Краткое содержание рассказа “фотография, на которой меня нет” в. астафьева: краткий пересказ сюжета, рассказ в сокращении

«Фотография, на которой меня нет»: краткое содержание рассказа Виктора Астафьева

Меню статьи:

Писатели нередко вдохновляются собственной биографией, создавая художественные произведения. Примером автобиографической прозы является повествование Виктора Астафьева «Фотография, на которой меня нет», краткое содержание которого читатель прочтет в этой статье.

Специфика рассказа Виктора Астафьева

Особенностью «Фотографии, на которой меня нет», прежде всего, является специфический язык рассказа. Текст испещрен просторечными словами, диалектизмами, архаизмами и прочими фразами, непривычными читательскому уху. Удивительный характер речи сопровождается описаниями традиций, уклада, была и устоев села.

Уважаемые читатели! Предлагаем ознакомиться с главными героями произведения “Царь-рыба” Виктора Астафьева

Сюжет произведения – прост и незамысловат. Но вопреки кажущейся тривиальности сюжета, автор обратился в рассказе ко множеству актуальных тем:

  • процесс раскулачивания и результаты этого процесса для крестьян;
  • особенности жизни российской глубинки в первых годах ХХ века;
  • бытовые трудности сибирских крестьян;
  • сложность и противоречивость учительского занятия…

Идея произведения высказана писателем в последних, завершающих словах рассказа. Виктор Астафьев пишет, что фотография села сравнима с летописью, историей жизни деревни, которую можно повесить на стену.

В основе рассказа – реальный случай из жизни писателя. Стоит упомянуть, что Виктор Астафьев выступает прототипом главного героя рассказа «Фотография, на которой меня нет», к краткому изложению которого мы перейдем ниже.

Случай этот таков: однажды в деревню приехал фотограф из города. В начале ХХ века профессия фотографа была делом прибыльным, а фотография – праздником, к которому долго готовились. Но в ключевой момент главный герой слег с болью в коленях и не пошел к фотографу. Из-за этого повествование получило название «Фотография, на которой меня нет».

Краткий пересказ содержания «Фотографии, на которой меня нет»

Действия повествования разворачиваются зимой. Ученики сибирской школы узнают: в деревню прибывает фотограф. Мастер хотел запечатлеть школьников, что воспринималось событием существенным и важным.

Стоит ли говорить, что и сам мастер фотографии воспринимался человеком уважаемым и весомым. Жители деревни задумались: где же будет жить фотограф? Школьные учителя – молоды, живут в хижине, скорее напоминающей барак.

Кроме того, у них в доме – маленький ребенок, который постоянно плачет и кричит. Фотографу не пристало жить в таких условиях.

Обратите внимание

Тогда жители принимают решение: приезжего поселят в доме десятника конторы, занимающейся сплавом леса.

Далее автор в красках описывает приготовления к фотографии. Школьники думают, кто и какое место займет. Главный герой узнает, что ему и другу отвели место в заднем ряду, потому что ребята не отличались примерным поведением и прилежной учебой. Мальчики расстроились, а потому пошли кататься на санках.

Катаясь на санках, главный герой набрал полные сапоги снега, и ночью у мальчика заболели ноги. Видимо, он унаследовал ревматизм – от матери, которая давно умерла.

Юношу лечит бабушка, но болезнь терзает мальчика до утра: на рассвете главного героя посетил закадычный товарищ – Саня, чтобы справиться о здоровье друга.

Стало ясно, что плохое самочувствие не позволяет мальчику идти фотографироваться, и Саня решает морально поддержать друга. Это значило, что и он не пойдет позировать для фотографии.

Бабушка главного героя приободрила внука, пообещав, что отвезет ребят к лучшему сельскому фотографу. Но мальчики не хотели этого, ведь на той фотографии не было бы школы, где учились ребятишки.

Болезнь вынудила мальчика пролежать в постели неделю. В школу юноша в это время не ходил. Вскоре бабушку и внука посетил директор школы, который принес фотографию. Здесь писатель переходит к описанию нравов и порядков села.

Ситуация похожа на ту, которую описывает украинский писатель Иван Багряный. Каждый житель села старался относиться к соседу уважительно (не важно, был ли это простой крестьянин или ссыльный). Профессия учителя тоже вызывала уважение.

О профессии учителя

Давая характеристику краткого пересказа «Фотографии, на которой меня нет», невозможно не упомянуть о том, какую роль играл учитель в тот период. Преподаватели считались одними из самых уважаемых людей в деревне. Злодеи и хулиганы тоже слушались их. Возможно, причиной того были тяжелые условия, в которых приходилось работать учителям.

Школы часто плохо отапливались, а о книгах и хороших партах оставалось только мечтать.

Важно

Дом, в котором располагалась школа, пишет Виктор Астафьев, – дело рук прадеда писателя (и, соответственно, главного героя).

Изначально этот дом принадлежал семье автора, но потом прадед подвергся раскулачиванию, и дом отобрали. Семья переселилась в хижину, крыша которой текла, а стены продувались ветром.

Раскулачивание

Это страшный и жестокий процесс. Людей, которых предавали раскулачиванию, выгоняли из их домов – на улицу, отбирали нажитое имущество, опустошали домашнее хозяйство. Семьи теряли все, оставаясь без средств к существованию.

Некоторые семьи высылали, других – подселяли в чужие дома. Главный герой вспоминает, как конец деревни полнился пустыми домами, где некогда жили ныне раскулаченные крестьяне. Бывшие «кулаки», изгнанные из собственных домов, заселяли пустые хижины ссыльных крестьян, но и там не спешили распаковывать оставшиеся жалкие вещи, ожидая, что их снова выселят.

«Новожители»

Так автор называет тунеядцев, приходивших, словно стервятники, в пустые дома раскулаченных и ссыльных крестьян. «Новожители» не ценили чужого имущества, доводили дома до плачевного состояния и уходили гробить следующее опустевшее гнездо.

В доме, где ныне располагалась школа, сначала «квартировалось» колхозный совет, после хижину заняли «новожители», ну а остатки были отданы под школу. Учителя старались наладить учебный процесс. Для этого требовались учебники и тетради. Организовав сбор вторичного сырья, учителям удалось выручить средства, чтобы купить необходимые школьные принадлежности.

Мужики из деревни своими руками сколотили столы и лавки, и учеба началась. Весенними месяцами тетради и чернила заканчивались, тогда учителя уводили школьников в лес, чтобы наблюдать за природой, устраивали импровизированные уроки биологии.

Автор с ностальгией вспоминает тяжелые годы, замечая, что позабыл имена учителей, но их лица – до сих сохранились памятью, подобно фотографическому образу.

Сокращенный пересказ повествования и главные герои

Рассказ «Фотография, на которой меня нет» представляет главным героем отсутствующего на фотографии человека – Витю Потылицына.

Витя Потылицын

Из-за боли в коленях мальчик пропускает памятное фотографирование, очень расстраиваясь. Тогда учитель вместе с бабушкой главного героя утешают мальчика, обещая, что таких фотографий будет еще очень много. Персонажи второго плана – это школьный учитель, бабушка Вити Потылицына и его лучший друг, одноклассник Саня.

Источник: https://r-book.club/sovremenniye-pisateli/viktor-astafjev/fotografiya-na-kotoroj-menya-net.html

Фотография, на которой меня нет – краткое содержание

   Где-то в самой середине зимней поры пришло невероятное известие, что скоро приедут фотографировать из города. Этот фотограф приедет не ко всем, а только к нам, ученикам из школы. У всех взрослых стоит вопрос, где поселить столь почитаемого человека.

Изначально была идея поселить его в доме учителей, но вспомнили, что там почти всегда есть плачущие дети, и это место не подходит для столь почитаемой личности. Всё-таки нашли где его поселить.

   У нас был десятник, самый умный человек, и звали его Иван.

Именно у него фотограф сможет насладиться прекрасным вечером после дороги, ведь Иван и шуток много знает и горячительного может вовремя подать и поговорить на умные темы

   После столь невероятного известия школьники взбудоражились и размышляли о своих посадочных местах на фотографии.

Совет

По всему было и я и мой лучший друг сядут в конце, чтобы нас было поменьше видно, так как мы были очень плохими учениками, дрались, прогуливали и вообще не интересовались обучением.

Когда мы это узнали, мы пытались захватить силой хорошие места, но это было невозможно даже драками. Мы с другом решили, что нам всё равно и пошли гулять и развлекаться. Нашим развлечением было кататься с высоких горок обрыва.

   Когда совсем стемнело, у меня начали сильно болеть ноги, появился озноб и температура. Я заболел. Бабушка старалась сбить температуру, но приговаривала, что я больной в свою покойную маму. Екатерина выхаживала меня долгую-долгую ночь, и я всё же смог уснуть с рассветом.

Поутру ко мне пришёл друг, но дойти до фотографа я не смог, ведь болезнь еще была рядом со мной. Друг сказал, что он тоже останется, и когда-нибудь мы будем фотографироваться вместе, но потом, ведь это был не самый последний фотограф. Бабушка Екатерина была с ним согласна и предложила после выздоровления свозить нас к изумительному фотографу, которого только сможет найти.

Я очень был рад, так как мне больше понравилась идея быть на фото со своим другом, безо всех остальных учеников и ненавистной школы.

   В свое учебное заведение я не ходил более семи дней. Спустя некоторое время к нам пришел преподаватель и принес фотографию, меня на ней не было.

Бабушка Катя вместе с другими жителями села относилась с большим почтением ко всем учителям. Несмотря на то, что некоторые учителя были ссыльными, к ним жители тоже относились очень почтенно. Был среди нас Левонтий, у него было очень плохое поведение, но всё-таки один из наших учителей смог сделать его прилежным учеником. Педагогам старались помочь все.

Те, кто жил в деревне, во время уроков присматривали за их детьми, кто-то мог положить банку молока, а кто-то нарубить дров и привезти к воротам. Даже на свадьбе было очень почетным позвать учителя.

   Педагоги жили в самых обычных домах, которые строились очень-очень давно. Один из таких даже срубил ещё мой прадед. В нашем учебном заведении не было столов, а про книжки и тетрадки мы не могли даже думать. Я родился в этом селе, но очень-очень плохо помню прадеда, а также домашнюю обстановку.

Когда я родился, родители поселились в очень плохом доме с протекающей крышей, а через некоторое время мой прадед был раскулачен. Таких людей, как мой дед, они выставляли просто на улицу, но родственники не хотели, чтобы они погибали, поэтому некоторые селили их в своих домах, чтобы те не умирали.

   Самый дальний конец нашего села имел огромное количество нежилых домов. Их забрали у раскулаченных. Там жили семьи, которые были выселены на улицу накануне морозов. В этих домах люди не могли жить долго, так как их могли выселить из этого дома в любое время. Были другие дома, их занимали новые лентяи из села.

Не проходило и года, как эти лентяи портили дом до такого состояния, что жить в нём было невыносимо и они находили себе новый дом. Все жители своих домов уходили тихо, был один случай когда за моего прадеда смог заступиться один мальчишка, он был глухонемым и звали его Кирилл.

Обратите внимание

Кирилла тогда убили, забрали и отдали властям, а деда моего отца отправили в Игарку, но прожить он долго не смог.

   Дом в котором я родился, стал колхозным, в него поселились лентяи. Дома, от которых хоть что-то осталось, отдали под учебные заведения. Преподаватели смогли организовать сбор макулатуры и другого вторсырья и выручить деньги, на которые они купили нам все необходимое. Кто-то из села смог построить нам парты и стулья. Проходило некоторое время и ближе к весне у нас заканчивались тетради, тогда наши великие педагоги ходили с нами в лес, показали нам животных и деревья, траву и реки. Прошло уже не одно десятилетие, а лица своих учителей я помню и буду помнить всегда. Несмотря на то, что я давно забыл их фамилии и имена, для меня до сих пор осталось самом главном звание «учитель». Я смог сохранить ту фотографию, на которой меня нет, но несмотря на это, я всё же смотрю на неё с радостными воспоминаниями и никогда не сожалею, что меня на ней нет. Наверное, в городе всё не так, но для деревни фотография это история.

Источник: http://szhato.ru/astafev/182-fotografiya-na-kotoroy-menya-net.html

Краткое содержание Фотография, на которой меня нет Астафьев

Глухой зимой нашу школу взбудоражило невероятное событие: к нам едет фотограф из города. Фотографировать он будет “не деревенский люд, а нас, учащихся овсянской школы”.

Возник вопрос – где селить такого важного человека? Молодые учителя нашей школы занимали половину ветхого домишки, и у них был вечно орущий малыш. “Такую персону, как фотограф, неподходяще было учителям оставить у себя”.

Наконец фотографа пристроили у десятника сплавной конторы, самого культурного и уважаемого человека в селе.

Весь оставшийся день школьники решали, “кто где сядет, кто во что оденется и какие будут распорядки”.

По всему выходило, что меня и левонтьевского Саньку посадят в самый последний, задний ряд, поскольку мы “не удивляли мир прилежанием и поведением”.

Даже подраться не получилось – ребята просто прогнали нас. Тогда мы начали кататься с самого высокого обрыва, и я начерпал полные катанки снега.

Ночью у меня начали отчаянно ныть ноги. Я застудился, и начался приступ болезни, которую бабушка Катерина называла “рематизня” и утверждала, что я унаследовал ее от покойной мамы. Бабушка лечила меня всю ночь, и уснул я только под утро.

Утром за мной пришел Санька, но пойти фотографироваться я не смог, “подломились худые ноги, будто не мои они были”. Тогда Санька заявил, что тоже не пойдет, а сфотографироваться успеет и потом – жизнь-то долгая. Бабушка нас поддержала, пообещав свезти меня к самому лучшему фотографу в городе.

Только меня это не устраивало, ведь на фото не будет нашей школы.

В школу я не ходил больше недели. Через несколько дней к нам зашел учитель и принес готовую фотографию. Бабушка, как и остальные жители нашего села, относилась к учителям очень уважительно.

Читайте также:  Образ и характеристика наташи ростовой в романе "война и мир": описание внешности и характера, портрет

Они ко всем были одинаково вежливы, даже к ссыльным, и всегда готовы были помочь. Даже Левонтия, “лиходея из лиходеев”, наш учитель смог утихомирить.

Важно

Помогали им деревенские, как могли: кто за дитем посмотрит, кто горшок молока в избе оставит, кто воз дров привезет. На деревенских свадьбах учителя были самыми почетными гостями.

Работать они начинали в “доме с угарными печами”. В школе не было даже парт, не говоря уже о книжках с тетрадками. Дом, в котором разместилась школа, срубил еще мой прадед. Я там родился и смутно помню и прадеда, и домашнюю обстановку. Вскоре после моего рождения родители отселились в зимовье с протекающей крышей, а еще через некоторое время прадеда раскулачили.

Раскулаченных тогда выгоняли прямо на улицу, но родня не давала им погибнуть. “Незаметно” бездомные семьи распределялись по чужим домам. Нижний конец нашего села был полон пустых домов, оставшихся от раскулаченных и высланных семей.

Их-то и занимали люди, выброшенные из родных жилищ накануне зимы. В этих временных пристанищах семьи не обживались – сидели на узлах и ждали повторного выселения. Остальные кулацкие дома занимали “новожители” – сельские тунеядцы.

За какой-нибудь год они доводили справный дом до состояния хибары и переселялись в новый.

Из своих домов люди выселялись безропотно. Только один раз за моего прадеда заступился глухонемой Кирила. “Знавший только угрюмую рабскую покорность, к сопротивлению не готовый, уполномоченный не успел даже и о кобуре вспомнить. Кирила всмятку разнес его голову” ржавым колуном. Кирилу выдали властям, а прадеда с семьей выслали в Игарку, где он и умер в первую же зиму.

В моей родной избе сперва было правление колхоза, потом жили “новожители”. То, что от них осталось, отдали под школу.

Учителя организовали сбор вторсырья, и на вырученные деньги купили учебники, тетради, краски и карандаши, а сельские мужики бесплатно смастерили нам парты и лавки.

Совет

Весной, когда тетради кончались, учителя вели нас в лес и рассказывали “про деревья, про цветки, про травы, про речки и про небо”.

Уже много лет прошло, а я все еще помню лица моих учителей. Фамилию их я забыл, но осталось главное – слово “учитель”. Фотография та тоже сохранилась. Я смотрю на нее с улыбкой, но никогда не насмехаюсь. “Деревенская фотография – своеобычная летопись нашего народа, настенная его история, а еще не смешно и оттого, что фото сделано на фоне родового, разоренного гнезда”.

Вариант 2

Зимой нашей школе стало известно, что к нам едет фотограф из города, который закрепит в памяти “не деревенский люд, а нас, учащихся овсянской школы”.

Сам собой образовался вопрос, который необходимо было быстро решать: где поселить городского фотографа? В домах учителей нельзя было, потому что у них постоянно орущие маленькие дети.

В результате, фотографа пристроили у десятника сплавной конторы, который всегда был уважаемым человеком в селе.

Весь день школьники не могли определиться, кто и где будет сидеть. По той причине, что у меня и левонтьевского Саньки поведение не всегда было положительным, нас решили посадить в задний ряд. Завязались разборки, а подраться так и не успели. Мы начали кататься кубарем по снегу, я пришел домой весь мокрый.

Ночью у меня поднялась высокая температура, сильно крутило ноги. Я простудился и это были первые признаки болезни. Бабушка спасала меня, как могла, а утром пришел за мной Санька, но встать с кровати я так и не решился. Тогда Санька заявил, что тоже не пойдет фотографироваться, успеет еще. Однако меня это не совсем устраивало, ведь фотография будет уже не такая, не будет на ней нашей школы.

Дома я просидел больше недели, вскоре к нам пришел учитель отдать фотографию. Бабушка и все в селе уважали учителей, а нашего, особенно. Ему удалось приручить “лиходея” Левонтия. Их семьям наши люди помогали: кто за дитем присмотрит, кто молоко оставит в хате, кто дровишек подкинет. На деревенских свадьбах учителя были уважаемыми гостями.

Работать они начинали в заброшенном доме с печью. В так званой школе не было ни книг, ни тетрадей и даже – парт. Дом, в котором теперь школа, срубил мой дед. Там мое месторождение, я ни чего не помню: ни деда, ни прадеда, ни домашнюю обстановку. Мои родители переехали, а моего прадеда очень скоро раскулачили.

https://www.youtube.com/watch?v=7OR4loOvv1k

В то время всех, кого раскулачили, выгоняли прямо на улицу. Конечно, родня помогала, чем могла, однако это ни чего не меняло. Люди не обживались, ожидали следующего выселения, а в заброшенные избы заселялись новые “хозяева” – бездомные и сельские тунеядцы.

Однако, они и с этим “счастьем” расправлялись за считанные дни. Из своих домов люди выселялись без всяких возражений. Как-то раз за моего прадеда заступился глухонемой Кирила. Пока уполномоченный готовился к сопротивлению, тот ему и разнес голову.

Кирилу сдали на правосудие, а прадеда с семьей отправили в Игарку. Скончался он там в первую же зиму.

Обратите внимание

В моей родной избе жили “новожители”. То, что от них осталось, пошло под школу, учителя собрали вторсырье, а на деньги приобрели тетради, учебники, мужики сделали нам парты и лавки.

Когда заканчивалась бумага, уроки проходили на природе. После того прошло много времени, но я до сих пор помню лица своих учителей. Конечно, фамилии я уже не припомню – это же не главное.

Важно то, что я понимаю смысл слова “учитель”.

Нашу фотографию я также сохранил, все события я вспоминаю с улыбкой на лице. “Деревенская фотография – своеобразная летопись нашего народа, его история, а еще не смешно и оттого, что фото сделано на фоне родового, разоренного гнезда”.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-fotografiya-na-kotoroj-menya-net-astafev/

Краткое содержание Фотография, на которой меня нет, Астафьев читать или смотреть видео

­Краткое содержание Фотография, на которой меня нет

В один из зимних дней в деревню приехал фотограф, для фотографирования учеников местной школы. Для них это было большое событие, все начали обсуждать, где кто сядет, как будут выглядеть на фотографии.

Витя и его друг Санька, узнав, что они, как плохие ученики, будут сидеть при фотографировании в самом заду, расстроились и ушли кататься на санках с крутой горки. Катались так долго, что Витя застудил ноги, а они у него начинали страшно болеть.

По словам бабушки, это была «рематизни»,­ болезнь перешла ему от мамы.

Поутру, он уже не мог и ходить. В обед за ним пришёл Санька, сказав, что аппарат уже поставили и его учитель зовёт. Витя, несмотря на все попытки, встань на ноги не смог. Видя, в каком состоянии его друг, Санька тоже решил не идти фотографироваться.

Через неделю, к всё ещё больному Вите пришёл учитель и отдал фотографию, где были все ученики школы, кроме него и Саньки. Бабушка очень гостеприимно встретила учителя, так как его все уважали в деревне, и всегда старались сделать ему что-нибудь приятное.

Все помнили, как он подымал школу – не было ни учебников, ни парт, ни даже тетрадей и ручек. Учитель придумал такую вещь – предложил сдать всякий ненужный хлам с чердаков, отвёз его в город и накупил карандашей и тетрадей. Потом выпросил в городе учебники.

Местным мужикам поставил магарыч, и они сделали парты и стулья.

Самое интересное, что здание школы когда-то было домом Витиного прадеда и деда, но когда было раскулачивание, то выгнали их вместе с семьями на улицу.

Той поздней осенью повыгоняли многих владельцев домов, и они все умерли бы, если бы не родственники, которые приютили их у себя. Активисты, кто выселял людей, пропивали и разоряли дома зажиточных крестьян, так что эти дома быстро приходили в упадок.

Важно

Особенно любили это делать Болтухины, не один дом они так разорили, пропив и разрушив там, всё, что только можно.

За эти годы многие дома в деревне сгорели, большинство были запущены, все боялись выселения и ничего не делали. Затем произошло второе раскулачивание, когда людей уже высылали из деревни. Больше о них никто и никогда не слышал. В это раскулачивание, один из крестьян, Кирилла, не выдержал и убил управляющего.

В дальнейшем, в здании школы было правление колхоза, затем, когда он развалился, жили Болтухины, которые его убили полностью. После них, дом стал такой ветхий, что его решили разобрать, а местные, под шумок, продали и пропили брёвна.

Автор вспоминает своего учителя, который очень любил своих учеников, был готов защищать их, как однажды от змеи, хотя ранее, никогда змей не видел. Фотография эта сохранилась, это великая память, но ещё и страшное воспоминание, ведь фотография сделана на фоне его разорённого дома.

­

­
­

Объяснение трудных слов из текста

Рематизни – искажённое название ревматизма – воспалительное заболевание опорно-двигательной системы.
Магарыч – алкоголь, обычно бутылка водки или самогона.
Раскулачивание – процесс лишения богатых крестьян своего имущества в 1930 годах.
Зажиточный – состоятельный, имеющий достаток, богатый.

­
­

Видео краткого содержания

­

­

­

см. также:
Краткие содержания других произведений

Характеристики всех героев произведения Фотография, на которой меня нет, Астафьев

Краткая биография Виктора Астафьева

Источник: http://www.sdamna5.ru/fotografiya_kratko

Краткое содержание «Фотография на которой меня нет» Виктора Астафьева

В деревне, где живет главный герой должно произойти знаменательное событие — приезд фотографа. Больше всего его ждут учителя и школьники, ведь едет он по делу — фотографировать.

Всей деревней решают куда поселить фотографа, чтобы тот почувствовал заботу о себе и работу свою выполнил на отлично. А в это время ученики и учителя думают о том, что надеть и как сесть, ведь фотографировать будут именно их. Решают, что отличников посадят на первый план, тех, кто похуже — на второй, а ребят, которые не отличаются ни прилежной учебой, ни поведением — назад.

Главный герой и его друг сокрушаются, что быть им на самых последних рядах, где на фотографии их даже не разглядишь и уходят на весь день играть и кататься с горки, где оба промокают и набирают полные обувки снега.

Ночью у мальчика начинают болеть ноги из-за ревматизма, который передался ему от мамы, в связи с чем он не может пойти в школу и сфотографироваться.

Он мучается всю ночь и плачет от боли, бабушка старается облегчить его участь всеми силами: и баню топит, где парит его, и спиртом растирает ноги, и лекарствами поит, но ничего не помогает.

Стоит мальчику попытаться встать, как он валится на пол от боли. Когда приходит Саша, друг главного героя, тот всеми силами пытается заставить себя встать и пойти с ним, но затем обессилено валится на печку и заходится рыданиями.

Саша же, удрученно глядя на друга, говорит, что тогда и он не пойдет фотографироваться.

Спустя неделю мальчику становится лучше. От безделья он рассматривает окна и то, как рамы на зиму подтыкают и украшают бабушка и соседи.

Совет

Бабушка делает это, перекладывая между рамами мох, рябину и вату, «броско и без излишеств». У соседа дяди Левона в рамах одни стекла битые, другие подбитые фанерой, а где-то просто закрыты пузатой подушкой.

У соседки Авдотьи много всего собрано из растений, да еще и украшено бумажными цветами.

Также главный герой любит наблюдать за цветами и как они распускаются и оживают весной. Он говорит, что всегда с нетерпением ожидает тот момент, когда цветок расцветает, но никогда не может поймать его.

В этот же день к ним в гости приходит школьный учитель. Лицо его бледноватое и не такое грубое, как деревенские, тесаные ветром, у него немного топорщатся уши и печальные, но добрые глаза. Его волосы зачесаны назад и деревенские называют эту прическу «под политику».

Учитель приносит герою фотографию, которую тот долго рассматривает. Мальчик не находит там своего друга Сашу и себя самого, хотя и понимает, что ему там неоткуда взяться.

Бабушка уговаривает учителя остаться и выпить чай, а потом еще всем хвастается, что к ним он заходил и чай за одним столом с ней и ее внуком пил.

Учителей в их школе всего двое — муж и жена. И есть у них ребенок-крикун, который все время плачет, но ухаживают за ним всей деревней. К учителям, вообще, отношение особое, ведь люди грамотные, вежливые, всегда на «вы» обращаются, если помочь нужно с грамотой или письмом каким, так никогда не откажут, будь то день или ночь.

Приехали они давно в деревню и решили школу открыть в одном из старых домов. Как позже выясняется, дом этот принадлежал когда-то деду главного героя Павлу и его семье, но когда началось раскулачивание, то выселили их оттуда в глухую осень. Тогда тяжело было, один красный карандаш и букварь на всех ребятишек, но учитель этого так не оставил.

Обратите внимание

Ездил не раз в сельсовет, в город, учебники выпрашивал, краски, карандаши. Все появилось для учеников, а сельчане даже мебель для школы сами сделали — парты, стулья, и денег не взяли. Так и стали учителя в каждом доме желанными гостями.

И каждый к ним забегал и то масло у них с молоком оставлял, то творог, дрова рубили и приносили к ним, но так, чтобы они никогда не догадались кто это сделал.

Когда закончились в школе тетради, краски и карандаши, учитель стал водить детей по лесу, рассказывать о травах и их лекарственных свойствах, о том, что каждое кольцо на срубе дерева обозначает год его жизни, и еще что из деревьев бумагу делают.

Читайте также:  Тряпичкин в комедии "ревизор" гоголя (друг хлестакова)

Ребята и сами объясняли что-то учителю: как выбраться из леса, если он вдруг заблудится, как различать по голосам птиц и других животных по звукам, рассказывали как спастись от лесного пожара и еще много всего. А как-то во время похода они наткнулись на змею. Учитель убил ее, а ребята потом ему рассказали, что нельзя было ее палкой бить, потому что могла она обмотаться вокруг нее и напасть на обидчика.

Уже потом, главный герой пишет, что вспомнил имена учителей только во время работы над книгой. Звали их Евгений Николаевич и Евгения Николаевна, но братом и сестрой они точно не были.

Он размышляет о гордом звании «учителя» и что важно быть таким, каким был Евгений Николаевич — человеком, готовым защитить своих учеников в любой момент, немного робким и с вежливой улыбкой.

Фотография все еще хранится у главного героя, хоть и пожелтела. Он до сих пор узнает лица ребят на ней и ткань, растянутая на палках с надписью «Овсянская начальная школа 1-й ступени» вызывает у него улыбку.

(No Ratings Yet)

Источник: https://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-fotografiya-na-kotoroj-menya-net-viktora-astafeva.html

Краткое содержание «Фотография, на которой меня нет» Астафьева

Книга «Последний поклон» советского писателя Виктора Астафьева представляет собой повесть в рассказах, которая носит народный характер, складывающийся из сострадания, совести, долга и красоты. В повести задействовано много героев, но главные – бабушка и ее внук.

Мальчик-сирота Витя живет вместе с бабушкой Катериной Петровной, ставшей обобщенным образом всех русских бабушек, воплощением любви, доброты, заботы, нравственности и душевного тепла. И в то же время она была строгой и иногда даже суровой женщиной.

Иногда могла подтрунить над внуком, но однако сильно любила его и заботилась о нем безгранично.

Ценности, привитые детством

Настоящая дружба – это самая драгоценная и очень редкая награда для человека, считал Астафьев. “Фотография, на которой меня нет” – рассказ, в котором писатель хотел показать, как герой относится к своим друзьям. Для автора это было немаловажно. Ведь дружба иногда сильнее, чем родственные связи.

Рассказ «Фотография, на которой меня нет» представлен отдельной частью в повести «Последний поклон». В нем автор изобразил все волнующие моменты своего детства. Чтобы сделать анализ рассказа, необходимо прочитать краткое содержание.

“Фотография, на которой меня нет”: сюжет

Сюжет рассказывает о том, что однажды в деревню из города специально приехал фотограф, чтобы сфотографировать учеников школы. Дети сразу стали думать, как и где им встать. Они решили, что прилежные хорошисты должны сидеть на переднем фоне, те, кто учится удовлетворительно – в середине, а плохих надо поставить сзади.

Витька и его закадычный друг Санька, по идее, должны были стоять сзади, так как не отличались прилежной учебой и тем более поведением.

Чтобы доказать всем, что они совсем ненормальные люди, мальчишки в снег пошли кататься с такого обрыва, с какого ни один нормальный человек никогда бы не стал. В итоге, извалявшись в снегу, они разбрелись по домам.

Важно

Расплата за такую горячность не заставила себя ждать, и вечером у Витьки разболелись ноги.

Бабушка самостоятельно поставила ему диагноз «рематизни». Мальчик не мог встать на ноги, выл и стонал от боли. Катерина Петровна очень сильно сердилась на внука и причитала: «Говорила тебе, не студися!» Однако она тут же отправилась за лекарствами.

Хоть и ворчит бабушка на внука, и передразнивает его, но относится к нему с огромной нежностью и сильной привязанностью. Дав ему затрещину, она принимается долго натирать внуку ноги нашатырным спиртом. Катерина Петровна глубоко сострадает ему, так как он сирота: его мама по роковой случайности утонула в речке, а у отца уже образовалась другая семья в городе.

Дружба

Так начиналось краткое содержание. «Фотография на которой меня нет» как литературное произведение рассказывает о том, что из-за своей болезни мальчик Витя все-таки пропускает одно из важнейших событий – фотографирование с классом.

Он очень сожалеет об этом, бабушка тем временем утешает внука и говорит, что как только он выздоровеет, то они сами поедут в город к «самолучшему» фотографу Волкову, и он сделает любые снимки, хоть на портрет, хоть на «пачпорт», хоть на «ероплане», хоть на коне, хоть на чем.

И вот тут к самому важному моменту подходит сюжет. Краткое содержание («Фотография на которой меня нет») описывает, что друг Витьки Санька на утро приходит за другом и видит, что тот не может стоять на ногах, и тогда он моментально решает тоже не идти фотографироваться.

Санька поступает как истинный друг, который не хочет расстраивать Витьку еще больше и поэтому тоже пропускает это событие.

Даже несмотря на то что Санька готовился и надел новую телогрейку, он начинает успокаивать Витьку, что не в последний раз приезжает к ним фотограф, и в следующий раз они попадут в кадр.

«Фотография, на которой меня нет»: отзыв и анализ

Хоть и рассматривается здесь дружба деревенских мальчишек на совсем детском уровне, но этот эпизод скажется на развитии личности героя. В дальнейшем он будет очень важным: не только бабушкино воспитание и забота повлияли на его отношение к окружающему миру, но и добропорядочные отношения с друзьями.

Произведение «Фотография, на которой меня нет» раскрывает образ истинных русских бабушек, как они жили в своих деревнях, вели свое хозяйство, украшали и утепляли свои окна мхом, потому что он “сырость засасывает”, ставили уголек, чтобы не обмерзало стекло, и рябину вешали от угара. По окну судили, какая хозяйка живет в доме.

Учитель

В школу Витя не ходил больше недели. Однажды к ним пришел учитель и принес фотографию. Катерина Петровна с огромным радушием и гостеприимством встретила его, мило беседовала, угостила чаем и поставила на стол угощения, какие только могут быть в деревне: «брусницу», «лампасейки» (леденцы в жестяной баночке), городские пряники и сушки.

Учитель у них в деревне был самым уважаемым человеком, ведь он учил детей грамоте, а также помогал местным жителям писать нужные письма и документы. За такую доброжелательность люди помогали ему дровами, молоком, за дитем присмотреть, а бабушка Екатерина Петровна его малышу заговорила пупок.

Заключение

Вот на этом, пожалуй, можно закончить краткое содержание. «Фотография, на которой меня нет» – это небольшой по размеру рассказ, который помогает читателю как можно лучше понять образы главных героев, увидеть их нравственные души, приоритеты и жизненные ценности.

Кроме этого, мы понимаем, насколько важна для этих людей фотография, потому что она составляет своеобразную летопись и настенную историю русского народа.

Совет

И какими бы смешными, иногда нелепыми и напыщенными ни были эти старинные фотографии, все равно отсутствует желание над ними смеяться, хочется просто улыбнуться, потому что понимаешь, что многие из позировавших полегли в войну, защищая свою землю.

Астафьев пишет, что дом, в котором была размещена его школа и на фоне которого была сделана фотография, был построен еще его прадедом, раскулаченным большевиками. Семьи раскулаченных в то время выгоняли прямо на улицу, но родня не давала им погибнуть, и они расселялись по чужим домам.

Вот обо всем этом и старался писать в своем творчестве Астафьев. «Фотография, на которой меня нет» – это маленький эпизод из жизни писателя и всего простого, но поистине великого народа.

Источник: https://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-fotografiya-na-kotoroj-menya-net-astafeva/

Фотография, на которой меня нет (в сокращении)

   ВИКТОР ПЕТРОВИЧ АСТАФЬЕВ

ФОТОГРАФИЯ, НА КОТОРОЙ МЕНЯ НЕТ

Глухой зимою, во времена тихие, сонные нашу школу взбудоражило неслыханно важное событие.

Из города на подводе приехал фотограф!

И не просто так приехал, по делу — приехал фотографировать.

И фотографировать не стариков и старух, не деревенский люд, алчущий быть увековеченным, а нас, учащихся овсянской школы.

Фотограф прибыл за полдень, и по этому случаю занятия в школе были прерваны.

Учитель и учительница — муж с женою — стали думать, где поместить фотографа на ночевку.

Сами они жили в одной половине дряхленького домишка, оставшегося от выселенцев, и был у них маленький парнишка-ревун. Бабушка моя, тайком от родителей, по слезной просьбе тетки Авдотьи, домовничавшей у наших учителей, три раза заговаривала пупок дитенку, но он все равно орал ночи напролет и, как утверждали сведущие люди, наревел пуп в луковицу величиной.

Во второй половине дома размещалась контора сплавного участка, где висел пузатый телефон, и днем в него было не докричаться, а ночью он звонил так, что труба на крыше рассыпалась, и по телефону этому можно было разговаривать. Сплавное начальство и всякий народ, спьяну или просто так забредающий в контору, кричал и выражался в трубку телефона.

Такую персону, как фотограф, неподходяще было учителям оставить у себя. Решили поместить его в заезжий дом, но вмешалась тетка Авдотья. Она отозвала учителя в куть и с напором, правда, конфузливым, взялась его убеждать:

— Им тама нельзя. Ямщиков набьется полна изба. Пить начнут, луку, капусты да картошек напрутся и ночью себя некультурно вести станут. — Тетка Авдотья посчитала все эти доводы неубедительными и прибавила: — Вшей напустют…

— Что же делать?

— Я чичас! Я мигом! — Тетка Авдотья накинула полушалок и выкатилась на улицу.

Фотограф был пристроен на ночь у десятника сплавконторы. Жил в нашем селе грамотный, деловой, всеми уважаемый человек Илья Иванович Чехов. Происходил он из ссыльных. Ссыльными были не то его дед, не то отец.

Обратите внимание

Сам он давно женился на нашей деревенской молодице, был всем кумом, другом и советчиком по части подрядов на сплаве, лесозаготовках и выжиге извести. Фотографу, конечно же, в доме Чехова — самое подходящее место.

Там его и разговором умным займут, и водочкой городской, если потребуется, угостят, и книжку почитать из шкафа достанут.

Вздохнул облегченно учитель. Ученики вздохнули. Село вздохнуло — все переживали.

Всем хотелось угодить фотографу, чтобы оценил он заботу о нем и снимал бы ребят как полагается, хорошо снимал.

Весь длинный зимний вечер школьники гужом ходили по селу, гадали, кто где сядет, кто во что оденется и какие будут распорядки. Решение вопроса о распорядках выходило не в нашу с Санькой пользу. Прилежные ученики сядут впереди, средние — в середине, плохие — назад — так было порешено.

Ни в ту зиму, ни во все последующие мы с Санькой не удивляли мир прилежанием и поведением, нам и на середину рассчитывать было трудно.

Быть нам сзади, где и не разберешь, кто заснят? Ты или не ты? Мы полезли в драку, чтоб боем доказать, что мы — люди пропащие… Но ребята прогнали нас из своей компании, даже драться с нами не связались.

Тогда пошли мы с Санькой на увал и стали кататься с такого обрыва, с какого ни один разумный человек никогда не катался. Ухарски гикая, ругаясь, мчались мы не просто так, в погибель мчались, поразбивали о каменья головки санок, коленки посносили, вывалялись, начерпали полные катанки снегу.

Бабушка уж затемно сыскала нас с Санькой на увале, обоих настегала прутом. Ночью наступила расплата за отчаянный разгул у меня заболели ноги. Они всегда ныли от «рематизни», как называла бабушка болезнь, якобы доставшуюся мне по наследству от покойной мамы. Но стоило мне застудить ноги, начерпать в катанки снегу — тотчас нудь в ногах переходила в невыносимую боль.

Важно

Я долго терпел, чтобы не завыть, очень долго. Раскидал одежонку, прижал ноги, ровно бы вывернутые в суставах, к горячим кирпичам русской печи, потом растирал ладонями сухо, как лучина, хрустящие суставы, засовывал ноги в теплый рукав полушубка ничего не помогало.

И я завыл. Сначала тихонько, по-щенячьи, затем и в полный голос.

— Так я и знала! Так я и знала! — проснулась и заворчала бабушка. — Я ли тебе, язвило бы тебя в душу и в печенки, не говорила: «Не студися, не студися!» — повысила она голос.

— Так он ведь умнее всех! Он бабушку послушат? Он добрым словам воньмет? Загибат теперь! Загибат, худа немочь! Мольчи лучше! Мольчи! — Бабушка поднялась с кровати, присела, схватившись за поясницу.

Собственная боль действует на нее усмиряюще. — И меня загибат…

Она зажгла лампу, унесла ее с собой в куть и там зазвенела посудою, флакончиками, баночками, скляночками — ищет подходящее лекарство. Припугнутый ее голосом и отвлеченный ожиданиями, я впал в усталую дрему.

— Где ты тутока?

— Зде-е-е-ся. — по возможности жалобно откликнулся я и перестал шевелиться.

— Зде-е-еся! — передразнила бабушка и, нашарив меня в темноте, перво-наперво дала затрещину. Потом долго натирала мои ноги нашатырным спиртом. Спирт она втирала основательно, досуха, и все шумела: — Я ли тебе не говорила? Я ли тебя не упреждала? И одной рукой натирала, а другой мне поддавала да поддавала: — Эк его умучило! Эк его крюком скрючило? Посинел, будто на леде, а не на пече сидел…

Я уж ни гугу, не огрызался, не перечил бабушке — лечит она меня.

Выдохлась, умолкла докторша, заткнула граненый длинный флакон, прислонила его к печной трубе, укутала мои ноги старой пуховой шалью, будто теплой опарой облепила, да еще сверху полушубок накинула и вытерла слезы с моего лица шипучей от спирта ладонью.

Читайте также:  Образ и характеристика пантелея прокофьевича мелехова в романе "тихий дон": описание внешности и характера (отец григория мелехова)

— Спи, пташка малая, Господь с тобой и анделы во изголовье.

Заодно бабушка свою поясницу и свои руки-ноги натерла вонючим спиртом, опустилась на скрипучую деревянную кровать, забормотала молитву Пресвятой Богородице, охраняющей сон, покой и благоденствие в дому. На половине молитвы она прервалась, вслушивается, как я засыпаю, и где-то уже сквозь склеивающийся слух слышно:

— И чего к робенку привязалася? Обутки у него починеты, догляд людской…

Не уснул я в ту ночь. Ни молитва бабушкина, ни нашатырный спирт, ни привычная шаль, особенно ласковая и целебная оттого, что мамина, не принесли облегчения. Я бился и кричал на весь дом. Бабушка уж не колотила меня, а перепробовавши все свои лекарства, заплакала и напустилась на деда:

— Дрыхнешь, старый одер!.. А тут хоть пропади!

— Да не сплю я, не сплю. Че делать-то?

— Баню затопляй!

— Середь ночи?

— Середь ночи. Экой барин! Робенок-то! — Бабушка закрылась руками: — Да откуль напасть такая, да за что же она сиротиночку ломат, как тонку тали-и-инку… Ты долго кряхтеть будешь, толстодум? Чо ишшэш? Вчерашний день ишшэш? Вон твои рукавицы. Вон твоя шапка!..

Утром бабушка унесла меня в баню — сам я идти уже не мог.

Долго растирала бабушка мои ноги запаренным березовым веником, грела их над паром от каленых камней, парила сквозь тряпку всего меня, макая веник в хлебный квас, и в заключение опять же натерла нашатырным спиртом.

Дома мне дали ложку противной водки, настоянной на борце, чтоб внутренность прогреть, и моченой брусники. После всего этого напоили молоком, кипяченным с маковыми головками. Больше я ни сидеть, ни стоять не в состоянии был, меня сшибло с ног, и я проспал до полудня.

Источник: http://bibliotechka.ucoz.com/publ/sovremennaja_literatura/astafev_v_p/fotografija_na_kotoroj_menja_net/25-1-0-18

Произведение Астафьева Фотография на которой меня нет читать

Автор: Виктор Астафьев

Год издания рассказа: 1982

Произведение Астафьева «Фотография, на которой меня нет» входит в одноименный сборник рассказов, опубликованный в 1982 году. Через весь сборник автор, по сей день входящий в список самых читаемых писателей, проносит эмоции о детстве в селе, любви к Родине и природе, глубокое уважение к людям и ужасах войны. Весь цикл рассказов является автобиографическим.

Рассказа «Фотография, на которой меня нет» краткое содержание

Пересказ «Фотография на которой меня нет» Астафьев следует начать с того, что однажды зимой в деревню, в которой проживает главный герой, приезжает фотограф. И запечатлить он хочет не природу и не жителей деревни, а учащихся овсянской школы. Долго люди думали, где бы этому фотографу переночевать.

Учитель хотел позвать его в себе в дом, но там был вечно плачущий ребенок, да и дом был довольно дряхлым. В итоге было принято решение позвать фотографа на ночлег к Илье Ивановичу Чехову, десятнику сплавконторы.

Сам Илья Иванович был образованным, уважаемым в селе человеком, который мог и разговор с гостем поддержать, и водочки ему налить.

Совет

Все стали готовиться к приезду фотографа. Дети думали, что же они наденут, учителя ломали себе голову, как бы выставить учащихся, чтобы все поместились в кадре.

Решили сделать так: спереди поставить тех, кто хорошо учится и прилежно себя ведет, посредине – учеников со средней успеваемостью, а двоечников и забияк поставить в последний ряд.

Главный герой рассказа «Фотография, на которой меня нет», Витя и его друг Саша знали, что из-за их поведения они будут стоять в последнем ряду. После уроков друзья решили пойти покататься на санках с обрыва.

Ночью у Вити сильно заболели ноги от «рематизни», как говорила бабушка. Болезнь эта досталась мальчику от его покойной мамы. Бабушка стала ругать внука, говорить, что предупреждала его, что нельзя сильно обмораживать ноги.

Она стала натирать ноги мальчика нашатырем, но боль не утихала. Ночью бабушка разбудила деда, чтоб натопил баню и рано утром понесла туда Ваню.

Долго она прогревала мальчику ноги, растирала их березовым веником и в итоге он заснул.

Проснулся Ваня ближе к полудню, когда к нему в гости пришел Саша. Он хотел забрать друга в школу, чтобы сфотографироваться. Но бабушка отвечала, что её внук сегодня никуда не пойдет.

Ваня хотел противиться этому решению, но ноги его не слушали. Тогда Саша, как в книге Фраермана «Повесть о первой любви», решил поддержать друга и сказал, что он тоже не пойдет в школу.

Обратите внимание

Бабушка успокоила их, сказав, что обязательно повезет их в город к другому фотографу.

В школе Ваня не появлялся уже больше недели. Бабушка баловала его, кормила вареньем, а мальчик сидел на крыльце или разглядывал окна соседских домов. Однажды в дверь постучали. Бабушка вышла поприветствовать гостя, а Ваня прислушивался, кто же это к ним пришел. В комнату зашел учитель мальчика. Он принес фотографию.

Ваня тотчас же стал разглядывать всех своих одноклассников. На снимке было много детей, учитель и учительница по центру. Не хватало лишь Вани и Саши. Мальчику стало очень обидно, что его нет и не будет на фотографии, но учитель сказал, что фотограф обязательно приедет ещё. Бабушка налила гостью чаю, они начали рассказывать друг другу о своей жизни.

Учитель рассказал, что недавно обнаружил возле своего дома колоду дров. Он не пользуется ими, поскольку не знает, от кого они. Бабушка конечно же знала, кто положил дрова, но не признается. В селе очень уважают семью учителей за их скромность и доброту, за то, что к ним можно обратиться в любое время суток и они никогда не откажут в помощи.

Поэтому и помогают им люди кто чем может.

Далее в рассказе Астафьев «Фотография, на которой меня нет» читать можно о том, как зарождалась овсянская школа. Дом, который сейчас отведен под учебное заведение, был построен прадедом Вани, Яковом Максимовичем. А потом раскулаченных людей стали выгонять из их же домов. Целыми семьями люди теряли крышу над головой.

Тогда односельчане стали забирать к себе на ночлег сначала детей, потом беременных женщин и стариков. Через какое-то время все бездомные обрели ночлег. Иногда они пробирались в свои старые дома забрать запасы продуктов, оставленные на зиму.

Часто случалось так, что люди не могли сжиться вместе и тогда раскулаченная семья снова оказывалась на улице в поисках нового места для ночлега.

Когда выселяли семью Платоновских, к ним во двор явился односельчанин немой Кирила. Он увидел, как уполномоченный выталкивал Платошиху с её крыльца в то время, как она плакала и хваталась за двери и косяки. Неожиданно Кирила достал ржавый колун и дали м по голве уполномоченному.

Важно

После этого случая Платоновских выселили в город, Кирила сдали властям, а выселение семей ускорили. Прадеда Вани тогда выслали в Игарку, а из его дома соорудили большой класс.

Позже на деньги, вырученные с продажи домашней утвари жителей села, учитель смог закупить карандаши, краски, тетради и учебники.

Поговорив с бабушкой, учитель пошел домой. Вскоре в Ванином доме висела фотография его одноклассников в рамочке, но в город к другому фотографу мальчик так и не поехал той зимой.

Далее в рассказе Астафьев «Фотография, на которой меня нет» мы узнаем, что к весне в школе закончились тетради, и учитель ходил с детьми в лес, рассказывая обо всем, что он знает. В один из таких дней на них напала змея, но учитель смог быстро расправиться с ней. Хотя до этого он ни разу в жизни не сталкивался со змеями.

Позже, будучи уже взрослым, Иван узнал, что звали его учителей Евгений Николаевич и Евгения Николаевна. Через многие годы он пронес любовь и бесконечную благодарность своим учителям.

А школьная фотография жива и через много лет. И Иван с легкостью всегда мог узнать всех детей на снимке, хотя многие из них погибли на войне. Но эта фотография была своеобразной летописью народа, его историей и памятью.

Рассказ «Фотография, на которой меня нет» на сайте Топ книг

Произведение Астафьева «Фотография, на которой меня нет» читать настолько популярно, что это позволило ему занять высокое место в нашем рейтинге лучших книг отечественной классики. И учитывая, что рассказ включен в школьную программу мы еще не раз увидим его на страницах нашего сайта Топ книг.

Рассказ Виктора Астафьева «Фотография, на которой меня нет» читать онлайн вы можете здесь

 

Источник: https://top-knig.ru/fotografiya-na-kotoroj-menya-net/

ФОТОГРАФИЯ, НА КОТОРОЙ МЕНЯ НЕТ

РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА XX ВЕКА

В. П. АСТАФЬЕВ

ФОТОГРАФИЯ, НА КОТОРОЙ МЕНЯ НЕТ

«Глухой зимою, во времена тихие, сонные нашу школу взбудоражило неслыханно важное событие».

Из города на подводе приехал фотограф!

Он приехал фотографировать учащихся!

Где поместить его на ночлег? В семье учителя — маленький ребенок, который болен и все время кричит.

Во второй половине дома, где живет учитель, размещалась контора. Там все время звонил телефон и люди громко кричали в трубку.

В «заезжем доме» — ямщики напьются и «вшей напустют».

Фотограф был пристроен на ночь у десятника сплавконторы Ильи Ивановича Чехова. Там его могут угостить и умным разговором, и городской водочкой, и книжкой из шкафа.

Совет

Школьники готовились к съемке, обсуждая, что надеть, как причесаться. Было решено, что в первых рядах будут отличники, а хулиганы и двоечники — в последнихю

Рассказчик и его друг Санька ни примерным поведением, ни оценками не могли похвастаться. Поэтому с горя, что окажутся в последнем ряду, где их никто и не разглядит, мальчишки накатались с горки на санках. Вернулись домой мокрые и разгоряченные.

Рассказчик страдал ревматизмом — и ночью у него разболелись моги. Да так, что он завыл — сначала тихонько, по-щенячьи, затем и в полный голос.

Бабушка растерла ноги нашатырным спиртом, нашлепала его, закутала в пуховую шаль:

— Спи, пташка малая, Господь с тобой и ангелы во изголовье.

Но растирка не помогла. Мальчик бился и кричал.

Бабушка велела деду растопить баню и унесла туда мальчонку — сам он идти уже не мог.

Санька из солидарности тоже сказал, что фотографироваться не пойдет. Тем более, что ему было совестно, ведь это он сманил приятеля кататься.

Учитель приходит справиться о здоровье мальчика и приносит ему фотографию класса. «Уважение к нашему учителю и учительнице всеобщее, молчаливое. Учителей уважают за вежливость, за то, что они здороваются со всеми кряду, не разбирая ни бедных, ни богатых, ни ссыльных, ни самоходов. Еще уважают за то, что в любое время дня и ночи к учителю можно прийти и попросить написать нужную бумагу…»

Вот и благодарят учителей: то кринку сметаны «забудут» в учительских сенях, то дрова подвезут и у дома сгрузят.

Описываемые события происходили во времена раскулачивания.

«Раскулаченных и подкулачников выкинули вон глухой осенью, стало быть, в самую подходящую для гибели пору. И будь тогдашние времена похожими на нынешние, все семьи тут же и примерли бы.

Но родство и землячество тогда большой силой были, родственникидальние, близкие, соседи, кумовья и сватовья, страшась угроз и наветов, все же подобрали детей, в первую голову грудных, затем из бань, стаек, амбаров и чердаков собрали матерей, беременных женщин, стариков, больных людей, за ними и всех остальных разобрали по домам».

Обратите внимание

Выселенные женщины ночью ходили в свои погреба за картошкой, соленьями, припасами. Они молили Бога о спасении одних и наказании других. «Но в те годы Бог был занят чем-то другим, более важным, и от русской деревни отвернулся».

Активисты-ликвидаторы разоряли крепкое хозяйство кулаков. «Катька Болтухина металась по селу, меняла отнятую вещь на выпивку, никого не боясь, ничего не стесняясь. Случалось, тут же предлагала отнятое самой хозяйке. Бабушка моя, Катерина Петровна, все деньжонки, скопленные на черный день, убухала, не одну вещь «выкупила» у Болтухиных и вернула в описанные семьи».

Выселяют и по второму разу, из тех избенок, где только угнездились. Баба Платошиха цепляется за косяк, срывая ногти в кровь. Ее швыряют на крыльцо, бьют сапогом по лицу. Тут родственник ее, немой Кирилл, что скрывался в лесу, подскочил и разнес ржавым колуном голову уполномоченному.

Бедно жило село, но учитель оказался очень деятельным: он послал школьников собирать утиль: старые самовары, тряпки, кости. Все это отвез в город и привез тетради, переводные картинки. «Мы попробовали сладких петушков на палочках, женщины разжились иголками, нитками, пуговицами.

Учитель еще и еще ездил в город на сельсоветской кляче, выхлопотал и привез учебники, один учебник на пятерых. Потом еще полегчение было — один учебник на двоих.

Деревенские семьи большие, стало быть, в каждом доме появился учебник.

Столы и скамейки сделали деревенские мужики и плату за них не взяли, обошлись магарычом, который, как я теперь догадываюсь, выставил им учитель на свою зарплату».

Так поднялась школа.

Учитель в теплое время ходит с учениками гулять в лес и поле и много рассказывает им, а дети делятся с ним своими знаниями о местной природе. Однажды компания увидела ядовитую змею и учитель, испугавшись за детей, убил ее палкой.

Фамилии учительской в деревне теперь никто не помнит, но главное, что осталось слово — Учитель.

Многие считают деревенские фотографии смешными, но это не так.

«Деревенская фотография — своеобычная летопись нашего народа, настенная его история, а еще не смешно и оттого, что фото сделано на фоне родового, разоренного гнезда».



Источник: https://scribble.su/short/all/419.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector