Образ и характеристика бояна в “слове о полку игореве”: описание в цитатах для сочинения

13. «Слово о полку Игореве». Образы Бояна и Автора. Проблемы жанра, композиции и стиля этого произведения

Так как в «Слове»
преобладающую роль играет
эмоционально-лирическое начало, в его
композиции мало изображающих внешний
мир картин и очень много места занимает
изображение и выражение душевных
движений.

Композиция «Слова»
очень ритмична и логична, чётко выстроена.

«Слово» состоит
из вступления, трёх основных частей и
заключения.

Во вступлении мы
видим певца Бояна. Он пел славу русским
князьям. Автор размышляет, как начать
повествование: правдиво или с полётом
фантазии. Метод Бояна (фантазийный) ему
не подходит.

1174 год – I поход
Игоря.

1183 год – II поход
Игоря.

I часть

Завязка – выступление
русских войск. В «Слове» в отличие от
исторической летописи, инициатива
похода принадлежит не Игорю, а Всеволоду.

II часть

Центральная часть.
Кульминация – поражение войска. Символ
Руси – Киев, поэтому сюда и перенесены
все действия. Сон Святослава (предвидит
гибель Игоря). Чувство скорби Святослав
выражает в «золотом слове», которое
перерастает в публицистический призыв
автора к князьям русским.

Публицистика
сменяется лирическим плачем Ярославны
над Путивлем.

III часть

Плач Ярославны –
олицетворённая природа, обращение к
ветру, Днепру и солнцу. Этот плач – важное
звено для развития сюжета; плач предваряет
разлуку – бегство Игоря из плена. Затем
– бегство Игоря со сказочными превращениями.

III часть самая
эмоционально-поэтическая. В конце –
слава князьям за мужество и храбрость.

Итак, автор берёт
из истории лишь некоторые факты, которые
позволяют ему ярче выразить главную
идею. И именно гражданский патриотизм
является основой композиции.

14. Переводная литература домонгольской Руси

Преобладала
церковная переводная литература над
светской для упрочения новой веры,
христианской морали. Но древнерусские
книжники перевели ряд воинских,
исторических, дидактических повестей
с греческого. Чтобы приблизить перевод
к русской реальности, для приближения
к реальному времени переводчики искажали
произведение. Для этих произведений
характерен историзм, нравоучения,
дидактизм.

Воинская повесть:
«Александрия» – повесть о подвигах и
жизни прославленного полководца(создана
сразу после смерти Македонского – 323
до н.э.). В 11-12вв. с греческого была
переведена на русский. От предыстории
рождения Александра. Походы. Путешествия
по землям (мирный поход в страну
«рахманов») (жанр ходжения), исполненным
чудес (великаны, «человекоядцы» и др.). Постоянно подчеркивается превосходство
эллинов над варварами.

Христианские
мотивы: Александр признает в Иерусалиме
признает единого бога. В Лусовом
пристанище он пытается попасть на
небеса, но услышав глас предупреждения
отказывается от этой затеи.

Обратите внимание

Дидактическая
повесть (пропагандировали новую
христианскую мораль ): «Повесть о Варлааме
и Иосафе».

Иосаф – сын
индийского царя Авенира, который не
хочет, чтобы его отпрыск стал христианином.
Юноша встречает старца Варлаама, который
рассказывает нравоучительные притчи,
а после крестит Иосафа. Отец пытается
повернуть сына опять к язычеству, но
попытки тщетны. Его сын уходит в пустыню,
в странствии найдя Варлааама, живет с
ним в пещере. Нетленные их тела переносят
в индийскую столицу.

Провозглашается
победа христианства над язычеством.

Источник: https://StudFiles.net/preview/1864997/page:7/

Боян – ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ СИМВОЛ В «СЛОВЕ О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» – ДРЕВНЕРУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА – Каталог статей – УЧИТЕЛЬ СЛОВЕСНОСТИ

О Бояне мы судим со слов Поэта. Но Поэта гениального, а значит, глубоко проницательного и правдивого.

Образ мыслей Бояна можно, пожалуй, определить как позднемифологический. Система двоичных противопоставлений является методом бояновского мышления и живо ощущается в построении предложения. Он верит в физическое существование души человека после его смерти. Образ Мирового Дерева связывает воедино пространство–время и все уровни мифологического мироздания.

Свой князь или воин — всегда сокол, чужой — галка. Образ идеального героя, естественно, сливается с образом его творца, а оба они — продолжатели дела своих богов. О богах и их достойных «внуках» и слагает Боян песни–мифы, песни–гимны и «славы».

Кровно–родственные связи продолжают сохранять объединяющее значение и быть причиной серьёзнейших дел, например, войны против внешних врагов.

Для мифологического мировосприятия, где дела человека предопределены раз и навсегда, а пространство–время неизменно от века и во веки, творческий метод («замышление») поэта тоже должен быть неизменно одинаковым, а само «песнетворчество» должно подтверждать установившееся представление о человеке, природе и богах. Поэтому и внутренний мир его героев всегда одинаков.

Сила Бояна — в полном слиянии с народом. С этим связана и его ограниченность: он лишён способности увидеть народ и себя в развитии, в борьбе внутренних противоречий. Образ мыслей и художественный язык Бояна близки и понятны народу.

Как поэт он воспитывался на фольклоре, на освоении и разработке его достижений. Поэтический язык с очевидностью обнаруживает это родство — отрицательный параллелизм, постоянные и тавтологические эпитеты, любовь к гиперболизации, народная метонимия (название реки, место народа) и т. п.

Важно

Бравурный интонационный строй, радостная, «победная» тональность пронизывают творения Бояна, как и героический народный эпос, Боян — песнотворец редкостного дарования и высокой поэтической культуры. Его гиперболы изящны и оригинальны, его речь не терпит лишних слов.

Фраза Бояна точна, проста и благозвучна. Стиль в целом оставляет впечатление продуманной завершённости.

Боян мастерски владеет различными способами ритмической организации текста, которую он тесно увязывает с содержанием, подчиняет замыслу.

Сравните, например, торжественное обращение Всеволода к Игорю с походным ритмом «песни» о курянах.

Великолепна полнозвучная рифма Бояна! И не только древнерусская, вокалическая («комони» — «готови», «а мои ти куряни» — «сведоми къмети»), но и вполне современная «възлелеяны» — «въскръмлеяи», «ведоми» — «знаеми» и т. д.

Поэтическая речь Бояна покоряет естественной музыкальностью, свободой и вдохновением мастерской импровизации. Именно эти её достоинства и выразил Поэт глаголом «растекашется». Уместно напомнить, что Боян был, видимо, выдающимся исполнителем своих «песен» на гуслях и что, наверное, было истинным эстетическим наслаждением слушать гениальные творения в музыкальном сопровождении автора.

Для меня несомненно, что до создания «Слова» Поэт писал по «замышлению Бояна», учился у него. Называя Бояна «внуком Велеса» и «соловьём», он тем самым даёт его песне творчеству столь высокую оценку, что её современным эквивалентом может быть только «гений».

Образ Бояна, созданный Поэтом, позволяет предположить, что творения Бояна пользовались огромной популярностью, и потому, наверное, оказали влияние на народное творчество, что сложилась бояновская традиция «песнетворчества» на Руси, поклонники которой в одно время с Поэтом сочиняли «ратные повести» о походе Игоря.

Источник: http://uchitel-slovesnosti.ru/publ/drevnerusskaja_literatura/khudozhestvennyj_simvol_v_slove_o_polku_igoreve/bojan/135-1-0-3802

Образ Русской земли в «Слове о полку Игореве»

Пропустить и перейти к содержимому

«Слово о полку Игореве» — позднейший памятник древнерусской литературы, относящийся к периоду литературы Киевской Руси — и одно из первых оригинальных произведений русской литературы.

В период с 11 по 13 века русская литература усвоила важнейшие жанры византийской светской и классической церковной литературы, стала привносить новизну в эти жанры.

Пожалуй, не будут преувеличением слова о том, что именно в «Слове…» проявились оригинальные черты, особенности, которые в дальнейшем будут обнаруживаться в Памятниках вплоть до 17 века, а некоторые из этих черт станут символичными для русской литературы в целом.

Посвящённое неудачному походу князя Игоря на половцев, «Слово…» поражает читателя не только и не столько злободневностью (для того времени), но и высокохудожественной формой. Последнее обеспечило Памятнику, без сомнения, бессмертие в веках.

Совет

Несмотря на то, что главным героем, если этот термин вообще применим к произведению древнерусской литературы, является сам князь Игорь, центральным образом, красной нитью проходящим через всё «Слово…» становится образ Русской земли.

Изначально сам жанр слова возник как развитие византийского жанра проповеди; это произведение ораторского искусства — неспроста в повествовании так ярок и интересен образ Бояна. Если провести параллель, то выходит, что основной задачей «Слова о полку Игореве» становится прославление Русской земли, внушение этого каждому её жителю, вселение патриотического духа в целый русский народ!

К сожалению, оригинал этого произведения не сохранился, так что в конце 18 века коллекционером А.И. Мусиным-Пушкиным был обнаружен лишь его список, да и тот погиб в огне во время пожара Москвы в 1812 году.

На сегодняшний день известна копия этого списка, сделанная для императрицы Екатерины II.

Просвещённую самодержицу привлекла не только историческая ценность документа, но и его одухотворённость, высокий патриотический пафос, который несёт в себе образ Русской земли.

Итак, в «Слове о полку Игореве» Русь предстаёт в широчайшей временной и пространственной перспективе. На протяжении всего повествования несколько раз происходит смена локаций, в которых разворачиваются события. Боян представляет родную землю в её историческом развитии: он вспоминает, как велика и грозна была родина в века, когда ею правили иные, более сильные, могучие князья:

Были веки Трояновы,
Миновались лета Ярославовы;
Были битвы Олега,

Олега Святославича.

Однако славные годы прошли, и новые князья, не сумев примириться, стали буквально разрывать прекрасную и сильную землю, богатую и плодородную, на части. Рассказчик, сокрушаясь, говорит: «Во крамолах княжеских век человеческий сокращался».

Но щедрая и любящая своих детей Русская земля, как настоящая Мать, заботится и об Игоре, и о его дружине. Она предупреждает их, что поход будет неудачен. Именно поэтому случается затмение — земля посылает знак князю, призывая его воротиться домой и спасти свои жизни и жизни своих дружинников.

Обратите внимание

Трагический разрыв с Родиной ощущается в бессмертных строках: «О, Русская земля! Ты уже за холмом!». Этой строчкой тонко подчёркнуто невозвращение пересекших границу воинов.

Если там, на Руси, земля могла и хотела помочь своим защитникам, то теперь она не сможет уберечь их от погибели.

Все эти детали, символы введены в повествование неслучайно: благодаря им создаётся возвышенный, одухотворённый образ Русской земли; эти элементы служат главной идее «Слова…» — прославлению Родины.

Сила Русской земли невыразима: именно её стихии помогают Игорю вернуться домой из плена. К Солнцу, Ветру и Днепру обращается молодая жена Игоря княгиня Ярославна, заклиная природные силы вернуть ей мужа.

Несмотря на то, что некоторые литературоведы увидели в её прекрасном, полном любви плаче настоящий языческий заговор, это всё же не соответствует действительности; силы природы лишь с Божьей помощью помогают князю Игорю, указав ему дорогу к дому.

Чтобы доказать это, достаточно вчитаться в эти строки:

И взыграло море. Сквозь туман
Вихрь промчался к северу родному —
Сам Господь из половецких стран

Князю путь указывает к дому.

В этих строчках Боян нарочно подчёркивает, что Русская земля — земля обетованная, подаренная и оберегаемая Богом. Куда позже эта мысль получит более широкое значение и понимание и выльется в известную теорию «Москва — третий Рим».

Можно смело утверждать, что чертой центрального образа «Слова…» становится черта возвышенности, священности; покровительство Господа — особенность Русской земли, позволяющая ей сохранять своё могущество даже в период феодальной раздробленности.

Важно

Центр композиции «Слова о полку Игореве» составляет «Золотое слово Святослава». Именно в нём прямо выражена мысль о том, что князья своими размолвками разоряют эту прекрасную землю, уничтожают её красоты, отдают на растерзание врагам.

Святослав призывает князей объединиться как раз во имя Руси и отплатить ей за её щедрость к своему народу, за её покровительство. «Золотое слово» наполнено глубоким уважением и благоговейным трепетом по отношению к Русской земле.

Вернуть её былое могущество, суметь защитить её ото всех невзгод — вот в чём видит Киевский князь задачу всего народа.

Несмотря на то, что поход князя Игоря завершился неудачей, ни русичи, ни сама земля не осуждают его за это.

Наоборот, природа радуется возвращению князя из плена: шумные дубровы, быстрые реки и изумрудные степи, окружающие героя на пути домой, делают его возвращение радостным, торжественным.

Этим подчёркивается христианская мысль о всепрощении, о любви. Здесь можно даже увидеть аллюзию на библейское предание о блудном сыне.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Особая поэтичность и красота образа Русской земли в «Слове…» создаётся при помощи художественных мотивов, характерных для устной народной традиции.

Совет

Это и «классические», устойчивые эпитеты (синее море, светлое солнце, брега зелёные), и сказочный зачин, близость некоторых элементов повествования к фольклорным жанрам «славы» и «плача».

Благодаря этому создаётся удивительно красивая, по-настоящему народная художественная форма «Слова…», привлекательная во все времена.

Как и большинство памятников древнерусской литературы, «Слово…» анонимно, установить авторство и даже время написания не представляется возможным, поскольку автор, которого разные исследователи считали и дружинником Игоря, и придворным певцом, и боярином, и летописцем, занимает свою, отличную от правящей верхушки феодального общества позицию. Его заботит исключительно судьба Руси, чей образ он делает центральным. Так что патриотический пафос «Слова…» обеспечивается в первую очередь искренним патриотическим настроем его создателя.

Читайте также:  Тест по пьесе "на дне" горького на знание текста с ответами (викторина)

Источник: http://sochinyalka.ru/2017/01/obraz-russkoj-zemli-v-slove-o-polku-igoreve.html

Образы и характеры в Слове о полку Игореве – Слово о полку Игореве

Основная идея «Слова» раскрывается В образах его главных героев. Вдохновитель и руководитель похода, князь Игорь, уже с самого начала выступает перед нами как защитник Русской земли, который «навёл свои храбрые полки на Землю Половецкую за землю Русскую». Игорь — храбрый воин. У него сильная воля, мужественное сердце.

Его боевого пыла не охлаждает неблагоприятное предзнаменование — «солнечное затмение». Забота о защите государства руководит мыслями и действиями Игоря. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Образы и характеры в Слове о полку Игореве.

Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.

) Обращаясь перед выступлением в поход к своей дружине, Игорь говорит: «Братия и дружина!

Лучше быть убитыми, чем полонёнными… Хочу поломать копьё о конец поля половецкого; с вами, русские, хочу свою голову положить, либо напиться шлемом из Дона».

Во время боя он стремится помочь брату Всеволоду. Личные качества Игоря привлекают к нему симпатии и князей, и дружины, и автора «Слова».

Но своим обособленным выступлением Игорь привёл своё войско к ужасному поражению и открыл дорогу половцам на Русь.

Тем самым он причинил Руси много бед, стал виновником смерти многих. Князь Игорь пренебрёг общегосударственными интересами, и это дорого обошлось русскому народу. За это осуждает Игоря автор «Слова» устами киевского князя Святослава.

Обратите внимание

Отношение к Игорю автора «Слова» обусловливается его политическими взглядами и патриотическим чувством.

Автор «Слова» осуждает Игоря за его обособленные действия, но, стремясь к сплочению князей во имя интересов всей страны, он старается вызвать у них желание отомстить «за землю Русскую, за раны Ихоревы, буего Святославича».

В конце «Слова» автор с радостью сообщает о бегстве Игоря из плена и о его приезде в Киев, к великому князю Святославу.

Близок Игорю по многим чертам и его брат Всеволод. Отвага, мужество, храбрость, воинская честь отличают Всеволода даже в большей степени, чем Игоря. Автор «Слова» только одного Всеволода называет «буй-тур». Тур в те времена служил образом мужества, мужественной доблести.

Мужество Всеволода с особенной яркостью проявляется в момент боя. Поведение Всеволода в бою описывается в «Слове» в былинных тонах: «Куда ты, тур, поскачешь, посвечивая своим золотым шлемом, там лежат поганые половецкие головы».

Всеволод — прежде всего воин. Он сразу, не раздумывая, откликается на призыв брата: «Седлай, брат, своих борзых коней, а мои уже готовы, оседланы впереди у Курска».

В упоении боем он забывает обо всём: о своих ранах, о городе Чернигове, о престоле отцовском, о своей жене.

Всеволод — настоящий воин-дружинник, воспитавший в боевом духе свою дружину и живущий с нею одной жизнью, одними стремлениями.

«А мои куряне, — говорит он Игорю,— опытные воины: под трубами пеленаны, под шлемами взлелеяны, с конца копья вскормлены, дороги им известны, овраги знакомы, луки у них натянуты, колчаны открыты, сабли заострены, сами скачут словно серые волки в поле, ища себе чести, а князю — славы».

Важно

Рмлены, дороги им известны, овраги знакомы, луки у них натянуты, колчаны открыты, сабли заострены, сами скачут словно серые волки в поле, ища себе чести, а князю — славы». С нежной любовью относится этот суровый воин к своему брату: «И сказал ему (Игорю) буй-тур Всеволод: «Один (ты у меня) брат, один свет, светлый ты Игорь! Оба мы с тобой Святославичи».

Такой же любовью отвечает ему и Игорь. В пылу сражения Игорь заворачивает полки: ведь жаль ему милого брата Всеволода». Важное место в произведении принадлежит великому князю киевскому Святославу.

Святослав дан как умудрённый государственным и жизненным опытом исторический деятель. Гроза половцев, Святослав «разбил (их) своими сильными полками и булатными мечами и наступил на землю Половецкую».

Он взял в плен их хана Кобяка, и «пал Кобяк в городе Киеве, в гриднице Святославовой».

Поэтому он так удручён необдуманным и самовольным выступлением Игоря, который своей неудачей подорвал значение его недавней блестящей победы над половцами и навлёк новое вторжение врагов на землю Русскую.

Как старый сокол, который «не даст своего гнезда в обиду», Святослав смог бы оборонить землю Русскую от врагов, «но вот зло — от князей мне нет помощи»,— с грустью отвечает он. Образ Святослава раскрывает политические взгляды автора «Слова».

Он считает, что центром объединённой Русской земли должен быть Киев. Опорой единства Руси должен явиться сильный и грозный киевский князь. Светлый образ русской женщины дан в «Слове» в лице Ярославны, жены князя Игоря.

«Плач» Ярославны передан в духе устной народной поэзии.

Этим приёмом автор подчёркивает близость Ярославны к народу, делает её представительницей русских женщин, тех жён, мужья которых погибли на войне или попали в плен. Её устами говорит не княгиня, а простая русская женщина, горячо любящая своего мужа, тоскующая в разлуке с ним и горюющая о том, что он ранен и в плену.

Совет

Её тоска и скорбь подчёркиваются сравнением её с кукушкой (образ, взятый из устной народной поэзии). Но Ярославна — не только любящая жена, силе любви которой подчиняется сама природа, оберегающая Игоря во время его бегства из плена.

Она в то же время и патриотка, болеющая душой за воинов, которые ушли в поход с её мужем и так жестоко пострадали.

Для Ярославны поражение русских — большое несчастье. По лиричности, поэтической пленительности, народности близок к образу Ярославны образ Бояна. Боян — неведомый нам песнотворец и певец — жил, по-видимому, в последние две трети XI и в начале XII века.

Слава о Бояне дожила и до времён автора «Слова» (конец XII в.), который часто вспоминает об этом знаменитом поэте, описывает его поэтическую манеру, приводит выдержки из его песен.

Перед силой и красотой сто песен и перед его талантом преклоняется автор «Слова».

Песни Бояна увлекали слушателем.

Он не придерживался строго плана в изложении, а свободно переходил от одной темы к другой, от современности к прошлым временам, сопоставлял и противопоставлял различные лица, местности, события.

Боянне стремился к точному воспроизведению событий, ему важно было выразить и передать общее впечатление от событий, взволновать слушателей и захватить их силой своего воодушевления.

Не стремился к точному воспроизведению событий, ему важно было выразить и передать общее впечатление от событий, взволновать слушателей и захватить их силой своего воодушевления. Боян пел под аккомпанемент гуслей. Песни его отличались ритмичностью и музыкальностью, широким применением приёмов, свойственных устной народной поэзии.

Автор «Слова» показывает также, как Боян начал бы пест, об Игоревом походе.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/obrazy-i-xaraktery-v-slove-o-polku-igoreve-slovo-o-polku-igoreve/

Образ Ярославны в «Слове о полку Игореве». Сочинение по литературе

«Слово о полку Игореве» – яркое произведение – свидетельство средневековья. Чтобы его понять, надо проникнуться сознанием, или как сейчас говорят, менталитетом человека этой жестокой, суровой эпохи.

Средневековый рыцарь–богатырь был рождён для битвы, для войны. Смерть в сражении есть честь и достоинство, победа – вершина жизни. А сама по себе жизнь ничего не значила.

Женщина средневековья – только дама сердца – продолжение воина, хранительница его славы, чести. Сама по себе женщина мало что значила.

Именно в этом качестве предстаёт перед нами Ярославна – жена князя Игоря. Она символизирует объединённый образ всех русских женщин конца двенадцатого – начала тринадцатого веков. Их удел – страдание, оплакивание своих мужей, сыновей, отцов и братьев, погибших на поле боя или попавших во вражеский плен. Поэтому княгиня возникает в поэме, как женщина, оплакивающая своего мужа.

Обратите внимание

Своей любовью она пытается помочь князю спастись из плена. Её плач выражает её готовность пожертвовать всем, ради спасения дорогого человека. Она привлекает силы природы (что характерно для славянской веры), обращается к Солнцу, ветру, Днепру с мольбой о помощи. И автор приветствует её устремление, он сравнивает Ярославну с птицей, летящей вдоль реки, спасительницей своего мужа.

Ярославна оплакивает не только своего мужа, князя Игоря, но и всех погибших русских воинов. Печаль, неизбывное горе нашли отражение в её монологе.

Но она не одна – сотни русских женщин Древней Руси оплакивали своих родных, и в их плаче – любовь, нежность, сострадание. Но мы слышим голос Ярославны.

В её душе мечты о мире и домашнем очаге, хранительницей которого является женщина. Она – воплощение созидательного, нравственного, народного начала.

Плач княгини символизирует печаль Русской земли. Светлый и поэтический образ княгини Ярославны является одним из популярнейших образов русской женщины в искусстве и литературе. К её образу обращаются многие творцы современности.

Мы можем увидеть её портреты, созданные художниками, сценическое воплощение, музыкальные варианты.

Княгиня часто выступает героиней множества литературных, художественных и музыкальных произведений, а её монолог стал постоянным источником для реминисценций разного плана.

Особенно ценным представляется следствие плача Ярославны. Кажется, что именно она спасает своего мужа, ведь все силы природы объединяются, чтобы спасти князя: помогает шумом ветер, прячет в своих волнах Днепр. Возвращается князь, словно солнце освещает Русскую землю.

Ярославна символизирует Русскую землю, скорбящую по своим защитникам, а её плач не только поэтическое творение, но и настоящий заговор на жизнь и здоровье, любовь и удачу.

Важно

Хочется верить, что ещё много лет княгиня Ярославна будет образцом любви и верности для грядущих поколений.

Источник: http://litera.su/learner/all-works/old-rus-literature/image-of-yaroslavna-in-lay

Характеристика князя Игоря в «Слово о полку Игореве» с цитатами | Свободный обмен школьными сочинениями 5-11 класс

«Слово о полку Игореве», созданное более восьми веков назад, является самым значительным памятником древнерусской культуры. Его изучают, им восхищаются и пытаются понять. Возможно, мы никогда не сможем постичь всю глубину и мудрость этого шедевра.

Исследователи «Слова о полку Игореве» пришли к мнению, сто это произведение повествует не об отдельном человеке, а о всей Русской земле того времени. Образ князя Игоря собирательный и символизирует всех князей Древней Руси. С одной стороны, автор видит в своем герое надежду и опору Руси, гордится его успехами.

С другой стороны, он порицает их за междоусобные войны, эгоизм и непонимание важности действовать сообща. Печальный финал похода на половцев наглядно демонстрирует, к чему приводит вражда и стремление к личной славе.

Нельзя сказать, что князя не волнует судьба родины, но узость мышления и личные амбиции толкают Игоря на самоубийственный шаг:

Русичи великие поля червлеными щитами перегородили.

Ища себе чести, а князю — славы.

Ни уговоры мудрых людей, ни предупреждающие знамения не остановили Игоря:

Солнце ему тьмою путь заступало;

Ночь стонами грозы птиц пробудила:

Свист звериный встал,

Взбился див —

Кличет на вершине дерева.

Велит прислушаться…

Князь Игорь смел и честен, он прекрасно знает, на что идет. Но мудростью, которая так необходима князю и любому, кто несет ответственность за судьбы других людей, герой пока не обладает. Но автор сочувствует и симпатизирует князю Игорю, настоящему мужчине и храброму воину, понимающему, что идет на смерть:

Скрепил ум силою своею

И поострил сердце свое мужеством;

Исполнившись ратного духа,

Навел свои храбрые полки

На землю Половецкую

За землю Русскую.

Игорь, отправившись за славой, принес земле русской великое горе и позор. После уничтожения войска русичей половцы беспрепятственно опустошили и разграбили Русскую землю. Народ заплатил непомерную цену за глупость и гордыню своих князей.

Игорь попал в плен и только после этого смог понять истинную цену своих поступков. Несмотря на то, что бегство из плена покрыло князя величайшим позором, он совершает этот отчаянный поступок. Цель одна – исправить ошибки и спасти Россию от рабской судьбы. Князь Игорь возвращается домой, объединяется с князьями и готов вместе с ними идти походом на половцев.

Читайте также:  Критика о "повестях белкина" пушкина: отзывы критиков и писателей (толстого и достоевского)

Каждый из нас ошибается, но ведь можно все исправить. Князь Игорь сумел понять свои ошибки, поэтому народ встречает его, как победителя:

Здравы будьте, князья и дружина,

борясь за христиан

Против нашествий поганых!

Князьям слава и дружине!

Аминь.

Характеристика князя Святослава в «Слово о полку Игореве»

Характеристика Ярославны в «Слово о полку Игореве» с цитатами

Характеристика главных героев в «Слово о полку Игореве» с цитатами

Источник: http://resoch.ru/xarakteristika-knyazya-igorya-v-slovo-o-polku-igoreve-s-citatami/

Боян в “Слове о полку Игореве”: мифы и реальность

УДК 821.161 ББК 83.3(2Рос=Рус)1

Ломов Анатолий Михайлович

доктор филологических наук, профессор

кафедра речевой коммуникации и журналистики Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта

г. Калининград Lomov Anatoly Mikhailovich Doctor of Philology,

Professor

Chair of Speech Communication and Journalism Baltic Federal University named after I. Kant Kaliningrad

Боян в «Слове о полку игореве»: мифы и реальность Boyan in “The Tale of Igor’s Campaign”: Myths and Reality

Совет

В статье обсуждается вопрос об отношении автора памятника древнерусской письменности «Слова о полку Игореве» к упоминаемому в памятнике Бояну. Доказывается отсутствие между ними прямой преемственности и связи, поскольку Боян был певцом, а автор «Слова» – первым поэтом Руси.

The author’s attitude to the Old Russian literature monument, particularly to Boyan mentioned, is considered in the article. The absence of the direct continuity and connection between Boyan and the author of “The Tale” is proved, because Boyan was a singer, while the author of “The Tale” was the first poet of Russia.

Ключевые слова: памятник древнерусской письменности, «Слово о Полку Игореве», автор «Слова», Боян.

Key words: monument of the Old Russian literature, “The Tale of Igor’s Campaign”, the author of “The Tale”, Boyan.

Как известно, выдающийся памятник Древней Руси «Слово о полку Игореве» переполнен для нас, его сегодняшних читателей, загадками. Одна из этих загадок напрямую связана с широко используемым в памятнике методом сопоставления. Сопоставляемые факты в отношении содержания в подавляющем большинстве случаев совершенно прозрачны, о чем свидетельствует приводимые мною два примера.

В первую очередь бросается в глаза сопоставление эпохи «нынешних» князей с предшествующей эпохой «старых» князей. Подчеркивается, что при «старых» князьях усобицы тоже имели место, но они были преодолены. И автор «Слова» выражает сожаление по поводу того, что старого Владимира нельзЪ бЪ пригвоздити къ горамъ Юевскимъ, поскольку в последующую эпоху

размножившиеся Рюриковичи предприняли вооруженный передел Владимирова наследия и разоренная южная Русь стала пустеть. Еще более осложнилось положение в «нынешнее время»: среди князей окончательно возобладал принцип Се мое, а то мое же, и нередко даже братья оказывались в разных, враждующих лагерях.

Объектами второго сопоставления являются, с одной стороны, поход Игоря, а с другой – походы Олега и Всеслава, совершившиеся около столетия назад до битвы на Каяле. Спору нет, всё это походы сепаратные, но между ними просматривается огромная разница.

Обратите внимание

Олег и Всеслав, недовольные местами, занимаемыми ими в иерархической княжеской системе, обрушиваются на русские селения и льют кровь своих соотечественников. Отнюдь не бескровным был и поход Игоря, но здесь кровь лилась в сражениях не русских с русскими, а русских с извечными их врагами – половцами.

Поэтому автор «Слова», всячески осуждая погоню за славой князя Игоря и непродуманный его набег, в то же время полон сочувствия к нему, что впоследствии послужило некоторым исследователям основанием для вывода, будто автор «Слова» был приближенным князя Игоря, сопутствовавшим ему в походе.

Но если этот вывод в дальнейшем не был окончательно отвергнут, то во всяком случае не получил всеобщего признания.

Иное дело третье сопоставление – самого автора «Слова» и вещего Бояна. Ему до настоящего времени сопутствует миф, с которым давно уже пора расстаться.

Несмотря на то, что автор «Слова» отказывается вести повествование «по замышлению Бояню», неоднократно высказывалась мысль, что он принадлежал в поэтической школе Бояна и являлся продолжателем последнего. Эту мысль воспринял в 40 – 50-х годах XX столетия В.А.

Фаворский, и она вдохновила его на создание гравюры «Автор «Слова» среди князей и дружинников», широко известной по детгизовскому изданию «Слова о полку Игореве» 1952 г.

, на фронтисписе которого она была воспроизведена (как, впрочем, и на II переизданиях его, последнее из которых осуществлено в 1986 году). Герой гравюры представлен на ней в кольчуге, одной рукой, перебирающим струны гуслей, а

другой – указывающим на поле, по которому Игорь выступает в поход1. Само наличие гуслей среди деталей быта XII века, на первый взгляд, не вызывает возражений.

Можно вроде и согласиться с умозаключением: раз Боян изображен в «Слове» играющим на гуслях во время пения своих «слав», то почему бы не играть на этом инструменте его ученику – автору «Слова»? Но факты (беспощадные факты!) полностью исключают такой поворот мысли и самого художника, и слововедов – его идейных вдохновителей.

Важно

Откроем Псалтирь – составную часть Ветхого Завета. В ней зафиксировано абсолютно нейтральное отношение к гуслям и другим музыкальным инструментам и даются указания начальнику хора, какие инструменты – духовные или струнные – использовать при исполнении того или иного псалма.

А теперь обратимся к Киево-Печерскому патерику – памятнику, отразившему жизнь христианских подвижников домонгольской Руси, и мы сталкиваемся с совершенно иной картиной.

В нём рассказывается, что преподобный Феодосий Печерский как-то (во второй половине XI века) пришел к князю Святославу Ярославовичу «и се виде многыа играюща пред ним: овы гусленыа гласы ис-пущающим, и инем мусикийския гласящим, иныа же органныа».

Из уважения к преподобному при каждом из посещений им князя музыкантам было велено «стати и молчати», потому что Феодосий, как и все церковные лица той поры, был уверен: «гусли и сопели – верный признак того, что тут не без беса» [2, с. 367-368].

Но если православная церковь относилась к музыкальным инструментам более чем неприязненно, в походах на поганых, куда нередко брали священнослужителей, гуслям не было места. Их место было в среде скоморохов, гонимых церковными властями и привечаемых народными массами. А это значит, что гравюра В.А. Фаворского полностью фантастична.

Оставлю в стороне проблему, почему православие (а еще раньше христианство в целом) проигнорировало одно из установлений ветхозаветной традиции, касающееся музыкального сопровождения религиозных песнопений: лю-

1 К еще более раннему времени (1937 – 1939 гг.) относится гравюра В.А. Фаворского «Поэт -воин – Автор «Слова» в двух ее вариантах – черно-белом и цветном. Эти варианты отличаются некоторыми деталями, но на них автор «Слова» изображен с гуслями [см: 1].

274

бая попытка разрешить эту проблему увела бы далеко в сторону от рассматриваемой темы. Отмечу только, что негативное отношение православия к музыкальным инструментам сохранялось еще долго. Известно, например, что первый воронежский епископ Митрофаний в самом конце XVII века старательно искоренял гусли, сопели и т.д.

Совет

среди верующих (наряду с запрещением качанья на качелях, «бесовских» игр, плясок и плесканья руками).

В новое время это отношение стало более спокойным, но православие сохранило и по сей день церковное пение без музыкального сопровождения (тогда как на католическом Западе папа Виталиан в VII веке специальным постановлением ввел в храмах орган).

Но для чего же тогда, спрашивается, упоминаются гусли в «Слове»? Попробуем разобраться. Многие читатели (да и исследователи тоже) убеждены, что для автора «Слова» творчество Бояна было образцом. Однако такое мнение некорректно.

Наряду с безграничным пиететом, который автор испытывает автор при имени Бояна, ощущается легкий, почти неуловимый (но всё-таки уловимый) скепсис по отношению к великому предшественнику. Свидетельства этого налицо. Обратим внимание на то, что вещий Боян сделал героями своих песен старого Ярослава, храброго Мстислава и красного (т.е.

красивого) Романа Святославлича. Набор этих героев весьма любопытен. Прежде всего, это Ярослав Владимирович Мудрый – князь, достойный всяческих похвал: при нём Киевская Русь достигла пика своего могущества. Но в один ряд с ним поставлены лица совсем иного рода.

В соответствии с использованным в «Слове» приемом ввода внетекстовой информации обратимся к Повести временных лет. Там под 1022 годом рассказывается о поединке Мстислава с касожским князем Редедей. Они договорились биться без оружия, причём победитель должен был получить жену, детей и землю побежденного.

В борьбе Мстислав стал изнемогать и нарушил клятву: достал нож и зарезал Редедю. В итоге оказывается, что перед нами князь-клятвопреступник, и мы отдаём себе отчёт, почему такую странную характеристику даёт ему автор «Слова»: храбрый и тут же добавляет иже зарЪза Редедю предъ пълкы касожьскыми (не убил, а зарезал, как в летопи-

си!). Вполне понятно нам и неприязненное отношение летописца к Мстиславу в записях последующих лет – 1023 1024: для него Мстислав – совсем не герой, хотя он и храбр. И автор «Слова» здесь ничего не выдумал: он лишь следует за бесстрастным летописцем.

Обратите внимание

Та же Повесть временных лет сообщает нужные нам сведения и о втором князе, воспетом Бояном, – Романе Святославличе, правившем в Тмутаракани. В 1077 г. К нему бежал из Чернигова князь Борис Вячеславович, а затем – князь Олег Святославлич. В 1078 г.

они вступили в союз с половцами и разгромили князя Всеволода на реке Сожице, но потом потерпели поражение от соединенных сил четырех князей на Нежатиной ниве, где были убиты Борис Вячеславович и великий князь Изяслав.

После поражения Роман с половцами снова направился на Всеволода, но рассорился со своими союзниками, был убит ими и брошен без погребения.

С учетом этих фактов автор предоставляет право читателю самому сделать вывод: его, автора, не устраивает в первую очередь явная неразборчивость Бояна в выборе героев своих песнопений, так как он одинаково воздает хвалу человеку высокого государственного ума, и храброму клятвопреступнику, и сепаратисту, прославившемуся разве что своей красотой. От читателя также ожидается, что он поймет и второй мотив отказа автора «Слова» от художественной манеры Бояна. Для этого ему предлагается сопоставить слова Бояна (если бы тот взялся воспеть поход Игоря, они прозвучали бы так: Комони ржутъ за Сулою – звенитъ слава въ КыевЪ: трубы трубять въ НовЪград'Ь – стоять стязи въ ПутивлЪ) и действительное положение дел: поход совершался в тайне ото всех, в том числе и от Киевского великого князя Святослава. Вывод, следующий из сопоставления, очевиден: Боян слишком отдаётся воображению, игнорируя действительность.

Так вот, упоминание о том, что Боян играл на гуслях – бесовском инструменте, с точки зрения тогдашней церкви, из того же ряда. И это ещё не всё. Такое упоминание понадобилось автору «Слова», чтобы сознательно дистанцироваться от Бояна. Он подчёркивает что при всём уважении, которое он испы-

тывает к своему предшественнику, Боян не поэт, а певец – «милостник» князя, т.е. скоморох высшего разряда и что творчество Бояна – пройденный этап, к которому нет и не может быть возврата.

В заключение спешу сделать два замечания. Во-первых, исследователям давно уже известно, какое произведение навеяло автору «Слова» такое отношение к Бояну.

Это «Хроника» византийского писателя XII века Константина Ма-нассии, который в начале повествования отказывается следовать Г омеру, который сладким языком и различными красотами украшает изложение, а иногда многое искажает.

Важно

Во-вторых, не спешу рассматривать иные сопоставления (преимущественно частного порядка), кроме уже упомянутых. И без того ясно: прибегая к сопоставлениям, автор «Слова» делает смысл повествуемого им кристально прозрачным.

И не его вина, что мы, унесенные ветром всемогущего времени далеко от древнерусских реалий, этот смысл превратно толкуем и делаем отсюда некорректные выводы. Так будем же внимательны к сопоставлениям!

Библиографический список

1. «Слово о полку Игореве» в гравюрах В.А. Фаворского. Рисунки. Эскизы. Гравюры [Текст] / [подгот. текста и послесл. Ю.А. Молока]. М.: Искусство, 1987. – 258 с.

2. Романов, Б.А. Люди и нравы Древней Руси [Текст] / Б.А. Романов // От Корсуня до Калки. – М.: Молодая гвардия, 1990. – С. 255-470.

Bibliography

1. Romanov, B.A. People and Customs of the Ancient Russia [Text] / B.A. Romanov // From Korsun to Kalka. – M.: Young Guard, 1990. – P. 255-470.

2. “The Tale of Igor’s Campaign”: in the Engravings by V.A. Favorsky. Figures. Sketches. Engravings [Text] / [Prepared Text and Afterword by Yu.A. Molok]. – M.: Arts, 1987. – 258 p.

Читайте также:  Монолог чацкого "а судьи кто?.." из комедии "горе от ума" (текст эпизода, фрагмент, отрывок)

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/boyan-v-slove-o-polku-igoreve-mify-i-realnost

сочинение “Образ Ярославны в “Слове о полку Игореве”

         Стародавней Ярославне тихий ропот струн.

     Лик твой древний, лик твой светлый, как и прежде, юн.

                           Иль певец безвестный, мудрый, тот, кто “Слово” спел,

              Все мечты веков грядущих тайно подсмотрел?

                             Или русских женщин лики все в тебе слиты?

            Ты — Наташа, ты — и Лиза: и Татьяна — ты!

                                                                                                  В.Брюсов

В истории нашей литературы сохранилось множество интересных женских образов, воплотивших идеал русской женщины. Каждый человек со школьной скамьи, думаю, помнит Наташу Ростову из «Войны и мира» Л.Толстого, Татьяну Ларину из «Евгения Онегина» А.Пушкина, Сонечку Мармеладову из «Преступления и наказания» Ф.Достоевского и других  и может о них рассказать.

А вот о Ярославне из «Слова о полку Игореве» лично мне  помнится только плач, да и то в общих чертах. С таким не очень приятным для себя открытием я столкнулась, прочтя предложенные темы сочинений для Каяльских чтений 2014 года. Решив восполнить пробелы в своих знаниях, я прочла массу литературы, и предо мной предстал образ Ярославны.

Совет

Ярославна — реальное историческое лицо, жена русского Новгород-Северского  князя Игоря Святославовича. Её родителями были галицкий князь Ярослав Осмомысл и княгиня Ольга Юрьевна. Они дали своей дочери прекрасное, на мой взгляд, имя –  Ефросиния, что означает «радость». На Руси было принято замужнюю женщину называть не по имени, а по отчеству или по имени мужа.

Так и стала она Ярославной, хотя на момент описываемых  в «Слове о полку Игореве» событий ей всего 16 лет.

Разорённая Русь, терзаемая княжескими междоусобицами, была лёгкой добычей воинственных кочевников. «Слово» рассказывает о походе на половцев князя Игоря, который пошёл со своей дружиной на врагов ради личной славы. Превосходящие силы половцев разгромили Игорево войско, а его самого  взяли в плен.

С Ярославной мы знакомимся, когда она плачет на воротах в Путивле-Граде, мысленно стремясь к месту битвы Игоря с половцами, где, по её представлениям, лежит раненый князь, желая омыть и заживить его раны:

Обернусь я, бедная, кукушкой,По Дунаю-речке полечуИ рукав с бобровою опушкой,

Наклонясь, в Каяле омочу.

Почему в Путивле, где правил сын князя Игоря Владимир, а не в Новгород-Северском?  Может потому, что он был гораздо южнее Новгород-Северского, а именно с юга должно было возвращаться войско Игоря? А может, проводила Ярославна мужа до этого города и осталась там ждать его?
Легко представляю себе картину: вот стоит Ярославна на стенах древнего путивльского кремля, взгляд её устремлён в бесконечную даль; горестно сжав руки, взывает она к силам природы за помощью. Тяжело приходится этой  юной ещё, но уже так несчастной женщине, которая не знает, жив ли её муж. И льются слёзы боли, отчаяния. Нежная и преданная, самоотверженная и верная, Ярославна изливает своё горе в плаче. Но плач её – не горестное причитание об умершем, не слова скорби и воспоминаний о совместно прожитых годах, а моление, заклинание к силам природы помочь князю и его воинам.  Она напрямую обращается к богам: «О ветре, ветрило…» – это обращение к Стрибогу, «О светло – пресветлое солнце…» – обращение к Хорсу. Другими словами, она начинает волховать. Именно поэтому идёт она на путивльский заборол (на самую высокую точку местности) рано утром, чтобы остаться «незнаемой», то есть, тайно.

 С выразительными заклинаниями княгиня обращается к трём силам природы: к солнцу, ветру и далёкому от Каялы Днепру.  И в каждом её обращении – прямой упрек. «Ветру Ветрилу» Ярославна ставит в укор то, что во время битвы он веял со стороны половцев:

Что ты, Ветер, злобно повеваешь,Что клубишь туманы у реки,Стрелы половецкие вздымаешь,

Мечешь их на русские полки?

В обращении к Днепру-Славутичу она просит «прилелеять» к ней её милого ладу:                                    Возлелей же князя, господине,                                    Сохрани на дальней стороне,                                    Чтоб забыла слезы я отныне,

                                   Чтобы жив вернулся он ко мне!

Обратите внимание

Ярославна обращается к Днепру потому, что он силён и могуч и был верным союзником другим князьям в походах против половцев:

Днепр мой славный! Каменные горыВ землях половецких ты пробил,Святослава в дальние просторы

До полков Кобяковых носил.

Звучат из уст княгини слова упрёка и в адрес «трижды светлого солнца» за то, что его горячие лучи оказались губительными для Игорева войска, что мучило жаждой воинов во время битвы в безводной степи:

Солнце трижды светлое! С тобоюКаждому приветно и тепло.Что ж ты войско князя удалое

Жаркими лучами обожгло?

В обращении к ветру и солнцу, как видим, никакие просьбы не высказываются, а лишь подразумеваются: Ярославна мысленно просит  природные стихийные силы сменить гнев на милость и не мешать спасению Игоря, его возвращению на родину.  Но обращается к силам природы она  как к живым и всесильным божествам, и слова звучат, как заговор или молитва.

 И уже по-другому представляешь себе Ярославну: она устремлена в небо, чтобы загородить собой солнце, которое « жаждою стянуло лук походный», и остановить ветер, который  «стрелы половецкие вздымает,
мечет  их на русские полки».

Ещё мгновение, и Ярославна оборотится кукушкою и взлетит над Дунаем, а дорогу ей «кажуть» лебеди, устремляющиеся в землю «незнаемую».

         Но почему кукушкою?  Знаток славянской народной поэзии Ф.И.Буслаев писал, что кукушка – славянский символ тоскующей женщины: и несчастной в браке, и одинокой солдатки, и женщины, оплакивающей смерть мужа, сына или брата.

Но Ярославна – кукушка  летит к любимому не для того, чтобы оплакать его на поле битвы, а чтобы вернуть его к жизни! В древнерусском тексте это звучит так: «зегзицею незнаема рано кычеть».

Важно

Мне очень понравилась  прочитанная мысль о том, что слово «зигзица», образованное по правилам русского языка  из слова «зигзаг», означает «двойная молния». В. Даль в своем словаре упоминает очень похожее слово – згица, то есть искра.

Следовательно, выражение может иметь смысл: мечет молнии,  призывает молнии свыше – обращается к богу-громовержцу Перуну, покровителю  князей  и дружин.

        Как же нужно любить своего суженого, чтобы так отчаянно выпрашивать ему жизнь не у людей, а у сил природы! Народ веками соблюдал языческие обряды, олицетворяя силы природы, стремясь подчинить их вещему слову.

И героиня «Слова о полку Игореве» в самое трудное для неё время обращается к вере отцов и дедов. Чувства Ярославны не могут оставить равнодушными  людей, испытавших в жизни любовь и привязанность к другому человеку.

Кем предстаёт князь Игорь перед нами?  Первым князем, попавшим в плен? Князем, для которого поход кончается бесславным поражением? Князем, неудача которого ободрила половцев, позволила им поверить в свои силы, что привело к новому их нашествию на Русь? Да, именно так.

Но только не для Ярославны, плач которой по утерянному мужу пропитан нежностью, теплотой, горячим сочувствием. В её плаче Игорь – «сокол», «солнце красное».  И сила её любви помогает Игорю бежать из плена и вернуться домой.

        Таким предстал передо мной образ Ярославны – первой женщины –героини  в русской литературе: образ самоотверженной, любящей женщины с колоссальной силой – силой любви. И закончить разговор о ней мне хочется словами  Н.Рыленкова:

Путивльский шлях. Полынная тоска,

Твой ждущий взгляд сквозь слёзы – синий-синий.

Вошла ты Ярославною в века,

А в терему осталась Ефросиньей…

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Апаринская средняя общеобразовательная школа

ученицы 11 класса

Садовниковой Анны Ивановны

                      Учитель – Болгова И.Ф.

Источник: https://nsportal.ru/ap/library/literaturnoe-tvorchestvo/2014/05/13/sochinenie-obraz-yaroslavny-v-slove-o-polku-igoreve

Образ князя Игоря в «Слове о полку Игореве»

«Слово о полку Игореве» является вершиной поэтического искусства Древней Руси. По выражению В. Г.

Белинского, «Слово» – прекрасный, благоухающий цветок славянской народной поэзии, достойный внимания, памяти и уважения».

Оно написано в конце 12 века, но интерес к нему нисколько не уменьшился и в наше время, потому что это глубоко патриотическое произведение. В нем выразилась горячая любовь автора к страдающей Русской земле.

Авторская идея «Слова о полку Игореве» заключается в том, что он хотел показать своим современникам, как важно объединиться и действовать вместе, сообща. «Слово о полку Игореве» обращало свой призыв не только к русским князьям, но и к общественному мнению всего русского народа

Совет

Одним из главных героев произведения является князь Игорь Новгород-Северский. «Слово» рассказывает о его походе на половцев в 1185 году. Князь двинулся на кочевников с немногими союзниками, с небольшим войском. Сама природа пытается остановить князя Игоря, делая ему предупреждения.

Одним из них было затмение солнца: «Солнце тьмою путь ему закрыло» Оно считалось на Руси предзнаменованием несчастья, но Игорь не «поворотил коня». Затем было второе предупреждение: «Свист зверей несётся, полон гнева» И даже третий знак – гром, молния и дождь – не остановили Игоря.

Первая схватка половцев и войск Игоря окончилась быстрой и легкой победой Игоревой дружины:

Смяло войско половцев поганых

И умчало половецких дев.

Захватило золота без счёта,

Груду аксамитов и шелков

В результате победы Игорь был настолько ослеплён славой и успехом, что решил отправиться дальше и отогнать врагов на юг.

Второй бой закончился поражением. Игорь не рассчитал свои силы и силы соперника, что привело к полному разгрому войска князя, плену для него и к беде для всей Руси. Автор пишет об этом так:

Будто он, на Русь накликав зло,

Из седла, несчастный, золотого

Пересел в кощеево седло

Приумолкли города, и снова

На Руси веселье полегло

Оказавшись в плену у половцев, Игорь очень скучал и тосковал по русской земле. Он даже не смог сомкнуть глаз:

Дремлет Игорь, но не засыпает,

Игорь к Дону мыслями летит

Одному из половцев, Лавру, стало жаль князя, и он помог ему сбежать, дав коня. Так князь Игорь добрался до дома, где был принят с радостью. Мир родины, русский мир оказывается не мстителен, а добр.

Главный герой проявил себя с положительной стороны. В тот момент, когда набеги внешних врагов на Русь участились, князь собрал войско и сумел отогнать половцев.

Обратите внимание

Тут он проявил смелость, храбрость, волю к победе, патриотизм, мужество и решительность. Но в то же время у Игоря есть отрицательные качества.

Князь был настолько охвачен азартом победы, что, не рассчитав своих сил, подверг войско гибели, а Русь опасности со стороны половцев.

Автор «Слова о полку Игореве» обращается к походу Игоря для того, чтобы страстно, доказательно защитить мысль о необходимости единства Руси. Автор пишет об Игоре как о чем-то светлом, сравнивает его с солнцем, а врага с тучей, которая хочет закрыть светило.

Я присоединяюсь к мнению автора о том, что князь Игорь – это положительный герой, потому что исходным его желанием была защита родной земли.

Его мужество в походе, верность брату в бою, томление в плену и радость возвращения на родину – все это качества человека, достойного уважения.

Источник: http://www.hintfox.com/article/obraz-knjazja-gorja-v-slove-o-polky-goreve.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector