Цитаты из повести “палата №6” чехова

Вся Россия по повести Палата № 6 (Чехов А. П.)

План

1. Краткое введение.

2. Почему вся Россия – “Палата №6”?

3. Вывод.

“При формальном же, бездушном отношении к личности, для того чтобы невинного человека лишить всех прав состояния и присудить к каторге, судье нужно только одно: время”

(Иван Дмитрич)

Произведение Антона Павловича Чехова “Палата №6” начинается с описания дороги к больнице и палате №6, в которой заперты сумасшедшие.

Ни доктора, ни даже родные не навещают больных. Связываться с внешним миром они, главным образом, могут только через сторожа Никиту. В самой палате находится пять человек, один из которых благородного происхождения.

Тогда что же автор высказывания имел в виду? Все в России – сумасшедшие, чья обязанность подчиняться не отличающемуся умом правительству-сторожу? Или то, что все мыслящие люди так или иначе обязательно окажутся в психбольнице и кончат там свою жизнь? Подразумевается ли под больничной палатой самая настоящая клетка? Я думаю, что Катаев, когда произносил высказывание, частично подразумевал под палатой клетку, ограничивающую человеческую свободу.

Обратите внимание

Самое интересное, что человек сам возводит вокруг себя крепкие прутья решеток, заключая себя в рамки. Нужны ли они ему вообще? Не просто же так, не для декора он их так старательно возводил годами, чтобы потом просовывать сквозь них руки и мечтать о свободе? А что есть свобода? Или, может быть, все именно так и есть, как говорил доктор Рагин: “При всякой обстановке вы можете находить успокоение в самом себе”. Он не вмешивался в дела больницы, слишком много думал, начал искать думающих людей вокруг себя. По иронии судьбы, поиски привели его в эту самую “Палату №6”, где он подолгу разговаривал с Иваном Дмитричем. Я, например, не ошиблась, предполагая, что доктор сам окажется в больнице. Слишком мало делал. Слишком много думал. В общем, как и вся интеллигенция в России: только говорят, а делать – ничего не делают. Все учат жизни и философствуют, думают не свои мысли, говорят не своими словами, доказывают что-то совершенно далекое от них и их среды обитания, как доктор Рагин. Но делают они так только до первого потрясения. Выйдя из зоны комфорта, они резко меняют свое мнение, потому что вернуться в состояние вечной праздности не получается и нужно приспосабливаться к новым условиям. Ну а пока этого не случается, никто не хочет ничего делать. Никто не достигает цели, просто потому что не ставит ее перед собой. Например, в городе, в котором стоит эта самая больница, нет ни театров, ни музеев, соответственно нет никакого прогресса. Однако, не все люди такие(Раев). Некоторые видят проблемы, не обманывают себя и пытаются хоть как-то развиваться. Но даже обладая прогрессивными идеями, можно закончить в психушке. Потому что никому не нужны твои идеи. Ты никому не нужен.

Таким образом, автор высказывания имел в виду, что дела в России, которая отстала в развитии от Европы, крайне плохи, и люди сами роют себе яму и загоняют себя в нее. Такое отношение к жизни пугает. Тем не менее, жалобы бессмысленны. Если ничего не делать, то результата можно ждать бесконечно долго.

Я частично не согласна с Катаевым, потому что, несмотря на все ужасные вещи, которые происходили, происходят и будут происходить, я верю, что безвыходных ситуаций не бывает, нужно только внимательнее приглядеться.

Возможно, если бы люди не дичились друг друга и были бы более открытыми, дружелюбными (сумасшедших никто никогда не навещал), способными, как попросить помощи, так и оказать ее, то ситуация бы, может быть, изменилась в лучшую сторону.

Потому что все, что мы можем дать друг другу в мире, в котором людьми правят сторожа Никиты, а за любую “неправильную” мысль можно закончить жизнь в ужасном месте, – это мы сами. Ведь чтобы открыть дверь, выйти из “Палаты №6” и оказать сопротивление сторожу, нужно сплотиться и по-настоящему захотеть. Но нужно ли?

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/vsya-rossiya-po-povesti-palata-6-chexov-a-p/

33 лучших афоризма А. П. Чехова

Культура »

15 июля – день памяти Антона Павловича Чехова (1860–1904). Мы подобрали 33 цитаты из произведений, писем и записных книжек писателя, которые в полной мере подходят и к современной жизни.Чехов – один из самых известных драматургов мира, его произведения переведены на 100 языков.

За 26 лет творческой жизни писатель создал около 900 коротких юмористических рассказов, повестей и пьес. Многие из них, в их числе «Палата № 6», «Человек в футляре», пьесы «Иванов», «Чайка», «Вишневый сад», «Дядя Ваня», «Три сестры» стали классикой мировой литературы.

У Антона Павловича было 42 псевдонима, среди которых Гайка № 6, Гайка № 9, Прозаический поэт, Брат моего брата, Улисс и Шампанский.Чехову было присвоено звание почетный академик Императорской Академии наук, но он отказался от него вместе с коллегой и другом В. Г.

Короленко после распоряжения Николая II аннулировать избрание Максима Горького в почетные академики.

Антон Павлович умер от туберкулеза, которым страдал с гимназических лет. Последними словами писателя были: «Давно я не пил шампанского»…

35 лучших афоризмов А. П. Чехова

1 Краткость – сестра таланта (из письма брату Александру Павловичу Чехову 11 апреля 1889 г.)
2 В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. (Из пьесы «Дядя Ваня»)

3 Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни. (Воспоминания Арс. Г. (И.Я. Гурлянд), «Театр и искусство», 1904.)

4 В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем внешним признакам. (Пьеса «Иванов»)

5 Воспитанные люди уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы. (Из письма брату Николаю Антоновичу Чехову, 1886)

6 Все знают и все понимают только дураки и шарлатаны. (Рассказ «Огни»)

7 Говорят, что философы и истинные мудрецы равнодушны. Неправда, равнодушие – это паралич души, преждевременная смерть. (рассказ «Скучная история»)

8 Грязная муха может испачкать всю стену, а маленький грязненький поступочек может испортить все дело. (Из записных книжек)

9 Дела управляются их целями: то дело называется великим, у которого велика цель. (Из записных книжек)

10 Доброму человеку бывает стыдно даже перед собакой. (Из записных книжек))

11 Если боитесь одиночества, то не женитесь. (Из записных книжек)

12 Если вы будете работать для настоящего, то ваша работа выйдет ничтожной; надо работать, имея в виду только будущее. (Из записных книжек)

13 Жениться интересно только по любви; жениться же на девушке только потому, что она симпатична, это все равно, что купит себе на базаре ненужную вещь только потому, что она хороша. (из письма брату Александру Павловичу Чехову, 1898)

14 За дверью счастливого человека должен стоять кто-нибудь с молоточком, постоянно стучать и напоминать, что есть несчастные и что после непродолжительного счастья наступает несчастье. (Рассказ «Крыжовник»)

15 Искусство писать – это искусство сокращать. (Из записных книжек)

16 Критиканы – это обычно те люди, которые были бы поэтами, историками, биографами, если бы могли, но, испробовав свои таланты в этих или иных областях и потерпев неудачу, решили заняться критикой. (Из записных книжек)

17 Можно лгать в любви, в политике, в медицине, можно обмануть людей… но в искусстве обмануть нельзя. (Из записных книжек)

18 Национальной науки нет, как нет национальной таблицы умножения. (Из записных книжек)

19 Не так связывают любовь, дружба, уважение, как общая ненависть к чему-либо. (Из записных книжек)

20 Нет того урода, который не нашел бы себе пары, и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя. (Из записных книжек)

21 Не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро. (Рассказ «Крыжовник»)

22 Ни одна специальность не приносит порой столько моральных переживаний, как врачебная. (Из записных книжек)

23 Даже болеть приятно, когда знаешь, что есть люди, которые ждут твоего выздоровления как праздника. (Из записных книжек)

24 Замечательный день сегодня. То ли чай пойти попить, то ли повеситься. (Неопубликованный рассказ Чехова «Подарок»).

25 Умный любит учиться, а дурак – учить. (Из записных книжек)

26 Нужно по капле выдавливать из себя раба. (Из письма к издателю и журналисту А. Ф. Суворину, 1889 г.)

27 Влюбленность указывает человеку, каким он должен быть. (Из записных книжек)

28 Встав из-за стола голодным – вы наелись; если вы встаете наевшись – вы переели; если встаете переевши – вы отравились. (Из записных книжек)

Читайте также:  История создания поэмы "мертвые души" гоголя: творческая история, замысел

29 А бывают минуты, за которые можно отдать месяцы и годы. (Из записных книжек)

30 Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, как это сделает кто-нибудь другой. (Рассказ «Дом с мезонином»)

31 Нет того Квазимодо, который не был бы глубоко убежден, что парой ему может быть только красивая женщина. (Рассказ «О женщинах»)

32 Ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость. (Из записных книжек)

33 Русский человек любит вспоминать, но не любит жить (Повесть «Степь»)

Вернуться на главную Новости партнеров 

  • Главный редакторАлександр Иванович Куприянов

Источник: http://moscvichka.ru/moscvichka/2013/07/14/33-luchshih-aforizma-a-p-chehova-5385.html

Антон Павлович Чехов. Палата №6: цитаты из книги

Обыкновенный человек ждёт хорошего или дурного извне, то есть от коляски и кабинета, а мыслящий — от самого себя.

***

Как приятно лежать неподвижно на диване и сознавать, что ты один в комнате! Истинное счастие невозможно без одиночества.

***

Жизнь есть досадная ловушка. Когда мыслящий человек достигает возмужалости и приходит в зрелое сознание, то он невольно чувствует себя как бы в ловушке, из которой нет выхода.

***

Важно

Болезнь моя только в том, что за двадцать лет я нашел во всём городе только одного умного человека, да и тот сумасшедший!

***

Боль есть живое представление о боли: сделай усилие воли, чтоб изменить это представление, откинь его, перестань жаловаться, и боль исчезнет. Это справедливо.

Мудрец, или, попросту, мыслящий, вдумчивый человек отличается именно тем, что презирает страдание; он всегда доволен и ничему не удивляется.

… Если вы почаще будете вдумываться, то вы поймете, как ничтожно все то внешнее, что волнует нас. Нужно стремиться к уразумению жизни, а в ней — истинное благо.

***

Жизнь есть досадная ловушка. Когда мыслящий человек достигает возмужалости и приходит в зрелое сознание, то он невольно чувствует себя как бы в ловушке, из которой нет выхода.

***

Боль есть живое представление о боли: сделай усилие воли, чтоб изменить это представление, откинь его, перестань жаловаться, и боль исчезнет. Это справедливо.

Мудрец, или, попросту, мыслящий, вдумчивый человек отличается именно тем, что презирает страдание; он всегда доволен и ничему не удивляется.

… Если вы почаще будете вдумываться, то вы поймете, как ничтожно все то внешнее, что волнует нас. Нужно стремиться к уразумению жизни, а в ней — истинное благо.

***

Да и к чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и законный конецкаждого?

***

Тюрем и сумасшедших домов не будет, и правда, как вы изволили выразиться, восторжествует, но ведь сущность вещей не изменится, законы природы останутся всё те же. Люди будут болеть, стариться и умирать так же, как и теперь. Какая бы великолепная заря ни освещала вашу жизнь, всё же в конце концов вас заколотят в гроб и бросят в яму.

***

Совет

Зачем человек не бессмертен? Зачем мозговые центры и извилины, зачем зрение, речь, самочувствие, гений, если всему этому суждено уйти в почву и, в конце концов, охладетьвместе с земною корой, а потом миллионы лет без смысла и без цели носиться с землею вокруг солнца? Для того чтобы охладеть и потом носиться, совсем не нужно извлекать из небытия человека с его высоким, почти божеским умом и потом, словно в насмешку, превращать его в глину.

***

Бывают люди, которые всегда говорят только умные и хорошие слова, но чувствуешь, что они тупые люди.

***

Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом.

***

Не стоит мешать людям сходить с ума.

***

Нет подлее преступления, как убийство слабых и беззащитных.

***

На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

***

Люди, имеющие служебное, деловое отношение к чужому страданию, например судьи, полицейские, врачи, с течением времени, в силу привычки, закаляются до такой степени, что хотели бы, да не могут относиться к своим клиентам иначе, как формально; с этой стороны они ничем не отличаются от мужика, который на задворках режет баранов и телят и не замечает крови.

***

Падший ангел изменил Богу, вероятно, потому, что захотел одиночества, которого не знаютангелы.

***

В России нет философии, но философствуют все, даже мелюзга.

***

Книги — это ноты, а беседа — пение.

***

Обмен веществ! Но какая трусость утешать себя этим суррогатом бессмертия! Бессознательные процессы, происходящие в природе, ниже даже человеческой глупости, так как в глупости есть все-таки сознание и воля, в процессах же ровно ничего.

Только трус, у которого больше страха перед смертью, чем достоинства, может утешать себя тем, что тело его будет со временем жить в траве, в камне, в жабе… Видеть свое бессмертие в обмене веществ так же странно, как пророчить блестящую будущность футляру после того, как разбилась и стала негодной дорогая скрипка.

***

На земле нет ничего такого хорошего, что в своём первоисточнике не имело бы гадости.

***

Страдания ведут человека к совершенству.

***

Когда общество ограждает себя от неудобных людей, оно непобедимо.

***

Не смешно ли помышлять о справедливости, когда всякое насилие встречается обществом как разумная и целесообразная необходимость, и всякий акт милосердия, например оправдательный приговор, вызывает целый взрыв неудовлетворенного, мстительного чувства?

Источник: http://foolks.org/tsitatyi-iz-serialov/anton-pavlovich-chehov-palata-6-tsitatyi-iz-knigi/

Палата № 6

  • 1 + «Да, так, повторяю, учение стоиков никогда не может иметь будущности, прогрессируют же, как видите, от начала века, и сегодня борьба, чуткость к боли, способность отвечать на раздражение…»
  • 1 + «– Стоики, которых вы пародируете, были замечаюльные люди, но учение их застыло еще две тысячи лет назад и ни капли не подвинулось вперед и не будет двигаться, так как оно не практично и не жизненно. Оно имело успех только у меньшинства, которое проводи! свою жизнь в штудировании и смаковании всяких учений, большинство же не понимало его.»
  • 1 + «Даже интеллигенция не возвышается над пошлостью; уровень ее развития, уверяю вас, нисколько не выше, чем у низшего сословия.»
  • 1 + «Проклятая жизнь! И что горько и обидно, ведь эта жизнь кончится не наградой за страдания, не апофеозом, как в опере, а смертью; придут мужики и потащут мертвого за руки и за ноги в подвал.»
  • 1 + «Одним словом, жизни вы не видели, не знаете ее совершенно, а с действительностью знакомы только теоретически. А презираете вы страдания и ничему не удивляетесь по очень простой причине: суета сует, внешнее и внутреннее, презрение к жизни, страданиям и смерти, уразумение, истинное благо, — всё это философия, самая подходящая для российского лежебока.»
  • 1 + «– Между теплым, уютным кабинетом и этою палатой нет никакой разницы, – сказал Андрей Ефимыч. – Покой и довольство человека не вне его, а в нем самом.»
  • 1 + «И вот, как в тюрьме люди, связанные общим несчастном, чувствуют себя легче, когда сходятся вместе, так и в жизни не замечаешь ловушки, когда люди, склонные к анализу и обобщениям, сходятся вместе и проводят время в обмене гордых, свободные идей. В этом смысле ум есть наслаждение незаменимее.»
  • 1 + «Он не знал за собой никакой вины и мог поручиться, что и в будущем никогда не убьет, не подожжет и не украдет; но разве трудно совершить преступление нечаянно, невольно, и разве не возможна клевета, наконец, судебная ошибка? Ведь недаром же вековой народный опыт учит от сумы да тюрьмы не зарекаться. А судебная ошибка при теперешнем судопроизводстве очень возможна и ничего в ней нет мудреного.»
  • 1 + «Пьянствовать глупо, неприлично, но пить – умирать, не пить – умирать.»
  • 1 + «Раз существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, то должен же кто-нибудь сидеть в них.»

Добавить цитату из книги «Палата № 6»

Источник: https://bookmix.ru/bookquotes.phtml?book_id=977447

Цитаты из книги “Палата номер 6”

Когда вам скажут, что у вас что-нибудь вроде плохих почек и увеличенного сердца, и вы станете лечиться, или скажут, что вы сумасшедший или преступник, то есть, одним словом, когда люди вдруг обратят на вас внимание, то знайте, что вы попали в заколдованный круг, из которого уже не выйдете. Будете стараться выйти и еще больше заблудитесь.

В России нет философии, но философствуют все, даже мелюзга.

Он служил не честно, но ведь пенсию получают все служащие без различия, честны они или нет. Современная справедливость и заключается именно в том, что чинами, орденами и пенсиями награждаются не нравственные качества и способности, а вообще служба, какая бы она ни была.

Истинное счастие невозможно без одиночества. Падший ангел изменил богу, вероятно, потому, что захотел одиночества, которого не знают ангелы.

Обратите внимание

Суета сует, внешнее и внутреннее презрение к жизни, страданиям и смерти, уразумение, истинное благо — все это философия, самая подходящая для российского лежебока. Видите вы, например, как мужик бьет жену . Зачем вступаться? Пускай бъет, все равно оба помрут рано или поздно; и бьющий к тому же оскорбляет побоями не того, кого бьет, а самого себя.

Учение, проповедующее равнодушие к богатству, к удобствам жизни, презрение к страданиям, совсем непонятно для громадного большинства, так как это большинство никогда не знало ни богатства, ни удобств жизни; а презирать страдания значило бы для него презирать самую жизнь, так как все существо человека состоит из ощущений голода, холода, обид, потерь и гамлетовского страха перед смертью.

Чтобы презирать страдание, быть всегда довольным и ничему не удивляться, нужно дойти вот до этакого состояния, — и Иван Дмитрич указал на тостого, заплывшего жиром мужика, — или же закалить себя страданиями до такой степени, чтобы потерять всякую чувствительность к ним, то есть, другими словами, перестать жить.

Бог создал меня из теплой крови и нервов, да-с! А органическая ткань, если она жизнеспособна, должна реагировать на всякое раздражение. И я реагирую! На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость — негодованием, на мерзость — отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

Мудрец или попросту мыслящий, вдумчивый человек отличается именно тем, что презирает страдание; он всегда доволен и ничему не удивляется.

Диоген не нуждался в кабинете и в теплом помещении; там и без того жарко. Лежи себе в бочке да кушай апельсины и оливки. А доведись ему в России жить, так он не то что в декабре, а в мае запросился бы в комнату. Небось скрючило бы от холода.

Читайте также:  Образ татьяны лариной в романе "евгений онегин" пушкина в цитатах

Таким господам, как вы и ваш помощник Никита, нет никакого дела до будущего, но можете быть уверены, милостивый государь, настанут лучшие времена! Пусть я выражаюсь пошло, смейтесь, но воссияет заря новой жизни, восторжествует правда, и — на нашей улице будет праздник!

Раз существуют тюрьмы и сумасшедшие дома, то должен же кто-нибудь сидеть в них. Не вы — так я, не я — так кто-нибудь третий.

Важно

Когда общество ограждает себя от преступников, психических больных и вообще неудобных людей, то оно непобедимо.

Все зависит от случая. Кого посадили, тот сидит, а кого не посадили, тот гуляет, вот и все. В том, что я доктор, а вы душевнобольной, нет ни нравственности, ни логики, а одна только пустая случайность.

Источник: https://quoteka.org/source/palata-nomer-6/

Книга «Палата №6 (сборник)»

Впервые “Скучная история” увидела свет под обложкой сборника “Хмурые люди”. И мне кажется, что название сборника могло стать вторым названием этой повести.

Хмурые, потому что безрадостные. У каждого героя повести своя причина быть хмурым. но все же, во главе стоит хмурость Николая Степановича. Я не буду углубляться в сюжетные линии повести, тем более, что сюжета как такового в ней и нет.

Пожалуй, это самая сильная вещь, из всего, что мне довелось читать, где исследуется проблема извечного и неумолимо предъявляющего свои права на человека, одиночества.

Одинокими мы приходим в этот мир и одинокими уходим из него. И только это есть несокрушимая истина. Живем мы тоже будучи одинокими, но столкновения с иными одиночествами рождает у нас иллюзию, что это не так.

Поддержанию этой иллюзии могут способствовать профессиональная или идейная увлеченность, семейная и личная жизнь, достигнутая авторитетность в социуме, но…

, если человек умирает внезапно, его можно считать счастливчиком, потому что смерть застигает его во власти иллюзии и ему удается избежать жестокой и костлявой правды одинокого ветра уходящей жизни.

А вот те, кто осознает процесс собственного умирания, оказываются на самом ветродуе. Главному герою – Николаю Степановичу – в полной мере досталась “чаша сия”.

Под ветром одинокого умирания слетела позолота с, казалось бы, прославленного имени, с ученых заслуг, с общественного положения, с личных отношений с окружающими его людьми. Перед лицом неизбежного финала все предстало бессмысленным и несущественным, рождающим только скуку и раздражение.

Коллеги предстали мелочными и поверхностными, жена и дочь – чужими и непонимающими. Единственный “луч света в тёмном царстве” – Катя – приемная дочь.

Кое-кто видит в отношениях Николая Степановича и Кати нереализованный любовный потенциал.

Например, не так давно был сюжет по ТВ, о том, что кинорежиссер Харченко начал съемки нового фильма по “Скучной истории” с Юрием Соломиным в главной роли.

Так вот там сделан акцент именно на несостоявшийся роман между отцом и приемной дочерью. Но мне кажется, Чехов не это хотел сказать, наметив духовную близость между профессором и несостоявшейся актрисой.

Совет

Николай Степанович тянется к Кате потому что она единственный человек в его окружении, которая не прячет и не маскирует свое истинное отчаянное одиночество.

Катя тоже умирает – не физически, но духовно, и Николай Степанович это чувствует и пытается уцепиться за эту последнюю доступную ему иллюзию…

Но все же у Кати нет той безысходности, что у профессора, и иногда она пытается вернуться к “настоящей” жизни, тогда она тоже вызывает в нем раздражение и неприятие.

В свете грядущего тотального небытия все обыденное, включая науку, искусство, литературу, разваливается на не связанные общей идеей фрагменты, теряется “бог живого человека”.
А коли нет этого, то, значит, нет и ничего“, – заключает устами главного героя Чехов.

“Беда Николая Степановича в том, что он – атеист”, часто при обсуждениях высказывается и такое мнение. “Вот, если бы он верил, то Вера не позволила бы ему лишиться интереса к жизни” – спорное суждение.

Я видел умирающих людей, неистово ищущих спасения в Вере, они так же теряют интерес к тому, что происходит вокруг, они сосредоточиваются на внутреннем мире, они так же уходят в одиночество, поелику Бог принимает только в индивидуальном порядке.

Трагедия одиночества звучит с одинаковой силой, независимо от того, страшится ли человек грядущего ада или схлопывания, за которым нет ничего, кроме смерти индивидуальной вселенной.

Наверное, единственным спасением от холодного ветра предсмертного одиночества могла стать любовь, настоящая Любовь – не половая, не собственническая, а Любовь-принятие. Её нельзя путать с Верой, это разные вещи, но Вера без Любви невозможна.

А Веру нельзя путать со страхом, ибо настоящая Вера страха не знает. Настоящая же любовь может быть только к жизни самой, и тогда даже смерть становится составной и необходимой частью этой жизни. Но научиться этому нельзя, это должно прийти само, здесь рецептов нет.

Обратите внимание

Апофеозом повести становится финальная сцена, когда Николай Степанович не в силах ответить, пытающейся вернуться к жизни Кате “что делать?” Весь опыт его большой, удачной и красивой, как ему раньше казалось, жизни оказывается несущественным, он сам не знает что делать? зачем делать? и стоит ли вообще что-то делать?

Последним “гвоздем в крышку гроба” становится отъезд Кати в Крым. “Значит, на похоронах у меня не будешь?” повисает не озвученный вопрос. Это последний всплеск интереса к жизни, ведь, на похоронах плачут не о том, кто ушел, плачут о себе – оставшихся. Кати на похоронах не будет, значит, ей, единственной, кто, как казалось ему, его понимал, будет все равно, был он или нет.

Чаша жизни до краев наполнилась пустотой, и последней капле чего-то весомого, что было до того в этой чаше, Николай Степанович прошептал: “Прощай, моё сокровище!

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000167267/quotes-palata-no6-sbornik-anton-chehov

Цитаты из книги «Палата номер 6» Антона Павловича Чехова

При формальном же, бездушном отношении к личности, для того чтобы невинного человека лишить всех прав состояния и присудить к каторге, судье нужно только одно: время. Только время на соблюдение кое-каких формальностей, за которые судье платят жалованье.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6174

Диоген не нуждался в кабинете и в теплом помещении; там и без того жарко. Лежи себе в бочке да кушай апельсины и оливки. А доведись ему в России жить, так он не то что в декабре, а в мае запросился бы в комнату. Небось скрючило бы от холода.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6195

Пушкин перед смертью испытывал страшные мучения, бедняжка Гейне несколько лет лежал в параличе; почему же не поболеть какому-нибудь Андрею Ефимычу или Матрене Савишне, жизнь которых бессодержательна и была бы совершенно пуста и похожа на жизнь амебы, если бы не страдания?

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6183

Суета сует, внешнее и внутреннее презрение к жизни, страданиям и смерти, уразумение, истинное благо – все это философия, самая подходящая для российского лежебока. Видите вы, например, как мужик бьет жену . Зачем вступаться? Пускай бъет, все равно оба помрут рано или поздно; и бьющий к тому же оскорбляет побоями не того, кого бьет, а самого себя.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6200

Люди, имеющие служебное, деловое отношение к чужому страданию, например судьи, полицейские, врачи, с течением времени, в силу привычки, закаляются до такой степени, что хотели бы, да не могут относиться к своим клиентам иначе, как формально; с этой стороны они ничем не отличаются от мужика, который на задворках режет баранов и телят и не замечает крови.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6173

Я служу вредному делу и получаю жалованье от людей, которых обманываю; я нечестен. Но ведь сам по себе я ничто, я только частица необходимого социального зла: все уездные чиновники вредны и даром получают жалованье… Значит, в своей нечестности виноват не я, а время… Родись я двумя стами лет позже, я был бы другим…

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6188

Бог создал меня из теплой крови и нервов, да-с! А органическая ткань, если она жизнеспособна, должна реагировать на всякое раздражение. И я реагирую! На боль я отвечаю криком и слезами, на подлость – негодованием, на мерзость – отвращением. По-моему, это, собственно, и называется жизнью.

Читайте также:  Герои повести "олеся" куприна в таблице: краткая характеристика персонажей (список)

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6197

Десятки, сотни сумасшедших гуляют на свободе, потому что ваше невежество не способно отличить их от здоровых. Почему же я и вот эти несчастные должны сидеть тут за всех, как козлы отпущения?

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6189

Важно

Не смешно ли помышлять о справедливости, когда всякое насилие встречается обществом как разумная и целесообразная необходимость, и всякий акт милосердия, например оправдательный приговор, вызывает целый взрыв неудовлетворенного, мстительного чувства?

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6176

Чтобы презирать страдание, быть всегда довольным и ничему не удивляться, нужно дойти вот до этакого состояния, – и Иван Дмитрич указал на тостого, заплывшего жиром мужика, – или же закалить себя страданиями до такой степени, чтобы потерять всякую чувствительность к ним, то есть, другими словами, перестать жить.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6198

Учение, проповедующее равнодушие к богатству, к удобствам жизни, презрение к страданиям, совсем непонятно для громадного большинства, так как это большинство никогда не знало ни богатства, ни удобств жизни; а презирать страдания значило бы для него презирать самую жизнь, так как все существо человека состоит из ощущений голода, холода, обид, потерь и гамлетовского страха перед смертью.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6199

В отчетном году было обмануто двенадцать тысяч человек; все больничное дело, как и двадцать лет назад, построено на воровстве, дрязгах, сплетнях, кумовстве, на грубом шарлатанстве, и больница по-прежнему представляет из себя учреждение безнравственное и в высшей степени вредное для здоровья жителей.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6187

Класть серьезных больных в палаты и заниматься ими по правилам науки тоже нельзя, потому что правила есть, а науки нет; если же оставить философию, и педантически следовать правилам, как прочие врачи, то для этого прежде всего нужны чистота и вентиляция, а не грязь, здоровая пища, а не щи из вонючей кислой капусты, и хорошие помощники, а не воры.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6181

Когда вам скажут, что у вас что-нибудь вроде плохих почек и увеличенного сердца, и вы станете лечиться, или скажут, что вы сумасшедший или преступник, то есть, одним словом, когда люди вдруг обратят на вас внимание, то знайте, что вы попали в заколдованный круг, из которого уже не выйдете. Будете стараться выйти и еще больше заблудитесь.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6204

Оказать серьезную помощь сорока приходящим больным от утра до обеда нет физической возможности, значит, поневоле выходит один обман. Принято в отчетном году двенадцать тысяч приходящих больных, значит, попросту рассуждая, обмануто двенадцать тысяч человек.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6180

Жизнь есть досадная ловушка. Когда мыслящий человек достигает возмужалости и приходит в зрелое сознание, то он невольно чувствует себя как бы в ловушке, из которой нет выхода.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6186

Совет

Таким господам, как вы и ваш помощник Никита, нет никакого дела до будущего, но можете быть уверены, милостивый государь, настанут лучшие времена! Пусть я выражаюсь пошло, смейтесь, но воссияет заря новой жизни, восторжествует правда, и – на нашей улице будет праздник!

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6193

К чему мешать людям умирать, если смерть есть нормальный и законный конец каждого? Что из того, если какой-нибудь торгаш или чиновник проживет лишних пять, десять лет?

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6182

Все зависит от случая. Кого посадили, тот сидит, а кого не посадили, тот гуляет, вот и все. В том, что я доктор, а вы душевнобольной, нет ни нравственности, ни логики, а одна только пустая случайность.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6190

Ум проводит резкую грань между животным и человеком, намекает на божественность последнего и в некоторой степени даже заменяет ему бессмертие, которого нет. Исходя из этого, ум служит единственно возможным источником наслаждения.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6184

Он служил не честно, но ведь пенсию получают все служащие без различия, честны они или нет. Современная справедливость и заключается именно в том, что чинами, орденами и пенсиями награждаются не нравственные качества и способности, а вообще служба, какая бы она ни была.

Антон Павлович Чехов, из книги «Палата номер 6», 1892

№ 6202

Источник: http://greatwords.org/sources/626

Антон Павлович Чехов. Палата №6

О, Господи, неужели же в самом деле на том свете нет ада и эти негодяи будут прощены?

Для такого великодушного акта, как уничтожение себя ради ближнего, нужна возмущенная, сострадающая душа.

Свободное и глубокое мышление, которое стремится к уразумению жизни, и полное презрение к глупой суете мира, — вот два блага, выше которых никогда не знал человек. И вы можете обладать ими, хотя бы вы жили за тремя решетками.

У Достоевского или Вольтера кто-то говорит, что если бы не было Бога, то его непременно выдумали бы люди. А я глубоко верю, что если нет бессмертия, то его рано или поздно изобретёт великий человеческий ум.

Никита, убирающий за ним, бьёт его страшно, со всего размаха, не щадя своих кулаков; и страшно тут не то, что его бьют, — к этому можно привыкнуть, а то, то это отупевшее животное не отвечает на побои ни звуком, ни движением, ни выражением глаз, а только слегка покачивается, как тяжёлая бочка.

Андрей Ефимыч чрезвычайно любит ум и честность, но чтобы устроить около себя жизнь умную и честную, у него не хватает характера и веры в своё право.

– Нет, я хочу знать, почему вы в деле уразумения, презрения к страданиям и прочее считаете себя компетентным? Разве вы страдали когда‑нибудь? Вы имеете понятие о страданиях? Позвольте: вас в детстве секли?
– Нет, мои родители питали отвращение к телесным наказаниям.
– А меня отец порол жестоко.

Мой отец был крутой, геморроидальный чиновник, с длинным носом и с желтою шеей. Но будем говорить о вас. Во всю вашу жизнь до вас никто не дотронулся пальцем, никто вас не запугивал, не забивал; здоровы вы, как бык. Росли вы под крылышком отца и учились на его счет, а потом сразу захватили синекуру.

Больше двадцати лет вы жили на бесплатной квартире, с отоплением, с освещением, с прислугой, имея при том право работать, как и сколько вам угодно, хоть ничего не делать. От природы вы человек ленивый, рыхлый и потому старались складывать свою жизнь так, чтобы вас ничто не беспокоило и не двигало с места.

Дела вы сдали фельдшеру и прочей сволочи, а сами сидели в тепле да в тишине, копили деньги, книжки почитывали, услаждали себя размышлениями о разной возвышенной чепухе и (Иван Дмитрич посмотрел на красный нос доктора) выпивахом. Одним словом, жизни вы не видели, не знаете ее совершенно, а с действительностью знакомы только теоретически.

А презираете вы страдания и ничему не удивляетесь по очень простой причине: суета сует, внешнее и внутреннее презрение к жизни, страданиям и смерти, уразумение, истинное благо – все это философия, самая подходящая для российского лежебока. Видите вы, например, как мужик бьет жену.

Зачем вступаться? Пускай бьет, все равно оба помрут рано или поздно; и бьющий к тому же оскорбляет побоями не того, кого бьет, а самого себя. Пьянствовать глупо, неприлично, но пить – умирать, и не пить – умирать.

Приходит баба, зубы болят… Ну, что ж? Боль есть представление о боли, и к тому же без болезней не проживешь на этом свете, все помрем, а потому ступай, баба, прочь, не мешай мне мыслить и водку пить. Молодой человек просит совета, что делать, как жить; прежде чем ответить, другой бы задумался, а тут уж готов ответ: стремись к уразумению или к истинному благу.

А что такое это фантастическое «истинное благо»? Ответа нет, конечно. Нас держат здесь за решеткой, гноят, истязуют, но это прекрасно и разумно, потому что между этою палатой и теплым, уютным кабинетом нет никакой разницы. Удобная философия: и делать нечего, и совесть чиста, и мудрецом себя чувствуешь… Нет, сударь, это не философия, не мышление, не широта взгляда, а лень, факирство, сонная одурь… Да! – опять рассердился Иван Дмитрич. – Страдание презираете, а небось прищеми вам дверью палец, так заорете во все горло!

Учение, проповедующее равнодушие к богатству, к удобствам жизни, презрение к страданиям и смерти, совсем непонятно для громадного большинства, так как это большинство никогда не знало ни богатства, ни удобств в жизни; а презирать страдания значило бы для него презирать самую жизнь, так как все существо человека состоит из ощущений голода, холода, обид, потерь и гамлетовского страха перед смертью. В этих ощущениях вся жизнь: ею можно тяготиться, ненавидеть ее, но не презирать. Да, так, повторяю, учение стоиков никогда не может иметь будущности, прогрессируют же, как видите, от начала века до сегодня борьба, чуткость к боли, способность отвечать на раздражение…

Ум проводит резкую грань между животным и человеком, намекает на божественность последнего и в некоторой степени даже заменяет ему бессмертие, которого нет. Исходя из этого, ум служит единственно возможным источником наслаждения. Мы же не видим и не слышим около себя ума, – значит, мы лишены наслаждения.

У общества нет высших интересов, оно ведет тусклую, бессмысленную жизнь, разнообразя ее насилием, грубым развратом и лицемерием; подлецы сыты и одеты, а честные питаются крохами.

Обыкновенный человек ждёт хорошего или дурного извне, то есть от коляски и кабинета, а мыслящий — от самого себя.

Источник: https://citaty.info/book/anton-pavlovich-chehov-palata-6

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector