Цитаты из рассказа “дом с мезонином” чехова

Антон Павлович Чехов. Дом с мезонином — цитаты из книги

В настоящем издании представлены рассказы и повести признанного мастера «малой прозы» Антона Павловича Чехова, написанные на рубеже XIX–XX веков.

Тонкий знаток человеческих душ, превосходный стилист несколькими деталями он описывает и русского мужика, и молодого интеллигента, и наивную барышню, охватывает в своих рассказах всё глубокое содержание человеческого бытия, соединяя в них бесконечную печаль с какой-то затаенной радостью жизни. Каждая фраза великого русского классика, мастера литературного афоризма сплетена из тончайших нитей, наполнена содержательностью и особым настроением.
Чехова нужно читать, впитывая в себя каждое слово, проникаясь красотой художественных образов, по словам Л. Н. Толстого, его «нельзя даже сравнивать с прежними русскими писателями… он истинный художник: его можно перечитывать несколько раз…»

Дело не в пессимизме и оптимизме, а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдёт.

Хорошее воспитание не в том, что ты не прольёшь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой.

Обратите внимание

Обыкновенно я сидел на нижней ступени террасы; меня томило недовольство собой, было жаль своей жизни, которая протекала так быстро и неинтересно, и я всё думал о том, как хорошо было бы вырвать из своей груди сердце, которое стало у меня таким тяжёлым. А в это время на террасе говорили, слышался шорох платьев, перелистывали книгу.

Тяжелее всего, тяжелее всего, что работаешь и ни в ком не встречаешь сочувствия. Никакого сочувствия!

Весь ужас их положения в том, что им некогда о душе подумать, некогда вспомнить о своем образе и подобии; голод, холод, животный страх, масса труда, точно снеговые завалы, загородили им все пути к духовной деятельности, именно к тому самому, что отличает человека от животного и составляет единственное, ради чего стоит жить.

все эти Анны, Мавры, Пелагеи с раннего утра до потемок гнут спины, болеют от непосильного труда, всю жизнь дрожат за голодных и больных детей, всю жизнь боятся смерти и болезней, всю жизнь лечатся, рано блекнут, рано старятся и умирают в грязи и в вони; их дети, подрастая, начинают ту же музыку, и так проходят сотни лет, и миллиарды людей живут хуже животных — только ради куска хлеба, испытывая постоянный страх.

По-моему, медицинские пункты, школы, библиотечки, аптечки, при существующих условиях, служат только порабощению. Народ опутан цепью великой, и вы не рубите этой цепи, а лишь прибавляете новые звенья.

Человек должен сознавать себя выше львов и тигров, звезд, выше всего в природе, даже выше того, что непонятно и кажется чудесным, иначе он не человек, а мышь, которая всего боится.

самую несовершенную из всех библиотечек и аптечек, о которых вы только что отзывались так презрительно, я ставлю выше всех пейзажей в свете.

Я уже начинаю забывать про дом с мезонином, и лишь изредка, когда пишу или читаю, вдруг ни с того ни с сего припомнится мне то зелёный огонь в окне, то звук моих шагов, раздававшихся в поле ночью, когда я, влюбленный, возвращался домой и потирал руки от холода. А ещё реже, в минуты, когда меня томит одиночество и мне грустно, я вспоминаю смутно, и мало-помалу мне почему-то начинает казаться, что обо мне тоже вспоминают, меня ждут и что мы встретимся… Мисюсь, где ты?

Важно

Призвание всякого человека в духовной деятельности — в постоянном искании правды и смысла жизни.

Если бы люди, все сообща, могли отдаться духовной деятельности, то они скоро бы узнали всё.

Мы высшие существа, и если бы в самом деле мы сознали всю силу человеческого гения и жили бы только для высших целей, то в конце концов мы стали бы как боги. Но этого никогда не будет — человечество выродится и от гения не останется и следа.

Отрицать больницы и школы легче, чем лечить и учить.

— Скажите, отчего вы живете так скучно, так не колоритно? — спросил я у Белокурова, идя с ним домой.

— Моя жизнь скучна, тяжела, однообразна, потому что я художник, я странный человек, я издерган с юных дней завистью, недовольством собой, неверием в свое дело, я всегда беден, я бродяга, но вы-то, вы, здоровый, нормальный человек, помещик, барин, отчего вы живете так неинтересно, так мало берете от жизни?

Разве здоровье не чудо? А сама жизнь? Что не понятно, то и есть чудо.

Источник: http://www.citati.su/kniga/anton-pavlovich-chehov-dom-s-mezoninom

Дом с мезонином – в мире литературы. 11 класс. а. г. кутузов – произведения школьной программы

ДОМ С МЕЗОНИНОМ (1896)

То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное состояние человека. Влюбленность показывает человеку, каким он должен быть.

А. П. Чехов. Из записной книжки

Образ красоты представлен в рассказах Чехова как мимолетный проблеск счастья. Герои писателя редко замечают красоту, остаются слепы к искренним порывам души.

Чеховская мысль о том, что безнадежно искать прекрасное вне жизни, наиболее ярко воплощается в этом рассказе.

С первых же страниц «Дома с мезонином» читатель попадает в поэтический мир усадебной жизни: ровные еловые аллеи, широкий пруд, каменные ворота со львами.

Эта умиротворенная атмосфера и две красавицы сестры не могут оставить равнодушными ни главного героя-художника, ни повествователя. Трогательные отношения Мисюсь и художника кажутся «прекрасным сном», обрамленным канвой печальной повседневности.

В чеховских рассказах мы не встретим авторского комментария. «Для понимания души человека важно не только то, что может быть высказано словами, а и то, что только чувствуется», — писал А. Суворин.

Одной из главенствующих тем рассказа оказывается не любовь, а та жизнь, которую не хотят замечать люди праздные, увлеченные несбыточными идеями.

Совет

Имение Волчаниновых представляется обителью счастья среди бесконечных людских страданий: погорельцы, дети без крова, хромая Пелагея, замученные рабским трудом крестьяне.

Система образов рассказа выявляет этическую концепцию писателя. Характер Мисюсь воплощает идею душевной красоты, доверчивости и непорочности. «Неизменно строгая» Лида старается быть полезной, но все ее благие дела лишь поза, позволяющая ей избежать одиночества. Это натура страдающая и в то же время убежденная в правоте своих ошибочных принципов.

Она уверена, что подвижническая деятельность дает ей право решать судьбы людей, выступать в роли судьи и благодетеля. Казалось бы, художник может противостоять категоричности Лиды и способен своими поступками выразить авторский идеал. И все же он не заслуживает читательской симпатии.

Автор осуждает позицию праздного мечтателя: нельзя умозрительно воспринимать происходящее, искать красоту вне реальности.

Открывается важная особенность чеховских произведений: они строятся на развитии внешнего сюжета и движении внутреннего конфликта. В рассказах писателя нет напряженно развивающегося действия, ослаблена «интрига», центр тяжести перенесен с событий на внутренний мир героев.

Признание художника выявляет мотив неплодотворности отвлеченного идеала: «…Я мечтал о ней, как о своей маленькой королеве, которая вместе со мною будет владеть этими деревьями, полями, туманом, зарею, природой…»

Как можно владеть природой? Высшее благо в мире чеховского творчества — единство человека с людьми, разумная, осмысленная жизнь. Автор одинаково не приемлет как бесполезную активность, так и созерцательную бездеятельность.

Любовь в чеховском рассказе выступает средством выявления и оценки духовных свойств героев. Тот, кто не способен отстоять свое чувство, не достоин счастья любви.

Обратите внимание

В этом и заключается драма художника, он теряет Мисюсь, потому что не может изменить мир, который его окружает, не способен увидеть подлинную суть обыденного, не в состоянии отстоять чувство.

Вопросы и задания

В. В.

Набоков говорил о героях Чехова: «Ни один писатель не создал столь трогательных, но без грана сентиментальности, персонажей, которых можно определить одной цитатой из рассказа «На подводе»: «И непонятно, — думала она, — зачем красоту, эту приветливость, грустные милые глаза Бог дает слабым, несчастным, бесполезным людям, зачем они так нравятся». Прокомментируйте это утверждение писателя применительно к рассказу «Дом с мезонином».

Читайте также:  40 вопросов о чичикове из поэмы "мертвые души" с ответами: анализ произведения

О чем сожалеет герой, восклицая: «Мисюсь, где ты?»

Дайте характеристику Лиде Волчаниновой. Сравните ее с героиней рассказа Чехова «Невеста». Прав ли критик, сказавший, что автор «не сочувствовал строгой Лиде»?

Задания для тех, кому интересно.

Можно ли говорить о художнике как о «лишнем герое»? Сопоставьте чеховского персонажа с «лишними людьми» из произведений XIX века. Возможно, вам поможет цитата из очерка «Чехов» литературоведа Ю. Айхенвальда: «Вообще, Чехов самоотверженно показал в близком его сердцу «лишнем человеке» все, что есть в нем отрицательного и жестокого, все, что есть в нем злополучного для себя и для других».

Творческий практикум

Пришло время самостоятельного чтения и анализа рассказов Чехова. Прочитать рассказ нетрудно, а составить самостоятельное суждение о нем (интерпретацию) намного сложнее. Здесь нет рецептов и нет единого плана, общего для всех авторов и всех произведений. Каждый большой писатель создает художественный мир, в котором действуют свои законы. И судить о

творчестве писателя надо, как говорил Пушкин, по законам, «им самим над собой признанным». Для этого надо войти в мир писателя, в его стиль, надо научиться читать. В данном случае — Чехова.

Повторим, что единых рецептов нет, но можно показать некоторые приемы чтения-анализа, органичные для чеховского стиля. Попробуем сделать это на примере рассказа «Скрипка Ротшильда», написанного в том же 1894 году, что и «Студент».

Название. Фамилия Ротшильд в те времена была именем нарицательным. Баснословно богатый французский банкир еврейского происхождения, удостоенный титула барона, стал символом финансового успеха, сказочной роскоши, власти и славы. Соединение его фамилии со словом «скрипка» парадоксально: возвышенное искусство и деньги.

Важно

Первая фраза. Первая фраза в любом, а тем более в таком небольшом произведении, как рассказ, чрезвычайно важна: она задает тон всему повествованию. «Городок был маленький, хуже деревни, и жили в нем почти одни только старики, которые умирали так редко, что даже досадно». Фраза составлена не просто парадоксально — абсурдно.

Логика языка заставляет нас ждать, что после слов «городок был маленький» будет сказано: «меньше деревни». У Чехова — «хуже деревни». Конечно, город не может быть меньше деревни, город все-таки. Но почему «хуже»? Потому что «хуже деревни» ничего быть не может? И если уж городок «хуже»… Далее — вообще отсутствие какой-либо логики: «Старики…

умирали так редко, что даже досадно». В первой фразе поражает сочетание абсурдности и бесчеловечности, отсутствие логики и смысла. Нет смысла в речи, нет и в жизни. Кому принадлежат эти слова? Автору? Следующие предложения все разъясняют: так думает Яков Бронза. Однако первая фраза все же не взята в кавычки. Она принадлежит и Якову, и Чехову.

Это пример несобственно-прямой речи, когда автор по тем или иным причинам передает свои мысли и чувства герою. Так, кстати, построено повествование в рассказе «Студент».

Почему же в рассказе «Скрипка Ротшильда» Чехов ни разу не прибегает к прямой речи для передачи размышлений Якова, ограничиваясь несобственно-прямыми высказываниями (а ведь Яков — главный герой!)? Попробуйте ответить на этот вопрос сами.

Имена. В первом абзаце Чехов дает четыре варианта имени главного героя: Яков Иванов, Яков Матвеич, Яков, Бронза. Но в ходу только два — Яков и Бронза. В литературе давно используются «говорящие» имена и фамилии. Чехов и здесь нарушает традицию.

Иванов — фамилия такая «редкая», что назвать героя Ивановым все равно, что назвать его человеком. Впрочем, никто Якова Ивановым и не называет.

И Яковом Матвеичем тоже, потому что живет он не в губернском городе в собственном доме, а «бедно, как простой мужик, в небольшой старой избе, где была одна только комната». Зовут его просто Яковом, а уличное прозвище, которым дразнят его мальчишки, — Бронза. Почему Бронза? «Почему-то», — отвечает Чехов.

Совет

В этом прозвище логики и смысла не больше, чем в первой фразе рассказа, которая отражает мысли Якова. Абсурдность жизни отражается в именах героев. Загадочный Ротшильд — нищий еврей-музыкант словно в насмешку носит эту блестящую фамилию.

Сюжет. Этот рассказ о том, как у гробовщика Якова Иванова умирает жена, а вскоре умирает и он сам, завещая перед смертью свою скрипку еврею Ротшильду. Как всегда у Чехова, сюжет — лишь один из элементов произведения, причем не самый важный. Однако попробуйте ответить на простой, можно сказать, «детский» вопрос: «Как заканчивается рассказ — хорошо или плохо?»

Герои. Главный герой рассказа Яков Бронза — гробовщик. Смерть для него — источник дохода. Удивительная чеховская деталь: для мужиков и мещан он делает гробы на свой рост. Объясняется это просто: «выше и крепче его» никого в городе нет.

Однако есть что-то жутковатое в этой подробности: словно всю жизнь он делает гробы для себя. И в этой детали все та же абсурдность: природа отпустила Якову и рост, и сложение для другой жизни, а не для профессии гробовщика. И еще: «выше и крепче его не было людей нигде, даже в тюремном замке»…

Выходит, самые крепкие, жизнеспособные должны находиться не на воле, а в тюрьме?

Все образы, в том числе и образы героев, в художественном произведении расположены по принципу сопоставления. Полная, казалось бы, противоположность Бронзе— флейтист Ротшильд, «рыжий, тощий жид». К нему Бронза чувствует безотчетную ненависть, потому что «Ротшильд даже самое веселое умудрялся играть жалобно».

Ротшильд боится Якова, но именно он почувствовал в своем враге то, что скрыто под налетом душевной черствости, — талант. Марфа, жена Якова, беззащитное и забитое существо, которое он просто разучился замечать, как старую мебель в доме, своей смертью открывает ему глаза.

Он вдруг впервые видит свою жену радостной: ведь смерть для нее — избавление от жизни, в которой он «ни разу не приласкал ее, не пожалел, ни разу не догадался купить ей платочек или принести со свадьбы чего-нибудь сладенького, а только кричал на нее, бранил за убытки, бросался на нее с кулаками; правда, он никогда не бил ее, но все-таки пугал, и она всякий раз цепенела от страха. Да, он не велел ей пить чай, потому что и без того расходы большие, и она пила только горячую воду. И он понял, отчего у нее теперь такое странное, радостное лицо, и ему стало жутко». Смерть жены заставляет его задуматься о прошедшей жизни, и мысли его, такие тяжелые и неповоротливые, вращаются вокруг того, что доступно его пониманию: убытков и пользы, пользы и убытков…

Слова-мотивы — это ключевые в тексте слова, которые высвечивают и сюжет, и образы героев, и все детали произведения.

В несобственно-прямой речи, передающей мысли и ощущения Якова, чаще всего встречаются слова «убыток» и «польза» — 25 раз на сравнительно небольшом пространстве текста! Всю свою жизнь Бронза подсчитывал убытки, и во всем он видел убытки: в праздниках и выходных, в детских гробиках, в Марфе.

Обратите внимание

Как бедны были его мысли, так и беден мир его чувств, если можно назвать миром одно-единственное, на все лады донимающее его чувство тоскливой злобы. Когда же приходит время задуматься о прошедшей жизни, то только убытки видит в ней Бронза и приходит к дикому, абсурдному выводу: «от жизни человеку— убыток, а от смерти — польза».

Вывод абсурден, потому что бесчеловечен, однако для Якова он совершенно естествен.

Своим омраченным умом Яков, продолжая мыслить об убытках и пользе, доходит до того, что понятно по-человечески, а для него абсурдно, поскольку никогда даже не приходило и не могло прийти в голову: «Если бы не было ненависти и злобы, люди имели бы друг от друга громадную пользу». Это запоздалый переворот в сознании героя, вдруг осознавшего, что жизнь — и его собственная, и всеобщая — могла и должна быть иной. Но этот переворот подготовлен не только смертью жены, не только болезнью Якова. Было, значит, что-то живое в его душе, а иначе как бы она могла проснуться?

Читайте также:  Ласточкин в романе "мастер и маргарита" булгакова

Символы — это детали, которые относятся к предметному миру произведения (портрету, интерьеру, пейзажу), но звучат особенно сильно и становятся смысловыми опорами текста. Так в оркестровой пьесе ведущими становятся один-два инструмента. В нашем рассказе это скрипка и река. Скрипка — не только инструмент, который приносит Бронзе доход.

Скрипка — это часть его души, в существовании которой он сам себе не признается и которую почувствовал в нем Ротшильд, это талант, человечность, чуткость — словом, то, что на протяжении всей жизни им самим загонялось в угол и втаптывалось в грязь. Но все это живет, и в самые тоскливые минуты Яков берет в руки скрипку.

Оказывается, что эта игра на скрипке и была тем настоящим, мимо чего прошла жизнь. Не доходы и убытки, не гробы, а удивительная мелодия остается после Якова в этом мире.

Мелодия, которая «жалобно и трогательно» спрашивает каждого: «Зачем на свете такой странный порядок, что жизнь, которая дается человеку только один раз, проходит без пользы?» Скрипка переходит к Ротшильду, которого Яков называл «пархатым» и «чесноком», а сейчас, перед смертью, назвал братом.

Река в чеховском рассказе — это и река времени, которая заставляет Якова вспомнить то, что он, казалось, забыл навсегда: и старую вербу, и младенчика с белокурыми волосами, и свою молодость. Река — это и часть того мира, который у Чехова противопоставлен людской жизни.

Важно

Люди не замечают его красоты или забывают о его существовании, как Яков Бронза, который сорок или пятьдесят лет не был на реке, или пытаются извлечь из него свою маленькую пользу: вырубить леса, распахать луга, наловить и продать рыбы, развести гусей.

Существует-то этот мир для того, чтобы человек подивился ему и поднялся до него, чтобы на прекрасной земле жили прекрасные люди, чтобы река, душа и скрипка говорили на одном языке.

Последняя фраза. «И эта новая песня так понравилась в городе, что Ротшильда приглашают к себе наперерыв купцы и чиновники и заставляют играть ее по десяти раз». Ротшильд играет мелодию Якова, но выходит у него еще жалобнее.

На тоску Якова накладывается еще и печаль целого народа.

И эта тоска по настоящей, красивой, полезной жизни знакома каждому, а иначе зачем купцам и чиновникам выслушивать эту песню по десять раз? Бесчеловечности первой фразы рассказа противостоит очень ясная, прозрачная и тихая, искренне-человечная интонация финала.

Можно было бы говорить еще о многих других особенностях рассказа, о его композиции, второстепенных персонажах, речевых и портретных характеристиках и о прочих вещах.

Однако важнее было другое: показать хотя бы некоторые приемы вхождения в чеховский стиль, в его художественный мир, в котором сюжет перестает быть главным, а главным становится «музыка», создающая настроение читателя. Этого литература еще не знала. Прозу Чехова можно назвать лирической в прямом смысле слова: она не столько рассказывает, сколько внушает.

В свое время Ю. Айхенвальд заметил: «Чехова меньше чем кого-либо расскажешь: его надо читать». Попробуйте пересказать «своими словами» «Скрипку Ротшильда». Что останется от рассказа?

 



Источник: https://scribble.su/school-literature/lit-11-kutuzov/6.html

Анализ рассказа «Дом с мезонином» Чехова | Инфошкола

Вошедший в литературу в начале 80-х годов XIX века с юмористическими рассказами («Письмо учёному соседу», «Смерть чиновника», «Толстый и тонкий», «Хамелеон» и др.), писатель к середине 1880-х годов меняет характер своего творчества, усиливает психологическую глубину в изображении героев, переходит от смешных характеров к сложным, противоречивым.

Складывается особая чеховская манера повествования, характерная и для рассказа «Дом с мезонином».

История создания рассказа «Дом с мезонином».

Осенью 1889 года сестра АЛ.Чехова Мария знакомит его с молодой учительницей гимназии, своей подругой Ликой Мизиновой, красивой, обаятельной, интеллигентной девушкой. Лика становится частой гостьей в доме Чеховых.

Совет

Летом 1891 года вся семья отдыхала в Алексине, куда приглашена была и Лика. По пути в Алексин девушка знакомится с владельцем усадьбы Богимово Калужской губернии Е.Д.Былим-Колосовским.

Тот, в свою очередь, узнав, что любимый им писатель Чехов живет на даче в Алексине, приглашает его на лето к себе в усадьбу. Антон Павлович принимает приглашение.

Именно богимовское лето 1891 года положено в основу рассказа, в начале которого перед читателем предстаёт имение Былим-Колосовского и в котором некоторые черты хозяина имения переданы Белокурову.

Вопросы для анализа рассказа «Дом с мезонином».

— Как рассказчик характеризует помещика Белокурова? Что можно сказать о точке зрения автора?

«Я жил в имении помещика Белокурова, молодого человека, который вставал очень рано, ходил в поддёвке, по вечерам пил пиво и всё жаловался мне, что он нигде и ни в ком не встречает сочувствия … » Он всегда говорил «скучно, вяло и длинно, с явным желанием казаться умным и передовым человеком … он говорил о том, как много приходится работать, когда хочешь стать образцовым сельским хозяином. А я думал: какой это тяжёлый и ленивый малый … работал так же, как говорил, — медленно, всегда опаздывая, пропускал сроки. В его деловитость я плохо верил, потому что письма, которые я поручал ему отправить на почту, он по целым неделям таскал у себя в кармане … ».

Рассказчик даёт прямую характеристику Белокурову как человеку и помещику, который неспособен вести хозяйство.

Пётр Петрович молод, но ничего не делает, не служит в земстве, а только говорит о своей деловитости.

Он ленив и безволен, жившая с ним во флигеле Любовь Ивановна « … была старше его лет на десять и управляла им строго, так что, отлучаясь из дому, он должен был спрашивать у неё позволения … »,

— Что представляет собой имение Белокурова? Какой эпитет повторяется в его описании? Каким состоянием рассказчика окрашено повествование? Какая мысль автора передаётся?

Рассказчик не даёт подробного описания имения Белокурова: « … Он жил во флигеле, а я в старом барском доме». В описании интерьера раскрывается эмоциональное состояние художника.

Ему неуютно в пустой «громадной зале с колоннами», потому что « … даже в тихую погоду что- то гудело в старых амосовских печах, а во время грозы весь дом дрожал и, казалось, трескался на части, и было немножко страшно, особенно ночью, когда все десять больших окон вдруг освещались молнией … ».

Обратите внимание

В описании интерьера, в выражении художником его внутреннего состояния передаётся мысль об угасании дворянской усадьбы (не случайно дважды повторяется эпитет «старый»).

Исследуя повествовательную манеру Чехова, Ю.В.

Манн говорит, что о типе чеховского повествования можно судить по способу подачи пейзажа и интерьера; автор пересказывает состояние своего персонажа, объединяясь с ним в общем чувстве …

— Что представляет собой усадьба Волчаниновых? Какую роль играет пейзаж?

«Я нечаянно забрёл в какую-то незнакомую усадьбу. Солнце уже пряталось. и на
цветущей ржи растянулись вечерние тени. Два ряда старых, тесно посаженных, очень высоких елей стояли, как две сплошные стены, образуя мрачную, красивую аллею.

Я легко перелез через изгородь и пошёл по этой аллее … Потом я повернул на длинную липовую аллею. И тут тоже запустение и старость … Направо в старом фруктовом саду, нехотя, слабым голосом пела иволга, должно

Читайте также:  Учителя митрофана в комедии "недоросль": характеристика, описание кутейкина, вральмана и цыфиркина

быть тоже старушка.

Но вот и липы кончились.

Я прошёл мимо белого дома с террасой и с мезонином, и передо мною неожиданно развернулся вид на барский двор и на широкий пруд с купальней, с толпой зелёных ив, с деревней на том берегу, с высокой узкой колокольней, на которой горел крест, отражая в себе заходившее солнце. На миг на меня повеяло очарованием чего-то родного, очень знакомого, будто я уже видел эту самую панораму когда-то в детстве».

Дом с мезонином — символ дворянской усадьбы. И хотя у Волчаниновых чувствуется дыхание жизни, вместе с тем «старые ели», «запустение и старость», иволга-старушка — всё это наводит на мысль о том, что дворянство теряет свои позиции в общественной жизни. Вечерний пейзаж, сопутствующий встрече героя с девушками, сравнение реальности со сном предвещают грустное развитие событий.

— Что художник и Белокуров говорят о Волчаниновых, о взаимоотношениях в семье? Как проводится мысль о типичности жизни в дворянской усадьбе?

Белокуров отмечает, что это «прекрасная, интеллигентная семья». Художник чувствует себя уютно в доме Волчаниновых, в котором «прислуге говорили «вы», и … всё дышало порядочностью … ».

В семье сложились доверительные отношения, поэтому Женя говорит художнику: «Мы не имеем тайн друг от друга, я должна сейчас рассказать всё маме и сестре … ».

Екатерина Павловна и Женя живут в праздности. Они наиболее близки, «обожали друг друга … всегда вместе молились, и обе одинаково верили и хорошо понимали друг друга, даже когда молчали … », художник говорит, что Екатерина Павловна « … благого- вела перед своей старшей дочерью.

Важно

Лида никогда не ласкалась, говорила только о серьёзном; она жила своею особенною жизнью и для матери и для сестры была такою же священной, немного загадочной особой, как для матросов адмирал, который всё сидит у себя в каюте … ».

В силу своих убеждений Лида работает, занимается благотворительностью, гордится тем, что «живет на собственный счёт».

Однозначность отношения к Лиде снимается сравнением её с адмиралом, а также тем, что мать беспокоится за неё: «Школа, аптечки, книжки — всё это хорошо, но зачем крайности? Ведь ей уже двадцать четвёртый год, пора о себе серьёзно подумать. Этак за книжками и аптечками и не увидишь, как жизнь пройдет … Замуж нужно … ».

Рассказ художника о том, как проходят дни в Щелковке, свидетельствует о праздной жизни её обитателей: играют в крокет и теннис, пьют чай, долго ужинают. Типичность быта этой дворянской семьи подтверждается обобщением: «Для меня, человека беззаботного, ищущего оправдания для своей праздности, эти праздничные утра в наших усадьбах всегда были необыкновенно привлекательны».

Однозначность этой положительной оценки снимается таким рассуждением: « … когда все так мило одеты и веселы и когда знаешь, что все эти здоровые, сытые, красивые люди весь день ничего не будут делать, то хочется, чтобы вся жизнь была такою … ».

Ю.В.Манн отмечает: «Нейтрализация категоричности — постоянный чеховский приём»

— Как складываются отношения художника и Лидии?

Художник понимает, что несимпатичен Лидии: «Она не любила меня за то, что я пейзажист и в своих картинах не изображаю народных нужд … ». Он так рассказывает о внешности Лиды: «тонкая, бледная, очень красивая, с целой копной каштановых волос на голове, с маленьким упрямым ртом, имела строгое выражение и на меня едва обратила внимание … ».

В этом психологическом портрете угадываются черты характера девушки, которые раскроются позже. А вот ещё одна характеристика девушки: «Лида только что вернулась откуда-то и, стоя около крыльца с хлыстом в руках, стройная, красивая, освещённая солнцем, приказы вала что-то работнику … ».

— Как характеризует себя рассказчик, как раскрывает своё чувство к Жене?

Художник недоволен собой, считает, что его жизнь «протекла так быстро и неинтересно».

Совет

Он называет себя «странным человеком», потому что «издёрган с юных дней завистью … неверием в своё дело», постоянно подчёркивает свою праздность и с горечью говорит: » … я всегда беден, я бродяга».

Но он талантливый художник. Екатерина Павловна знает и хвалит его пейзажи, которые видела на выставке в Москве, нравятся его работы и Жене.

Он говорит Лидии, что ведёт праздный образ жизни потому, что в несправедливо устроенном обществе народ угнетён и при таких условиях жизнь художника не имеет смысла, и чем он талантливее, тем страннее и непонятнее его роль, так как на поверку выходит, что он работает … поддерживая существующий порядок. И добавляет: «Я не хочу работать и не буду … »

В идеологических спорах с Лидией художник высказывает утопические идеи, свойственные социалистам: освобождение человека от труда, всеобщее равенство, утверждение здорового образа жизни, когда не нужно будет ни аптек, ни больниц, освобождение человека от страха смерти и даже от самой смерти. Он не признаёт «теории малых дел», которая целиком поглотила Лидию, но и не говорит, каким путём можно воплотить его идеи, хотя становится ясно, что для этого необходимо коренное изменение общественного устройства.

Герои не услышали и не поняли друг друга. Автор не принимает ни одну из позиций в идеологических спорах героев, предоставляет право выбора читателю. Но вместе с тем становится понятно, что живая жизнь с её вечными ценностями значительнее всяких односторонних теоретических представлений о ней и споров.

Тема идеологических споров остаётся открытой. Художник анализирует своё чувство к Жене во внутреннем монологе: «Я любил Женю. Должно быть, я любил
её за то, что она встречала и провожала меня, за то, что смотрела на меня нежно и с восхищением.

Как трогательно прекрасны были её бледное лицо, тонкая шея, тонкие руки, её слабость, праздность, её книги.

А ум? Я подозревал у неё недюжинный ум, меня восхищала широта её воззрений, быть может, потому что она мыслила иначе, чем строгая, красивая Лида, которая не любила меня.

Обратите внимание

Я нравился Жене как художник, я победил её сердце своим талантом, и мне страстно хотелось писать только для неё, и я мечтал о ней, как о своей маленькой королеве, которая вместе со мною будет владеть этими деревьями, полями, туманом, зарёю, этою природой, чудесной, очаровательной, но среди которой я до сих пор чувствовал себя безнадёжно одиноким и ненужным».

Нельзя не заметить, что в этом монологе « … в самой характеристике переживаний и особенно их мотивов автор допускает вариативность … ».

Герой не вполне уверен в своём чувстве: «должно быть», «может быть». Он думает, что любит Женю, потому что она любила его, а строгая, красивая Лида не любила.

Но в то же время ощущается неожиданное, робкое и трепетное чувство к Жене, что составляет поэтическую прелесть рассказа.

Рождается любовь, крепнет надежда на творческое возрождение художника, пейзаж способствует нарастанию тревоги, вызывает ощущение неизбежной драмы.

Лидия считает, что художник не достоин её сестры и разрушает их возможное счастье.

Права или не права Лидия? Прямого однозначного ответа на этот вопрос автор не даёт.

Но на следующее утро после романтической прогулки с Женей художник приходит домой к Волчаниновым и сразу слышит голос Лиды, диктующей детям: «Вороне где-то Бог послал кусочек сыру». И В этом можно увидеть авторскую иронию по отношению к художнику.

Финал рассказа остаётся открытым, Чехов не разъясняет своей позиции в решении любовной темы, предоставляет право читателю самому решать судьбу художника и оставляет надежду: « … мне почему-то начинает казаться, что обо мне тоже вспоминают и что мы встретимся … Мисюсь, где ты?»

Источник: https://info-shkola.ru/analiz-rasskaza-dom-s-mezoninom-chexova/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector