Грустилов в “истории одного города”: образ, характеристика эраста андреевича грустилова

Источники художественного своеобразия “Истории одного города”

В “Летописи 1-го городка” М. Е. Салтыкова-Щедрин рисует град Глупов в период от пор “доисторических” по тех времен, как скоро “деяния пресекла движение родное”. Перед мегаполисом Глуповом предполагается вся Российская Федерация, изображенная создателем сатирически. “Деяния 1-го городка” – творение пародийное. М. Е.

Салтыков-Щедрин пародирует древнерусские летописи, труды историографов, литературные творения древности и XVIII-XIX веков. В “Летописи 1-го городка” применены черты почти всех пародируемых творений. Вступление “От издателя” припоминает вступления создателей в большей степени XIX века к своим романам, повестям, повествованиям и т. п.

(отличительным образцом считается пушкинское вступление к “Повестям Белкина”).

Во всем творении имеется черты летописи (создателем, типо, считается архивариус-летописец, коему и принадлежит последующее из-за словом “От издателя” “Воззвание к читателю”). Подметим, будто в “Летописи 1-го городка” у Салтыкова-Щедрина 2 маски: издатель и архивариус-летописец.

Обратите внимание

Наверное припоминает пушкинский принцип применения вида-маски: 2 маски у Пушкина в романе “Капитанская дочка” (издатель и Гринев) и в “Повестях Белкина” (издатель и Белкин). В двух вариантах 1 маской считается издатель, как и в “Летописи 1-го городка”, а 2-ой сам создатель записок.

Пародийные факторы имеется фактически во всех сегментах “Летописи 1-го городка”. В голове о происхождении глуповцев пародируется Ипатьевская летопись (единственная, в каком месте имеется упоминание о призвании Рюрика на правление в Новгород). Лозунг Рюрика М. Е.

Салтыков-Щедрин рисует при поддержки эзопова языка, кой делается одним из принципиальных художественных средств летописи: “Недостает распорядку, правда и много. Пробовали опять головами биться, то и тут ничто никак не доспели. Тогда замышляли находить себе князя.

Он нам все мигом даст, – разговаривал старик Добромыса, – он и бойцов у нас наденит и острог, какой-никакой следовает, выстоет! Айда, дети!” Головотяпы отыскивают глуповатого князя. Разворачивается фольклорная тройка: “властвовать” головотяпами дает согласие 3-ий, самый-самый глуповатый король.

Поступление князя и правило “исторических пор” как оказалось для дураков никак не в особенности веселым событием: “И прибых собственною особою в Глупов и возопи король:

– Запорю!”

С сиим стартовали “исторические эпохи”. Однако в предоставленном случае пародируется никак не лишь Ипатьевская летопись. Глуповцы скоро соображают, будто в отсутствии князя было лучше, нежели с ним. То ведь наиболее проистекает и в сказке Эзопа, потом переложенной Крыловым “Как лягушки короля умоляли”.

Король, кой, въезжая в зависимый ему град, орет: “Запорю!”, припоминает журавля, кой в сказке был поставлен королем над лягушками. В голове “О корени возникновения глуповцев” пародируется еще и “Словечко о полку Игореве”.

Голова наступает словами: “Никак не желаю я, сходственно Костомарову, сероватым волком сновать сообразно территории, ни, сходственно Соловьеву, шизым соколом колоть перед облакы, ни, сходственно Пыпину, растекаться мыс-лию сообразно древу…” и т. д.

Важно

Сам Издатель разговаривает в примечаниях: “Разумеется, летописец подражает тут “Слову о полку Игореве”: “Баян ибо пророческий, аще кому хотяше песнь творити, то растекался мыслию сообразно древу, сероватым волком сообразно территории, шизым соколом перед облакы…”
Этак ведь комичны и этак именуемые “печальные оплошности” летописца, вида “Нероны преславные, и Калигулы, отвагой блещущие…” В примечаниях издатель разговаривает, будто предпосылкой схожих погрешностей летописца считается неведение простых учебных пособий. Летописец имел возможность никак не ведать и цитируемых издателем стихов Державина:

Калигула! твой жеребец в сенате Никак не имел возможность блистать; блистая в злате: Блещут благие дела!

Однако внедрение создателем тем и образов поэзии XVIII в. этак ведь, как и упоминание фамилий историков XIX в., делается одним из художественных средств пародии Салтыкова-Щедрина. В сатирическом изображении летописи Рф он пародирует литературные и исторические информаторы различных эпох.

Литературные информаторы XVIII-XIX веков поиграли вескую роль для “Летописи 1-го городка”. В голове “Почтение Мамоне и покаяние” пародируются слащавые повести Карамзина. Герой данной головы – градоначальник Эраст Андреевич Грустилов.

Означаема и его имя, интеллигентная от слова “печаль” и посылающая читателей к бессильно-горестным переживаниям сентименталистов, и фамилия Эраст (Эраст – фамилия героев нескольких повестей Карамзина, а еще богатыря слащавой повести Загоскина “Неодинаковый супружество”).

Градоначальнику Грустилову дается последующая черта: “Человек он был сентиментальный, и как скоро разговаривал о обоюдных отношениях 2-ух полов, то алел. Лишь будто пред сиим он сочинил повесть перед заглавием “Сатурн, останавливающий собственный бег в объятиях Венеры…”. Аффектация – 1 из главных дьявол героев слащавой прозы. Сам сентиментальный Грустилов придумывает.

В данном разрешено узреть резкий знак на сентименталистов, последователей Карамзина. В “Описи градоначальникам” Грустилов назван ином Карамзина. О нем произнесено: “Различался нежностью и аффектация сердца, обожал глотать чай в муниципальный роще и никак не имел возможность в отсутствии слез созидать, как токуют тетерева”. Тут также заметна пародия на сентиментализм.

С иной стороны, сентиментализм пародировал и Крылов в комедии “Пирог”. Ужима, героиня “Лодка”, грезит о “слащавом завтраке” в роще, перед коленце соловья. Таковым образом, в предоставленной характеристике градоначальника Грустилова вероятна и аллюзия из крыловскб-го “Лодка”, т. е. двойная пародия.

Совет

Пародия на Карамзина в “Летописи 1-го городка” никак не случайна. Карамзин был создателем никак не лишь слащавых повестей, однако и “Летописи страны Русского”.

“Деяния…” Салтыкова-Щедрина – собственного семейства пародия на “Ситуацию…” Карамзина. Этак, Фердыщенко – имя 1-го из героев романа Ф. М. Достоевского.

Урус-Кугуш-Кильдибаев – вероятный сродник Урус-Кучу-ма-Кильдибаева, одичавшего помещика из похожей басни самого М. Е. Салтыкова-Щедрина.

(No Ratings Yet)
Загрузка…

Источники художественного своеобразия “Истории одного города”

Другие сочинения по теме:

  1. Сочинение рассуждение на предмет сатиры в “Истории одного города” “История одного города” по праву может считаться вершиной творчества Салтыкова Щедрина. Именно это произведение и принесло ему славу писателя сатирика,…
  2. Сатирическое изображение действительности в “Истории одного города” “История одного города” – это величайшее сатирическое полотно роман. Это беспощадное обличение всей системы управления царской России. Законченная в 1870…
  3. Краткое содержание “Истории одного города” Салтыкова-Щедрина Данная повесть – “подлинная” летопись города Глупова, “Глуповский Летописец”, обнимающая период времени с 1731 по 1825 г., которую “преемственно слагали”…
  4. Сочинение по роману Салтыкова Щедрина “История одного города” “История одного города” М. Е. Салтыкова Щедрина написана в форме повествования летописца архивариуса о прошлом города Глупова, но писателя интересовала…
  5. Жанровые особенности романа “История одного города” Открывает роман глава “Обращение к читателю”, стилизованная под старинный слог, в которой писатель знакомит своих читателей со своей целью: “изобразить…
  6. Сочинение по повести “История одного города” В творчестве Салтыкова-Щедрина “История одного города” (1869 -1870) занимает одно из центральных мест. Это яркий образец политической сатиры, в которой…
  7. Сюжет и композиция романа “История одного города” М. Е. Салтыков-Щедрин занимает в русской литературе особое место. Искусство сатиры требует смелого, бескомпромиссного подвига писателя, решившего посвятить свою жизнь…
  8. История создания романа “История одного города” Трудные для России шестидесятые годы прошлого века оказались наиболее плодотворными и важными для М. Е. Салтыкова-Щедрина. В течение десяти лет…
  9. “История одного города”: обличение тупой администрации Общественно-политическая ситуация в стране в 60-70-е годы XIX столетия характеризовалась нестабильностью и протестом народных масс против существующего строя. Самодержавие было…
  10. Изображение обывательщины в романе “История одного города” Салтыкова-Щедрина интересует отношение народа к власти, самодержавию. Ведь, бунтуя против отдельных представителей власти на местах, народ посылал ходоков к правителям….
  11. Изображение бесправия и покорности народа в романе “История одного города” В “Истории одного города” писатель довел до совершенства наиболее яркие черты своей сатирической манеры. Основными приемами сатиры являются сатирическая фантастика,…
  12. Собирательный образ глуповцев в романе “История одного города” Традиционный темой в творчестве российских писателей на протяжении многих веков является патриотическая тема – тема Родины, России. Достаточно вспомнить А….
  13. Смысл финала романа “История одного города” История города Глупова, рассказанная Салтыковым-Щедриным, имеет не менее значительный финал, чем все предыдущее повествование. Грустная, вызывающая сострадание к русскому народу…
  14. Исторические источники, которыми, пользовался создатель “Тараса Бульбы” Наиболее существенными историческими источниками, которыми, несомненно, пользовался создатель “Тараса Бульбы”, справедливо считаются “Описание Украины” Боплана, французского инженера, служившего в польских…
  15. ГРОТЕСК, ЕГО ФУНКЦИИ И ЗНАЧЕНИЕ В ИЗОБРАЖЕНИИ ГОРОДА ГЛУПОВА И ЕГО ГРАДОНАЧАЛЬНИКОВ Творчество Салтыкова-Щедрина, демократа, для которого самодержавно-крепостнический строй, царящий в России, был абсолютно неприемлем, имело сатирическую направленность. Писателя возмущало русское общество…
  16. Анализ художественного текста (на материале сказки Анализ художественного текста (на материале сказки М. Е. Салтыкова-Щедрина “Премудрый пескарь”) М. Е. Салтыков-Щедрин родился в январе 1826 года в…
  17. Исторические источники и их использование в драме “Мария Стюарт” “Марию Стюарт” Шиллер писал около года. Он приступил к работе над драмой в апреле 1799 года и закончил ее в…
  18. Источники трагизма и индивидуализма в личности Печорина Лермонтов впервые в русской литературе вывел на страницы своего романа героя, который прямо ставил перед собой самые главные вопросы сознательного…
  19. Исторические источники трилогии о Валленштейне Тема о Валленштейне и тот угол зрения, под которым Шиллер хотел ее разработать, требовали новой формы, нового метода в драме….
  20. Сочинение про лето Лето время отдыха и новейших событий в данной необычной жизни. Данная пора специализирована для паузы. Гуляя сообразно роще летом, разрешено…

Источник: https://ege-russian.ru/istochniki-xudozhestvennogo-svoeobraziya-istorii-odnogo-goroda/

Готовые школьные сочинения

Янв
24 2014

Источники художественного своеобразия ♦Истории одного городя»

В «Истории одного города» М. Е. Салтыков-Щедрин изображает город Глупов в период от времен «доисторических» до тех пор, когда «история прекратила течение свое». Под городом Глуповом подразумевается вся Россия, изображенная автором сатирически. «История одного города» — произведение пародийное. М. Е.

Салтыков-Щедрин пародирует древнерусские летописи, труды историографов, литературные произведения древности и XVIII—XIX веков. В «Истории одного города» использованы черты многих пародируемых произведений. Предисловие «От издателя» напоминает предисловия авторов преимущественно XIX века к собственным романам, повестям, рассказам и т. п.

(характерным примером является пушкинское предисловие к «Повестям Белкина»).

Во всем произведении есть черты летописи (автором якобы является архивариус-летописец, которому и принадлежит следующее за текстом «От издателя» «Обращение к читателю»). Заметим, что в «Истории одного города» у Салтыкова-Щедрина две маски: издатель и архивариус-летописец.

Это напоминает пушкинский принцип использования образа-маски: две маски у Пушкина в романе «Капитанская дочка» (издатель и Гринев) и в «Повестях Белкина» (издатель и Белкин).

В обоих случаях первой маской является издатель, как и в «Истории одного города», а второй — сам автор записок.

В «Истории одного города» пародируются не только литературные жанры. В приложениях есть и образец канцелярского стиля: «Устав о свойственном градоправителю добросердечии. Сочинил градоначальник Беневоленский». Образцом канцелярского стиля является также «Опись градоначальникам».

Пародийные моменты есть практически во всех разделах «Истории одного города». В главе о происхождении глуповцев пародируется Ипатьевская летопись (единственная, где есть упоминание о призвании Рюрика на княжение в Новгород). Призыв Рюрика М. Е.

Обратите внимание

Салтыков-Щедрин изображает при помощи эзопова языка, который становится одним из важных художественных средств истории: «Нет порядку, да и полно. Попробовали снова головами тягаться, то и тут ничего не доспели. Тогда надумали искать себе князя.

Он нам все мигом предоставит, — говорил старец Добромысл, — он и солдатов у нас наденит и острог, какой следова-ет, выстоет! Аида, ребята!» Головотяпы ищут глупого князя.

Разворачивается фольклорная триада: «володеть» головотяпами соглашается третий, самый глупый князь.

Читайте также:  "горе от ума" грибоедова - комедия или драма?

Прибытие князя и начало «исторических времен» оказывается для глупцов не особенно радостным событием: «И прибых собственною персоною в Глупов и возопи князь: — Запорю!

С этим начались «исторические времена». Но в данном случае пародируется не только Ипатьевская летопись. Глуповцы вскоре понимают, что без князя было лучше, чем с ним. То же самое происходит и в басне Эзопа, впоследствии переложенной Крыловым «Как лягушки царя просили».

Князь, который, въезжая в подвластный ему город, кричит: «Запорю!», напоминает журавля, который в басне был поставлен царем над лягушками.

В главе «О корени происхождения глуповцев» пародируется также и «Слово о полку Игореве».

Глава начинается словами: «Не хочу я, подобно Костомарову, серым волком рыскать по земли, ни, подобно Соловьеву, шизым орлом ширять под облакы, ни, подобно Пыпину, растекаться мыслию по древу…

» и т. д. Сам Издатель говорит в примечаниях: «Очевидно, летописец подражает здесь «Слову о полку Игореве»: «Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекался мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы…» При этом летописец, подобно современнику автора, упоминает имена историографов XIX века.

Важно

Сознательный анахронизм является одним из элементов пародии: упоминание древним летописцем имен, современных Салтыкову-Щедрину, абсурдно и создает комический эффект.

Так же комичны и так называемые «прискорбные ошибки» летописца, типа «Нероны преславные, и Калигулы, доблестью сияющие…» В примечаниях издатель говорит, что причиной подобных ошибок летописца является незнание элементарных учебных пособий.

Летописец мог не знать и цитируемых издателем стихов Державина: Калигула! твой конь в сенате Не мог сиять, сияя в злате: Сияют добрые дела! Но использование автором мотивов и образов поэзии XVIII в.

так же, как и упоминание имен историков XIX в., становится одним из художественных средств пародии Салтыкова-Щедрина.

В сатирическом изображении истории России он пародирует литературные и исторические источники разных эпох.

Литературные источники XVIII—XIX веков сыграли значительную роль для «Истории одного города». В главе «Поклонение Мамоне и покаяние» пародируются сентиментальные повести Карамзина. Герой этой главы — градоначальник Эраст Андреевич Грустилов.

Значима и его фамилия, образованная от слова «грусть» и отсылающая читателей к томно-горестным переживаниям сентименталистов, и имя Эраст (Эраст — имя героев нескольких повестей Карамзина, а также героя сентиментальной повести Загоскина «Неравный брак»).

Градоначальнику Грустилову дается следующая характеристика: «Человек он был чувствительный, и когда говорил о взаимных отношениях двух полов, то краснел.

Только что перед этим он сочинил повесть под названием «Сатурн, останавливающий свой бег в объятиях Венеры…». Чувствительность — одна из основных черт героев сентиментальной прозы. Сам чувствительный Грустилов сочиняет. В этом можно увидеть сатирический намёк на сентименталистов, последователей Карамзина.

В «Описи градоначальникам» Грустилов назван другом Карамзина. О нем сказано: «Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще и не мог без слез видеть, как токуют тетерева».

Совет

Здесь тоже видна пародия на сентиментализм. С другой стороны, сентиментализм пародировал и Крылов в комедии «Пирог». Ужима, героиня «Пирога», мечтает о «сентиментальном завтраке» в роще, под пение соловья.

Таким образом, в данной характеристике градоначальника Грустилова возможна и аллюзия из крыловского «Пирога», т. е. двойная пародия. Пародия на Карамзина в «Истории одного города» не случайна. Карамзин был автором не только сентиментальных повестей, но и «Истории государства Российского». «История…» Салтыкова-Щедрина — своего рода пародия на «Историю…

» Карамзина. С другой стороны, пародийная «История одного города» более тесно связана с пушкинской «Историей села Горюхина» тоже пародией на «Историю…» Карамзина.

Некоторым глуповским градоначальникам даны литературные имена. Так, Фердыщенко — фамилия одного из героев романа Ф. М. Достоевского. Урус-Кугуш-Кильдибаев — возможный родственник Урус-Кучума-Кильдибаева, дикого помещика из одноименной сказки самого М. Е.

Салтыкова-Щедрина.

Также у многих градоначальников есть реаль-’ ные исторические прототипы (значительную роль в их изображении играет эзопов язык), седьмому градоначальнику дана следующая характеристика: Пфейфер Богдан Богданович, гвардии сержант, голштинский выходец.

Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество». В 1762 году произошел дворцовый переворот, когда Петр III был смещен Екатериной II. Предлогом для переворота послужило бранное слово, сказанное Петром III Екатерине II, т. е. «невежество». На связь Пфейфера с Петром III указывает и его голштинское происхождение.

В «Сказании о шести градоначальницах», вероятно, сатирически изображаются императрицы, правившие Россией в XVIII в. Под «Негодяевым Онуфрием Ивановичем, бывшим гатчинским истопником», может подразумеваться сам Павел I. Наиболее интересен Угрюм-Бурчеев, последний глуповский градоначальник.

Его фамилия созвучна с фамилией реального исторического деятеля, Алексея Андреевича Аракчеева. Преданный своему начальнику, Угрюм-Бурчеев отрубает себе палец в доказательство своей любви к нему: «Сделавши это, он улыбнулся.

Это был единственный случай во всей многоизбиенной его жизни, когда в лице его мелькнуло что-то человеческое».

Обратите внимание

Поступок его искренен. Как известно, Павел I своей рукой написал на гербе Аракчеева «Без лести предан». Начальник возлюбил Угрюм-Вурчеева сторицею «и послал его в Глупов».

В Глупове Угрюм-Бурчеев живет одной идиотской мечтой — превратить город в поселение из бараков с площадью посередине.

По плану градоначальника городское начальство должно насильственно распределять людей по баракам, по семьям.

Горожане должны все вместе питаться, работать, отдыхать. Уг-рюм-Бурчееву мешает текущая река. «Зачем?

» — непонимающе спрашивает он, глядя на катящиеся волны. Известно, что у Аракчеева был план превратить всю Россию в военное поселение, и он начинал претворять его в жизнь на окраинах империи. Конец правления Угрюм-Бурчеева, т. е. финал «Истории одного города», — это своего рода сатирическое изображение Апокалипсиса: «Оно пришло…

» «Придет…» — загадочно говорит Угрюм-Бурчеев перед тем, как исчезнуть. «История прекратила течение свое». Сатирическое изображение России у М. Е. Салтыкова-Щедрина безрадостно. Деяния многих градоначальников изображены сатирически.

Например, о двенадцатом градоначальнике Бородавкине в «Описи градоначальникам» all so ch.

ru 2001 2005 сказано: «Ввел в употребление игру ламуш и прованское масло; замостил базарную площадь и засадил березками улицу, ведущую к присутственным местам; вновь ходатайствовал о заведении в Глупове академии, но, получив отказ, построил съездный дом».

Пятнадцатый градоначальник Беневоленский «Вновь ввел в употребление, яко полезные, горчицу, лавровый лист и прованское масло». Деяния глуповских градоначальников мелки, бессмысленны, бесполезны. Они повторяют одни и те же ошибки, совершают одни и те же беззакония. Само историческое развитие для Глупова не имеет смысла.

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани – » Источники художественного своеобразия ♦Истории одного городя» . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/istochniki-xudozhestvennogo-svoeobraziya-9830-istorii-odnogo-gorodya/

Краткое содержание «История одного города»

В 1870 году после ряда публикаций отдельных глав вышло в свет произведение Михаил Салтыкова-Щедрина «История одного города». Это событие получило широкий общественный резонанс – писателя обвиняли в насмешках над русским народом и очернении фактов российской истории.

Жанр произведения – сатирическая повесть, обличающая нравы, взаимоотношения власти и народа в самодержавном обществе.

Рассказ «История одного города» насыщен такими приемами как ирония, гротеск, эзопов язык, иносказание.

Все это позволяет автору, в отдельных эпизодах доводя до абсурда описываемое, ярко изобразить абсолютную покорность народа любому произволу власти. Пороки современного автору общества не изжиты и в наши дни.

Важно

Прочитав «Историю одного города» в кратком содержании по главам вы ознакомитесь с самыми важными моментами произведения, наглядно демонстрирующими сатирическую направленность повести.

Главные герои повести – градоначальники, каждый из которых сумел чем-то запомниться в истории города Глупова. Поскольку портретов градоначальников повесть описывает немало, стоит остановиться на наиболее значимых персонажах.

Брудастый – потряс жителей своей категоричностью, своими возгласами по любому поводу «Разорю!» и «Не потерплю!».

Двоекуров со своими «великими» реформами относительно лаврового листа и горчицы, представляется совсем безобидным на фоне последующих градоначальников.

Бородавкин – воевал с собственным народом «за просвещение».

Фердыщенко – его алчность и похоть едва ли не погубили горожан.

Прыщ – к такому правителю, как он, народ оказался не готов – слишком хорошо людям жилось при нем, не вмешивающимся ни в какие дела.

Угрюм-Бурчеев – при всем своем идиотизме он сумел не только стать градоначальником, но и погубить весь город, пытаясь воплотить в жизнь свою бредовую идею.

Если главные герои – градоначальники, второстепенные – народ, с которыми они взаимодействуют.

Простой народ показан как собирательный образ. Автор в целом изображает его как повинующегося своему правителю, готового терпеть все притеснения и различные странности своей власти.

Показаны автором как безликая масса, которая бунтует только тогда, когда вокруг происходит повальная гибель людей от голода или пожаров.

«История одного города» рассказывает о городе Глупове, его истории. Глава «От издателя» голосом автора уверяет читателя в том, что «Летописец» подлинный.

Он приглашает читателя «уловить физиономию города и уследить, как в его истории отражались разнообразные перемены, одновременно происходившие в высших сферах». Автор подчеркивает, что сюжет повествования однообразен, «почти исключительно исчерпывается биографиями градоначальников».

Обращение к читателю от последнего архивариуса-летописца

В этой главе автор ставит перед собой задачу – передать «трогательное соответствие» власти города, «в меру дерзающей» народу, «в меру благодарящего».

Совет

Архивариус рассказывает о том, что представит читателю историю правления в городе Глупове градоначальников, один за другим сменяющихся на высшем посту.

Рассказчики, четверо местных летописцев, излагают поочередно «подлинные» события, происходящие в городе с 1731 по 1825 гг.

О корени происхождения глуповцев

В этой главе рассказывается о доисторическом времени, о том, как древнее племя головотяпов одержали победу над соседними племенами лукоедов, гущеедов, моржеедов, лягушечников, кособрюхих и проч.

После победы головотяпы стали думать о том, как навести порядок в своем новом обществе, поскольку дела у них никак не шли на лад: то «Волгу толокном замесили», то «теленка на баню затащили». Они решили, что им нужен правитель. С этой целью головотяпы отправились искать князя, который бы управлял ими.

Однако все князья, к которым они обращались с этой просьбой, ответили отказом, поскольку никто не захотел управлять глупыми людьми. Князья, “поучив” жезлом, головотяпов отпускали с миром и с «честию». Отчаявшись, они обратились к вору-новотору, который сумел помочь найти князя.

Князь ими управлять согласился, однако жить вместе с головотяпами не стал – послал в качестве своего наместника вора-новотора.

Головотяпов переименовал в «глуповцев», а город соответственно, стал называться «Глупов».
Управлять глуповцами новотору было совсем несложно – этот народ отличался покорностью и беспрекословным исполнением приказов власти.

Однако их правителя это не радовало, новотор желал бунтов, которые можно было бы усмирять. Финал его правления был очень печален: вор-новотор проворовался до того, что князь не выдержал и послал ему петлю. Но новотор сумел и из этой ситуации вывернуться – не дожидаясь петли, он «зарезался огурцом».

Затем в Глупове стали поочередно появляться другие правители, которых присылал князь. Все они – одоевец, орловец, калязинец, – оказались бессовестными ворами даже еще хуже новатора,. Князь устал от таких событий, лично явился в город с криком: «Запорю!». Этим криком начался отсчет «исторического времени».

Обратите внимание

Опись градоначальникам, в разное время в город Глупов от вышнего начальства поставленным (1731 — 1826)

В этой главе перечисляются поименно градоначальники Глупова и кратко упоминаются их «достижения». Говорится о двадцати двух правителях. Так, например, об одном из градоправителей в документе записано так: «22)Перехват-Залихватский, Архистратиг Стратилатович, майор. О сем умолчу. Въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки».(непонятен смысл главы)

Читайте также:  40 вопросов о чичикове из поэмы "мертвые души" с ответами: анализ произведения

Органчик

1762 год ознаменовался началом правления градоначальника Дементия Варламовича Брудастого. Глуповцы были удивлены тем, что их новый правитель угрюм и не говорит ничего, кроме двух фраз: «Не потерплю!» и «Разорю!». Они не знали, что и думать, до тех пор, пока не открылась тайна Брудастого: его голова совсем пустая.

Письмоводитель случайно увидел ужасную вещь: туловище градоначальника по обыкновению сидело за столом, а вот голова отдельно лежала на столе. И в ней не было ничего вообще. Горожане не знали, что теперь им делать. Они вспомнили о Байбакове – мастере часовых и органных дел, который совсем недавно приходил к Брудастому.

Расспросив Байбакова, глуповцы выяснили, что голова градоначальника была оснащена музыкальным органчиком, который исполнял только две пьески: «Не потерплю!» и «Разорю!». Органчик вышел из строя, отсырев в дороге.

Мастеру самостоятельно починить его не удалось, поэтому он заказал в Санкт-Петербурге новую голову, однако заказ что-то задерживался.

Наступило безвластие, финал которому положило неожиданное явление одновременных двух абсолютно одинаковых правителей-самозванцев.

Они увидели друг друга, «смерили друг друга глазами», а наблюдавшие эту сцену жители молча медленно разошлись. Прибывший из губернии рассыльный забрал с собой обоих «градоначальников», а в Глупове началась анархия, которая длилась целую неделю.

Сказание о шести градоначальницах (Картина глуповского междоусобия)

Это время было очень насыщено событиями в сфере градоправления – город пережил целых шесть градоначальниц. Жители наблюдали борьбу Ираиды Лукиничны Палеологовой, Клемантинки де Бурбон, Амалии Карловны Штокфиш.

Первая уверяла, что достойна быть градоначальницей из-за того, что ее муж какое-то время занимался градоначальничейской деятельностью, у второй – занимался отец, третья некогда сама была градональнической помпадуршей.

Важно

Помимо названных, на власть претендовали также Нелька Лядоховская, Дунька-толстопятая и Матренка-ноздря. Оснований у последних претендовать на роль градоначальниц не было вообще. В городе разыгрались нешуточные баталии.

Глуповцы топили и сбрасывали с колокольни своих сограждан. Город устал от анархии. И тут наконец-то появился новый градоначальник – Семен Констатинович Двоекуров.

Известие о Двоекурове

Новоявленный правитель Двоекуров правил Глуповым в течение восьми лет. Он отмечен как человек передовых взглядов. Двоекуров развил деятельность, которая стала для города благотворной. При нем стали заниматься медо- и пивоварением, приказал обязательно употреблять в пищу горчицу и лавровый лист. В его намерения входило учреждение в Глупове академии.

Голодный город

На смену правления Двоекурова пришел Петр Петрович Фердыщенко. Город жил в течение шести лет в благополучии и процветании. Но на седьмой год градоправитель влюбился в Алену Осипову, жену ямщика Митьки. Однако Аленка чувств Петра Петровича не разделила. Фердыщенко предпринимал всевозможные действия, чтобы заставить Аленку полюбить его, даже отправил Митьку в Сибирь.

Аленка стала благосклонной к ухаживаниям градоначальника.

В Глупове началась засуха, а вслед за ней начались голод и людские смерти. Глуповцы потеряли терпение и отправили к Фердыщенко посланца, однако ходок не вернулся. Поданное прошение также не нашло ответа. Тогда жители взбунтовались и сбросили Аленку с колокольни. В город пришла рота солдат для подавления бунта.

Соломенный город

Следующим любовным увлечением Петра Петровича стала стрельчиха Домашка, которую он отбил у «опчества». Вместе с новой любовью в город пришли пожары, вызванные засухой. Сгорела Пушкарская слобода, затем Болотная и Негодница. Глуповцы обвинили Фердыщенко в новой напасти.

Фантастический путешественник

Новая глупость Фердыщенко едва ли навлекла новую беду на горожан: он отправился в путешествие по городскому выгону, заставляя жителей одаривать себя съестными припасами. Путешествие закончилось спустя три дня смертью Фердыщенко от обжорства.

Глуповцы испугались, что их обвинят в намеренном «окормлении бригадира». Однако спустя неделю страхи горожан рассеялись – прибыл из губернии новый градоправитель. Решительный и деятельный Бородавкин положил начало «золотого века Глупова».

Люди стали жить в полном изобилии.

Войны за просвещение

Василиск Семенович Бородавкин, новый градоначальник Глупова, изучил историю города, и решил, что единственный предыдущий правитель, на которого стоит равняться – Двоекуров, и поразило его даже не то, что предшественник вымостил улицы города и собрал недоимки, а то, что при нем сеяли горчицу. К сожалению, народ уже забыл его и даже перестал высеивать эту культуру.

Бородавкин решил вспомнить прежние времена, возобновить посев горчицы и употребление ее в пищу. Но жители упорно не хотели возвращаться к прошлому. Глуповцы бунтовали стоя на коленях. Они боялись, что в том случае, если повинуются Бородавкину, в будущем он заставит их «еще какую ни на есть мерзость есть».

Градоначальник предпринял военный поход на Стрелецкую слободу, «источник всего зла», чтобы подавить бунт. Поход длился девять дней и совсем успешным назвать его сложно. В абсолютной тьме свои бились со своими.

Градоначальник претерпел измену своих сторонников: однажды утром он обнаружил, что большее число солдат уволили, на смену им поставили оловянных солдатиков, сославшись на некую резолюцию. Однако градоправитель сумел выстоять, организовав из оловянных солдатиков резерв. Он дошел до слободы, однако никого там не нашел. Бородавкин начал разбирать дома по бревнам, что заставило слободу сдаться.

Будущее принесло еще три войны, которые также велись за «просвещение». Первая из трех последующий войн велась за разъяснение жителям города пользы каменных фундаментов домов, вторая – из-за отказа жителей выращивать персидскую ромашку, а третья – против учреждении академии в городе.

Итогом правления Бородавкина стало обнищание города. Градоначальника не стало в тот момент, когда он в очередной раз решил сжечь город.

Эпоха увольнения от войн

В сокращении последующие события выглядят так: окончательно оскудел город при очередном правителе капитане Негодяеве, который сменил Бородавкина. Негодяева очень скоро уволили за несогласие с навязывание конституции. Однако летописец счел эту причину формальной.

Истинным же поводом стал тот факт, что градоначальник в свое время служил истопником, что в определенной мере расценивалось как принадлежность к демократическому началу. А войны за просвещение и против него были не нужны истощенному сражениями городу.

После увольнения Негодяева «черкешенин» Микеладзе взял бразды правления в свои руки.

Совет

Однако и его правление никак не повлияло на положение в городе: Глуповым градоначальник не занимался вообще, поскольку все его помыслы были связаны исключительно с представительницами прекрасного пола.

Беневоленский Феофилакт Иринархович стал преемником Микеладзе. Другом по семинарии нового градоправителя был Сперанский, и от него, очевидно, Беневоленскому передалась любовь к законодательству.

Им были написаны такие законы: «Всякий человек да имеет сердце сокрушенно», «Всяка душа да трепещет» и «Всякий сверчок да познает соответствующий званию его шесток».

Однако на написание законов Беневоленские не имел права, он вынужден был их издавать тайно, а ночами разбрасывать по городу свои труды. Продолжалось это совсем недолго – его заподозрили в связях с Наполеоном и уволили.

Следующим был назначен подполковник Прыщ. Удивительно было то, что при нем город жил в изобилии, урожаи собирали огромные, несмотря на то, что градоначальник совершенно не занимался своими прямыми обязанностями.

Горожане вновь что-то заподозрили. И были в своих подозрениях правы: предводитель дворянства заметил, что голова градоправителя источает запах трюфелей. Он напал на Прыща и съел фаршированную голову правителя.

Поклонение мамоне и покаяние

В Глупове появился преемник съеденного Прыща – статский советник Иванов. Однако тот скоро умер, так как «оказался столь малого роста, что не мог вмещать ничего пространного».

На смену ему пришел виконт де Шарио.

Этот правитель не умел делать ничего, кроме того, что веселиться постоянно, устраивать маскарады. Он «дел не вершил и в администрацию не вмешивался.

Это последнее обстоятельство обещало продлить благополучие глуповцев без конца…» Но эмигранта, позволившего жителям обратиться в язычество, было велено выслать за границы. Интересно, что он оказался особой женского пола.

Обратите внимание

Следующим в Глупове появился статский советник Эраст Андреевич Грустилов. К моменту его появления жители города уже стали абсолютными идолопоклонниками. Они забыли Бога, погрузившись в разврат и лень.

Они перестали работать, сеять поля, надеясь на какое-то счастье, и как результат – в город пришел голод. Грустилова такое положение заботило очень мало, поскольку он был занят балами. Однако в скором времени произошли перемены. Жена аптекаря Пфейера повлияла на Грустилова, указав истинный путь добра.

И главными людьми в городе стали убогие и юродивые, которые в эпоху идолопоклонничества очутились на обочине жизни.

Жители Глупова раскаялись в своих грехах, однако этим дело и закончилось – работать глуповцы так и не начали. Ночами городской бомонд собирался на чтение трудов г. Страхова.

Об этом скоро стало известно высшему начальству и Грустилову пришлось распрощаться с должностью градоправителя.

Подтверждение покаянию. Заключение

Последним градоначальником Глупова стал Угрюм-Бурчеев. Этот человек был полнейшим идиотом – «чистейший тип идиота», как пишет автор. Для себя он поставил единственную цель – сделать из города Глупова город Непреклонск, «вечно-достойныя памяти великого князя Святослава Игоревича».

Непреклонск должен был выглядеть так: городские улицы должны быть одинотипно прямыми, дома и строения также идентичными друг друга, люди тоже. Каждый дом должен стать «поселенной единицей», за которой будет наблюдать его, Угрюм-Бурчеева, шпион. Горожане называли его «Сатана» и испытывали по отношению к своему правителю смутный страх.

Как оказалось, небеспочвенно: градоначальник разработал детальный план и приступил к воплощению его в жизнь. Он разрушил город, не оставив камня на камне. Теперь предстояла задача строительства города его мечты. Но нарушала эти планы река, она мешала.

Важно

Угрюм-Бурчеев начал с ней настоящую войну, использовал весь мусор, который остался в результате разрушения города. Однако река не сдавалась, размывая все возводимые плотины и дамбы. Угрюм-Бурчеев развернулся и, ведя за собой народ, ушел от реки прочь. Он выбрал новое место для строительства города – ровную низину, и начал возводить город своей мечты.

Однако что-то пошло не так. К сожалению, что именно помешало строительству, узнать не удалось, поскольку записи с подробностями этой истории не сохранились. Известна стала развязка: «…время останавливало бег свой. Наконец земля затряслась, солнце померкло… глуповцы пали ниц. Неисповедимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца. Оно пришло…».

Что именно пришло, читателю остается неизвестно. Однако судьба Угрюм-Бурчеева такова: «прохвост моментально исчез, словно растворился в воздухе. История прекратила течение свое».

Оправдательные документы

В финале повествования публикуются «Оправдательные документы», которые представляют собой сочинения Бородавкина, Микеладзе и Беневоленского, написанные в назидание другим градоначальникам.

Краткий пересказ «Истории одного города» наглядно демонстрирует не только сатирическое направление повести, но и неоднозначно указывает на исторические параллели. Образы градоначальников списаны с исторических личностей, многие события также отсылают к дворцовым переворотам. Полная версия повести, безусловно, даст возможность детально ознакомиться с содержанием произведения.

Краткое содержание произведение запомнится лучше, если вы попытаетесь ответить на вопросы этого теста.

Средняя оценка: 4.3. Всего получено оценок: 2959.

Будь в числе первых на доске почета

Источник: https://obrazovaka.ru/books/saltykov-schedrin/istoriya-odnogo-goroda

Обличение тупой и самодовольной администрации в «истории одного города» м. е. салтыкова-щедрина

ОБЛИЧЕНИЕ ТУПОЙ И САМОДОВОЛЬНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ В «ИСТОРИИ ОДНОГО ГОРОДА». С именем М. Е. Салтыкова-Щедрина связан расцвет русской са­тиры во второй половине XIX века.

Читайте также:  Анализ комедии "недоросль" фонвизина: суть, смысл, идея, анализ героев

Большой художник и глубокий мыслитель, блестящий публицист и литературный критик, талант­ливый журнальный редактор и организатор молодых творческих сил, Щедрин был выдающимся деятелем русского освободительного дви­жения и русской литературы.

Одним из шедевров Салтыкова-Щедрина, блистательно реализо­вавшим его концепцию общественно-политической сатиры, была «История одного города». Уже не только по общественному значе­нию, но и по масштабам художественного дарования и мастерства журнальная критика ставила имя автора «Истории одного города» рядом с именами Толстого и Тургенева, Гончарова и Островского.

В произведении Щедрина речь идет не о каком-то узком отрез­ке отечественной истории, а о таких ее чертах, которые сопротивля­ются течению времени, которые остаются неизменными на разных этапах отечественной истории.

Сатирик ставит перед собой голово­кружительно смелую цель — создать целостный образ России, в ко­тором обобщены вековые слабости ее истории, достойные сатириче­ского освещения коренные пороки русской государственной и обще­ственной жизни.

В «Истории одного города» автор разоблачал глу­бокий аморализм самодержавия, бесчинства фаворитизма, авантю­ры дворцовых переворотов. Сказание о градоначальницах особенно богато историческими аналогиями и намеками.

Здесь угадывают­ся события и черты нравов царствований Екатерины I, Анна Иоан­новны, Анны Леопольдовны, Елизаветы, Екатерины II. В «Истории одного города» Щедрин поднялся до правительственных верхов: в центре этого произведения — сатирическое изображение взаимо­отношений народа и власти, глуповцев и их градоначальников.

Совет

Писатель убежден, что бюрократическая власть является след­ствием «несовершеннолетия» гражданской зрелости народа.

В глуповских градоначальниках обобщаются черты разных го­сударственных деятелей различных исторических эпох. Глуповскую историю иначе и не напишешь, вся она сводится к смене самодур­ных властей, массы остаются безгласными и пассивно-покорными воле любых градоначальников.

Глуповское государство началось с грозного окрика: « Запорю! », и с тех пор искусство управления глуповцами состоит лишь в разнооб­разии форм этого сечения: одни градоначальники секут глуповцев без всяких объяснений— «абсолютно», друтиеобъясняютпорку «тре­бованиями цивилизации», третьи добиваются, чтобы сами обывате­ли желали быть посеченными. В глуповской массе изменяются лишь формы покорности: в первом случае обыватели трепещут бессозна­тельно, во втором — с осознанием собственной пользы, в третьем — возвышаются до трепета, исполненного доверия к властям.

В образах двадцати двух градоначальников — краткие характе­ристики глуповских государственных людей, сатирические образы наиболее устойчивых отрицательных черт русской истории. Богдан Пфейфер, «голштинский выходец», «ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество».

Иван Матвеевич Баклан «кичился тем, что происходит по прямой линии от Ивана Великого» — известной в Москве колокольни.

Двоекуров «подавал твердую надежду» тем, что ввел в употребление горчицу и написал записку о необходимо­сти «рассмотрения наук», но испугался и «не мог сего выполнить»: решительность «вообще не была в его нравах».

Эраст Андреевич Грустилов отличался нежностью и чувствитель­ностью сердца, но дань с откупа повысил до пяти тысяч рублей в год и имел «много наклонностей, несомненно, порочных». Фердыщенко при не очень обширном уме был еще и косноязычен.

Маркиз де Санглот любил петь непристойные песни. Дю Шарло обожал на­девать женское платье и лакомиться лягушками — он оказался жен­щиной.

Обратите внимание

У Беневоленского была любовная связь с купчихой Распоповой, он у нее по субботам обедал пирогами с начинкой.

Онуфрий Негодяев разместил вымощенные его предшественни­ками улицы и из добытого камня настроил себе монументов.

Он «по­стоянно испытывал, достаточно ли глуповцы тверды в бедствиях», и привел город к полному разорению и голоду.

Бородавкин запомнил­ся тем, что грозил глуповцам показать, «где раки зимуют», и строил на «песце», чтобы выстроенное «грохнулось». Великанов прославил­ся тем, что обложил в свою пользу жителей данью по три копейки с души.

Перехват-Залихватский «въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Уставы и циркуляры, сочинением которых прославились градоначальники, бюрократически регламен­тируют жизнь обывателей вплоть до мелочей — «Устав о добропоря­дочном пирогов печении».

Высмеивая бюрократическую безмозглость русской государствен­ной власти, Щедрин рисует образ Брудастого.

В голове этого деяте­ля вместо мозга действует что-то вроде шарманки, периодически наи­грывающей два окрика: «Разорю!» и «Не потерплю!» Рядом с Бру- дастым — градоначальник с искусственной головой — Прыщ.

Голо­ва у него фаршированная, поэтому он не способен быть администра­тором, его девиз — «Отдохнуть-с». И хотя глуповцы вздохнули при новом начальстве, жизнь их изменилась мало: и в том и в другом случае судьба города находилась в руках безмозглых властей.

Важно

Литературовед Дмирий Николаев определяющую роль в идей­но-художественном своеобразии творчества Салтыкова-Щедрина при­писывал гротеску.

Гротескные образы «Истории одного города» мно­гочисленны: градоначальники Брудастый, майор Прыщ, маркиз де Санглот, который «летал по воздуху в городском саду», или, напри­мер, клопы, защищавшие в период смуты Дуньку толстопятую, и другие, не менее нелепые образы.

Гипербола и гротеск в творчестве Салтыкова-Щедрина — это особые формы образного повествования, помогающие проникнуть в суть явлений, как отмечал сам писатель, разоблачить «ту, другую, действительность, которая любит прятать­ся за обыденный фантом и доступна лишь очень и очень присталь­ному наблюдению. Без этого разоблачения невозможно воспроизве­сти всего человека, невозможен правдивый суд над ним».

Благодаря своей жестокости и беспощадности сатирический смех Салтыкова-Щедрина в «Истории одного города» имеет великий очи­стительный смысл. Надолго опережая свое время, сатирик обнажал полную несостоятельность существовавшего в России полицейско- бюрократического режима.

Лев Толстой, говоря о современной ему общественной системе, писал: «Я умру, может быть, пока она не будет еще разрушена, но она будет разрушена, потому что она уже разрушена на главную половину в сознании людей».

Источник: https://www.prepodka.net/oblichenie-tupoj-i-samodovol-noj-administratsii-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-salty-kova-shhedrina/

Эзоповый язык сатиры на самодержавный строй в “Истории одного города” М.Е. Салтыкова-Щедрина

Сочинения › Салтыков-Щедрин М.Е. › История одного города

Готовые Домашние Задания

Салтыков-Щедрин, родившийся в помещичьей семье, впитавший в себя патриархальный быт глубинки, тем не менее, выступал с обвинениями в адрес близкой ему среды. Только смелый, образованный и патриотично настроенный человек мог показать самодержавному строю соринку в государственном оке.

Он очень умно и ловко это проделывал, даже самые высокопоставленные чиновники не могли уличить писателя в критике власти. Что же помогало произведениям Салтыкова-Щедрина пройти жестокую цензуру? Прежде всего, это стиль его письма.

Надо обладать большим талантом, чтобы писать эзоповым языком, придающим многозначность произведению, герою, ситуации.

Совет

В предисловии к «Истории одного города» Щедрин говорит о связи событий в Глупове с событиями в правительственных сферах России. Роман является политическим обобщением. Каждый образ полон политического смысла. Город Глупов – олицетворение самодержавной России.

Салтыков-Щедрин писал Пыпину: «…я не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей, мне нет никакого дела до истории, я имею ввиду только настоящее».

В «Описи градоначальников» подчёркнуты такие свойства градоначальников, которые роднят их с реальными фигурами администраторов «Олимпа».

В то же время шаржированные, доведённые до гротеска образы щедринских администраторов воплощали в себе черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: «Друг Карамзина.

Отличался нежностью и чувствительным сердцем, любил пить чай в городской роще, и не мог без слёз видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллистического характера и умер от меланхолии в 1825 году».

Эта биографическая справка завершена кратким замечанием «Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год». Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Грустилов в такой же мере злая насмешка над проявлением Александра II.

Писатель ставит себе цель сопоставить различные эпохи (Киевская Русь,XVIII век, начало XIX века, 60-е годы XIX века), чтобы определить, что общего между всеми этими эпохами.

Сатирик приходит к выводу, что во все времена со стороны властей преобладает деспотизм, а со стороны народа – рабство. Это две характерные черты, которые есть в любой эпохе.

Салтыков-Щедрин сближает эпохи парадоксально и делает выводы о современности.

Обратите внимание

Щедрин создавал такие художественные образы, в которых соединял черты многих императриц, более того, даже черты многих императоров.

Сатирик ядовито обличал аморализм самодержавия, бесчинство фаворитов монарха, авантюры дворцовых переворотов. «Сказание о шести градоначальницах» особенно богато язвительными историческими аномалиями и намёками.

Угадываются здесь нравы царствования Екатерины I, Анны Иоанновны, Анны Леопольдовны, Елизаветы, Екатерины II.

В главе «Фантастический путешественник» рассказывается о том, как Фердыщенко вздумал путешествовать. Ведь все уважающие себя самодержцы время от времени составляют свою резиденцию и отправляются обозревать подвластные им земли. По краткой описи градоначальников Фердыщенко обозначен как бывший денщик князя Потёмкина.

Намёк ясен. Любовь Потёмкина к путешествиям, чествованиям и подношениям стало своего рода «притчей во языцах». Александр II, ещё будучи царевичем, путешествовал по России и очень любил, чтобы его всюду торжественно встречали.

Матушка его после смерти своего супруга Николая I с огромной свитой отправилась путешествовать за границу.

Само путешествие Фердыщенко отражает реальную действительность не прямо, а сатирически деформированно. Самодержавные правители все года путешествовали со свитами, причём многочисленными.

Фердыщенко тоже путешествовал не один: вся его свита состоит из денщика и двух солдат инвалидной команды. Самодержавных правителей встречали ликующие толпы народа, с пушечными залпами, торжественной музыкой.

Важно

Толпа, встречающая Фердыщенко, насчитывает четыре человека, а вместо торжественной музыки раздаётся звон тазов и бубна.

Градоначальник Бородавкин знаменит «войнами за просвещение», то есть за внедрение горчицы и ромашки. Войны он ведёт при помощи оловянных солдатиков. Эпопея «Войны за просвещение» тоже была подсказана событиями из жизни России.

В 1842 году императорским указом было предписано разведение картофеля государственными крестьянами. Крестьяне Вятской губернии отказались сеять картофель. Бунт был прекращён губернатором Мордвиновым с помощью батальона из шестисот человек.

Крестьяне были высечены.

Глава «Соломенный город» напоминала о пожаре 1862 года, послужившим властям предлогом борьбы с прогрессивной молодежью.

Самым обобщённым выражением сущности самодержавия является образ Угрюм-Бурчеева. Это не просто Павел I, Николай I, Аракчеев, хотя черты их вошли в тип Угрюм-Бурчеева.

Это символ самодержавия, символ всякого угнетения и произвола.

Он сконцентрировал в себе многие конкретные черты антинародных правителей России и Западной Европы, тем самым став нарицательным образом правителя эксплуататорского строя вообще.

Угрюм-Бурчеев целиком разрушил город Глупов, построил на его месте казармы, а из глуповцев создал роты и батальоны. Он даже задумал прекратить течение реки-жизни, но она не покорилась ему.

Идиот, оказавшись у власти в самодержавном государстве, может натворить столько бед, что размер их невозможно будет даже измерить, так как он полновластный, единодержавный правитель.

Совет

Образ народа рисуется сатириком сочувственно. Он говорит о двух понятиях, связанных с понятием народа – народ исторический и народ, воплощающий в себе идею демократизма.

Салтыков-Щедрин говорит о негативной стороне, неразвитости народа, его исторической недееспособности. Сатирик пытается объяснить причины покорности, начальстволюбия, равнодушия к своей судьбе.

На сознание народа многие века действовали жестокости правителей, а потому о действительно хороших свойствах не может быть и речи.

Сочинения по теме:

  • Хронология “Истории одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина сочинение
  • Сатирическое зеркало России (по роману М.Е. Салтыкова -Щедрина “История одного города”) сочинение
  • Безропотное смирение простого народа и самодержавное распутство власти (по роману “История одного города”) сочинение
  • Комический пафос сатиры М.Е.Салтыкова-Щедрина сочинение

Источник: http://1soch.ru/saltykov-shhedrin-me/istoriya-odnogo-goroda/ezopovyy-yazyk-satiry-na-samoderjavnyy-stroy

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector