. пчела». 1831, 9 февр. (7) Цит. по статье: Смирнов А. И. А. С. Грибоедов, его жизненная борьба и судьбы комедии его «Горе от ума» // «Варшавские университетские известия». 1895, т. 6. С. 52.

(8) «Рус. старина». 1874, № 1. С. 198; то же в качестве новинки: «Лит. наследство». 1946. Т. 46/47. С. 297—298.

ГОРЕ ОТ УМА

Ч а ц к и й А судьи кто? — За древностию лет К свободной жизни их вражда непримирима,

Сужденья черпают из забытых газет Времен Очаковских и покоренья Крыма; Всегда готовые к журьбе, Поют всё песнь одну и ту же, Не замечая об себе: Что старее, то хуже.

Где, укажите нам, отечества отцы, Которых мы должны принять за образцы? Не эти ли, грабительством богаты? Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве, Великолепные соорудя палаты, Где разливаются в пирах и мотовстве И где не воскресят клиенты-иностранцы Прошедшего житья подлейшие черты.

Да и кому в Москве не зажимали рты Обеды, ужины и танцы? Не тот ли вы, к кому меня еще с пелён Для замыслов каких-то непонятных, Дитёй возили на поклон? Тот Нестор негодяев знатных, Толпою окруженный слуг; Усердствуя, они в часы вина и драки И честь и жизнь его не раз спасали: вдруг На них он выменял борзые три собаки!!! Или вон тот еще? который для затей На крепостной балет согнал на многих фурах От матерей, отцов отторженных детей?! Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах, Заставил всю Москву дивиться их красе! Но должников не согласил к отсрочке: Амуры и Зефиры все Распроданы поодиночке!!! Вот те, которые дожили до седин! Вот уважать кого должны мы на безлюдьи! Вот наши строгие ценители и судьи! Теперь пускай из нас один, Из молодых людей, найдется — враг исканий, Не требуя ни мест, ни повышенья в чин, В науки он вперит ум, алчущий познаний; Или в душе его сам бог возбудит жар К искусствам творческим, высоким и прекрасным, — Они тотчас: разбой! пожар! И прослывет у них мечтателем! опасным!! Мундир! один мундир! он в прежнем их быту Когда-то укрывал, расшитый и красивый, Их слабодушие, рассудка нищету; И нам за ними в путь счастливый. И в женах, дочерях — к мундиру та же страсть! Я сам к нему давно ль от нежности отрекся?! Теперь уж в это мне ребячество не впасть, Но кто б тогда за всеми не повлекся? Когда из гвардии, иные от двора Сюда на время приезжали, — Кричали женщины: ура! И в воздух чепчики бросали!

Читайте также:  Анализ легенды о данко из рассказа "старуха изергиль" горького

2

Ф а м у с о в Ну вот! великая беда, Что выпьет лишнее мужчина! Ученье — вот чума, ученость — вот причина, Что нынче, пуще чем когда, Безумных развелось людей, и дел, и мнений. Х л ё с т о в а И впрямь с ума сойдешь от этих от одних От пансионов, школ, лицеев, как бишь их, Да от ланкарточных взаимных обучений. К н я г и н я Нет, в Петербурге Институт Пе-да-го-гический, так, кажется, зовут: Там упражняются в расколах и в безверьи Профессоры!! — у них учился наш родня, И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерье. От женщин бегает, и даже от меня! Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник, Князь Федор, мой племянник. С к а л о з у б Я вас обрадую: всеобщая молва, Что есть проект насчет лицеев, школ, гимназий; Там будут лишь учить по-нашему: раз, два; А книги сохранят так, для больших оказий. Ф а м у с о в Сергей Сергеич, нет. Уж коли зло пресечь: Забрать все книги бы да сжечь. З а г о р е ц к и й

(с кротостью) Нет-с, книги книгам рознь. А если б, между нами, Был ценсором назначен я, На басни бы налег; ох! басни — смерть моя! Насмешки вечные над львами! над орлами! Кто что ни говори: Хотя животные, а все-таки цари. Х л ё с т о в а Отцы мои, уж кто в уме расстроен, Так всё равно, от книг ли, от питья ль; А Чацкого мне жаль. По-христиански так, он жалости достоин; Был острый человек, имел душ сотни три. Ф а м у с о в Четыре. Х л ё с т о в а

Три, сударь. Ф а м у с о в Четыреста. Х л ё с т о в а Нет! триста. Ф а м у с о в В моем календаре… Х л ё с т о в а Все врут календари. 1822-1824

Грибоедов А. С. Горе от ума. М., 1833, с ценз. пропусками. Грибоедов А. С. Горе от ума: Полнейшее изд. Берлин; Париж, 1858. Первое восстановление ценз. купюр в легальной печати: Грибоедов А. С. Горе от ума. Спб., 1862. Вольная русская поэзия XVIII-XIX веков. Вступит. статья, сост., вступ. заметки, подг. текста и примеч. С. А. Рейсера. Л., Сов. писатель, 1988 (Б-ка поэта. Большая сер.) Печ. по Грибоедов А. С. Соч. в стихах. Л., 1967 (Б-ка поэта, БС), там же дана характеристика основных списков комедии и освещена проблема выбора основного текста (с. 488—492). О бытовании комедии в списках подробнее см. в статье: Фомичев С. А. Автор «Горе от ума» и читатели комедии // «А. С. Грибоедов: Творчество. Биография. Традиции». Л., 1977. С. 6—10.

1. Времен Очаковских и покоренья Крыма. Взятие русскими войсками турецкой крепости Очаков и завоевание Крыма имели место в 1783 г. Клиенты-иностранцы — французы, эмигрировавшие в Россию после революции 1789 г. Нестор негодяев знатных. Нестор – в значении: старейший (вождь в «Илиаде» Гомера). Современники видели здесь намек на генерала Л. Д. Измайлова, прославившегося развратом, самодурством и жестоким обращением с крепостными; в частности, имеется в виду случай, когда он променял четверых дворовых, прослуживших ему по тридцать лет, на четырех охотничьих собак. Или вон тот еще? который для затей и т. д. Возможно, что речь идет о помещиках-театралах А. Н. Голицыне или Ржевском; Ржевский продал свою крепостную труппу дирекции императорских театров. Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах, т. е. занят обучением актеров, изображавших зефиров (божков ветра) и амуров (божков любви). Но должников не согласил к отсрочке. Слово «должник» имело в это время два значения — и тот, кто одалживает, и тот, кто одолжается. Когда из гвардии, иные от двора Сюда на время приезжали. В 1818 г. двор и гвардия находились в Москве.

2. Текст отрывка, восходящий к одному из многочисленных списков (копия журн. Пермской межевой конторы 1831 г.), опубл. в «Русской старине». 1873, № 12 и 1874, № 1. В качестве неизданного снова: «Русский архив». 1898, № 8 и «Литературное наследство». 1946. Т. 47/48. Да от ланкарточных взаимных обучений. Хлестова искажает слово «ланкастерский», оно происходит от имени английского педагога Джозефа Ланкастера (1771—1838). Его система обучения предполагала, в частности, взаимную помощь учеников: более сильные помогали слабым. Педагогическая система Ланкастера была им описана в двух книгах, изд. на английском языке в 1805 и 1810 гг., и вскоре стала очень популярной в Америке, куда автор эмигрировал, не получив признания в Англии. С 1817 г. в России были организованы по этой системе некоторые военные училища, а с 1819 г. она получила широкое распространение. Передовая для своего времени „ланкастерская система” была использована будущими декабристами (например, В. Ф. Раевским) при обучении солдат. Все это определило неприязненное отношение реакционных кругов к этому методу, в котором видели чуть ли не революционную угрозу. Престарелая княгиня Тугоуховская враждебно относится к Лицею (т. е. к открытому в 1811 г. Царскосельскому лицею) и пансионам (возможно, к Московскому университетскому благородному пансиону, который в 1818 г. получил права лицея). В Петербурге Институт Пе-да-го-гический и т. д. Педагогический институт был основан в 1804 г.; в 1819 г. прекратил свое существование, влившись в основанный в 1819 г. Петербургский университет; был восстановлен лишь в 1828 г. В 1821 г. четырем профессорам университета (Э. Раупаху, А. И. Галичу, К. Ф. Герману и К. И. Арсеньеву), по проискам попечителя Д. П. Рунича, было предъявлено обвинение «в открытом отвержении истин священного писания и христианства, соединяющемся всегда с ниспровергнуть и законные власти» («Дело Санкт-Петербургского университета в 1821 году» // «Вестник Ленингр. гос. ун-та». 1947, № 3. С. 145). Профессора были уволены, а ректор М. А Балугьянский отрешен от должности. Именно этот эпизод имеет в виду княгиня Тугоуховская, ошибочно относя его к Педагогическому институту. Он химик, он ботаник, Князь Федор, мой племянник. Кое-кто из современников видел здесь намек на Алексея Александровича Яковлева (ум. 1868) — двоюродного брата Герцена, описанного им в «Былом и думах» под именем «Химик». Для больших оказий, т. е. для особых случаев.

Источник: http://a-pesni.org/starrev/gribojedov.htm

А судьи кто?

ehrlichperson Вот и выполнил своё небольшое желание в виде прочтения прослушивания (писал про аудиокниги) комедии А.С Грибоедова “Горе от ума”. 
 Читал её ещё в школе и помнил до прослушивания только то, что она мне понравилась в то время. Начали перечислять героев: Фамусов, Чацкий … и сразу же вспомнилось примерный сюжет этой книги.

Качество книги, фильма можно оценить по его содержанию, передачи смысловой и эмоциональной глубины. Сюжет имеет малую значимость в хорошей книге или кино. Из за этого про качественное кино, книгу невозможно рассказать своему другу. Ты можешь ему рассказать сюжет, но это ничего не будет значить об содержании книги, кино.

Так и моё знание сюжета “Горе от ума” никак не повляло на удовольствие послушать содержание диалогов и монологов. Эта книга из серии “на все времена”! Меняются только декорации, а сцена остаётся неизменной.

Читайте также:  История любви штольца и ольги ильинской в романе "обломов": описание отношений

В этой небольшой книге заметил рассмотрение множества проблем: безответная слепая любовь (это всегда на все времена); прислужничество ради чинов (наши чиновники, карьеристы) (особо заметно на слуге Молчалине и примера с Максим Петровичем); глупое копирование Западных ценностей (у них Франция, у нас в основном США);  построение и быстрое распростронение слухов (там слухи о Чацком, в современности их очень много); Глупые люди считают умных людей сумашедшими, потому что не понимают их (Чацкий выразился: короткий ум); Проблема интеллектуальных людей – понимания других людей и старания не возвышаться над другими (Чацкий часто высмеевал других, правда часто не без причин) (эта проблема видимо тоже на все времена и уже относится к интеллектуальным людям);  Многие другие, которые задевают более мелкие проблемы.

И отдельно про известный монолог Чацкого “А судьи кто” с вырезами – полностью можете прочитать: А судьи кто?. Мне понравились и другие монологи его, но разберу один только.

Здесь больше критикуется прошлые стереотипы, в нашем же время это современные стереотипы, проблемы.

А судьи кто?

А судьи кто? – За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима, 

Сужденья черпают из забытых газет           ——  в приницпе многие люди свои суждения строят на прочитанных газетах, что глупо,   без  осмысления прочитанного

Времен Очаковских и покоренья Крыма;Всегда готовые к журьбе,Поют все песнь одну и ту же,……….

Где, укажите нам, отечества отцы,Которых мы должны принять за образцы?Не эти ли, грабительством богаты?            ———  Наши чиновники, коруппционерыЗащиту от суда в друзьях нашли, в родстве,  ——— ничего не изменяетсяВеликолепные соорудя палаты,                        Где разливаются в пирах и мотовстве,И где не воскресят клиенты-иностранцыПрошедшего житья подлейшие черты.Да и кому в Москве не зажимали ртыОбеды, ужины и танцы?                               ———  развлечений сейчас ещё больше, котоырые суют народу, лишь бы не думалНе тот ли, вы к кому меня еще с пелен,Для замыслов каких-то непонятных,Дитёй возили на поклон?Тот Нестор негодяев знатных,Толпою окруженный слуг;Усердствуя, они в часы вина и дракиИ честь и жизнь его не раз спасали: вдругНа них он выменил борзые три собаки!!!Или вон тот еще, который для затейНа крепостной балет согнал на многих фурахОт матерей, отцов отторженных детей?!Сам погружен умом в Зефирах и в Амурах,Заставил всю Москву дивиться их красе!Но должников не согласил к отсрочке:Амуры и Зефиры всеРаспроданы поодиночке!!!               ———  и сейчас хватает “скелетов в шкафах” наших чиновниковВот те, которые дожили до седин!Вот уважать кого должны мы на безлюдьи!Вот наши строгие ценители и судьи!          Теперь пускай из нас один,Из молодых людей, найдется – враг исканий,Не требуя ни мест, ни повышенья в чин,В науки он вперит ум, алчущий познаний;Или в душе его сам Бог возбудит жарК искусствам творческим, высоким и прекрасным,

Они тотчас: разбой! пожар!

И прослывет у них мечтателем! опасным!! –            ———– опять же такие же тенденции, стоит думать по иному, не как толпа, так сразу странный, не от мира сего, наивный и т.п.

Важно

Мундир! один мундир! он в прежнем их быту      
Когда-то укрывал, расшитый и красивый,

Их слабодушие, рассудка нищету;                      ———– тут множество ассоциаций; мундир это все материальные ценности за          которыми прячутся люди не имеющие понятия
для чего они им нужны, кроме как моды, престижа и т.п.

Источник: https://ehrlichperson.livejournal.com/51569.html

Роль монологов Чацкого в комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума»

/ Сочинения / Грибоедов А.С. / Горе от ума / Роль монологов Чацкого в комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума»

  Скачать сочинение

    Комедия «Горе от ума» была написана после Отечественной войны 1812 г. , в период подъёма духовной жизни России. В первую очередь ожидания были связаны с отменой крепостного права, а так же поставлены важные вопросы того времени: о государственной службе, просвещении, воспитании, о рабском подражании дворян всему иностранному и презрении ко всему национальному, народному.

    В комедии сталкиваются две эпохи: «Век минувший», который не желает перемен и «Век нынешний». «Век минувший» получил своё название Фамусовского общества по фамилии Павла Афанасьевича Фамусова. Этих людей Грибоедов высмеивает за лицемерие, необразованность и бездушие. Именно он противопоставляет Чацкого, открыто высказывающего всё, что у него на душе. Обвинительные речи Ч.

Вызывают гнев и возмещение Фамусовского общества. Он представитель «Века нынешнего», выразитель передовых идей своего времени. В его монологах прослеживается политическая программа: он разоблачает крепостничество и его порождения: бесчеловечность, лицемерие, тупую военщину, невежество, лжепатриотизм.

Он даёт беспощадную характеристику фамусовскому обществу, клеймит «прошедшего житья подлейшие черты».
    Монолог Чацкого «А судьи кто?..» рождён его протестом против «Отечества отцов», так как не видит в них образца, которому следует подражать. Он осуждает их за консерватизм:      «Сужденья черпают из забытых газет      Времён очаковских и покоренья Крыма…

»
    За страсть к богатству и роскоши, добываемым «грабительством», ограждая себя от ответственности круговой порукой и подкупом:      «Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве
     Великолепные соорудив палаты,
     Где разливаются в пирах и мотовстве?
     И где не воскресят клиенты-иностранцы
     Прошедшего житья подлейшие черты!
     Да и кому в Москве не зажимали рты
     Обеды ужины и танцы!»
    Крепостников помещиков он называет знатными негодяями за бесчеловечное отношение к крепостным:
     Один променял верных слуг на три борзых собаки,
     Другой на крепостной балет согнал на многих фурах
     От матерей, отцов отторженных детей»,
    которые затем были все «распроданы поодиночке».
    Чацкий обвиняет Фамусовское общество, в котором внешняя форма как показатель карьерных успехов важнее, просвещения, бескорыстного служения делу, наукам, исскуству:
     «Мундир! Один мундир! Он в прежнем их быту
     Когда-то укрывал, расшитый и красивый,
     Их слабодушие, рассудка нищету…
    Чацкий осуждает принятую в Москве систему воспитания дворянской молодёжи, когда учителей набирают: «числом поболее, ценою подешевле».
    Резко высказывается Чацкий и об отношении к службе: он основной целью видит служение делу и не приемлет «прислуживания старшим» угождения начальству: «служить бы рад, прислуживаться тошно».
    Таким образом, словесная дуэль между Чацким и Фамусовым перерастает в серьёзную идеологическую борьбу. Грибоедов мастерски показал, как каждое новое лицо пьесы становится в оппозицию к Чацкому.
    Так в частности столкновение между Чацким и Молчалиным – это конфликт между носителями противоположных качеств дворянской молодёжи того времени. Чацкий прямо заявляет что Молчалин «Дойдёт до степеней известных» своим умением молчать. Он не понимает, как Софья могла полюбить такое ничтожество. Не случайно кроме идейного конфликта Грибоедов ввёл любовную интригу. Софья обижена репликами Чацкого и, оскорблённая, раздражённая, в разговоре с господином Н. роняет – «Он не в своём уме». И слух о сумасшествии Чацкого несётся по залам, приобретая гротескные формы.
    В четвёртом действии Чацкий узнает, кто избранник Софьи и в сердцах восклицает: «Молчалины блаженствуют на свете».
    Но перед тем как покинуть Москву, общество трусов и лицемеров, он вновь с гневом обращается:
     Из огня тот выйдет невредим,      Кто с вами день пробыть успеет.
     Подышит воздухом одним,
     И в нём рассудок уцелеет…
    И всё же Чацкий остаётся непобеждённым. Он отличается искренностью, поэтому его монолог – глас вопиющего в пустыне. Жар души и ум редко приносят человеку счастье, «покой, так как заставляют» жить не по лжи». А это серьёзное испытание.

Читайте также:  Фрида в романе "мастер и маргарита" булгакова: образ, характеристика

    Грибоедов создал не традиционную для своего времени комедию, изобразив многочисленные пороки дворянского общества. Я думаю, что монологи Чацкого – это голос самого автора. Чацкий симпатичен Грибоедову. В его образе отразились типичные черты декабриста, но его взгляды далеки от реальной жизни, не приводят к счастью. Возможно, Грибоедов предчувствовал трагическое поражение декабристов, веривших в свои передовые идеи, которые, однако, были оторваны от жизни. Драма Чацкого в том, что он видит трагизм в судьбе общества, но повлиять не на что не может.

31509 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Грибоедов А.С. / Горе от ума / Роль монологов Чацкого в комедии А.С.Грибоедова «Горе от ума»

Смотрите также по произведению “Горе от ума”:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00029501184864162952

А. Грибоедов «Горе от ума». Анализ монолога Чацкого «А судьи кто?»

Комедия «Горе от разума» является самым известным произведением Александра Грибоедова. В ней он раскрыл много увлекательных и принципиальных тем, отдал оценку своим современникам.

Самого себя создатель сравнивает с основным героем – Александром Чацким, конкретно в его репликах звучат мысли писателя. Главные идеи в большинстве случаев звучат в монологах персонажа. Они играют очень огромную роль в идеологическом смысле комедии.

Во всем произведении представлено 6 монологов, и любой из их с новейшей стороны охарактеризовывает героя и развивает сюжет.

Один адекватномыслящий человек на 25 болванов

Анализ монолога Чацкого «А судьи кто?» указывает, как этот отрывок отличается от обыденных речей героев.

Выражение головного персонажа выходит далековато за рамки ситуации, в какой он оказался, и предназначается оно не «фамусовскому» обществу, а читателю.

Этот монолог является чуть не важнейшим во всем произведении, так как в нем выражается развитие публичного конфликта, и возникает идеологический смысл всей комедии.

Совет

Писатель сделал определенную речевую ситуацию, в какой данный отрывок разъясняется с психической точки зрения как «контрудар». Но анализ монолога Чацкого «А судьи кто?» гласит о том, что он по собственной идейно-художественной роли намного «обширнее».

Александр Андреевич мог ограничиться язвительными репликами и ими отбиваться от собственных врагов. Чацкий же пожелал произнести развернутую, обличительную речь.

«А судьи кто?» – спрашивает главный герой у Скалозуба и Фамусова, но его реплика в главном касается не их, а все «фамусовское общество».

«Хохот через слезы»

Единственным разумным человеком во всем произведении остается один Александр Андреевич, со всех боков его окружают болваны, и в этом заключается неудача головного героя.

Анализ монолога Чацкого «А судьи кто?» указывает, что Александр Андреевич не может отыскать общего языка не с отдельными личностями, а со всем ограниченным обществом.

Высказывания головного героя не делают его забавным, комичную ситуацию, быстрее, делает Скалозуб собственной реакцией на ответ Чацкого. Читатель соболезнует Александру Андреевичу, в данном случае комедия уже перебегает в драму.

Противоборство обществу

Анализ монолога Чацкого гласит о том, как трудно человеку прижиться в обществе, в каком царствуют другие настроения и идеи.

Грибоедов в собственной комедии предупредил читателей об конфигурациях, произошедших в кругах декабристов.

Если ранее вольнодумцы могли расслабленно выступать со своими речами на балах, то сейчас реакция ограниченного общества усилилась. Декабристы конспирируются, перестраивают деятельность обществ в согласовании с новыми правилами.

Анализ монолога Чацкого «А судьи кто?» указывает, что схожую речь можно было произносить лишь на закрытых заседаниях потаенных обществ в кругу единомышленников, а не в гостиной барина.

К огорчению, Александр Андреевич об этом не додумывается, так как последние годы странствовал и пребывал далековато от родины.

Ему не известны настроения, царящие в обществе, не знает он и о реакции властей и окружения на такие смелые речи, потому он произносит собственный монолог перед болванами, которые не желают, ну и не могут его осознать.

Источник: https://tipsboard.ru/a-griboedov-gore-ot-uma-analiz-monologa-chackogo-a-sudi-kto/

А судьи кто? по комедии а.с.грибоедова «горе от ума»

Главный герой произносит этот монолог в беседе с Фамусовым, который назидательно сообщает, что в свете многие осуждают Чацкого.

Чацкий возмущён: «Кто эти строгие ценители и судьи?» Он знает, что многие «отечества отцы» свои «сужденья черпают из забытых газет». И учѝться, «на старших глядя», он не хочет, не считает их пример достойным для подражания.

Чацкий осуждает тех господ, которые «грабительством богаты» и «разливаются в пирах и мотовстве»:

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты.

Обратите внимание

В монологе герой комедии критикует образ жизни московских дворян с бесконечными обедами, ужинами, танцами, где с помощью интриг, сплетен, полезных связей и карточных игр создается круг «своих людей», «руководителей»  высшего света.

Вот они  и имеют право судить, но Чацкий не признаёт этот суд.

Он жёстко критикует не только праздность и стремление к наживе, но и безнравственность, цинизм, жестокость тех господ, которые, например, не считают своих слуг за людей:

И честь, и жизнь его не раз спасали: вдруг

На них он выменял борзые три собаки!

Чацкий напоминает Фамусову о том любителе театра, который собрал у себя талантливых детей крепостных крестьян, оторвав их от родного дома и родителей, а потом распродал маленьких артистов поодиночке, чтобы выплатить долги кредиторам. Для богатых господ их верные слуги – всего  лишь товар или рабы, владение которыми позволяет жить в праздности и лени.

Вседозволенность и беззаконие достигли чудовищных размеров в обществе, где главенствующая роль отводится богатству и чинам, где не гнушаются никакими средствами для достижения корыстных целей. Людей совестливых, осуждающих казнокрадство, взяточничество, крепостное право, было немного. Их преследовали, объявляли опасными для общества или называли сумасшедшими.

Например, Чацкого Фамусов готов отдать под суд, считает опасным человеком, «карбонари!». Поэтому судьба молодых людей, стремящихся получить образование, желающих изменить жизнь и законы ради совершенствования общественно-политической системы, беспокоит Чацкого, так как в «фамусовском обществе» такие люди обречены были на изгнание.

Главный герой упоминает также о любви дворянства к мундиру, который всегда был в почёте у москвичей, потому что чины и звания отождествлялись с успешностью, славой, властью и богатством. В этом он снова убедился, когда увидел, какой приём был оказан Скалозубу, про которого известно, что он «золотой мешок» и «метит в генералы».

По мнению Софьи, он «слова умного не выговорил сроду», зато в большом почёте у отцов, подыскивающих женихов для дочек.

Роль монолога Чацкого в конфликте комедии «Горе от ума» имеет определённую направленность, так как Грибоедов показывает своего героя в столкновении с людьми противоположных взглядов и убеждений. После резких и метких разоблачений, которые Чацкий высказал в лицо представителям московской знати, они ещё более враждебно к нему настраиваются. Чацкий приобретает всё больше противников, которые, как он и предсказывал, объявят его вольнодумцем, а потом и сумасшедшим. Умный, прогрессивно и смело мыслящий человек накликал себе беду своими обличительными речами. Для Чацкого встреча с соотечественниками оборачивается драмой, но цель комедии А.С.Грибоедова – высмеять и обличить московское дворянство – была достигнута. Также в монологах Чацкого были озвучены главные проблемы того времени:

1) отношение к воспитанию и образованию подрастающего поколения;
рекомендовать
Страницы: Страница 1, Страница 2

Источник: http://prozaru.com/2014/11/a-sudi-kto/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector