Комментарий к повести “левша” лескова, непонятные и искаженные слова

Язык рассказа Лескова «Левша»

Сказовая манера «Левши» Николая Семёновича Лескова предполагает наличие сказителя, рассказчика, который не только повествует о событиях, описанных в произведении, но и сам является участником этих событий.

Поэтому язык и стиль сказа воспроизводят живую устную речь. Сказ «Левша» насыщен разнообразными и очень колоритными словами, которые отражали не только внутренний мир героев, но и их социальное положение и образование.

«…Вот этот народный, вульгарный и вычурный язык, которым написаны многие страницы моих работ, сочинен не мною, а подслушан у мужика, у интеллигента, у краснобаев, у юродивых и святош», — писал Н.C. Лесков.

Сам Лесков говорил, что замысел сказа «Левша» возник у него на основе поговорки, в которой говорится о том, что англичане сделали стальную блоху, а русские эту блоху подковали. И в самом сказе мы встречаем народные поговорки: «У него хоть шуба овечкина, а душа человечкина».

Обратите внимание

Писатель строит своё произведение, стилизуя некоторые эпизоды, например, под сказку. Так, диалог царя и Платова напоминает сказочный зачин:

«Государь говорит: «Что тебе, мужественный старик, от меня надобно?» А Платов отвечает: «Мне, ваше величество, ничего для себя не надо…»

Речь простых мастеровых у Лескова типична для простого народа. Левша на предложение государя использовать во время работы мастеровых микроскоп отвечает, что, мол, они и без «мелкоскопа» смогут работу сделать, так как у них и так «глаз пристрелявши».

А вот так называемое лесковское «словотворчество» читатель увидит там, где персонаж сталкивается с иностранным, малопонятным неграмотному человеку понятием.

Так появляются искажённые слова: «Аболон полведерский», вместо бюсты — «бюстры», «укушетка» вместо кушетка, «свистовые», в то время как надо вестовые или вместо таблица — «долбица». Довольно своеобразно толкуют персонажи Лескова некоторые иностранные слова, по-своему уточняя их значение.

Наверное, понятнее простому человеку выражение «ветряная нахлобучка», а не какой-то странный «капюшон» или «непромокабли» — «галоши».

Довольно своеобразно выглядит в сказе «Левша» император Александр I. Лесков говорит, что Александр Павлович решил не поехать в Европу, а «проездиться».

Слово это близко по строению и значению к такому слову, как «прокатиться», то есть совершить поверхностную прогулку. Таким образом, автор принижает образ царя, который совершает довольно легкомысленное путешествие.

А вот использование в речах императора глагола «взахался» показывает, насколько тот выглядит потерянно и беспомощно в глазах читателей.

Важно

Впечатление достоверности происходящего в сказе «Левша» создаётся во многом благодаря живому, правдоподобному языку героев Лескова. В своё время писатель выступал против введения в русский язык чужеродных и неблагозвучных иностранных слов. Поэтому мы в данном произведении видим пародию на использование в русском языке не приживающихся в нём слов, пришедших с Запада.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

«Надо беречь наш богатый и прекрасный язык от порчи»,

— писал Н.С. Лесков в 1878 году. Этот призыв писателя девятнадцатого века актуален как никогда сейчас, когда наш язык подвергается мощным атакам, разрушающим его целостность и самобытность!

Источник: http://sochinyalka.ru/2017/03/jazyk-rasskaza-leskova-levsha.html

Сочинение по литературе. Трагическое и комическое в сказе Н. С. Лескова «Левша»

Одним из наиболее интересных произведений Н. С. Лескова является сказ “Левша”, или “Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе”. За завесой иронии, даже некоторой нереальности описываемых событий писатель скрывает множество вопросов, множество проблем русской жизни, которые часто носят довольно трагический характер.

Пожалуй, самой серьезной проблемой, поставленной Лесковым в “Левше”, является проблема невостребованности русских талантов. В заключительной, двадцатой, главе автор замечает: “Собственное имя левши, подобно именам многих величайших гениев, навсегда утрачено для потомства” .

Множество людей, обладающих довольно большой властью (Платов, государь Николай Павлович и др.), “в своих…

людях были очень уверенными и никакому иностранцу уступать не любили”, но дальше слов и гордости за свой народ дело не заходило, образования не было, а если и было, то только для богатых; гении умирали в бедноте, так и не использовав дарованный им свыше талант…

В других государствах, например, в Англии, все наоборот. Мастеров было не так много, но заботились о них очень усердно: и учеба, и работа, и прекрасные условия для творчества…

Левша – неказистый мужичок, с выдранными “при ученье” волосами, одетый, как нищий – не боится идти к государю, так как уверен в своей правоте, в качестве своей работы. Оказавшись в Англии, он стремится понять военные хитрости англичан и послужить Отечеству.

Левша, который едет в Англию без документов, наспех одетый, голодный, чтобы продемонстрировать русскую смекалку и умение, является для писателя воплощением идеи самоотречения во имя славы Отечества.

Совет

Не случайно повествователь передает его разговоры с англичанами, упорно пытающимися склонить Левшу к тому, чтобы остаться в Англии. Непреклонность героя вызывает уважение англичан.

Проводя параллель с современной жизнью, хочу отметить, что проблема эта остается актуальной и в наше время. Наши проблемы были косвенно описаны Лесковым в современной ему форме.

Время от времени все же находятся “аглицкие” добродетели, пытающиеся использовать наши таланты во благо своей родины, но это, безусловно, является лишь признаком бессовестного отношения властных структур к своим людям, за что государству должно быть очень стыдно.

Непомерная любовь ко всему иноземному, уважение и гостеприимство, проявляемые к иностранцам, часто отводят взоры наших политиков от собственного народа, что нередко оказывает губительное влияние на людей.

Очень точно это можно проследить в восемнадцатой главе сказа, где “англичанина… привезли в посольский дом,… сразу позвали к нему лекаря и аптекаря…”, в то время как простого русского левшу “до самого утра…

по всем отдаленным кривопуткам таскали и все пересаживали, так что он весь избился…”.

Несмотря на трагичность судьбы главного героя, в произведении описывается также довольно много ситуаций, носящих комический характер. Оригинальность произведению придают необыкновенный слог и манера повествования автора: простота, краткость, стремительность действий.

Здесь сразу же на ум приходит спор Левши с подшкипером о том, кто больше выпьет, когда, идя наравне, оба одновременно увидели вылезающих из воды разноцветных чертей. Очень интересны описания внешнего вида тульских мастеров (“три человека,… один косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны…”), Левши (“…

Обратите внимание

в опорочках, одна штанина в сапог, другая мотается, а озямчик старенький, крючочки не застегиваются, порастеряны, а шиворот разорван; но ничего, не конфузится”).

С юмором описывает Лесков “спираль”, образовавшуюся от “безотдышной работы” “у мастеров в их тесной хороминке”, от которой “непривычному человеку с свежего поветрия и одного раза нельзя было продохнуть”.

Также комичность рассказу придает выдумка и остроумие автора, заключающиеся в использовании новых слов – иностранных слов, переделанных на русский манер или смешанных с исконно русскими выражениями. Примерами таких неологизмов являются слова: “тугомент” (“документ”), “нимфозория” (“инфузория”), “долбица” (“таблица”) и пр.

В своем произведении Н. С. Лесков успешно синтезировал множество трагических и комических черт, ярко и точно выразив в них горе и радости, недостатки и преимущества, особенности характера и самобытность русского народа.

Для меня Лесков Н. С. всегда был особенным художником: в его творчестве ни лишних слов, ни пространных рассуждений автора. Его проза -это картины, почти как фотографии, но чуть-чуть приукрашенные, для того чтобы не было так грустно смотреть на действительность.

На первом, по-моему, месте среди всех его произведений стоит “Левша”.

Этот сказ обладает удивительными свойствами: он по содержанию совсем невесел, но в памяти сохраняются светлые впечатления, к тому же этот сказ удивительно похож на нашу жизнь (как и другие рассказы и повести автора).

По-моему, “Левша” получился столь народным не без влияния того старого оружейника из Сестрорецка, о котором Лесков упоминает в предисловии к первым изданиям этого произведения.

В этом сказе Лесков описывает случай, который произошел с тульским мастером Левшой, рассказывает о том, как Левша встретился с государем, побывал за границей, где не поддался на уговоры англичан остаться, и о трагической смерти тульского мастера.

Важно

Первое, что сразу же удивило меня, когда я открыл эту книгу, так это убеждение царя, что “мы, русские, со своим значением никуда не годимся”. Государь удивляется заморским новшествам, восторгается мастерством английских умельцев, при этом не вспоминая о таланте своих соотечественников.

Взять хотя бы случай с пистолетом, которым так восхищался Александр Павлович. Платов тут же выхватил оружейную отвертку, открыл замок на пистолете и показал государю собачку, где “на самом сгибе” сделана русская надпись: “Иван Москвин во граде Туле”. На что государь ему с грустью и говорит: “Зачем ты их очень сконфузил, мне их теперь очень жалко”.

Ясно видны на примере императора, Платова, типичного сказочного воеводы, насколько же далека власть от своего народа, насколько зависим народ-труженик от власть предержащих.

Критическое отношение Лескова к представителям власти во многом определяет проблематику рассказа. Именно в изображении Александра, Николая, Платова лесковская ирония становится наиболее очевидной.

Попытка Платова убедить Александра в превосходстве русского оружия “огорчила императора”, а напоминание об особом сахаре Бобринского завода и вовсе расстроило государя (“Пожалуйста, не порть мне политики”, — просит он Платова).

Сам образ Левши и комичен и трагичен одновременно: мы смеемся над его забитостью, но ведь на самом деле это совсем не смешно. Возможно, это особенность национального характера – смеяться над собой. По-моему, уж кого-кого, а россиян всегда спасала способность оценить все свои беды со смешной стороны.

На долю Левши выпадает немало испытаний, но даже в предсмертный час герой помнит лишь об одном — о военном секрете, незнание которого гибельно для русской армии. Лесков показывает трагический парадокс русской жизни. Простой тульский мастер Левша в большей степени озабочен проблемой военной мощи России, чем военный министр граф Чернышев или сам император.

Что касается оформления, то в “Левше” оно в высшей степени превосходно и органично сочетается с содержанием и главным героем. Комизм достигается благодаря игре слов, своеобразной речи героев. Лесков в речи героев употребил множество искаженных слов, например, “мерблюзьи” (верблюжьи), “студинг” (от пудинг и студень), Аболон полведерский, граф Кисельвроде и т. д.

Совет

Комичны и англичане, живущие возле “Твердиземного моря”, одетые “в тужурные жилеты” и обутые “в толстые щиглеты с железными набалдашниками”. Неестественно и тоскливо их веселье: “Придет праздник, соберутся по парочке, возьмут в руки по палочке и идут гулять чинно-благородно”.

Н. С. Лесков, показывая талант Левши и его товарищей, с горечью утверждает, что правительство России не способно по достоинству оценить его. Силы гениальных людей тратились по пустякам, хотя и достойные восхищения (подковки у блохи). Об этом прямо сказали Левше и англичане, когда он заявил им, что арифметики не знает, а всю науку русские люди проходят “по Псалтирю да по Полусоннику”.

Читайте также:  Характеристика героев пьесы "гроза" островского: описание главных и второстепенных персонажей

В заключение мне хотелось бы немного рассказать об истории опубликования “Левши”. Образ талантливого мастерового не был понят современной Лескову критикой. Журналы “Отечественныезаписки”, “Дело” усмотрели в сказе славянофильские настроения.

Лесков, по мнению рецензента “Отечественных записок”, парит высоко над Европой, превознося русские таланты. Газета “Новое время”, наоборот, вступилась за русский народ, которого якобы принижал автор “Левши”. Гениальный Левша преображается в забитого, безличного рабочего.

Лескову пришлось ответить на критику и разъяснить подлинный замысел сказа.

Прежде всего, Лесков с негодованием отверг обвинения в принижении народа. “Этого не было в моих намерениях, и я даже недоумеваю, из чего могли быть выведены такие крайние противоречивые заключения?” – писал он. Лесков соглашается только с тем, что Левша – это символ русского народа. Позже Лесков вновь повторяет, что его герой – “выразитель русского народа”.

Источник: https://docbaza.ru/comp/ru/2337.html

Функции окказиональных слов в сказе Лескова «Левша»

Введение

Наша работа выполнена на тему «Окказиональная лексика в сказе Николая Семеновича Лескова «Левша».

Словотворчество, то есть образование новых слов по имеющимся в языке словообразовательным моделям, несомненно, развивает чуткость и внимание к родному (русскому) языку, творческие способности, помогает воспитывать любовь к меткому художественному слову русской литературы. Следовательно. любознательному читателю, школьнику например, данная работа будет интересна при изучении таких тем, как «Лексика», «Словообразование» по русскому языку и «Творчество Н. С. Лескова» по литературе.

Цель настоящего исследования – изучить особенности образования и функционирования окказионализмов в произведении «Левша».

Обратите внимание

Осуществлению этой цели способствовало решение следующих задач: 1) изучение научной литературы по теме исследования; 2) выявление состава окказиональных слов; 3) описание способов образования окказионализмов; 4) определение функций авторских новообразований и особенность их использования в сказе «Левша».

Выбранную тему мы считаем актуальной, поскольку в современной лингвистической литературе нет однозначного определения объема и содержания понятия «окказионализм», а языковое новаторство Н. С. Лескова, описанное в работах А. С. Орлова, В. Н. Гебель, Ф. Краснова, Н. А.

Николиной, посвящено в основном романам писателя и повести «Очарованный странник». Кроме того, исследователи рассматривают словотворчество Лескова в широком понимании окказиональных слов. В нашей работе мы придерживаемся узкого подхода в определении термина «окказионализм».

В работе использовались следующие методы: 1) метод лингвистического описания, предполагающий наблюдение и классификацию окказионализмов; 2) сопоставительный метод, позволяющий выявить характер внешней новизны окказионализмов и определить их тип; 3) метод статистического анализа с последующим обобщением полученных результатов; 4) метод интерпретации текста.

ГЛАВА 1 Теоретические проблемы окказиональной лексики

Вопрос определения объема и содержания понятия «окказионализм» не имеет однозначного решения в современной лингвистической литературе. В исследованиях, посвященных индивидуально-авторским преобразованиям, отмечается как широкий, так и узкий подходы в понимании термина «окказиональное слово».

Впервые данный термин был употреблен применительно к русскому словообразованию в статье Н. И. Фельдман «Окказиональное слово и лексикография»( «Вопросы языкознания». -1957. -№4) Понятие окказионализмов ( лат.

occasionalis –случайный) прочно вошло в науку с 70-х гг 20 века, но и в настоящее время наряду с этим, общепринятым, термином употребляются и другие: индивидуальные слова, авторские неологизмы, одноразовые неологизмы, неологизмы контекста, поэтические неологизмы, индивидуально-стилистические неологизмы, слова-самоделки, слова-метеоры, эголизмы (эго-«я»).

Проблема индивидуально-авторских преобразований привлекает внимание специалистов после публикации работы Г.

Важно

О Винокура «Маяковский – новатор языка», в которой автор сформулировал понятие о потенциальных словах: «В каждом языке , наряду с существующими в повседневной практике словами,.

существуют, кроме того, своего рода «потенциальные слова», то есть слова, которых фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела историчесая случайность»( Винокур Г. О. , с. 327) Мысль Г. О. Винокура была поддержана в лингвистических кругах.

В данной работе мы вслед за Э Ханпирой. Е. А. Земской. А. Л,Касаткиным придерживаемся узкого понимания окказиональных слов, противопоставляя их потенциальным словам.

Индивидуально-авторские слова, в отличие от потенциальных слов, сохраняют свою новизну и необычность на протяжении действия одних и тех же словообразовательных норм.

и поэтому для них характерна принципиальная невозможность стать достоянием языка.

А. Г. Лыков называет в качестве основных признаков окказиональных слов следующие: 1) принадлежность к речи,2) творимость,3) словообразовательная производность,4) ненормативность. 5) функциональная одноразовость. 6) индивидуальная принадлежность (Лыков А. Г. , 1976,с. 11)

Принадлежность окказионализмов к речи – наиболее важный признак, который отмечается всеми исследователями; остальные признаки окказиональных слов являются конкретным его воплощением.

Творимость окказионализмов противопоставлена воспроизводимости слов, созданных по образцу. Для окказионализмов каждый конкретный случай употребления – единственный в его речевой реализации. Например: « На другой день поехали государь с Платовым в кунсткамеры. Больше государь никого из русских с собою не взял, потому что карету им подали двухсестную» (то есть двухместную).

Обязательным признаком авторских новообразований является экспрессивность. , которая , по словам А. Г. Лыкова, носит «обязательный» характер, то есть «внутренне присуща окказионализмама и не зависит от контекста и ситуации» (Лыков А. Г. , 1976, с. 23)Например: потная спираль (то есть спертый от пота воздух), долбица умножения, безрассудок и др.

Совет

Итак, под окказионализмом мы будем понимать «речевую экспрессивную единицу, обладающую свойствами невоспроизводимости, ненормативности и словообразовательной производности»(определение А. Г. Лыкова, там же с. 36)

Исследователь Л. П. Крысин считает, что использование речевых «неправильностей» в художественной литературе «различно характеризует разных авторов и зависит как от языкового чутья писателя, так и от тех художественно- изобразительных задач, которые он ставит перед собой»(Крысин Л. П. ,с. 35).

ГЛАВА 2 Особенности функционирования авторских новообразований в сказе «Левша»

Стиль Н. С Лескова индивидуален, в нем (в стиле) выражено поэтическое отношение художника к жизни народа и народной речи. По словам М. Горького, «волшебные слова» Н. С. Лесков «писал не пластически, а рассказывал и в этом искусстве не имеет равного себе. Его рассказ – одухотворенная песнь, простые чисто великорусские слова» ( Горький М. ,с. 354)

Проза Лескова имеет сказовый характер. Сказ – особый тип повествования, строящийся как рассказ некоего отдаленног от автора лица(), обладающего своеобразной собственной речевой манерой»( Краткая литературная энциклопедия. т. 6, с. 75) Рассказчик, обычно участник событий, как правило, является человеком иного социального круга и культурного слоя, к которому принадлежит автор.

Николай Лесков стремился к обогащению литературного языка элементами народно-разговорной речи. Этим объясняется сказовый характер прозы писателя.

Анализ авторских неологизмов в сказе «Левша» был проведен на материале 49 слов, употребляемых героями произведения. ,рассказчиком , автором.

По соотношению с частями речи было установлено. что в рассматриваемом тексте употребляются, главным образом, имена существительные (39) и имена прилагательные (10).

Окказиональные прилагательные междоусобные ( разговоры), грабоватый (нос), двухсестную (карету), мерблюзьи мантоны, стирабельная дощечка, плезирная трубка, камнесеченная икона, боготворные иконы и гроботочивые главы и мощи, коченелый.

Обратите внимание

Таким образом, в сказе «Левша» автор использует существительные и прилагательные – именные части речи, позволяющие точно и образно построить высказывание.

В результате нашего исследования был проведен также частичный словообразовательный анализ окказиональных слов. Заметим. что цель данного анализа – «установить, как образуются слова с точки зрения современного языкового сознания» (Современный русский язык под ред ДибровойЕ. И. , с. 192)

Сложение основ слов ( или сложение усеченных основ) – наиболее частый способ образования окказионализмов.

Интересно, что окказиональные слова нередко являются результатом использования приема «народной этимологии», то есть переосмысления (переделки) незнакомого слова по образцу близкого по звучанию.

Например : « А граф Кисельвроде велел, чтобы обмыли левшу в Туляковских всенародных банях»; « А те лица, которым курьер нимфозорию сдал, сию же минуту ее рассмотрели в самый сильный мелкоскоп и сейчас в публицейские ведомости описание , чтобы завтра же на всеобщее известие клеветон вышел»

Окказионализмы. , созданные на основе внешнего, случайного звукового совпадения, без учета из реального происхождения, служат средством создания комического эффекта, подчеркивают социальное положение героев и , конечно, ярко характеризуют индивидуальный стиль Н. С. Лескова.

Функции окказиональных слов в сказе Н. С. Лескова «Левша»

Окказиональные слова, выявленные нами в сказе «Левша», употребляются как в речи персонажей и героя-рассказчика, так и в авторской речи.

В речи повествователя и персонажей окказионализмы являются средством раскрытия из социально-психологических особенностей.

Важно

Например: « А аглицкий полшкипер в это самое время на другой день встал на легкий завтрак курицу с рысью съел» ( В речи повествователля с рысью.

то есть с рисом); « Тут Мартын-Сольский Чернышеву о левше и напомнил, а граф Чернышев и говорит: «Пошел к черту, плезирная трубка,, не в свое дело не мешайся» (Чернышев Александр Иванович – князь. военный министр с 1827 по 1852 гг. )

В речи автора индивидуальные образования , во-первых, используются с целью обновить, освежить повествование ( в этом случае они обычно заключаются в кавычки или выделяются курсивом) , во-вторых, для характеристики далее развертываемых событий. Например: « Приезжают в пребольшое здание в самом главном зале разные огромадные бюстры, и посередине под валдахином стоит Аболон полведерский»

В сказе «Левша» представлена одна из ведущих функций окказиональных слов, связанная с особенностями индивидуального стиля писателя, – функция языковой игры.

Приемы языковой игры, используемые автором, разнообразны: контаминация, каламбур, «народная этимология» Например: « Англичане сразу стали показывать что к чему у них приноровлено для военных обстоятельств: буреметры морские, мерблюзьи мантоны пеших полков, а для конницы смолевые непромокабли. »

Примерами народно-этимологических преобразований являются окказионализмы: долбица умножения, водка-кислярка, Твердиземное море и др. «Народная этимология» выступает не только средством речевой характеристики персонажей, но и является своеобразным способом передачи их мировосприятия.

Окказиональные слова в произведении «Левша» выполняют функйии, свойственные художественному тексту: 1) экспрессивно-оценочную ( «Платов ничего государю не ответил, только свой грабоватый нос в лохматую бурку спустил» ; 2) служат средством развертывания основного образа текста («Подали мелкоскоп, и государь увидел, что возле блохи действительно на подносе ключик лежит»); 3) функцию уточнения (синонимическую) (« Это, – отвечают,- не соринка, а нимфозория»); 4) функцию связности текста (« Подали ему ихнего приготовления горячий студинг в огне, – он говорит: «Это я не знаю, чтобы такое можно есть»);5)стилеразличительную ( «А левшу свалили в квартале на пол и спрашивают: «Кто такой и откудава, и есть ли паспорт или какой другой тугамент?»)

Окказионализмы-синонимы выполняют стилеразличительную функцию, указывая на стиль, сферу их употребления. Основная часть новообразований Лескова имеет оттенки разговорности и просторечности. Эти новообразования , как правило, включаются в речь персонажей. В авторской речи они воспринимаются как передача косвенной речи героев.

Заключение

Совет

В результате проведенного анализа языковых единиц – окказионализмов и изучения научной лингвистической литературы мы пришли к следующим выводам.

Проблема индивидуально-авторских преобразований привлекает специалистов, следовательно, является актуальной.

Сказ «Левша» отличается насыщенностью окказиональных слов и разнообразием их состава. Всего выявлено 49 окказиональных слов. Проведенное исследование показало, словотворчество писателя представлено словами разных частей речи, среди которых доминируют имена существительные (80%)

Особый интерес вызывают словообразовательные окказионализмы, являющиеся результатом словообразования по индивидуально-авторским или языковым моделям.

Окказионализиы в сказе «Левша» выполняют различные функции : усиливают экспрессивность, служат средством речевой характеристики персонажей, участвуют в отражении образа мира и в раскрытии внутреннего мира героев, а также способствуют созданию комического эффекта.

Мы полагаем, что наша работа может быть первой ступенью в рассмотрении вопроса о функционировании окказиональной лексики в творчестве Н. Лескова, например, в цикле о праведниках.

Читайте также:  Анализ рассказа "возвращение" а. платонова: суть, смысл, идея

Исследователи словотворчества Николая Семеновича рассматривали языковое новаторство писателя в его романах и повести «Очарованный странник».

Сказ «Левша» по своему идейному содержанию, несомненно, близок к праведническому циклу.

Источник: http://www.microanswers.ru/article/fynktsii-okkazionalnih-slov-v-skaze-leskova-levsha.html

Трагическое и комическое в сказе Н. С. Лескова «Левша»

Одним из наиболее интересных произведений Н. С. Лескова является сказ «Левша», или «Сказ о тульском косом левше и о стальной блохе».

За завесой иронии, даже некоторой нереальности описываемых событий писатель скрывает множество вопросов, множество проблем русской жизни, которые часто носят довольно трагический характер.

Пожалуй, самой серьезной проблемой, поставленной Лесковым в «Левше», является проблема невостребованности русских талантов. В заключительной, двадцатой, главе автор замечает: «Собственное имя левши, подобно именам многих величайших гениев, навсегда утрачено для потомства» .

Множество людей, обладающих довольно большой властью (Платов, государь Николай Павлович и др.), «в своих…

Обратите внимание

людях были очень уверенными и никакому иностранцу уступать не любили», но дальше слов и гордости за свой народ дело не заходило, образования не было, а если и было, то только для богатых; гении умирали в бедноте, так и не использовав дарованный им свыше талант… В других государствах, например, в Англии, все наоборот.

Мастеров было не так много, но заботились о них очень усердно: и учеба, и работа, и прекрасные условия для творчества…
Левша – неказистый мужичок, с выдранными «при ученье» волосами, одетый, как нищий – не боится идти к государю, так как уверен в своей правоте, в качестве своей работы.

Оказавшись в Англии, он стремится понять военные хитрости англичан и послужить Отечеству. Левша, который едет в Англию без документов, наспех одетый, голодный, чтобы продемонстрировать русскую смекалку и умение, является для писателя воплощением идеи самоотречения во имя славы Отечества.

Не случайно повествователь передает его разговоры с англичанами, упорно пытающимися склонить Левшу к тому, чтобы остаться в Англии. Непреклонность героя вызывает уважение англичан.
Проводя параллель с современной жизнью, хочу отметить, что проблема эта остается актуальной и в наше время. Наши проблемы были косвенно описаны Лесковым в современной ему форме.

Время от времени все же находятся «аглицкие» добродетели, пытающиеся использовать наши таланты во благо своей родины, но это, безусловно, является лишь признаком бессовестного отношения властных структур к своим людям, за что государству должно быть очень стыдно.

Непомерная любовь ко всему иноземному, уважение и гостеприимство, проявляемые к иностранцам, часто отводят взоры наших политиков от собственного народа, что нередко оказывает губительное влияние на людей. Очень точно это можно проследить в восемнадцатой главе сказа, где «англичанина… привезли в посольский дом,… сразу позвали к нему лекаря и аптекаря…

», в то время как простого русского левшу «до самого утра… по всем отдаленным кривопуткам таскали и все пересаживали, так что он весь избился…».
Несмотря на трагичность судьбы главного героя, в произведении описывается также довольно много ситуаций, носящих комический характер.

Оригинальность произведению придают необыкновенный слог и манера повествования автора: простота, краткость, стремительность действий. Здесь сразу же на ум приходит спор Левши с подшкипером о том, кто больше выпьет, когда, идя наравне, оба одновременно увидели вылезающих из воды разноцветных чертей.

Очень интересны описания внешнего вида тульских мастеров («три человека,… один косой левша, на щеке пятно родимое, а на висках волосья при ученье выдраны…»), Левши («…в опорочках, одна штанина в сапог, другая мотается, а озямчик старенький, крючочки не застегиваются, порастеряны, а шиворот разорван; но ничего, не конфузится»).

Важно

С юмором описывает Лесков «спираль», образовавшуюся от «безотдышной работы» «у мастеров в их тесной хороминке», от которой «непривычному человеку с свежего поветрия и одного раза нельзя было продохнуть».
Также комичность рассказу придает выдумка и остроумие автора, заключающиеся в использовании новых слов – иностранных слов, переделанных на русский манер или смешанных с исконно русскими выражениями. Примерами таких неологизмов являются слова: «тугомент» («документ»), «нимфозория» («инфузория»), «долбица» («таблица») и пр.

В своем произведении Н. С. Лесков успешно синтезировал множество трагических и комических черт, ярко и точно выразив в них горе и радости, недостатки и преимущества, особенности характера и самобытность русского народа.

Для меня Лесков Н. С. всегда был особенным художником: в его творчестве ни лишних слов, ни пространных рассуждений автора. Его проза – это картины, почти как фотографии, но чуть-чуть приукрашенные, для того чтобы не было так грустно смотреть на действительность. На первом, по-моему, месте среди всех его произведений стоит «Левша».

Этот сказ обладает удивительными свойствами: он по содержанию совсем невесел, но в памяти сохраняются светлые впечатления, к тому же этот сказ удивительно похож на нашу жизнь (как и другие рассказы и повести автора).

По-моему, «Левша» получился столь народным не без влияния того старого оружейника из Сестрорецка, о котором Лесков упоминает в предисловии к первым изданиям этого произведения.

В этом сказе Лесков описывает случай, который произошел с тульским мастером Левшой, рассказывает о том, как Левша встретился с государем, побывал за границей, где не поддался на уговоры англичан остаться, и о трагической смерти тульского мастера.

Первое, что сразу же удивило меня, когда я открыл эту книгу, так это убеждение царя, что «мы, русские, со своим значением никуда не годимся». Государь удивляется заморским новшествам, восторгается мастерством английских умельцев, при этом не вспоминая о таланте своих соотечественников.
Взять хотя бы случай с пистолетом, которым так восхищался Александр Павлович.

Платов тут же выхватил оружейную отвертку, открыл замок на пистолете и показал государю собачку, где «на самом сгибе» сделана русская надпись: «Иван Москвин во граде Туле». На что государь ему с грустью и говорит: «Зачем ты их очень сконфузил, мне их теперь очень жалко».

Ясно видны на примере императора, Платова, типичного сказочного воеводы, насколько же далека власть от своего народа, насколько зависим народ-труженик от власть предержащих.
Критическое отношение Лескова к представителям власти во многом определяет проблематику рассказа. Именно в изображении Александра, Николая, Платова лесковская ирония становится наиболее очевидной.

Совет

Попытка Платова убедить Александра в превосходстве русского оружия «огорчила императора», а напоминание об особом сахаре Бобринского завода и вовсе расстроило государя («Пожалуйста, не порть мне политики», — просит он Платова).
Сам образ Левши и комичен и трагичен одновременно: мы смеемся над его забитостью, но ведь на самом деле это совсем не смешно.

Возможно, это особенность национального характера – смеяться над собой. По-моему, уж кого-кого, а россиян всегда спасала способность оценить все свои беды со смешной стороны.
На долю Левши выпадает немало испытаний, но даже в предсмертный час герой помнит лишь об одном — о военном секрете, незнание которого гибельно для русской армии.

Лесков показывает трагический парадокс русской жизни. Простой тульский мастер Левша в большей степени озабочен проблемой военной мощи России, чем военный министр граф Чернышев или сам император.
Что касается оформления, то в «Левше» оно в высшей степени превосходно и органично сочетается с содержанием и главным героем.

Комизм достигается благодаря игре слов, своеобразной речи героев. Лесков в речи героев употребил множество искаженных слов, например, «мерблюзьи» (верблюжьи), «студинг» (от пудинг и студень), Аболон полведерский, граф Кисельвроде и т. д.

Комичны и англичане, живущие возле «Твердиземного моря», одетые «в тужурные жилеты» и обутые «в толстые щиглеты с железными набалдашниками». Неестественно и тоскливо их веселье: «Придет праздник, соберутся по парочке, возьмут в руки по палочке и идут гулять чинно-благородно».
Н. С.

Лесков, показывая талант Левши и его товарищей, с горечью утверждает, что правительство России не способно по достоинству оценить его. Силы гениальных людей тратились по пустякам, хотя и достойные восхищения (подковки у блохи).

Об этом прямо сказали Левше и англичане, когда он заявил им, что арифметики не знает, а всю науку русские люди проходят «по Псалтирю да по Полусоннику».
В заключение мне хотелось бы немного рассказать об истории опубликования «Левши». Образ талантливого мастерового не был понят современной Лескову критикой. Журналы «Отечественныезаписки», «Дело» усмотрели в сказе славянофильские настроения. Лесков, по мнению рецензента «Отечественных записок», парит высоко над Европой, превознося русские таланты. Газета «Новое время», наоборот, вступилась за русский народ, которого якобы принижал автор «Левши». Гениальный Левша преображается в забитого, безличного рабочего. Лескову пришлось ответить на критику и разъяснить подлинный замысел сказа.

Прежде всего, Лесков с негодованием отверг обвинения в принижении народа. «Этого не было в моих намерениях, и я даже недоумеваю, из чего могли быть выведены такие крайние противоречивые заключения?» – писал он. Лесков соглашается только с тем, что Левша – это символ русского народа. Позже Лесков вновь повторяет, что его герой – «выразитель русского народа».

Источник: http://www.testsoch.info/tragicheskoe-i-komicheskoe-v-skaze-n-s-leskova-levsha/

Н. С. Лесков. Левша. Определите, какой эпизод можно считать кульминацией сказа и какой — развязкой

Определите, какой эпизод можно считать кульминацией сказа и какой — развязкой.
Кульминацией сказа можно считать момент осознания Левшой, что в России неправильно чистят старые ружья.

Он стал поворотным в жизни талантливого мастера, заставил его прервать пребыва­ние в Англии и немедленно, несмотря на холод и бурю на море, безумно торо­питься в Россию, чтобы предупредить го­сударя об этой технической ошибке, за что и поплатился жизнью.

С этого момен­та начинается движение к развязке. Раз­вязка — трагическая смерть талантливо­го русского умельца.

При чтении всех глав попробуйте выписывать слова, которые изобрел автор в своем сказе. Можно создать словарик слов, характерных для сказа.

Ка­кую роль они сыграли в вашем читательском вос­приятии описания событий?

Междуусобные разговоры

Чужестранность

Двухсестная карета

Бюстры

Валдахин

Аболон полведерский

Буреметры морские

Мерблюзьи мантоны пеших полков

Смолевые непромокабли

Ажидация

Безрассудок

Нимфозория

Египетская керамида

Закожная блоха

Дансе танцевать

Мелкоскоп

Верояции

Кавриль танцевать

Укушетка

Свистовые

Постыждение

Тугамент

Граф Кисельвроде

Пищеприемная комната

Боготворные иконы

Долбица умножения

Твердиземное море

Полшкипер

Горячий студинг

Пубель

Обратите внимание

Эти искаженные слова и народные этимологизмы придают произведению сказовость, т. е. неторопливость повест­вования, особенно если она дополняется инверсией.

Рассказчик воспринимается нами как колоритная фигура из просто­го народа, человек с добрым юмором, умудренный жизненным опытом, кото­рый за столь, казалось бы, легкой мане­рой повествования ставит острые и серьез­ные вопросы, важные для России.

Какие элементы озорного народного лубка находите вы в сказе, кроме забавно переделанных слов?

Справка. Лубок — дешевые мас­совые печатные издания с переделанными сюжетами сказок, былин, рыцарских романов, исторических сказаний, жития святых. В лубочных изданиях выходили сборники анекдотов, сонники, произведе­ния народной сатиры типа «Повести о Ер­ше Ершовиче». Книжки были рассчитаны на читателей из простого люда.

Читайте также:  Цитаты из романа "мастер и маргарита" булгакова: афоризмы, крылатые выражения, мудрые фразы

Левша читает Полусонник, явно лу­бочное издание. К озорным сценам лубоч­ного содержания мы можем отнести и сю­жет с танцами блохи, и быт атамана каза­ков Платова с его «досадной укушеткой», и посылка Платовым гонцов к мастеро­вым тулякам за выполненной работой, и спор Левши и полушкипера, кто боль­ше выпьет водки, и ряд других сцен.

Почему даже самое, казалось бы, полезное соображение Левши о чистке ружей так и не было осуществлено? Что этому помешало?

Использовать предложения Левши по­мешали косность, равнодушие высших чиновников, нежелание что-либо менять в установившемся порядке. Кроме то­го, они не привыкли прислушиваться к голосу простого человека. От его слов лучше отмахнуться. Эти люди, добрав­шиеся до вершин власти, чужды интере­сам отечества.

На этой странице искали :

  • определите какой эпизод можно считать кульминацией сказки какой развязкой
  • определите какой эпизод можно считать кульминацией сказа и какой – развязкой
  • почему даже самое казалось бы полезное соображение левши
  • определите какой эпизод можно считать кульминацией сказа и какой развязкой
  • почему даже самое казалось бы полезное соображение левши о чистке ружей

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/n-s-leskov-levsha-opredelite-kakoj-epizod-mozhno-schitat-kulminaciej-skaza-i-kakoj-razvyazkoj.html

Лесков Н. С. Левша, Трагическое и комическое в сказе Н. С. Лескова «Левша»

Лесков Н. С.

Сочинение по произведению на тему: Трагическое и комическое в сказе Н. С. Лескова «Левша»

Для меня Лесков Н. С. всегда был особенным художником: в его творчестве ни лишних слов, ни пространных рассуждений автора. Его проза – это картины, почти как фотографии, но чуть-чуть приукрашенные, для того чтобы не было так грустно смотреть на действительность. На первом, по-моему, месте среди всех его произведений стоит “Левша”.

Этот сказ обладает удивительными свойствами: он по содержанию совсем невесел, но в памяти сохраняются светлые впечатления, к тому же этот сказ удивительно похож на нашу жизнь (как и другие рассказы и повести автора).

По-моему, “Левша” получился столь народным не без влияния того старого оружейника из Сестрорецка, о котором Лесков упоминает в предисловии к первым изданиям этого произведения.

В этом сказе Лесков описывает случай, который произошел с тульским мастером Левшой, рассказывает о том, как Левша встретился с государем, побывал за границей, где не поддался на уговоры англичан остаться, и о трагической смерти тульского мастера.
Первое, что сразу же удивило меня, когда я открыл эту книгу, так это убеждение царя, что “мы, русские, со своим значением никуда не годимся”. Государь удивляется заморским новшествам, восторгается мастерством английских умельцев, при этом не вспоминая о таланте своих соотечественников.
Взять хотя бы случай с пистолетом, которым так восхищался Александр Павлович. Платов тут же выхватил оружейную отвертку, открыл замок на пистолете и показал государю собачку, где “на самом сгибе” сделана русская надпись: “Иван Москвин во граде Туле”. На что государь ему с грустью и говорит: “Зачем ты их очень сконфузил, мне их теперь очень жалко”.
Ясно видны на примере императора, Платова, типичного сказочного воеводы, насколько же далека власть от своего народа, насколько зависим народ-труженик от власть предержащих.
Критическое отношение Лескова к представителям власти во многом определяет проблематику рассказа. Именно в изображении Александра, Николая, Платова лесковская ирония становится наиболее очевидной. Попытка Платова убедить Александра в превосходстве русского оружия “огорчила императора”, а напоминание об особом сахаре Бобринского завода и вовсе расстроило государя (“Пожалуйста, не порть мне политики”, — просит он Платова).
Сам образ Левши и комичен и трагичен одновременно: мы смеемся над его забитостью, но ведь на самом деле это совсем не смешно. Возможно, это особенность национального характера – смеяться над собой. По-моему, уж кого-кого, а россиян всегда спасала способность оценить все свои беды со смешной стороны.
На долю Левши выпадает немало испытаний, но даже в предсмертный час герой помнит лишь об одном — о военном секрете, незнание которого гибельно для русской армии. Лесков показывает трагический парадокс русской жизни. Простой тульский мастер Левша в большей степени озабочен проблемой военной мощи России, чем военный министр граф Чернышев или сам император.
Что касается оформления, то в “Левше” оно в высшей степени превосходно и органично сочетается с содержанием и главным героем. Комизм достигается благодаря игре слов, своеобразной речи героев. Лесков в речи героев употребил множество искаженных слов, например, “мерблюзьи” (верблюжьи), “студинг” (от пудинг и студень), Аболон полведерский, граф Кисельвроде и т. д.
Комичны и англичане, живущие возле “Твердиземного моря”, одетые “в тужурные жилеты” и обутые “в толстые щиглеты с железными набалдашниками”. Неестественно и тоскливо их веселье: “Придет праздник, соберутся по парочке, возьмут в руки по палочке и идут гулять чинно-благородно”.
Н. С. Лесков, показывая талант Левши и его товарищей, с горечью утверждает, что правительство России не способно по достоинству оценить его. Силы гениальных людей тратились по пустякам, хотя и достойные восхищения (подковки у блохи). Об этом прямо сказали Левше и англичане, когда он заявил им, что арифметики не знает, а всю науку русские люди проходят “по Псалтирю да по Полусоннику”.
В заключение мне хотелось бы немного рассказать об истории опубликования “Левши”. Образ талантливого мастерового не был понят современной Лескову критикой. Журналы “Отечественныезаписки”, “Дело” усмотрели в сказе славянофильские настроения. Лесков, по мнению рецензента “Отечественных записок”, парит высоко над Европой, превознося русские таланты. Газета “Новое время”, наоборот, вступилась за русский народ, которого якобы принижал автор “Левши”. Гениальный Левша преображается в забитого, безличного рабочего. Лескову пришлось ответить на критику и разъяснить подлинный замысел сказа.
Прежде всего, Лесков с негодованием отверг обвинения в принижении народа. “Этого не было в моих намерениях, и я даже недоумеваю, из чего могли быть выведены такие крайние противоречивые заключения?” – писал он. Лесков соглашается только с тем, что Левша – это символ русского народа. Позже Лесков вновь повторяет, что его герой – “выразитель русского народа”.

http://vsekratko.ru/leskov/levsha5

Источник: https://www.school-essays.info/leskov-n-s-levsha-tragicheskoe-i-komicheskoe-v-skaze-n-s-leskova-levsha/

Своеобразие языка в рассказе “Левша”

Рассказ Н.С. Лескова “Левша” – это особое произведение. Его замысел возник у автора на основе народной прибаутки о том, как “англичане из стали блоху сделали, а наши туляки ее подковали да назад отослали”.

Таким образом, рассказ изначально предполагал близость к фольклору не только по содержанию, но и по манере повествования. Стиль “Левши” очень своеобразен.

Лескову удалось максимально приблизить жанр рассказа к устному народному творчеству, а именно к сказу, в то же время сохраняя определенные черты литературной авторской повести.

Важно

Своеобразие языка в рассказе “Левша” проявляется прежде всего в самой манере повествования. У читателя сразу возникает ощущение, что рассказчик непосредственно принимал участие в описываемых событиях.

Это важно для понимания основных идей произведения, ведь эмоциональность главного героя заставляет переживать вместе с ним, читатель воспринимает несколько субъективный взгляд на поступки других героев рассказа, но именно эта субъективность делает их максимально реальными, читатель сам как бы переносится в те далекие времена.

Помимо этого сказовая манера повествования служит явным признаком того, что рассказчик – простой человек, герой из народа Он выражает не только свои мысли, чувства и переживания, за этим обобщенным образом стоит весь рабочий русский народ, живущий впроголодь, но заботящийся о престиже родной страны. С помощью описаний взглядов на быт оружейников и мастеров глазами не стороннего наблюдателя, а сочувствующего собрата, Лесков поднимает вечную проблему: почему судьба простого народа, который кормит и одевает все высшее сословие, безразлична власть имущим, почему об умельцах вспоминают только тогда, когда нужно поддержать “престиж нации”? Горечь и гнев слышится в описании смерти Левши, и особенно ярко автор показывает контраст между судьбой русского мастера и английского полшкипера, попавших в схожую ситуацию.

Однако помимо сказовой манеры повествования можно отметить довольно широкое использование просторечий в рассказе. Например, в описаниях действий императора Александра I и казака Платова появляются такие просторечные глаголы, как “проездиться” и “дерябнуть”.

Это не только лишний раз свидетельствует о близости рассказчика к народу, но и выражает отношение к властям.

Люди прекрасно понимают, что их насущные проблемы нисколько не заботят императора, но они не злятся, а придумывают наивные отговорки: царь Александр в их понимании такой же простой человек, он, может быть, и хочет изменить жизнь провинции к лучшему, но вынужден заниматься более важными делами.

Абсурдное приказание вести “междоусобные переговоры” вкладывается рассказчиком в уста императора Николая с тайной гордостью, но читатель угадывает иронию Лескова: наивный мастеровой изо всех сил старается показать значительность и важность императорской личности и не подозревает, как сильно ошибается. Таким образом, возникает и комический эффект от несоответствия излишне напыщенных слов.

Также улыбку вызывает стилизация под иностранные слова, рассказчик с тем же гордым выражением говорит об “ажидации” Платова, о том, как блоха “дансе танцует”, но он даже не догадывается, как это глупо звучит.

Совет

Здесь Лесков вновь демонстрирует наивность простых людей, но помимо этого данный эпизод передает дух времени, когда под искренним патриотизмом все-таки скрывалось тайное желание быть похожими на просвещенных европейцев.

Частное проявление этого – переделывание под родной язык слишком неудобных для русского человека названий произведений искусства, например, читатель узнает о существовании Аболона Полведерского и снова удивляется в равной степени как находчивости, так и опять же наивности русского мужика.

Даже русские слова собрату Левши надо обязательно использовать по-особому, он снова с важным и степенным видом сообщает, что Платов “не вполне” мог разговаривать по-французски, и авторитетно замечает, что “оно ему и ни к чему: человек женатый”. Это очевидный речевой алогизм, за которым кроется ирония автора, вызванная жалостью автора к мужику, причем, ирония грустная.

Особое внимание с точки зрения своеобразия языка привлекают неологизмы, вызванные незнанием той вещи, о которой говорит мужик. Это такие слова, как “бюстры” (люстра плюс бюст) и “мелкоскоп” (назван так, видимо, по выполняемой функции).

Автор замечает, что в сознании народа предметы барской роскоши слились в непонятный клубок, люди не отличают бюсты от люстр, в такой трепет их приводит их бессмысленная помпезность дворцов.

А слово “мелкоскоп” стало иллюстрацией другой идеи Лескова: русские мастера с опасением относятся к достижениям чужеземной науки, их талант настолько велик, что никакие технические изобретения не победят гений мастера. Однако в то же время в финале рассказчик грустно замечает, что машины все-таки вытеснили человеческий талант и мастерство.

Своеобразие языка рассказа “Левша” заключается в манере повествования, в использовании просторечий и неологизмов. С помощью этих литературных приемов автору удалось раскрыть характер русских умельцев, читателю демонстрируются яркие, самобытные образы Левши и рассказчика.

(4 votes, average: 5.00

Источник: https://school-essay.ru/svoeobrazie-yazyka-v-rasskaze-levsha.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector