Образ и характеристика червякова в рассказе “смерть чиновника” чехова

Сюжетно-композиционный анализ рассказа Чехова «Смерть чиновника»

Ничтожество свое сознавай, знаешь где?

Перед Богом, пожалуй, перед умом, красотой, природой, но не перед людьми. Среди людей нужно сознавать свое достоинство.

А.П. Чехов. Из письма брату Михаилу
дальше…

Рассказ прочитан[1]. Ученики высказали свои первые впечатления. Сюжет прост, ясен, многие увидели анекдотичность, абсурдность ситуации. Обратимся теперь к самому тексту рассказа.

ЭКСПОЗИЦИЯ

Экспозиция рассказа – первые два предложения (они же тема текста) – очень информативна: «В один прекрасный вечер не менее прекрасный экзекутор, Иван Дмитрич Червяков, сидел во втором ряду кресел и глядел в бинокль на”Корневильские колокола[2]“.

Он глядел и чувствовал себя на верху блаженства». Все, что надо знать про Червякова, – это, что он экзекутор[3] на верху блаженства.

При первом прочтении не менее прекрасный, чем прекрасный вечер экзекутор, глядящий со второго ряда в бинокль да еще «чувствующий себя на верху блаженства», поначалу выглядит только смешно.Вопрос в том, чем вызвано это блаженство[4].

ЗАВЯЗКА

Завязка конфликта – чих – тоже пока в пределах только смешного: традиционное«но вдруг» только усиливает комичность ситуации, да и авторское отступление[5] о том, «Что все чихают», поначалу не противоречит интонации юмористического рассказа.

Однако само описание процесса чихания дано как не свойственное чиновнику Червякову, внеличное событие, приведшее затем и к смерти: «жизнь так полна внезапностей»[6].

 Обращает внимание, что сначала Чехов описывает, что стало с лицом, глазами и дыханием, а уже потом, что сделал сам Червяков (он всего лишь отвел бинокль и нагнулся, видимо, продолжая чувствовать себя на верху блаженства[7]).

И только в самом конце описания междометийное «апчхи!!!»возвращает к анекдоту: лицо его поморщилось, глаза подкатились, дыхание остановилось… он отвел от глаз бинокль, нагнулся и… апчхи!!!

ПЕРИПЕТИИ

Перипетии.

Первая реакция героя выглядит пока вполне по-человечески:«Червяков нисколько не сконфузился, утерся платочком и, как вежливый человек, поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханьем?» Однако обстоятельство «как вежливый человек» явно избыточно: исполнительность, уверенность в чиновничьей безупречности Червякова подчеркивается этим. Блаженство и уверенность в собственной непогрешимости подчеркивается и наречием «нисколько», т.е. ни капельки, ни на йоту, и оксюморонным сочетанием «утерся платочком[8]» (грубое «утерся» и ласкательное «платочком». Довольный собой Червяков даже «поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханьем?».

ВНУТРЕННИЙ КОНФЛИКТ

Собственно, настоящий, так сказать, «внутренний конфликт» начинается именно здесь: «Но тут же пришлось сконфузиться. Он увидел, что старичок, сидевший впереди него, в первом ряду кресел, старательно вытирал свою лысину и шею перчаткой и бормотал что-то».

 Никто так и не узнает, действительно ли Червяков«обрызгал» генерала[9] или тот «вытирал свою лысину и шею перчаткой и бормотал что-то» из-за каких-то иных причин, а не от «невежества» несчастного чиновника.

Но Червяков-то «увидел» и сделал свои «экзекуторские» выводы

Причем сначала Червяков узнал в старичке генерала, а потом подумал, что чихнул на него! Дальше, человеческая ничтожность и чиновничье пресмыкательство, «электричество чина» с каждым новым словом и жестом героя неминуемо ведут его к гибели.

ПЕРВОЕ ИЗВИНЕНИЕ

«Не мой начальник, чужой, но все-таки неловко. Извиниться надо”– т.е. сначала герой как бы успокоился, раз «чужой», но, боясь показаться невежливым, решил извиниться: «Червяков кашлянул, подался туловищем вперед и зашептал генералу на ухо:

– Извините, ваше-ство, я вас обрызгал… я нечаянно…

– Ничего, ничего…»

Конечно, как только Червяков отвлекся от своего «блаженства» и вступил в сферу человеческих отношений, его сущность видна читателю: это и подобострастное «ваше-ство», и его робость, и его убежденность в праве на пресмыкательство. Но, может быть, именно от того, что падение с высот чиновничьего блаженства было таким внезапным «но вдруг», Червяков и не может услышать генерала:

– Ради бога, извините. Я ведь… я не желал!

– Ах, сидите, пожалуйста! Дайте слушать!

ИЗВИНЕНИЕ В АНТРАКТЕ

Поскольку блаженства Червяков уже не чувствует, а лишь конфузится и глупо улыбается, он предпринимает новую попытку извиниться, уже в антракте:

– Я вас обрызгал, ваше-ство. Простите… Я ведь… не то чтобы…

– Ах, полноте… Я уже забыл, а вы все о том же! – сказал генерал и нетерпеливо шевельнул нижней губой.

НОВАЯ ФАЗА КОНФЛИКТА

Здесь конфликт вступает в новую фазу: собственно извинений уже не будет, Червяков будет ходить «объяснить», ведь генерал «нетерпеливо шевельнул нижней губой», а «Червяков, подозрительно поглядывая на генерала», увидел«ехидство в глазах» и решил, что генерал с ним говорить не хочет.

Теперь Червяков не извиняться будет, а объяснять, что «вовсе не желал… что это закон природы»! Объяснить необходимо, «а то подумает, что я плюнуть хотел. Теперь не подумает, так после подумает!..” Так думает Червяков.

Почему наш герой решил, что генерал непременно должен так подумать, тем более «после»? Видимо, потому что генерал! Кто их генералов разберет!

РАЗГОВОР С ЖЕНОЙ

Разговор с женой – это уже новая стадия конфликта:

«Придя домой, Черняков рассказал жене о своем невежестве Жена, как показалось ему, слишком легкомысленно отнеслась к происшедшему; она только испугалась, а потом, когда узнала, что Бризжалов “чужой”, успокоилась».

Чехов пишет легкомысленно», потому что для Червякова конфликт перерос «умения держать себя в обществе».

Червяков считает, что он поступил безукоризненно правильно: во-первых, «нисколько не сконфузился», во-вторых, « утерся платочком» , в-третьих, «поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханьем?» В конце концов, он даже извинился, «как вежливый человек» и «прекрасный экзекутор», хотя мог и не извиняться, ведь начальник«чужой»! Что же еще?!

– А все-таки ты сходи, извинись, – сказала она. – Подумает, что ты себя в публике держать не умеешь!

Червяков извинения уже принес, причем повторные. Однако беспокойство не исчезает, не зная, в чем винить себя, Червяков винит уже генерала:

Обратите внимание

– То-то вот и есть! Я извинился, да он как-то странно… Ни одного слова путного не сказал. Да и некогда было разговаривать.

Чехов обыгрывает недовольное недоумение Червякова: генерал путей сообщения «ни одного слова путного не сказал». «Да и некогда было разговаривать».

ПЕРВОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ НА ДРУГОЙ ДЕНЬ

«На другой день Червяков надел новый вицмундир[10], подстригся и пошел к Бризжалову объяснить…

» Червяков убежден ,что объяснить необходимо, ведь он только экзекутор, а Бризжалов генерал: вдруг не говорящий путных слов подумает что экзекутор хотел в генерала плюнуть!!! Но, «войдя в приемную генерала, он увидел там много просителей, а между просителями и самого генерала», Червяков уже не может «объяснить», в приемной генерала он уже не человек:

– Вчера в “Аркадии”[11], ежели припомните, ваше-ство, – начал докладывать экзекутор,

Экзекутор начал докладывать, а закончил, уже извинениями, человек:

– я чихнул-с и… нечаянно обрызгал… Изв…

И в очередной раз получил от генерала человеческое прощение. Но с каждым последующим извинением Червякова не чиновническая (в представлении Червякова – «беспутная» человеческая) реакция Бризжалова делает их окончательное объяснение все более невозможным. В то же время желание объяснить становится все более сильным…

“Сердится, значит… Нет, этого нельзя так оставить… Я ему объясню…”

ВТОРОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

И все более абсурдным, перерастающим в издевательство над генералом и собственное уничижение:

– Ваше-ство! Ежели я осмеливаюсь беспокоить ваше-ство, то именно из чувства, могу сказать, раскаяния!.. Не нарочно, сами изволите знать-с!

Это предпоследнее объяснение с генералом – очередной поворот в развитии конфликта рассказа.

Червяков искренне возмущен, что генерал увидел в червяковской экзекуторской преданности чиновничьему делу насмешку.

В конце концов, Иван Дмитрич даже называет генерала про себя фанфароном и в сердцах решает больше не извиняться перед генералом, который «не может понять» того, что понятно экзекутору!

“Какие же тут насмешки? – подумал Червяков. – Вовсе тут нет никаких насмешек! Генерал, а не может понять! Когда так, не стану же я больше извиняться перед этим фанфароном!

Однако сразу же, почему-то Червяков думает:

Черт с ним! Напишу ему письмо, а ходить не стану! Ей-богу, не стану!”

Чехов не объясняет, почему Червяков не написал письма, каждый читатель может додумать сам:

Так думал Червяков, идя домой. Письма генералу он не написал. Думал, думал, и никак не выдумал этого письма. Пришлось на другой день идти самому объяснять.

КУЛЬМИНАЦИЯ

Последнее объяснение Червякова – кульминация рассказа. И здесь за этим «объяснить» – все потрясения Ивана Дмитрича, низвергнувшие его из Блаженства в«Аркадии» в пучину человеческого произвола, чиновничьего страха, ужаса перед«сметь-смеяться» и все того же червяковского прежнего недоумения-непонимания, из-за которого он и предпринял череду этих извинений-экзекуций:

Я вчера приходил беспокоить ваше-ство, – забормотал он, когда генерал поднял на него вопрошающие глаза, – не для того, чтобы смеяться, как вы изволили сказать. Я извинялся за то, что, чихая, брызнул-с… а смеяться я и не думал. Смею ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам… не будет…

– Пошел вон!!! – гаркнул вдруг посиневший и затрясшийся генерал.

– Что-с? – спросил шепотом Червяков, млея от ужаса.

– Пошел вон!! – повторил генерал, затопав ногами.

РАЗВЯЗКА

Развязка конфликта теперь понятна: чиновник Червяков не смог вынести падения с высот своей чиновничьей «аркадии».

Вера в собственную чиновничью непогрешимость, неспособность к настоящим человеческим чувствам сделали дальнейшее существование невозможным: собственно Чехов и описывает только «смерть чиновника», а не смерть человека.

Как только Иван Дмитрич надел новый вицмундир и пошел объяснить, он совсем перестал уже быть человеком, человек в нем (каким он должен быть по Чехову) умер уже давно. Червяков умер от того, что «в животе[12] что-то оторвалось», т.е. живот-последнее живое, жизнь погибла:

«Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплелся… Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер».

[1] Рассказ можно прочитать и непосредственно на уроке, так как речь пойдет о художественном тексте, а не олитературном произведении. Это значит, что вопросы, связанные с эпохой создания литературного произведения, его творческой историей, с автором, творческой биографией писателя и т.п., здесь не обсуждаются.

[2] «Корневильские колокола» (1877) – оперетта французского композитора Робера Планкетта (1848—1903).

«Плыви, мой челн, по воле волн» (из куплетов ее персонажа по имени Гренише: «Плыви, мой любимый челн, /Плыви, плыви, сквозь пену волн…

») цитируется в качестве иронического комментария к поведению пассивного, безвольного человека, который покорно подчиняется ходу событий, «плывет по течению».

[3]Экзекутор (от лат. exsecutor — исполнитель), судебный исполнитель, в дореволюционной России чиновник, ведавший хозяйственными делами учреждения, наблюдавший за порядком в канцелярии.

[4]Червяков заслуженно отдыхал от трудов праведных, уверенный в безукоризненности исполнения.

Важно

Блаженство Червяков, видимо, испытывал от того, что, будучи прекрасным экзекутором, все «прекрасно исполнил» и в «прекрасный вечер», в прекрасном расположении духа от собственной исполнительности «сидел во втором ряду кресел «Аркадии», не забыв взять бинокль (положено!). Т. е .Червяков находился в своем чиновничьем раю, «Аркадия», здесь, конечно не случайно.

[5]В структуре авторской речи данного отрывка выделяются два отрезка: 1. в рассказе часто встречается это «но вдруг». Автор прав: «жизнь так полна внезапностей!»; 2. «Чихать никому и нигде не возбраняется.

Чихают и мужики, и полицмейстеры, и даже иногда тайные советники. Все чихают». Лексика отступления первого отрезка связана с темой литературы.

Тема отступления второго отрезка выражена стержневым словом ЧИХАТЬ

[6] Простой, на первый взгляд, вопрос «Отчего умер Червяков?» -становится смыслообразующим: ответ на него будет отражать уровень понимания рассказа.

[7] Официально чихать не запрещено: «все чихают», от «мужика» до

«тайного советника»

[8] Точка зрения экзекутора Червякова, получившая отражение в

отступлении второго отрезка, организует дальнейшее развитие сюжета: все

события возникают в зоне его восприятия и описываются в основном с его

оценочных позиций (кроме, может быть, фразы «Червяков глупо улыбнулся»,

где очевидно авторская оценочность), включаются элементы несобственно-

прямой речи – платочек, старичок.

[9] Генерал Бризжалов активно не участвует в развитии конфликта, он здесь лицо второстепенное.

[10] ВИЦМУНДИ'Р, а, м. [от вице и слова мундир] (дореволюц.);Форменный фрак гражданских чиновников.

[11] АРКА'ДИЯ [А прописное], и, мн. нет, ж. (книжн. поэт. устар., теперь ирон.). Место беспечной, счастливой жизни, идиллического счастья. Счастливая А. [От др.-греч. области Аркадии, которая в поэзии изображалась как страна блаженного пастушеского существования.]

[12] ЖИВОТм. жизнь человека и животного; что есть в твари живое, оживляющее плоть, образующее земную жизнь. || собират. все живое, все, что живет, дышит. Лишиться живота, умереть; лишить кого живота, извести или убить.Живот вечный, вечная жизнь.

Читайте также:  Анализ сказки "медведь на воеводстве": идея, смысл, тема, проблемы, главная мысль, мораль, вывод

|| Утроба, брюхо, третья большая полость человека и подобно ему устроенных животных, от груди (от гусаковой перепонки, (diaphragma) до таза; в животе: желудок, кишки, печень, селезенка, все вообще орудия пищеварения.

 Надорвать, надсадить живот, стать без живота, повредить себя чрезмерною ношей и усилием; || хохотать до упада, до изнеможения.

Источник: http://litera865.blogspot.com/2013/03/blog-post_1835.html

Сочинение: Смешное и грустное в рассказе А.П. Чехова «Смерть чиновника»

Вопрос экзаменационного билета (билет № 4, вопрос 2)

Большинство ранних рассказов Антона Павловича Чехова очень смешны. Начало его творчества связано в основном с юмористическими произведениями. Это небольшие рассказы, сценки, фельетоны и зарисовки, в которых представлены раз­носторонние комические проявления в жизни.

В юмористических рассказах Чехов не высмеивает, а лишь посмеивается над человеческими слабостями. Ведь юмором мы называем смех добродушный, не направленный на отрицание носителя смешных черт. Классическими образцами чеховско­го юмора могут служить рассказы «Лошадиная фамилия», «Ра­дость», «Налим» и многие другие.

Но среди рассказов Чехова можно встретить не только об­разцы безобидного юмора. Чаще всего юмористическая ситу­ация в них оказывается наполнена сатирическим содержани­ем. Писатель высмеивает те качества человеческой натуры, которые считает неприемлемыми.

Ярким примером переплетения сатиры и юмора в одном произведении может служить рассказ «Смерть чиновника». Интересно отметить, что в этом рассказе находит своеобразное преломление традиционная для русской литературы девятнад­цатого столетия тема «маленького человека».

Но если, раскры­вая эту тему, предшественники Чехова Пушкин, Гоголь, Досто­евский и другие стремились вызвать у читателя сочувствие к своему герою, то Чехов снижает этот образ, подчеркивая, что «малость» его персонажа определяется полным отсутствием у него чувства собственного достоинства.

Некий мелкий чиновник Червяков (уже говорящая фами­лия указывает на отношение к нему автора) случайно чихнул в театре на лысину генералу.

Тому, конечно, радости это не дос­тавило, но он понимал, что неумышленная оплошность может произойти с любым человеком. И не придал значения случив­шемуся.

Совет

Однако несчастный чиновник так перепугался, что стал одолевать генерала извинениями и настолько допек его, что тот выгнал назойливого посетителя.

«В животе у Червякова что-то оторвалось. Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплелся… Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер».

Казалось бы, случилась трагедия. Погиб человек. Но у чи­тателя никакого траурного настроения не возникает. И сам автор указывает на свое малосочувственное отношение к пер­сонажу употреблением пренебрежительного словечка «помер» вместо «умер».

Итак, в рассказе «Смерть чиновника» смешное и грустное неразрывно связаны друг с другом. В итоге возникает ситуа­ция, которую принято называть трагикомической. Умение ви­деть смешное в грустном и грустное в смешном — одна из от­личительных особенностей творческой манеры Антона Павло­вича Чехова.

На этой странице искали :

  • смешное и грустное в рассказе чехова смерть чиновника
  • сочинение смешное и грустное в рассказах чехова
  • сочинение смерть чиновника
  • смерть чиновника сочинение
  • сочинение на тему смерть чиновника

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-smeshnoe-i-grustnoe-v-rasskaze-a-p-chexova-smert-chinovnika.html

Смерть чиновника главные герои

Completing the CAPTCHA proves you are a human and gives you temporary access to the web property.

What can I do to prevent this in the future?

If you are on a personal connection, like at home, you can run an anti-virus scan on your device to make sure it is not infected with malware.

If you are at an office or shared network, you can ask the network administrator to run a scan across the network looking for misconfigured or infected devices.

Cloudflare Ray ID: 407ad418611e9804 • Your IP : 5.189.134.229 • Performance & security by Cloudflare

Анализ произведений. Характеристика героев. Материалы для сочинений

Образ и характеристика Червякова в рассказе “Смерть чиновника” Чехова

Образ и характеристика Червякова в рассказе “Смерть чиновника” Чехова

Главный герой рассказа, Иван Дмитриевич Червяков, является мелким чиновником. Он служит экзекутором* в государственном учреждении (*экзекутор – мелкий чиновник, заведующий хозяйством в учреждении):

“. не менее прекрасный экзекутор*, Иван Дмитрич Червяков, сидел во втором ряду кресел. “ В рассказе описывается история о том, как Червяков приходит в театр и во время спектакля чихает. Червяков переживает, что рассердил впереди сидящего генерала своим чиханием.

Испуганный Червяков несколько дней преследует генерала, извиняясь снова и снова за свое чихание. Генерал каждый раз уверяет Червякова, что не обижается на него. В конце концов, после очередных назойливых извинений, генерал выходит из себя и с криком прогоняет Червякова вон.

Оскорбленный Червяков приходит домой и умирает:

“Придя домой, Червяков рассказал жене о своем невежестве.” Господин Червяков – вежливый, воспитанный мужина:

“. утерся платочком и, как вежливый человек, поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханьем?” “Я его обрызгал! — подумал Червяков. — Не мой начальник, чужой, но все-таки неловко. Извиниться надо.

Господин Червяков – мнительный человек. Он воображает себе проблемы там, где их нет на самом деле. Так, он воображает себе, что генерал в театре обижается на него.

На самом деле генерал, конечно, не держит на него обиды:

“Забыл, а у самого ехидство в глазах, — подумал Червяков, подозрительно поглядывая на генерала. — И говорить не хочет. Надо бы ему объяснить, что я вовсе не желал. что это закон природы, а то подумает, что я плюнуть хотел. Теперь не подумает, так после подумает. “ “То-то вот и есть! Я извинялся, да он как-то странно.

Ни одного слова путного не сказал. Да и некогда было разговаривать.” Господин Червяков – трусливый, забитый человек. Он с трепетом и страхом относится к людям, которые выше его по статусу.

При этом Червяков боится даже тех, от кого он не зависит по службе (так, генерал в театре является “чужим” начальником, то есть не руководит Червяковым):

“Говорить не хочет! — подумал Червяков, бледнея. — Сердится, значит. Нет, этого нельзя так оставить. Я ему объясню. ” (Червяков о генерале) “. когда узнала, что Бризжалов «чужой», успокоилась.”

Небольшой рассказ Чехова “Смерть чиновника” высмеивает чинопочитание и преклонение перед орденами и званиями, которое становится причиной смерти маленького человека.

Главные герои рассказа “Смерть чиновника”:

Червяков Иван Дмитриевич, чиновник, экзекутор

Краткое содержание рассказа Чехова “Смерть чиновника”:

  1. Червяков на просмотре спектакля случайно чихает и обрызгивает сидящего впереди старичка.
  2. Старичок оказывается генералом Бризжаловым и чиновник в антракте униженно извиняется.
  3. Чиновник не находит себе места, а жена говорит ему идти и еще извиниться.
  4. Червяков дважды пытается извиниться и надоедает Бризжалову хуже смерти.
  5. Червяков хочет написать покаянное письмо с извенениями, но вместо этого утром следующего дня вновь идет к генералу.
  6. Генерал в ярости наорал на него и чиновник, придя домой, лег не раздеваясь и умер.

Однажды во время посещения театра произошло, вроде бы, незначительное событие – слушавший оперу чиновник Червяков случайно чихнул и, не успев прикрыть рот, обрызгал лысину сидевшего перед ним генерала.

Чиновник извинился, генерал понятливо кивнул. Кажется, инцидент должен быть исчерпан.

Ан нет, душу чиновника начали терзать разного рода сомнения: хоть генерал Бризжалов и не его начальник, но все же – лицо важное.

Обратите внимание

В антракте Червяков подошел к генералу с извинениями, тот сказал, что уже все забыл. Но дурные мысли не давали Червякову покоя. На следующий день Червяков пришел со своими извинениями на прием к генералу. Так и не поняв сути его извинений, генерал выпроводил надоедливого чиновника.

Но не тут-то было. Червяков заявился и на следующий день. Теперь терпению генерала пришел конец. Разгневавшись, он накричал на Червякова. Расстроенный герой пришел домой, лег на диван и умер.

Внимание, только СЕГОДНЯ! (Пока оценок нет)
Загрузка…

Источник: http://amvtrade.ru/info/smert-chinovnika-glavnye-geroi/

«Смерть чиновника», анализ рассказа Чехова, сочинение

«Смерть чиновника» – один из ранних рассказов известного русского писателя Антона Чехова. В 1886 году произведение вошло в сборник «Пестрые рассказы». «Смерть чиновника» написана в духе реализма. это направление распространилось в России во второй половине XIX – XX в.

Чехову удалось совместить «строгий реализм» с повышенной условностью. В начале рассказа мы можем отчетливо проследить черты этого направления, но в конце произведения Чехов выходит за рамки реализма, для которого насмешка над смертью недопустима.

В данном произведении Чехов поднимает тему «маленького» человека. В своем творчестве Чехов пытаеся протестовать подавлению человеческой личности, и в произведении «Смерть чиновника» ярко показывает последствия такого обращения: предмет осмеяния – это мелкий чиновник, который без особых причин находится в постоянном замешательстве.

В рассказе присутствуют всего три персонажа: чиновник с говорящей фамилией Иван Дмитриевич Червяков, жена Червякова и генерал Бризжалов. Наибольше внимания Чехов уделяет чиновнику, ведь это главный герой, объект насмешки. Остальные персонажи автора не интересуют.

Маленький человек в этом рассказе и комический, и жалкий. Смех вызывает нелепая настойчивость Червякова, а жалость порождает его рьяное унижение себя. В который раз, извиняясь перед генералом, чиновник отрекся от своего человеческого достоинства.

В начале рассказа автор сопоставляет две стороны: мелкого чиновника и генерала. Уже с этого момента порождается конфликт, традиционный для Чеховских произведений.

Из-за того, что генерал крикнул на посетителя, Червяков умирает – вроде бы привычная схема сюжета.

Но в рассказе присутствуют существенные сдвиги: генерал крикнул на подчиненного только тогда, когда последний довел его до агрессии.

Важно

Такой неожиданный и комический поворот событий заключается именно в особенном мировоззрении главного героя. И умер Червяков вовсе не от испуга, а от того, что святые для него принципы нарушил человек высокого чина.

Мастер малого жанра и в этот раз не смог изменить своему стилю. Чеховская лаконичность просто поражает.

В его небольших произведениях зачастую заложен глубокий смысл, а познать его можно только благодаря художественным деталям, которые призваны донести читателю основную идею.

В данном рассказе не чувствуется присутствия автора, Чехов отстраняется от героев. Этот прием помогает описывать действия еще более объективно.

Источник: http://prochekhov.ru/1355-smerty-chinovnika-analiz-rasskaza-chehova-sochinenie

Тема добровольного самоуничижения в рассказе А. П. Чехова «Смерть чиновника»

В. В. Набоков в лекции «Антон Чехов» отметил, что «Чехов писал книги для веселых людей, и только читатель с чувством юмора сумеет по-настоящему ощутить их печаль…Мир для него смешон и печален одновременно, но, не заметив его забавности, вы не поймете его печали, потому что они нераздельны».

Рассказ «Смерть чиновника» начинается со слова «смерть» (в заглавии) и заканчивается словом «по­мер». Хочется оплакивать несчастную судьбу героя. А между тем в рассказе действительно немало смеш­ного.

Тон повествования несерьезен: «В один прекрас­ный вечер не менее прекрасный экзекутор…», «Чи­хать никому и нигде не возбраняется. Чихают и му­жики, и полицмейстеры, и тайные советники. Все чи­хают».

Имена персонажей забавны: Червяков, Бризжалов. Мы смеемся над настойчивостью, с которой Чер­вяков пристает со своими извинениями к нечаянно обрызганному им генералу. Герою изначально угото­вана смерть.

И вот словно сама смерть каждый раз от­талкивает от себя незадачливого поборника прили­чий, а он тем одержимее на нее наступает, напрашива­ется, пока она его не настигает в последней фразе рассказа.

А насколько несовместимы повод и последствия: в начале рассказа герой «чихнул» — в конце «помер».

Чехов смеется над недалеким героем, но затрагивает при этом весьма серьезные вещи.

О генерале мы узнаем совсем мало, так как он авто­ру не интересен. Этот герой всего лишь реагирует на действия другого персонажа.

Совет

А интересен нам «маленький человек», смешной и жалкий одновременно. Смешон своей нелепой на­стойчивостью, жалок тем, что подвергает себя униже­нию, теряет человеческое достоинство. И хотя челове­ка удерживают от такого поведения, он по собственно­му желанию, без принуждения унижается, пресмыкается.

Итак, объект насмешки у Чехова поменялся. Доб­ровольное пресмыкательство, самоуничижение — так поворачивает знакомую всем тему «маленького человека» Антон Павлович Чехов.

Автор говорит нам, что дело не в злых, плохих на­чальниках — зло лежит глубже. Те, кто должен стра­дать от унижения человеческого достоинства, впита­ли в свою плоть и кровь чинопочитание и раболепие. За право демонстрировать почтение и свое ничтожест­во они расплачиваются жизнью.

Червякову плохо не от того, что он унижается, а, наоборот, от того, что его смогут заподозрить в нежелании унижаться, в праве на какое-то иное поведение: «Смею ли я смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никогда тогда, значит, и уважения к персонам… не будет…».

Страдает он от того, что генерал «не может понять» то, что ему, Чер­вякову, совершенно ясно.

И вот в очередной раз Червяков спешит не просто извиниться, а объяснить все «непонятливому» гене­ралу. Здесь он уже не смешон и жалок, а страшен — как хранилище заветов, на которых и держится сис­тема чинопочитания и добровольного самоуничиже­ния.

Читайте также:  Иллюстрации к повести "а зори здесь тихие": кадры из фильма, портреты героев книги

Большинство юмористических рассказов Чехова вызывают у нас улыбку, а если задуматься — повест­вуют они о грустном.

Источник: http://5litra.ru/soch/201-tema-dobrovolnogo-samounichizheniya-v-rasskaze-a-p-chehova-smert-chinovnika.html

в рассказе А.П. Чехова «Смерть чиновника»

По воспоминаниям Антона Павловича Чехова, сюжет рассказа «Смерть чиновника» сообщил А. П. Бегичев. Что же могли рассказать Чехову? Разве лишь то, что какой-то человек, неосторожно чихнувший в театре, на следующий день пришел к незнакомому человеку и стал просить извинения за причиненное в театре беспокойство. Забавный анекдотический случай.

В рассказе Чехова один из участников событий оказывается мелким чиновником, другой – генералом. Фамилия чиновника – Червяков – говорит сама за себя, подчеркивая приниженность, рептильность героя.

У Чехова генерал действительно крикнул на чиновника, и этого оказалось достаточно, чтобы погубить его: «Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер» [10, с. 62]. В рассказе «Смерть чиновника» изображен трагический случай, обозначенный уже в самом названии рассказа – смерть чиновника.

Обратите внимание

Но в то же время автор рисует картину обмельчания и обеднения личности в результате ее подчинения господствующим нравам.

Кроме того, стиль произведения во многом определяется и его жанром. С этой точки зрения данное произведение можно рассматривать как сатирический рассказ.

Динамичность рассказа «Смерть чиновника» заключают в себе глаголы и их формы. Именно через глагольную лексику идет развитие сюжета, а также дается характеристика героев.

Главный герой произведения вводится с первых же строк: «В один прекрасный вечер не менее прекрасный экзекутор, Иван Дмитриевич Червяков, сидел во втором ряду кресел и глядел в бинокль на «Корневильские колокола». Он глядел и чувствовал себя наверху блаженства. Но вдруг…» [10, с. 59].

Прежде всего, следует отметить, что действие происходит статически. Это достигается благодаря форме глаголов – прошедшее время, несовершенный вид (сидел, глядел, чувствовал).

Глагол «глядел» дает нам первичную характеристику героя. Червяков сидел в театре и не смотрел, но глядел на сцену, хотя «Словарь русского языка» С.И. Ожегова дает толкование «глядеть – то же, что смотреть» [8, с. 132]. Таким образом, Червяков представляется нам простым обывателем, «маленьким человеком».

Повтор глагола (… и глядел в бинокль на «Корневильские колокола». Он глядел и чувствовал себя…) служит толчком развития сюжета, так как обусловливает неожиданность чихания.

«Но вдруг лицо его поморщилось, глаза подкатились, дыхание остановилось… он отвел от глаз бинокль, нагнулся и… апчхи! Чихнул, как видите» [10, с. 60]. Автор постепенно подводит читателя к одному из ключевых слов рассказа.

Четкими яркими глаголами Чехов передает состояние героя через действие (ряд глаголов поморщилось – подкатились – остановилось – отвел – нагнулся – чихнул). Стоит обратить внимание на звукоподражательное слово «апчхи!», которое ассоциируется с глаголом.

Важно

Исследуя текст рассказа А.П. Чехова, мы приходим к выводу, что глагол чихать встречается шесть раз, но многократное его повторение (четыре раза подряд) делает на нем логическое ударение. Так это слово становится одним из ключевых.

Далее действие развивается динамически. Это достигается за счет употребления глаголов совершенного вида: «Червяков нисколько не сконфузился, утерся платочком и, как вежливый человек, поглядел вокруг себя: не обеспокоил ли он кого-нибудь своим чиханием? Но тут уже пришлось сконфузиться» » [10, с. 61].

Интересен и случай противопоставления: не сконфузился – пришлось сконфузиться.

А сконфузиться Червякова заставило осознание того, что он причинил беспокойство, тем более, что это оказался статский генерал, определяющим здесь оказался чин старичка.

Господствующие нравы, принципы и преклонения перед высоким чином обусловливают дальнейшее поведение героя. Таким образом, глагол « сконфузиться», является одним из ключевых.

И тут в голову героя приходит «роковая» мысль: «Я его обрызгал! – подумал он. – Не мой начальник, чужой, но все-таки неловко. Извиниться надо». На наш взгляд, в данной фразе содержаться два глагола, являющиеся ключевыми по отношению ко всему тексту: обрызгать и извиниться.

Их композиционную ценность определяет частота их употребления. Исследование показало, что глагол обрызгать встречается четыре раза, причем в текст он входит, чаще всего, через диалог Червякова и Бризжалова.

Глагол извинить/извиниться встречается семь раз и «сопровождает» героя с момента заявки конфликта.

Зарождающееся в голове у Черовякова беспокойство также передается через глагол – оно «начало помучивать» его. Префикс по – придает глаголу начало действия, слабую его выраженность.

Совет

Это-то беспокойство и вызывает у героя желание объяснить: «Надо бы ему объяснить, что я вовсе не желал…».

Сослагательное наклонение придает действию оттенок желательности, но уже после следующей встречи «желательность» переходит в твердое намерение: Я ему объясню…» [10, с. 61].

Во время второй встречи генерала и экзекутора в рассказ приходит смех. Следует отметить, что смех здесь воспринимается сразу же именно как насмешка: «Какие же тут насмешки? – Подумал Червяков. – Вовсе тут нет никаких насмешек!» [10, с. 62].

Синонимом слову «смеяться» выступает «насмешка». Именно возможность насмешки и беспокоит, пугает Червякова: «Я вчера приходил беспокоиться ваше-ство, – забормотал он, когда генерал поднял на него вопрошающие глаза, – не для того, чтобы смеяться, как вы изволили сказать.

Я извинялся за то, что, чихая, брызнул-с… а смеяться я и не думал. Смею ли смеяться? Ежели мы будем смеяться, так никакого тогда, значит, и уважения к персонам… не будет…»[10, с. 62]. Червяков не думал, не смел смеяться.

Последнее же предложение вообще заключает всю суть философии злосчастного экзекутора Ивана Дмитриевича Червякова. Здесь же «всплывает» и несоответствие элементарному человеческому здравому смыслу.

С одной стороны, «чихать никому не возбраняется», это естественно и свойственно каждому человеку, но с другой стороны, он «не смеет смеяться» над этим «естественным» и забавным случаем.

Это несоответствие становится роковым для героя. Трагическим для него оказывается последнее «объяснение» с генералом: «В животе у Червякова что-то оторвалось. Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплелся… Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и … помер»[10, с. 62].

Обратите внимание

Исследование текста показало, что весь трагизм развязки и кульминация рассказа представлен глагольной лексикой: оторвалось – не видя – не слыша – попятился – вышел – поплелся – придя – не снимая – лег – помер. Все выше перечисленные глагольные формы передают состояние героя, его раздавленность, убитость: он не пошел, но поплелся, он ничего не видел, не слышал. А в результате «помер».

Трагическая развязка рассказа не воспринимается таковой. Слово «помер», в котором заключается кульминация и развязка произведения, – стилистически снижено. Читатель чувствует отношение самого автора к герою. Оно иронично. А.П. Чехов не считает это смертью Человека, и читатель не чувствует истинного «пафоса» смерти.

Итак, в ходе исследования выявлено, что поведение Червякова и развитие действий можно передать через следующий ряд ключевых глаголов:

сидел – глядел – чихнул – пришлось сконфузиться – обрызгал – извиниться – объяснить – не смею смеяться – оторвалось – попятился – поплелся – лег – помер.

Вся сюжетная ткань рассказа держится на глагольной лексике, которая передает состояние героя, сообщает предмету, действию, состоянию обобщенность и обыденность, является средством выражения авторского отношения к герою, показывает ключевые слова, передает эмоциональное состояние героя.

Заключение

У каждого писателя свои связи с современностью, с прошлым и будущим. Чем он крупнее, тем яснее улавливается традиционное и новаторское, национальное и общечеловеческое в его наследии. Специфическим и ярчайшим проявлением таланта А.П. Чехова является лаконизм.

Работая в ходе исследования с глагольной лексикой рассказа «Смерть чиновника», мы можем сказать, что глагол, обладающий большим «набором» категорий, форм и оттенками значений, является одной из примечательных в стилистическом отношении частей речи русского языка. Это основное средство придания тексту динамичности, сообщения развития действий. В данном рассказе глагольная лексика показывает всю сюжетную ткань рассказа:

– глаголы прошедшего времени несовершенного вида передают состояние героя;

– глаголы прошедшего времени совершенного вида сообщают о действии непосредственно в развитии, в динамике и заключает в себе сюжетную нить рассказа;

– глаголы настоящего времени сообщают предмету, действию, состоянию обобщенность и обыденность;

– стилистическая сниженность глаголов является средством выражения авторского отношения к герою, так как во многом характеризуют его;

– повтор одних и тех же глаголов ставит на них логическое ударение и говорит о том, что они, возможно, являются ключевыми;

В ходе исследовательской работы мы сделали вывод о том, что именно глагольная лексика в рассказе А.П.

Чехова «Смерть чиновника» становится определяющей в стилевой характеристике писателя и способствует проявлению лаконизма.Анализ глагольной лексики позволил взглянуть на творчество писателя по-другому.

Важно

Нам интересно было выявить все нюансы функционирования лексики и понять, в чем же суть лаконизма прозы великого классика.

Список используемой литературы

  1. Бердников Г.П. А.П. Чехов: идейные и творческие искания. – М.: Статус, 1984.
  2. Громов М.П. Книга о Чехове. – М.: Современник, 1989.
  3. Кузнецова М.В. Творческая эволюция А.П. Чехова. – Томск: Издательство Томского университета, 1998.
  4. Бялый Г.А. Великий мастер короткого рассказа. – С. П., 1981.
  5. Катаев В.Б. Литературные связи Чехова. – М.: ХМГУ, 1983.
  6. Кулешов В.И. Стилистика и морфология русского языка в произведениях великих классиков. – М.: Высшая школа, 1993.
  7. Дерман А. Мастерство Чехова-классика». – М.: Советский писатель, 1959.
  8. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.: Оникс, 2006.
  9. Словарь литературоведческих терминов / Под ред. Л.И. Тимофеева, С.В. Тураева. – М.: Просвещение, 1974.
  10. Чехов А.П. Рассказы. – М.: Радуга, 2009.
  11. Карнухин С.А. Русский глагольный вид в языковом сознании // РЯШ – 2004 – №3 – С. 101-108.
  12. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. Учебное пособие для студентов факультета русского языка и литературы педагогических институтов, 1977.
  13. Мурзин Л.Н. Штерн А.С. Текст и его восприятие – Свердловск: Издательство уральского университета, 1991.
  14. Полоцкая Э.А. А.П. Чехов: движение художественной мысли. – М.: Просвещение, 1979.

Источник: https://megaobuchalka.ru/7/29794.html

А. П. Чехов. «Смерть чиновника». Анализ произведения

ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Время и история создания

Рассказ «Смерть чиновника» впервые издан в журнале «Осколки» в 1883 го­ду с подзаголовком «Случай». Включен в сборник «Пестрые рассказы».

Сюжет

Мелкий чиновник Иван Дмитрич Червяков смотрел спектакль «Корневиль- ские колокола» и чихнул. Он извинился, но, к ужасу своему, увидел, что си­дящий впереди него статский генерал вытирает лысину и шею перчаткой, так как Червяков случайно обрызгал его. Червяков цепенеет от ужаса. Он еще раз в антракте извиняется перед генералом, тот раздраженно принимает извинения.

Но Червякову этот инцидент не дает покоя. Он приходит на место службы генерала, чтобы извиниться еще раз. Снова он получает в ответ равнодушие и решает написать генералу письмо. Но передумывает и снова отправляется с извинениями к генералу. Тот, взбешенный его навязчивостью, кричит на него и велит выйти вон. Червяков не смог перенести такого генеральского «распекания», пришел домой, лег на диван, не снимая вицмундира, и умер.

Поэтика, композиция, идея

Жанр произведения — рассказ. Произведение очень невелико по объему, име­ет четко обозначенную композицию, каждая часть которой несет важную смыс­ловую нагрузку.

Первые два предложения — это экспозиция рассказа: «В один прекрасный вечер не менее прекрасный экзекутор, Иван Дмитрич Червяков, сидел во втором ряду кресел и глядел в бинокль на “Корневильские колокола”. Он глядел и чув­ствовал себя на верху блаженства».

В этом фрагменте есть важная информация: герой рассказа — маленький че­ловек, мелкий чиновник. Авторская ирония слышна и в дважды повторенном слове «прекрасный», и в слове «на верху блаженства», явно преувеличенно-на­смешливо передающем состояние экзекутора.

За этим нагнетанием «прекрасности» мы ждем неожиданного поворота, и да­лее следует: «вдруг» — чих чиновника: «Лицо его поморщилось, глаза подкати­лись, дыхание остановилось… он отвел от глаз бинокль, нагнулся и… апчхи!!!»

Читайте также:  Исторические события в романе "капитанская дочка" пушкина: историческая основа, правда и вымысел

Этот эпизод — завязка конфликта. Комичность ситуации усиливает автор­ский комментарий: «Все чихают».

Совет

Далее разворачивается «внутренний конфликт»: Червяков понимает, что «обеспокоил» не просто человека, а генерала. С этого момента он не только перестает быть «на верху блаженства», а с каждым последующим эпизодом ска­тывается в пропасть осознания своего человеческого ничтожества. На него неот­разимо действует «электричество чина». Именно этот страх перед вышестоящим чином и осознание своей незначительности в результате приводит его к гибели.

Автор подчеркивает его униженность подобострастным выражением «ваше- ство». Герой убежден в необходимости пресмыкательства.

Червяков теперь будет ходить «объяснять» свой проступок, ведь генерал «нетер­пеливо шевельнул нижней губой», а «Червяков увидел у него ехидство в глазах».

Его действиями теперь руководит страх. Дальнейшее поведение чиновника абсурдно.

Нелепость ситуации нарастает: «На другой день Червяков надел новый виц­мундир, подстригся и пошел к Бризжалову объяснить…»

Эти детали приготовления к разговору с генералом, подчеркнутые Чеховым, дают яркую характеристику состоянию его героя: для него это торжественный момент решения дальнейшей судьбы.

С каждым последующим извинением Червякова все более раздраженная ре­акция генерала делает объяснение все более невозможным. Червяков же с ма­ниакальным упорством хочет «объясниться», поскольку только после «истинно­го» прощения сможет восстановить свой душевный покой.

Комически выглядит «бунт» Червякова, когда генерал очередной раз выстав­ляет его, заподозрив в искреннем раболепии чиновника насмешку: «Какие же тут насмешки? — подумал Червяков. — Вовсе тут нет никаких насмешек! Генерал, а не может понять! Когда так, не стану же я больше извиняться перед этим фан­фароном! Черт с ним! Напишу ему письмо, а ходить не стану! Ей-богу, не стану!»

Но он не смог выдумать письма — интеллектуальные способности чиновника смертельно поражены страхом перед высоким чином.

Обратите внимание

Кульминация рассказа — последний поход Червякова к генералу с извине­ниями за непроизвольный чих. Крик разгневанного генерал видится чиновнику страшным потрясением, вопиющей несправедливостью, которую не может вы­нести его униженное сознание. Наступает развязка — смерть чиновника.

Исход этой незначительной ситуации также нелеп и абсурден: не умирает че­ловек от таких пустяков (неудачно чихнул, недостаточно убедительно извинил­ся, оказался в неловкой ситуации с человеком вышестоящим и т. д.). Но уже в названии «Смерть (не человека!) чиновника» Чехов подчеркивает, что такое возможно именно в случае с чиновником, потерявшим иные жизненные ориен­тиры и ценности, кроме чиновных.

Произведение Чехова — это рассказ не об исчезновении уникальной человече­ской индивидуальности, а о прекращении функционирования винтика некоего бездушного механизма.

Писатель утрирует ситуацию, характер героя, подчеркивает его «пресмыка- тельскую» натуру говорящей фамилией.

Рассказ содержит в себе комическое, переходящее в обличительное: уничто­жение в человеке человеческого, отсутствие жизни духа, подмена жизни «функ­ционированием» в качестве винтика государственного механизма — это под­вергается писателем резкому осуждению. В этом и есть идея рассказа «Смерть чиновника».

  ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://www.soch67.info/index.php/podgotovka-k-gia/3983-a-p-chekhov-smert-chinovnika-analiz-proizvedeniya

Анализ рассказа Чехова «Смерть чиновника» | Литерагуру

Антон Павлович Чехов неоднократно приоткрывал завесу истории над канцелярским миром царских клерков и писарей, канувшим в небытие. Однако неизменными остались те виртуозно описанные типажи людей, порожденные бюрократической системой.

Забитые, ограниченные, лицемерные и сведенные с ума своей иерархической зависимостью жертвы работы по-прежнему смешат их здравомыслящих знакомых, а мастер слова больше ста лет назад дал им такую меткую характеристику, которая до сих пор актуальна.

Особенно интересна она в рассказе «Смерть чиновника».

Жанр

Чехов показывает истинные и ложные ценности: истинная ценность – внутренняя свобода от шаблонов поведения и авторитетов начальства, а ложная – стремление во всем угодить господам и возвысить их до гротескных размахов.

Недаром для своего произведения «Смерть чиновника» он выбрал жанр «юмористический рассказ». Это нужно для того, чтобы высмеять ложные ценности, сформированные обществом.

Писатель высмеивает такие пороки, как лизоблюдство, чинопочитание и стремление вжиться в конъюнктуру, приспособленчество, иначе говоря.

О чём произведение?

В рассказе говорится о том, как экзекутор Червяков смотрел пьесу «Корневильские колокола» и случайно чихнул на лысину статского генерала Бризжалова, служащего по ведомству путей сообщения, который сидел впереди него:  «Я его обрызгал! — подумал он. — Не мой начальник, чужой, но все-таки неловко. Извиниться надо».

Он наклонился и извинился, зритель в первом ряду сказал «ничего страшного». Однако чиновнику показалось, что его превосходительство лукавит и не простит обиду.

Хотя это был не его прямой начальник, представитель другого ведомства, нарушитель порядка очень встревожился и подошел на антракте, но сановник опять сказал, что ничего страшного.

Важно

Дома он пожаловался жене, но супруга не оказала на происшествие должного внимания. На следующий день Червяков вновь потерпел неудачу с просьбой о прощении, услышал, что произошедшее – пустяк. Тогда он подумал:  «Говорить не хочет! — подумал он, бледнея.

— Сердится, значит… Нет, этого нельзя так оставить… Я ему объясню…» — и решил вновь попросить прощения на следующий день, однако генерал выгнал его с гневом. «В животе у него что-то оторвалось. Ничего не видя, ничего не слыша, он попятился к двери, вышел на улицу и поплелся… Придя машинально домой, не снимая вицмундира, он лег на диван и… помер».

Суть произведения Чехова «Смерть чиновника» в том, чтобы показать, до чего доводит человека безумное чинопочитание.

Главные герои и их характеристика

Для усиления выразительности текста автор использует говорящие фамилии. Брюзжалов – от слова «брюзжать», то есть ворчать. Червяков – от слова «червь», то есть фамилия берет свое начало от ничтожного и слепого животного. Значит, герой подразумевается автором, как жалкое, беспомощное насекомое.

Иван Дмитриевич Червяков – экзекутор. Внутренний мир персонажа такой же узкий, как червь: он ограничивается службой. Больше всего его беспокоит мнение общества о нем, а уж мнение вышестоящих он чтит, как закон. Когда он нечаянно чихнул, он воспринял это, как ужасную катастрофу.

Его настолько взволновала реакция генерала, что он ее попросту придумал, наградив самыми жуткими красками. Значит, жизнь у него настолько пуста, что, кроме службы, его ничего не волнует. Он дошел до полного самоотречения во имя «прислуживания» вышестоящим чинам.

По сути, его внутренний мир – это проекция внешнего: его формы, его положения, его статуса в обществе. Личного у него нет, он полностью приспособился к внешним обстоятельствам, похоронив свою индивидуальность. Выделяться для него – тяжкий грех. Он хочет не самовыражаться, а выражать чьи-то интересы.

Образ главного героя в рассказе Чехова «Смерть чиновника» открывает тему маленького человека, распространенную в русской литературе. Персонаж унижен обществом, забит своим вечно подчиненным положением. Он полностью зависим от воли начальника и его готовности дать соизволение на что-либо.

Постепенно он научился прислуживаться, а не служить, чтобы хоть как-то обеспечить себе и семье стабильность. Он настолько вжился в эту роль, что перестал видеть очевидные вещи и чувствовать что-то, кроме приниженности. Эволюция персонажа, которую мы лишь угадываем, оказывается деградацией личности до уровня безличного клерка.

В нем не осталось ничего человеческого, только перечень должностных инструкций и норм приличий, которые он доводит до гротеска. Даже описания Ивана Дмитриевича Червякова в тексте нет.

Бризжалов (статский генерал по ведомству путей сообщения) – почтенный и уважаемый чиновник, привык к безоговорочному повиновению. Однако ему неловко всерьез обсуждать тему поступка Червякова, он хочет сделать вид, что ничего не произошло. Но назойливость виновника инцидента выводит его из себя.

Совет

И без того не слишком любезный к нижестоящему коллеге сановник грубо выгоняет его, теряя человеческий облик. Он кричит, ругается, теряет всю свою холодность и мнимую воспитанность. Неумение сдерживать свои эмоции выдает в нем типичного самодура, который то и дело срывается на своих подчиненных. Характеристика Бризжалова – это его пост.

Он тоже лишен индивидуальных черт и предстает перед нами лишь очередным носителем признаков той или иной должности.

Темы

  1. Проникновение общественной жизни в частную, замещение реальности ее абсурдной пародией.
  2. Кроме того, Чехов затрагивает свою излюбленную тему внутреннего рабства и обнищания духа. Он искусно перемешивает смешное и грустное, раскрывая абсурдность казенного бытия, сосредоточенного только на службе.
  3. Особняком в тексте стоит тема тоски.

    Автор изображает героя, который тяготится своим положением, и читатель понимает, что есть, от чего. «Смерть чиновника» раскрывает трагедию униженной личности.

  4. Культура преклонения перед начальством – проблема общества, его неправильного устройства, где неравенство обусловлено религиозным посылом.

    Если царь – помазанник божий, а дворяне – его приближенные, то их мнимое превосходство – от Бога. То есть, людям с детства навязывается миф о том, что кто-то лучше их по праву рождения. Это проблема царского режима, который породил таких Червяковых.

  5. Тема маленького человека тоже дает о себе знать, ее автор воплощает посредством образа главного героя.

    Такая ничтожная и беззащитная личность обречена на прозябание в большом и жестоком мире.

Проблематика

Данное произведение отражает множество как вечных, так и насущных проблем.

  1. Проблема чинопочитания. Чехов поднимает в рассказе «Смерть чиновников» проблему неправильной смены ориентиров: экзекутору важнее мнение генерала, а не судьба семьи, например. Человек меняет свои личные ценности на корпоративные. Это грозит опасным перевоплощением из личности в должностное лицо.
  2. Произвол. Другая проблема состоит в том, что начальство реально представляет угрозу для подчиненных. Любого профессионала можно уволить абсолютно безосновательно, деятельность управленцев никто не контролирует.
  3. Равнодушие в семье автор тоже не обошел вниманием: жена чиновника не оказала ему должной поддержки.
  4. Неравенство. Героям даже в голову не приходит, что отношения между ними не должны быть иерархичными, каждый из них не признает себя равным другому, и при таком положении дел социальных противоречий не избежать.

Вот, о чем заставляет задуматься эта история: как не стать всего лишь механизмом государственной машины и не убить душу раньше тела? Таким образом, проблематика рассказа очень богата, несмотря на малую форму произведения.

Главная мысль

К сожалению, реалии России того времени таковы, что самодурство начальника могло сделать нищим любого его подчиненного. Всевозможные государственные службы закрепощали души, которые навек застывали в неволе и трепете перед вышестоящим лицом.

Основная мысль рассказа – показать, как человек теряет достоинство, стремясь не потерять должность.

Чехов обращает внимание читателя на то, как общество уничтожает естественные закономерности и заставляет обывателя вести себя противоестественно: бояться начальника до смерти, например.

Даже название произведения уже говорит о замысле писателя.

Идея рассказа «Смерть чиновника» заключается в том, чтобы показать, как человек теряет свое лицо и становится всего лишь должностным лицом, которого убивает его же стремление во всем услужить господам.

Он настолько ничтожен, что его жизнь ограничивается службой, а его достоинство – «приличным поведением на людях»,  как метко выразилась жена Червякова, которую больше волнует, что люди скажут, а не самочувствие мужа.

Действительно, в книге речь идет о том, что умер не человек, а чиновник. Причина его смерти в вопиющем чинопочитании, так как герой расстроил нервы из-за того, что не угодил начальству.

Обратите внимание

Не реальная трагедия была тому основанием, а иллюзорная реальность мундиров, в которой подчиненный забывает о собственном достоинстве и становится рабом государственной системы принуждения.

Смысл рассказа в том, что вместо жизни у него появляется иллюзия жизни, где ценности подменяются выдуманными рангами и регалиями, а добродетели вытесняют пороки: лицемерие и лизоблюдство.

Чему учит рассказ?

Автор серьезно описывает, по сути, курьезную ситуацию: персонаж загонял себя до смерти из-за такого пустяка. Довольно смешно наблюдать, как герой не может понять простых вещей, что банально надоел генералу своими бреднями.

Он, как клоун, вновь и вновь поскальзывается на банановой кожуре и театрально падает, расшибив лоб, но в упор не понимает, что происходит. Обыкновенные слова его превосходительства он воспринимает, как изощренные намеки и лукавство, приписывает ему хитрость и лицемерие, хотя, на самом деле, инцидент исчерпан, и человек думать о нем забыл.

Чехов бесстрастно и серьезно говорит о том, что смешно, ведь таких нелепых и жалких клерков мы высмеиваем и сами. Мораль в рассказе «Смерть чиновника» заключается в том, чтобы не высмеивать, а жалеть таких людей, они глубоко несчастны, но не одни они виноваты в этой ущербности. В этом виновато все несправедливое общественное устройство.

Вот вывод, к которому приводит писатель свои размышления. Измениться надо не абстрактному Червякову, а всему социуму.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Источник: https://LiteraGuru.ru/a-chehov-smert-chinovnika-analiz/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector