История создания поэмы “василий теркин” твардовского: прототипы и история написания

Василий Теркин история создания

“Василий Теркин ” (другое название – “Книга про бойца ” ) – поэма Александра Твардовского. одно из главных произведений в творчестве поэта, получившее всенародное признание. Поэма посвящена вымышленному герою – Василию Теркину, солдату Великой Отечественной войны.

Поэма начала печататься с продолжением в газетном варианте с 1942 года и была закончена в 1945 году. Первое отдельное издание еще незаконченного произведения вышло в 1942 году. Большей частью поэма написана четырехстопным хореем (отдельные главы трехстопным хореем).

Поэма состоит из 30 глав, пролог а и эпилог а, условно разделяясь на три части. Каждая глава – небольшая новелла об эпизоде из фронтовой жизни Теркина, не связанная с другими каким-либо общим сюжетом.

Василий Теркин – балагур и весельчак, душа своего подразделения. В бою – пример для всех, находчивый воин, который не растеряется в самой сложной ситуации.

Обратите внимание

На привале вокруг него всегда собирается компания – Теркин споет и сыграет на гармони, никогда не полезет в карман за острым словом.

Будучи раненым, на волоске от смерти (глава “Смерть и воин “), находит силы собраться и вступить в схватку со Смертью, из которой выходит победителем.

При встрече с мирным населением ведет себя скромно и с достоинством. Отдельные новеллы в поэме были созданы по мотивам реальных событий войны (глава “Кто стрелял “).

Некоторые истории рассказывают о победах, а некоторые о тяжелых поражениях (глава “Переправа “).

В четырех авторских главах-отступлениях – рассуждения о войне, нелегкой солдатской доле и намеки на то, как шла работа над книгой.

Повествование поэмы не связано с ходом военной кампании 1941-1945 годов, но в нем присутствует хронологическая последовательность; упоминаются и угадываются конкретные сражения и операции Великой Отечественной войны: начальный период отступления 1941-1942 года, битва у Волги, переправа через Днепр, взятие Берлина.

Работу над поэмой и образом главного героя Твардовский начал в 1939-1940 году, когда он был военным корреспондентом газеты Ленинградского военного округа “На страже Родины” в ходе финской военной кампании.

Имя героя и его образ родились как плод совместного творчества членов редколлегии газеты. Теркин стал сатирическим героем нескольких небольших стихотворений-фельетонов Твардовского, написанных для газеты. Писали о Теркине и другие авторы.

Важно

Совпадение имени главного героя с именем героя романа писателя XIX века П. Д. Боборыкина чисто случайное.

Красноармеец Теркин уже тогда начал пользоваться определенной известностью у читателей окружной газеты, и Твардовский решил, что тема перспективна, и ее необходимо развить в рамках произведения крупной формы.

22 июня 1941 года Твардовский сворачивает мирную литературную деятельность и на следующий день уезжает на фронт. Он становится военным корреспондентом Юго-Западного, а затем 3-го Белорусского фронта. В 1941-1942 годах вместе с редакцией Твардовский оказывается в самых горячих точках войны. Отступает, оказывается в окружении и выходит из него.

Источник: https://schoolessay.ru/vasilij-terkin-istoriya-sozdaniya/

Василий Теркин

Александр Твардовский, написавший поэму «Василий Теркин», дал ей второе название – «Книга про бойца».

В образе главного героя, которому посвящено повествование, писатель изобразил характерные черты отечественного солдата, столкнувшегося с необходимостью защищать Родину.

Василий Теркин стал излюбленным персонажем военных лет и послевоенного периода. Это собирательный патриотический образ, сумевший поддержать народный дух.

История создания

Твардовский – популярный советский писатель, поэт, журналист. Образ советского солдата создан в период Великой Отечественной войны.

Продумывая характер персонажа, Твардовский наделил его смекалкой и находчивостью, неиссякаемым позитивом и чувством юмора. Этого не хватало в буднях простых граждан в страшное для страны время.

Идея о бравом солдате пришла писателю задолго до написания поэмы. Авторство образа принадлежит коллективу журналистов, в состав которого входил Твардовский.

Писатель Александр Твардовский

В 1939 году было издано два фельетона об этом герое. В воображении публицистов он был удачливым и сильным представителем простого народа. Твардовский начал прорабатывать характер главного действующего лица будущей книги еще на фронте, в годы Советско-Финляндской войны.

Автор задался целью создать стихотворное произведение. Он не успел издать труд из-за новой войны. Нападение немцев в 1941 году изменило планы писателя, но публицист твердо решил назвать произведение «Книга про бойца». 1942-ой – год написания первых строк книги, которую впоследствии примут в издательство.

Хотя Василий Теркин – не реальная историческая личность, Твардовский, перенесший тяготы сражений и наступлений на врага, описывает мельчайшие подробности в книге. Работая корреспондентом в полевых условиях, он был свидетелем реальных историй из жизни армейцев и пытался отразить их в сюжете.

Автор претендует на достоверность, и на то, что изображает исторические события в главах произведения.

Василий Теркин

Солдат, которого описывал публицист, обрел новые черты, свойственные времени войны и лишений. Он был не просто добряком и балагуром, а воином, от которого зависит победа.

Персонаж готов принять бой в любую минуту и дать достойный отпор врагу во имя Родины.

Первые главы книги издавались во фронтовой газете. Затем ее стали публиковать многие издания, позволяя читателям вдохновиться образом труженика, спасающего родные земли. Главы доходили и до фронтовиков, и до граждан, оставшихся в тылу.

«Книга про бойца» пользовалась любовью публики, и автору постоянно приходили письма с вопросами о том, как живут герои повествования, существуют ли они на самом деле.«Книга про бойца» – поэма о Василии Теркине

Твардовский работал над произведением в годы войны.

В 1943 году, попав в военный госпиталь после ранения, писатель решил, что приблизился к финалу поэмы. Впоследствии ему пришлось продолжить работу вплоть до 1945 года, до победы над фашистскими захватчиками.

Книга получила продолжение благодаря просьбам читателей. После победной весны Твардовский издал завершающую главу поэмы, назвав ее «От автора». В ней он прощался с героем.

Биография

Центральной фигурой повествования является деревенский парень из-под Смоленска. Он вынужден пойти на фронт, чтобы отстаивать Отечество.

Жизнелюбивый и прямолинейный персонаж демонстрирует недюжинную смелость и мужество, несмотря на окружающие его реалии. Душа компании, от которого всегда можно получить поддержку, Теркин был образцом для подражания.

В бою он первым нападал на врага, на досуге развлекал товарищей игрой на гармони. Обаятельный и харизматичный парень вызывает расположение читателей.

Солдат Василий Теркин

Мы знакомимся с героем в тот момент, когда он вместе с сослуживцами переходит реку. Операция происходит зимой, но река не до конца замерзла, и переправа срывается из-за вражеской атаки.

Совет

Доблестно выстоявший солдат ранен и попадает в медсанчасть. Оправившись от травмы, Теркин решает догнать взвод. Глава «Гармонь» посвящена его умению найти подход к коллективу и завоевать в нем уважение и доверие.

Солдат становится участником сражений и оказывает посильную помощь тем, с кем служит в одном отряде, и гражданским лицам. Получив отпуск, он отказывается от поездки в родное село, захваченное немцами, чтобы быть полезным на фронте. За смелость и мужество, проявленные в схватке, в которой удалось сбить самолет, Василию Теркину вручают медаль.

Позднее военнослужащий получит новое звание. Он станет лейтенантом.

Солдат Советской армии

Из-за вражеского наступления линия фронта смещается, оказываясь на его малой Родине. Родители Василия живут в погребе. Удостоверившись в том, что старики живы, солдат больше не переживает за их судьбу. Мать попадает в плен, но Василий выручает ее из беды.

Бабка и дед остаются в живых.

Твардовский не делится деталями биографии героя. Автор даже не дает имен другим действующим лицам повествования. Образ Теркина складывается из описания его характера. В финале остается неясно, выжил герой или умер. Но для Твардовского важно не это. Основная мысль, которую он хочет донести до читателя, – восхищение поразительной храбростью и героизмом народа.

Поэма воспевает русского солдата, способного отстоять честь страны, защитить семью и угнетенных сограждан. Произведение мотивировало читателей на новые подвиги.

Патриотическая ода в стихах помогала поднимать боевой дух фронтовиков, обессилевших от ежедневных сражений, и привносила в их жизнь нотку оптимизма.

Главная идея книги – подтверждение чистоты намерений и искренности русского человека, способного найти выход из сложной ситуации, не боящегося труда, отличающегося мужеством и смекалкой, честью и самоотдачей.

Интересные факты

  • Любопытно, что читатели повлияли на написание произведения. Читая поочередно издаваемые главы поэмы, люди писали Твардовскому письма из всех уголков Советского Союза. Из-за этого автор решил продлить издание книги.
  • После громкой победы Твардовский отказался описывать жизнь Теркина в мирное время. По его убеждению, оно требовало новых героев. Образ солдата должен был сохраниться в памяти читателей. Позднее подражатели издавали рассказы о Теркине, но сам писатель, как и обещал, не притронулся к написанию новых глав.

Памятник Александру Твардовскому и Василию Теркину

  • Поэма поделена на части, способные к самостоятельному существованию. Твардовский намеренно использовал такой литературный прием. Благодаря ему, читатель, включившийся в повествование не с начала, мог легко воспринимать сюжет. Это было важным на фронте, где ежедневно прощались с жизнью тысячи солдат. Они успевали прочитать одну главу и могли не узнать, чем она продолжится.
  • Имя и фамилия Василия Теркина часто встречались в военное время. Читатели задавали автору вопросы, связанные с прототипом героя, и непременно получали ответ о вымышленном и собирательном образе. Фамилия Теркин говорящая, она означает, что человек многое повидал на своем веку, был «потерт» жизнью.

Цитаты

Поэма ярко описывает могучий русский характер. Описательными и достоверными являются строки:«Любит русский человек праздник силы всякий, оттого и хлеще всех он в труде и драке».

Действительно, советские солдаты не щадили себя в бою, самоотверженно отдаваясь сражениям, чтобы воцарился мир в Советском Союзе.

Веселый нрав Василия Теркина – солдата, отличавшегося сообразительностью и отвагой, – помогал сослуживцам переносить военное время.«Жить без пищи можно сутки, можно больше, но порой на войне одной минутки не прожить без прибаутки, шутки самой немудрой».

В каждом взводе и отряде была душа компании вроде Теркина.

Весельчак и балагур, он заряжал позитивом и дарил людям надежду.

Главной ценностью на войне остается человеческая жизнь. Теркин пытается любой ценой помочь тем, кто попадается на его пути. Будь то мелкое дело или вопрос жизни и смерти, он рискует собой, чтобы спасти ближнего. При этом солдат шутливо замечает:«Разрешите доложить коротко и просто: я большой охотник жить лет до девяноста».

Фото

Источник: https://24smi.org/person/984-vasilii-terkin.html

История создания поэмы «Василий Теркин»

Время сохранило удивительный документ тех лет— дневниковую запись Бертольта Брехта, сделанную в дни разыгравшейся на родине Твардовского трагедии: «И день и ночь на заснеженных полях под Смоленском бушует бой за достоинство человека»1. Как это просто и точно: «за достоинство человека».

Так случилось, что возвращение к Теркину совпало с внутренней необходимостью написать о том, что вдруг ворвалось в душу, обострило чувство сыновней любви к Родине, и в рабочих тетрадях появляются строки, строфы иного размера, нежели «теркинский» хорей, — ямб чистой воды: задуманная в грозный год «песня» начинает вырываться из-под пера поэта на страницы рабочих тетрадей.

«Художественное хочется, но не начинаю, потому что нет такого, что бы приспичило, такого, что не могу не писать», — отметил в дневнике Лев Толстой б декабря 1908 года.

«Такого, чтобы приспичило», не было и у Твардовского, пока не было, а «к столу» призывно звал Теркин: к читателю исправно приходили новые главы.

Лето 1943 года решительно повернуло весь ход войны, оно стало не только летом значительных побед, но оказалось переломным для автора «Теркина» войска Западного фронта стремительно приближаются к родной Смоленщине: 13 августа освобожден Спас-Деменск, «маленький деревянный городок».

Обратите внимание

По старой памяти (когда-то он входил в состав Западной области) Твардовский   продолжает  считать  его  «городком   на Смоленщине». В комнате одноэтажного деревянного дома бойцы обнаружили узкие нары в два яруса, с высокими дощатыми бортами, более всего похожие на гробы. Тесно, как в купе вагона.

«Здесь жила несчастная колонна, — написано на белой голландской печи, высоко поверху на уровне второго яруса нар. — Дорогие бойцы, освобождайте нас…».

Это первая горькая встреча с родной Смоленщиной, встреча — пусть заочная — с теми, кого угнали в плен.

Продвигаясь вдоль фронтовых дорог, войска то и дело встречают движущихся им навстречу из немецкого плена девушек и женщин, они идут большими волнами, не веря еще тому, что можно громко говорить, можно отдохнуть, где тебе вздумается, идут жители Смоленщины: всходненские, знаменские, темкин-ские, ярцевские… Они еще не знают, что ждет их в родных местах, как ужасающе выглядят родные пепелища, — война немилосердно расправилась с «родиной малой», но ощущение свободы придает им силы.

Читайте также:  Критика о творчестве андрея платонова, отзывы современников

Эти строки встречают всех проезжающих и приезжающих — с мая 1978 года они высечены на мемориальной доске на здании вокзала. Можно представить, что испытал поэт тогда, в те незабываемые сентябрьские дни.

Всего каких-то 11 километров… и (наконец!): «Войска Западного фронта, продолжая наступление, успешно форсировали реку Днепр и после упорных боев 25 сентября штурмом овладели областным центром — Смоленск».

Каким увидел Твардовский город своей юности, мы прочтем   в   его   очерках   «На   родных   пепелищах»,  «Год спустя» и поэтическом цикле «В Смоленске» — это было удручающее, горестное зрелище — все порушено, поругано, обезображено.

«Литературное произведение, — пишет Д. С. Лихачев, — распространяется за пределы текста. Оно воспринимается на фоне реальности и в связи с ней.

Город и природа, исторические события и реалии быта — все это входит в произведение, без которых оно не может быть правильно воспринято. Реальность — как бы комментарий к произведению, его объяснение». Но добавим, и произведение написать без всего этого невозможно.

События лета — осени 1943 года стали той исторической правдой, которая вернула Твардовского к «песне», задуманной студеной зимой 1941/42 года.

Важно

После освобождения родных мест около трех месяцев редакция «Красноармейской, правды» находилась на станции Колодня, и поэт жил у родных в Смоленске.

Тут-то и началась интенсивная работа над поэмой, которую «в себе берег, Про будущее прочил», а фактически не забывал «весь этот срок» в ожидании «какой-то встречи, вести».

И вот наступило то самое время, когда и встреч и вестей было предостаточно, конец 1943—начало 1944 года полностью отданы им новому произведению. Внимательный читатель заметит, что в публикациях «Теркина» наступил длительный перерыв — вернулся к нему поэт лишь в феврале 1944 года.

6 ноября в газете «Красноармейская правда» появилась «первая ласточка» — отрывок, озаглавленный «Россия» с подзаголовком «Из поэмы». И лад, и. склад, и, главное, содержание — все говорит о том, что это первоначальное воплощение замысла, возникшего «в года, когда зимой студеной, война стояла у ворот столицы осажденной…».

Не стану долго задерживать ваше внимание на этом отрывке, не вошедшем в канонический текст поэмы, но ознакомиться с ним все же нужно. Сделать это очень легко: с 1947 года после некоторой правки Твардовский включает его во все сборники как самостоятельное стихотворение — «Огонь».

Но развивающиеся события еще не давали необходимого материала, чтобы завершить «песню» в начатой тональности.

Поэт не «наступает на горло собственной песне», а продолжает жить этим замыслом, жить «всеми слоями сознания — и тем, что обозначается собственно сознанием, и теми высшими его состояниями, которые определяются термином «озарение» . Вероятно, некое «озарение» и изменило весь ход повествования.

Каждый талантливый писатель прежде всего сын своего народа и своей эпохи. Ярчайший пример тому все творчество Твардовского.

Совет

Буквально через месяц после появления первого отрывка «из поэмы» в корне меняется весь ход повествования.

Теперь это уже не широкое полотно военных действий, а лирический рассказ о муках простой русской семьи, горестях и бедах, выпавших и на долю воинов, одетых «в справедливую шинель бойца», их родных и близких.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » История создания поэмы «Василий Теркин». И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/istoriya-sozdaniya-poemy-vasilij-terkin/

Егэ 2013. литература: василий теркин. анализ. (история создания поэмы твардовского “василий теркин”)

Вася Теркин, любимый многими литературный герой военных лет, появился во фронтовой печати еще до Великой Отечественной – в 1939–1940 годах, во время войны с Финляндией1. Создан он был коллективом авторов, среди которых был и Твардовский. Это был удачливый и веселый боец, всегда побеждающий врагов. Герой этот напоминал персонажей комиксов или серий карикатур: “Человек он сам собой / Необыкновенный… / Богатырь, сажень в плечах… / И врагов на штык берет, / Как снопы на вилы” и т.п.

Тогда же, во время финской кампании, было задумано литературное произведение в стихах о неунывающем солдате “Васе Теркине”. Как известно, герой прежних книг Твардовского (прежде всего знаменитой в советские годы поэмы “Страна Муравия”) – крестьянин, мечтающий о счастье на родной земле, и крестьянская, деревенская тема была для Твардовского главной. Финская война, на которой был корреспондентом Твардовский, открыла ему новый пласт жизни, целый новый мир: “Мне открылся новый, необычайно суровый и вместе с тем очень человеческий, дружный и радостный мир. Я рад, что он стал доступен и понятен мне. Красную Армию я полюбил так, как до сих пор любил только деревню, колхозы. И, между прочим, очень много схожего. Мне кажется, что армия будет второй моей темой на всю жизнь”, – писал поэт. Наверное, точнее было бы сказать, что Твардовскому, хорошо знающему беды и заботы русского крестьянина, по-новому открылся во время войны все тот же русский крестьянин, русский характер, русский человек, но в его новой ипостаси: не хлебопашца и кормильца, а защитника Отечества, как не раз уже бывало в русской истории. Именно в этом заключался секрет будущей удачи поэта.

После завершения финской кампании Твардовский начал работу над поэмой, герой которой – Вася Теркин – был участником прошедшей войны. Предполагалось, что летом 1941(!) года поэма будет завершена.

С началом войны Твардовский был назначен на должность “писателя” в газету “Красная Армия” Киевского военного округа и выехал на фронт. В первые, самые тяжелые, месяцы войны Твардовскому было не до поэмы: вместе с армией он прошел всю войну, самыми трудными ее дорогами, выходил из окружения в 1941 году. К мысли о “Теркине” поэт вернулся в июне 1942 года, только это была уже поэма о новой войне и, по сути, о новом герое – прежде балагуре и весельчаке. Это был не “Вася Теркин“, а “Василий Теркин“. Сменилось имя, сменилась концепция героя: ничего не осталось теперь от квадратного подбородка, автор сосредоточился на характере Теркина, на его фронтовой (и не только фронтовой) философии, на его роли в судьбах других людей – персонажей поэмы. Новое название поэмы было объявлено в творческом отчете Твардовского 22 июня 1942 года – “Василий Теркин”.

Поэма создавалась в течение всей войны, следовала за ее ходом, сочетая в себе, казалось бы, несочетающиеся качества: оперативность, едва ли не газетность, и в то же время высочайшую художественность. Первые главы были опубликованы летом 1942 года, после тяжелого и длительного (казалось, бесконечного) отступления наших войск к Волге и Северному Кавказу, в тяжелейшее, непредсказуемое для дальнейшего хода войны время. Все были охвачены тревогой: что дальше; удастся ли остановить немцев? Вряд ли тогда было “до литературы”, “до поэзии”. Но, надо думать, было в книге Твардовского то, что нашло отклик практически у каждого. Поэма сразу же стала знаменитой (как это ни удивительно – задолго до своего завершения), газеты с главами поэмы, как свидетельствуют очевидцы, с нетерпением ожидались читателями, передавались из рук в руки. Первоначально, до 1946 года, поэма печаталась разделенной на две, затем на три части, что отражало основные этапы войны: отступление, перелом, изгнание врага с родной земли. Однако впоследствии автор отказался от деления на части, от нумерации глав, сделав композицию книги более свободной, и того требовала особая художественная логика произведения. Поэма не имеет сюжетного, событийного завершения: с главным героем, Василием Теркиным, мы расстаемся незадолго до конца войны, когда враг был изгнан с родной земли. Но и после прочтения поэмы образ Василия Теркина продолжает жить в нашем сознании, подспудно хранится в памяти как образ близкого человека.

Источник: https://dist-tutor.info/mod/book/view.php?id=40722

История создания поэмы Твардовского — реферат

 

  Вася 
Теркин, любимый многими литературный герой военных лет, появился во фронтовой 
печати еще до Великой Отечественной 
– в 1939–1940 годах, во время войны 
с Финляндией1. Создан он был коллективом авторов, среди которых был и Твардовский. Это был удачливый и веселый боец, всегда побеждающий врагов.

Герой этот напоминал персонажей комиксов или серий карикатур: “Человек он сам собой / Необыкновенный… / Богатырь, сажень в плечах… / И врагов на штык берет, / Как снопы на вилы” и т.п.

  Тогда же, во время финской кампании, было задумано литературное произведение в 
стихах о неунывающем солдате “Васе Теркине”.

Обратите внимание

Как известно, герой 
прежних книг Твардовского (прежде всего знаменитой в советские 
годы поэмы “Страна Муравия”) – крестьянин, мечтающий о счастье на родной земле, и крестьянская, деревенская тема была для Твардовского главной.

Финская война, на которой был корреспондентом Твардовский, открыла ему новый пласт жизни, целый новый мир: “Мне открылся новый, необычайно суровый и вместе с тем очень человеческий, дружный и радостный мир. Я рад, что он стал доступен и понятен мне. Красную Армию я полюбил так, как до сих пор любил только деревню, колхозы. И, между прочим, очень много схожего.

Мне кажется, что армия будет второй моей темой на всю жизнь”, – писал поэт2.

Наверное, точнее было бы сказать, что Твардовскому, хорошо знающему беды и заботы рус- ского крестьянина, по-новому открылся во время войны все тот же русский крестьянин, русский характер, русский человек, но в его новой ипостаси: не хлебопашца и кормильца, а защитника Отечества, как не раз уже бывало в русской истории.

Именно в этом заключался секрет будущей удачи поэта.

  После завершения финской кампании Твардовский 
начал работу над поэмой, герой 
которой – Вася Теркин – был участником прошедшей войны. Предполагалось, что летом 1941(!) года поэма будет завершена.

  С началом войны Твардовский был 
назначен на должность “писателя” в газету “Красная Армия” Киевского 
военного округа и выехал на фронт. В первые, самые тяжелые, месяцы войны Твардовскому было не до поэмы: вместе с армией он прошел всю войну, самыми трудными ее дорогами, выходил из окружения в 1941 году.

К мысли о “Теркине” поэт вернулся в июне 1942 года, только это была уже поэма о новой войне и, по сути, о новом герое – прежде балагуре и весельчаке. Это был не “Вася Теркин“, а “Василий Теркин“.

Сменилось имя, сменилась концепция героя: ничего не осталось теперь от квадратного подбородка, автор со- средоточился на характере Теркина, на его фронтовой (и не только фронтовой) философии, на его роли в судьбах других людей – персонажей поэмы. Новое название поэмы было объявлено в творческом отчете Твардовского 22 июня 1942 года – “Василий Теркин”.

  Поэма создавалась в течение всей войны, следовала за ее ходом, сочетая в себе, казалось бы, несочетающиеся качества: оперативность, едва ли не газетность, и в то же время высочайшую художественность. Первые главы были опубликованы летом 1942 года, после тяжелого и длительного (казалось, бесконечного) отступления наших войск к Волге и Северному Кавказу, в тяжелейшее, непредсказуемое для дальнейшего хода войны время. Все были охвачены тревогой: что дальше; удастся ли остановить немцев? Вряд ли тогда было “до литературы”, “до поэзии”. Но, надо думать, было в книге Твардовского то, что нашло отклик практически у каждого. Поэма сразу же стала знаменитой (как это ни удивительно – задолго до своего завершения), газеты с главами поэмы, как свидетельствуют очевидцы, с нетерпением ожидались читателями, передавались из рук в руки.  

Важно

      Первоначально, до 1946 года, поэма 
печаталась разделенной на две, 
затем на три части, что отражало 
основные этапы войны: отступление, 
перелом, изгнание врага с родной 
земли.

 Однако впоследствии автор 
отказался от деления на части, 
от нумерации глав, сделав композицию книги более свободной, и того требовала особая художественная логика произведения.

Поэма не имеет сюжетного, событийного завершения: с главным героем, Василием Теркиным, мы расстаемся незадолго до конца войны, когда враг был изгнан с родной земли. Но и после прочтения поэмы образ Василия Теркина продолжает жить в нашем сознании, подспудно хранится в памяти как образ близкого человека.

Образ войны в произведениях 
Константина Симонова

 

Советский писатель Константин Михайлович Симонов всегда был верен одной, главной теме своего творчества. Тема эта — мужество и героическое служение Родине. Образ войны постоянно присутствует в произведениях писателя как нечто реальное, чудовищное, что необходимо изучать, с чем нужно бороться, чтобы победить.

  Понятие войны в форме метафоры встречается 
у Симонова, но не очень часто. Это 
бывает, когда нужно сказать о 
неотвратимой неизбежности войны, когда 
она еще не наступила. Об этом думает в романе “Товарищи по оружию” Климович: “Для него, военного человека, война была экзаменом, который неизвестно когда состоится, но к которому надо готовиться всю жизнь”.

Читайте также:  Стародум в комедии "недоросль": образ, характеристика, описание, биография

Или когда автору необходимо дать собирательный образ войны: “Война — не новгородское вече”; или: “Война все равно никогда не сахар, особенно если не выпускать из памяти, что люди умирают каждый день и час”. Все свое внимание Симонов концентрирует на тяготах войны: “Выходит, так на так, везде война людей по хребту бьет”, — пишет он в романе “Солдатами не рождаются”.


  Перу писателя принадлежит знаменитый роман-эпопея “Живые и мертвые”. В нем все время ощущается противоборство двух сил: “Война вообще палка о двух концах — и ты за нее схватился, и противник из рук не выпускает”. Это противоборство подчеркивается удачной метафорой: “Все висело на волоске и у нас, и у немцев. Но наш волосок оказался крепче.

Немцы — противник такой, его и при последнем издыхании шапками не закидаешь”.

  Константин 
Симонов представляет войну в 
виде механизма, бездушного, перемалывающего 
все живое. Так, в романе “Последнее 
лето”, посвященном 1944 году, часто употребляются метафоры “машина войны”, “машина наступления”. Война идет уже давно, и в ней что-то автоматизировалось.

Искусство ведения войны заключалось в овладении этой “машиной войны”. Серпилин постоянно думает, что нужно “раскручивать машину наступления”. У него возникает ощущение, что “машина войны” на участке его армии “отлажена, заправлена, смазана, теперь остается пустить ее в ход”.

  Движение 
войны выражается в виде длительного 
действия какого-то существа, с которым 
нужно бороться, что и делали наши солдаты, такие, как Синцов, Артемьев и другие. Они “сначала, как могли, останавливали войну, когда она катилась и хотела перекатиться через них и через миллионы других людей.

Совет

А теперь, остановив, катили ее обратно, туда, откуда она началась” (“Последнее лето”). Война здесь олицетворяется при помощи развернутой и повторяющейся метафоры — “война катилась”, “ее катили”, и это одушевление не случайно у Симонова.

  В образной форме показано, что Синцов и Артемьев не просто участники войны.

Они ведут 
борьбу против нее самой, и в этом содержится глубокий смысл, так как, еще продолжая воевать, наша страна, уничтожая фашизм, вела борьбу за мир.

  Писатель 
рисует обобщенный образ воины, ее обычное, характерное состояние.

“Там война 
пахла бензином и копотью, горелым 
железом и порохом, она скрежетала гусеницами, строчила из пулемётов 
и падала в снег, и снова поднималась под огнем на локтях и коленях, и с хриплым “ура”, с матерщиной, с шепотом “мама”, проваливаясь в снегу, шла и бежала вперед, оставляя после себя пятна полушубков и шинелей на дымном растоптанном снегу” (“Солдатами не рождаются”).

  Олицетворение войны дает образ чудовища, хищника. “Конечно, война большая, это верно, и жрет людей много, нынче тут, завтра там…”, — думает Серпилин. В романе “Последнее лето” образ 
чудовища относится и к немецкой армии: с надрубленными клещами, с перерезанными венами — железными дорогами.

  Противостоящей 
силой чудовищу войны в романе является собирательный образ гиганта, русского богатыря, олицетворяющего 
народ. В частности, появляется образ 
большой человеческой руки. “Вчера 
все глубже загребали правой рукой”, — думает Серпилин о правом фланге своей дивизии. “И два соседних фронта…

сегодня к утру сомкнули руки позади оставшихся в мешке немецких армий”

  Описывая 
будничную работу Серпилина, Симонов 
создает образ человека на войне. “На фронте думал, как говорится, о душе, а про тело думать было некогда. Оно ездило на “виллисах”, ходило по окопам, говорило по телефону… Исполняло все, что от него требовалось, не напоминая о себе”.

Одушевляется также в романе и серпилинская дивизия, причем о ней говорится, как о едином существе, вмещающем в себя судьбу каждого бойца. “… Она отступала и контратаковала, оставляла, удерживала и снова оставляла рубежи, она истекала кровью и пополнялась и снова обливалась кровью”.

  “Последнее 
лето” демонстрирует нам образец 
армии и ее командиров.

В подтверждение этого автор пишет афористические фразы: “Армия, как человек, — без головы не живет”; “Командир полка, как хозяйка, — всегда в заботах”; “Хороший командир роты — это рота. Без него на батальоне сидеть, как на стуле без ножки”.

  При индивидуальной оценки командующих — Серпилина, Бойко, Кузмича — Симонов использует необычные сравнения. Например, Синцову “…

Обратите внимание

Серпилин в эти дни чем-то напоминал хирурга. Наступление 
было похоже на операцию, когда хирург торопит: “Тампон! Зажим! Тампон! Шелк! Проверьте пульс!” Командует людьми, которые помогают, а у самого нет времени ни на что постороннее…

” Это сравнение Серпилина с хирургом не случайно, так как военную операцию он старался подготовить как можно искусней и провести ее для своей армии как можно безболезненней.

  В описании боя у Симонова обычно преобладает 
зрительное или слуховое восприятие его очевидцами.

При передаче грохота 
боя возникает такой звуковой образ: “Казалось, у тебя над ухом кто-то все время с треском 
грызет огромные орехи”. Это олицетворение боя опять повторяется: “Над ухом один за другим треснули два последних ореха, и наступила мгновенная пауза”.

  Писатель 
отвергает войну как нечто 
противоестественное, бесчеловечное.

В то же время Симонов подчеркивает, что война — это ежедневный подвиг и тяжелый труд народа на фронте и в тылу. Вся жизнь переплетена с войной, она входит в мировосприятие человека. Этим и объясняется использование военной символики даже там, где речь не идет непосредственно о войне. Например, переживая гибель жены, Синцов думает: “Страшно привыкать к мысли, что умерла.

Но, может, еще страшней, затолкав эту смертельную мысль в глубь себя, жить с нею так, словно годами идешь по минному полю, не зная, где и когда под тобою рванет”.

  У Симонова образ-символ нигде не выступает навязчиво. Он скрыт, и в него нужно проникнуть. Например, изображая “черную кашу” взрывов, автор обращает внимание на соломинку, которая становится символом человеческой судьбы на войне. “Там, впереди, дымы разрывов так закручиваются, как будто ложкой мешают черную кашу, от земли до неба. А здесь, прямо перед глазами, ледяная кромка окопа с одной вмерзшей соломинкой. Торчит, словно ее нарочно втолкнули измерять силу ударов, и подрагивает перед глазами то сильней, то слабей…” Образ соломинки, подрагивающей от взрывов, такой маленькой, но стойкой — она одна выстаивает против всей махины вражеской техники, — это и есть образ человека на войне.

Константин Симонов, создавая образ войны, использует разнообразные 
художественные средства. Этим достигается огромное эмоциональное воздействие на читателя    
  

Жди меня, и я вернусь. 
Только очень жди, 
Жди, когда наводят грусть 
Желтые дожди, 
Жди, когда снега метут, 
Жди, когда жара, 
Жди, когда других не ждут, 
Позабыв вчера. 
Жди, когда из дальних мест 
Писем не придет, 
Жди, когда уж надоест 
Всем, кто вместе ждет. 
 
Жди меня, и я вернусь, 
Не желай добра 
Всем, кто знает наизусть, 
Что забыть пора.

Важно

 
Пусть поверят сын и мать 
В то, что нет меня, 
Пусть друзья устанут ждать, 
Сядут у огня, 
Выпьют горькое вино 
На помин души… 
Жди. И с ними заодно 
Выпить не спеши. 
 
Жди меня, и я вернусь, 
Всем смертям назло. 
Кто не ждал меня, тот пусть 
Скажет: – Повезло. 
Не понять, не ждавшим им, 
Как среди огня 
Ожиданием своим 
Ты спасла меня.

 
Как я выжил, будем знать 
Только мы с тобой,- 
Просто ты умела ждать, 
Как никто другой.    

Источник: http://freepapers.ru/9/istoriya-sozdaniya-pojemy-tvardovskogo/95122.620759.list1.html

История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т

Особенно интересно сведены вместе обобщение и индивидуализация в главе «Теркин — Теркин».

Оказывается, Теркиных в книге двое. Это, соответственно, Василий Иванович (главный герой) и его однофамилец Иван.

С одной стороны, двойничество Теркиных подчеркивает обобщающий характер образа главного героя (сходный по функции прием использован в главе «Два солдата», где использован рефрен «Вот что значит мы, солдаты», уравнивающий Теркина с дедом-ветераном).

С другой стороны, это двойничество неабсолютно: второй Теркин оказывается рыжим, он, в отличие от Василия, не курит, и его фронтовая профессия — бронебойщик. Разрешается ситуация «строгим старшиной»:

Что вы тут не разберете, Не поймете меж собой? По уставу каждой роте

Будет придан Теркин свой.

Синтетическая характеристика обобщенного и одновременно отличного от других Теркина — его «свойскость». Притяжательные местоимения «свой» и «наш» почти всегда сопровождают упоминания о герое. Вот почему так естественно «перетекают» узнаваемые черты главного героя к другим, второстепенным персонажам книги.

«Своими» оказываются в поэме дед-ветеран, его поначалу прижимистая супруга, экипаж танкистов, молоденькая медсестра, даже усатый генерал, обнимающийся с Теркиным как с «любимым сыном». Лексика родства вообще чрезвычайно органично использована в «Теркине», она поддерживает важнейшую в книге идею народного единства.

Образ автора.

Помимо Теркина и второстепенных персонажей книги чрезвычайно важную роль в «Книге про бойца» играет образ автора. Кроме «эпических» глав, героем которых является Теркин, «Книга про бойца» содержит «лирические» главы «От автора».

В первой из таких глав автор представляет читателю своего героя, во второй — делится с читателем «профессиональными » размышлениями о специфике содержания и сюжета самой книги; в третьей — дает еще одну характеристику герою, на этот раз прямо указывая на национальный масштаб обобщения в его образе («Он идет, святой и грешный, / Русский чудо-человек»).

Наконец, в последней, завершающей книгу главе «От автора» дистанция между автором и героем почти исчезает: «мы с тобой» — обращается к Теркину автор.

Совет

Кроме четырех глав «От автора» лирическими по характеру являются еще несколько глав и фрагментов ( « О себе », «О любви»), в которых автор указывает на собственные общие с Теркиным черты.

В целом фигура автора в поэме оказывается чрезвычайно близкой Теркину по жизненным оценкам и фронтовому опыту.

Однако дистанция между автором и героем не является одинаковой на всем протяжении книги.

Поначалу герой раскрывается по большей части в действии, о его внутреннем состоянии говорится мало, и эту « недостачу» психологизма автор восполняет « от себя» — в лирических по характеру фрагментах, где обобщаются чувства всего воюющего народа. Дело не столько в разнице мироощущений автора и героя (они очень близки), сколько в композиционном распределении функций: герой действует, автор размышляет и эмоционально «подсвечивает» сюжет.

Это заметно, например, в главе «Переправа», где общий тон авторского отношения к происходящему определяется сдержанной скорбью:

И увиделось впервые, Не забудется оно: Люди теплые, живые

Шли на дно, на дно, на дно. . .

Появление Теркина вносит перелом не только в саму драматическую ситуацию, но и в ее эмоциональную оркестровку: глава завершается шутливой просьбой находчивого героя о «второй стопке».

После этого звучит авторское обобщение о «святом и правом» бое, вновь напоминающее о драматизме происходящего.

Ощутимая поначалу граница между эпической и лирической сферами по мере движения сюжета постепенно стирается, между автором и героем возникают диалогические контакты, дистанция между ними сокращается. В главе «Теркин ранен» автор обращается к герою так, что почти сливается с ним:

Теркин, стой. Дыши ровнее. Теркин, ближе подпусти. Теркин, целься. Бей вернее,

Теркин. Сердце, не части.

Обратите внимание

Тем самым создается основа для взаимозаменяемости образов автора и героя. Предельно сближаются их высказывания, демонстрируя и общность судьбы (герой и автор — земляки), и близость самих речевых манер. В главе «О себе» автор не оставляет читателю сомнений относительно этой близости:

И скажу тебе, не скрою, — В этой книге, там ли, сям, То, что молвить бы герою. Говорю я лично сам. Я за все кругом в ответе, И заметь, коль не заметил, Что и Теркин, мой герой,

За меня гласит порой.

Однако полного слияния автора и героя так и не происходит. Твардовскому важна общая перспектива восприятия событий, важна сама возможность итоговых оценок.

Во второй половине произведения сюжет все чаще осложняется лирико-философскими фрагментами, в которых суть происходящего рассматривается в категориях судьбы всего народа. Автору важно не только подвести итоги народного бедствия, но и заглянуть в будущее страны.

Вот почему появляется глава «Про солдата-сироту», самая трагическая в книге, В этой главе Теркина нет, а рассказ ведется о человеке, который в ходе войны потерял всю семью. Образ воюющего народа, представленный в начале книги именно Теркиным, к концу поэмы заметно расширился.

Теперь в него органично включены и главный герой, и множество эпизодических персонажей, и лирическое «я», и адресат книги — ее читатель («друг и брат», по словам автора). Важно и то, что книга завершается вовсе не оптимистическими здравицами: в финале выражено чувство вины, и сама книга посвящается памяти павших:

Повесть памятной годины, Эту книгу про бойца, Я и начал с середины И закончил без конца

С мыслью, может, дерзновенной

Посвятить любимый труд Павшим памяти священной, Всем друзьям поры военной,

Читайте также:  Анализ сказки "карась-идеалист" салтыкова-щедрина: тема, идея, смысл, главная мысль, мораль, вывод

Всем сердцам, чей дорог суд.

Своеобразие жанра и композиции. В школьной практике за «Василием Теркиным» закрепилось терминологически нестрогое жанровое обозначение — «поэма». Найти или скачать История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т.

© 2010-2018 «Cwetochki.ru»

Источник: https://cwetochki.ru/post-Istoriya-sozdaniya-i-analiz-poemmyi-Vasiliy-Terkin-Tvardovskogo-AT-23227.html?page=3

Сочинение на тему История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т.» – по русскому языку и литературе

В последней главе «Василия Теркина» автор «Книги про бойца» прощается со своим героем и размышляет о том, как примут его создание будущие читатели.

Здесь, в финале поэмы, названо то, что Твардовский считает главным достоинством своей книги, а попутно дана беглая общая характеристика ее композиции: Пусть читатель вероятный Скажет с книжкою в руке: — Вот стихи, а все понятно, Все на русском языке… … Повесть памятной годины, Эту книгу про бойца, Я и начал с середины И закончил без конца…

Понятность, доступность поэмы и необыкновенная внешняя ясность, кажущаяся незатейливость ее формы, действительно относятся к достоинствам главной книги Твардовского. Эти достоинства отмечались не только рядовыми читателями полюбившейся им книги, но и коллегами Твардовского по писательскому труду. Выразителен отзыв одного из самых взыскательных мастеров отечественной литературы XX в.

— обычно скупого на похвалы И.А.Бунина: «Это поистине редкая книга: какая свобода, какая чудесная удаль, какая меткость, точность во всем и какой необыкновенный народный, солдатский язык — ни сучка, ни задоринки, ни единого фальшивого, готового, то есть литературно-пошлого слова».

Важно

Правда, Бунин говорит здесь не только об органичности поэтического дара Твардовского, о соприродности его слова народному языку, — но и о свободе от эстетической нормативности, т.е. о новаторстве Твардовского в области формы («ни единого… готового… литературно-пошлого слова»). Главный герой книги.

Первые две главы «Василия Теркина» были опубликованы в одной из фронтовых газет 4 сентября 1942 г. В течение 1942-1945 гг. последующие главы книги появлялись во фронтовой периодике, журналах; выходила поэма и отдельными изданиями. Однако российскому читателю образ Теркина мог быть знаком и до начала Великой Отечественной войны. Еще в 1939-1940 гг.

на страницах газеты Ленинградского военного округа появлялся персонаж по имени «Вася Теркин» — герой серии занятных картинок, сопровождавшихся стихотворными подписями. Создан был этот персонаж в результате коллективной работы нескольких литераторов, среди которых был и Твардовский, написавший стихотворное вступление к этому «Теркину».

Главное в Теркине периода войны с Финляндией — сугубая литературная условность и намеренная одноплановость, свойственная героям комиксов или персонажам серии карикатур. Это неизменно удачливый и всегда веселый боец, легко разделывающийся с врагами. «Человек он сам собой / Необыкновенный…» — вот его наиболее общая характеристика.

Настоящий, нефельетонный Теркин, герой «Книги про бойца», принадлежит иному типу образов. Уже первая сюжетная глава поэмы аттестует героя как человека «свойского», легко находящего общий язык с новым коллективом.

Нормальность Теркина прямо выражена в развернутой авторской характеристике, начинающейся «установочным» четверостишием: Теркин — кто же он такой? Скажем откровенно: Просто парень сам собой Он обыкновенный. Авторская установка на обыкновенность главного героя не только не мешает, но, напротив, помогает созданию максимально обобщенного образа.

Твардовский наделяет своего героя подчеркнуто «общерусской» внешностью, избегает слишком выпуклых внешних примет («особые» портретные приметы сделали бы его образ излишне индивидуализированным). Образ Теркина близок фольклорному типу персонажей, своей неуязвимостью и «всеприсутствием» в самых разнообразных ситуациях он напоминает находчивого героя бытовой солдатской сказки.

Заметим, что, показывая своего героя в бою и на отдыхе, в госпитале и в доме старого солдата, Твардовский отбирает наиболее типовые эпизоды военных будней, знакомые каждому солдату. В изображении боев автор крайне редко использует конкретные географические названия и сколько-нибудь точные хронологические обозначения.

Совет

Поле, лес, река, болото, деревенька, дорога (и, соответственно, зима, весна, лето, осень) — вот предел пространственной и временной конкретности в книге (отдельные исключения вроде топонима «Борки» всякий раз специально мотивированы). Та же тенденция к обобщению — в рассказе о конкретной фронтовой работе Теркина.

В разных ситуациях он оказывается то связистом, то стрелком, то разведчиком. Помимо военно-профессиональной многоликости важна постоянно подчеркиваемая автором принадлежность Теркина к самому массовому и «демократичному» роду войск — пехоте. Теркин — из числа чернорабочих войны, на которых и держится страна.

Именно масштаб страны, масштаб всего воюющего народа определяет специфику сюжета и особенности образности в книге. Теркин начинает воевать во время финской кампании на Карельском перешейке, вновь вступает в строй с июня 1941 г., вместе со всей армией отступает, несколько раз оказывается в окружении, потом переходит в наступление и завершает свой путь в глубине Германии.

Автор намеренно избегает пространственной локализации сюжетных эпизодов. Из самых громких битв периода войны (до середины 1950-х гг. принято было выделять «десять сталинских ударов») лишь форсированию Днепра в книге посвящена отдельная глава. Сюжет книги складывался по мере хода всенародной войны, и его стержнем стала судьба всего народа.

Высокой степени обобщенности в образе главного героя «подыгрывает» и система рифм, используемых по отношению к его имени и фамилии. Твардовский изобретательно использует рифмы, которые характеризуют и обстоятельства армейского быта, и эмоциональное состояние героя (Теркин — горькой, махорки, поговорки, на взгорке, в гимнастерке, коркой, в каптерке и т.д.).

Однако наиболее ответственной в книге является рифма «Василий — Россия», несколько раз повторенная в тексте. Тем самым подчеркнуто, что герой представительствует за весь народ и является своеобразным воплощением богатырства русского народа. Теркин— «герой-народ».

Правда, автор либо избегает открытой героизации и слишком торжественного пафоса, либо нейтрализует их композиционными средствами. В этом отношении характерна глава «Поединок», построенная на перекличках с былинным эпосом. В этой главе Теркин вступает в единоборство с сильным, физически превосходящим его противником: Теркин знал, что в этой схватке Он слабей: не те харчи.

Уже это вводное замечание настраивает читателя на то, что следующую картину надо воспринимать без всякого пафоса. С одной стороны, эпизод единоборства выделен и укрупнен автором: Как на древнем поле боя, Грудь на грудь, что щит на щит, — Вместо тысяч бьются двое, Словно схватка все решит. Предельной обобщенности эпизода служит красноречивая метонимия: «Бьется Теркин, держит фронт».

Обратите внимание

Вполне соответствует этой заявленной широте масштаба финальное авторское обобщение — торжественно звучащие строчки, которые станут рефреном книги: Страшный бой идет, кровавый, Смертный бой не ради славы, Ради жизни на земле.

Однако былинная торжественность сцены уравновешивается щедро рассыпанными «технологическими» подробностями теркинской смекалки и самой идиоматической лексикой» использованной в глазе («хрястнул немца промеж глаз», «в санки сунул», «с испугу… дал леща» и т.п.). Тем самым эпизод поединка, не утрачивая символического смыслового потенциала, «заземляется», бой приобретает характер отчаянной драки. Самое же главное в том, что, как только тональность рассказа достигает высот открытой героики, Твардовский немедленно пускает в ход своеобразный прием поправки масштаба, «скромного» уточнения. Вот как он использован в анализируемом эпизоде: Бьется насмерть парень бравый, Так что дым стоит горой, Словно вся страна-держава Видит Теркина: — Герой! Что страна! Хотя бы рота Видеть издали могла, Какова его работа И какие тут дела. Сходный прием лукавой поправки масштаба использован в эпизоде рассказа Теркина о «сабантуе» и в главе «О награде». Такое совмещение масштабов стало возможным благодаря тому, что Теркин в книге — не только общенациональный тип «русского чудо-человека», но и личность. Уникальность героя Твардовского — в сочетании в нем «всеобщего» и индивидуально-неповторимого. Фольклорные герои,проявляя себя в поступках, одинаковы в начале и в конце рассказанной о них истории.

Сочинение на тему История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т.»
Твардовский А.Т.
Стр. 1

Сочинение на тему История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т.»
Твардовский А.Т.
Стр. 2

Сочинение на тему История создания и анализ поэмы “Василий Теркин” Твардовского А.Т.»
Твардовский А.Т.
Стр. 3

Источник: http://my-soch.ru/sochinenie/Cochinenie-laquoistoriya-sozdaniya-i-analiz-poemy-quotvasilij-terkinquot-tvardovskogo-atraquo

А.Т. Твардовский “Василий Теркин”. История создания, род, жанр, творческий метод произведения

История создания

С осени 1939 года Твардовский в качестве военного корреспон­дента участвовал в финской кампании. «Мне кажется, — писал он М.В. Исаковскому, — что армия будет второй моей темой на всю жизнь». И поэт не ошибся. В редакции Ленинградского военного округа «На страже Родины» у группы поэтов возник замысел создать серию занимательных рисунков о подвигах веселого солдата- богатыря. «Кто-то, — вспоминает Твардовский, — предложил назвать нашего героя Васей Теркиным, именно Васей, а не Василием». В создании коллективного произведения о неунывающем удачливом бойце Твардовскому было поручено написать вступление:«… я дол­жен был дать хотя бы самый общий «портрет» Теркина и опреде­лить, так сказать, тон, манеру нашего дальнейшего разговора с чи­тателем».

Так появилось в газете стихотворение «Вася Теркин» (1940. — 5 января). Успех фельетонного героя натолкнул на мысль продол­жить рассказ о похождениях неунывающего Васи Теркина. В итоге вышла книжечка «Вася Теркин на фронте» (1940). В Великую Отече­ственную войну этот образ становится главным в творчестве Твар­довского. «Василий Теркин» шел вместе с Твардовским дорогами войны. Первая публикация «Василия Теркина» состоялась в газете Западного фронта «Красноармейская правда», где 4 сентября 1942 г. были напечатаны вступительная главка «От автора» и «На привале». С тех пор и до конца войны главы поэмы публиковались в этой га­зете, в журналах «Красноармеец» и «Знамя», а также в других печат­ных органах. ActionTeaser.ru – тизерная реклама

«…Работа моя заканчивается по совпадению с окончанием вой­ны. Нужно еще одно усилие освеженных души и тела — и можно бу­дет поставить точку», — писал поэт 4 мая 1945 года. Так появилась законченная поэма «Василий Теркин. Книга про бойца» (1941- 1945). Твардовский писал, что работа над нею дала ему «ощущение» законности места художника в великой борьбе народа… чувство полной свободы обращения со стихом и словом.

В 1946 г. почти одно за другим вышло три полных издания «Кни­ги про бойца».

Род, жанр, творческий метод

Весной 1941 г. поэт напряженно работал над главами будущей поэмы, но начало войны изменило эти планы. Возрождение за­мысла и возобновление работы над «Теркиным» относится к сере­дине 1942 г. С этого времени начинается новый этап работы над произведением: «Изменился весь характер поэмы, все ее содержа­ние, ее философия, ее герой, ее форма — композиция, жанр, сю­жет. Изменился характер поэтического повествования о войне — родина и народ, народ на войне стали главными темами». Хотя, приступая к работе над ней, поэт не слишком беспокоился на этот счет, о чем свидетельствуют его собственные слова: «Я недолго то­мился сомнениями и опасениями относительно неопределенности жанра, отсутствия первоначального плана, обнимающего все про­изведение наперед, слабой сюжетной связанности глав между со­бой. Не поэма — ну и пусть себе не поэма, решил я; нет единого сюжета — пусть себе нет, не надо; нет самого начала вещи — неко­гда его выдумывать; не намечена кульминация и завершение всего повествования — пусть, надо писать о том, что горит, не ждет, а там видно будет, разберемся».

В связи с вопросом о жанре произведения Твардовского пред­ставляются важными следующие суждения автора: «Жанровое обо­значение «Книги про бойца», на котором я остановился, не было ре­зультатом стремления просто избежать обозначения «поэма», «повесть» и т.п. Это совпало с решением писать не поэму, не повесть или роман в стихах, то есть не то, что имеет свои узаконенные и в известной мере обязательные сюжетные, композиционные и иные признаки. У меня не выходили эти признаки, а нечто все-таки выхо­дило, и это нечто я обозначил «Книгой про бойца».

Эта, как назвал ее сам поэт, «Книга про бойца» воссоздает досто­верную картину фронтовой действительности, раскрывает мысли, чувства, переживания человека на войне. Она выделяется среди дру­гих тогдашних поэм особой полнотой и глубиной реалистического изображения народно-освободительной борьбы, бедствий и стра­даний, подвигов и военного быта.

Поэма Твардовского — это героическая эпопея, с отвечающей эпическому жанру объективностью, но пронизанная живым автор­ским чувством, своеобразная во всех отношениях, уникальная кни­га, вместе с тем развивающая традиции реалистической литературы и народнопоэтического творчества. И в то же время это свободное повествование — хроника («Книга про бойца, без начала, без кон­ца…»), которое охватывает всю историю войны.

  ActionTeaser.ru – тизерная реклама

Источник: https://referat5top.ru/sochineniya-po-literature/analiz-stikhotvoreniya-proizvedeniya/7821-a-t-tvardovskij-vasilij-terkin-istoriya-sozdaniya-rod-zhanr-tvorcheskij-metod-proizvedeniya

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector