Критика о творчестве н. а. островского, отзывы современников

Творчество А. Н. Островского в критике

Драма Островского «Гроза» вызвала со стороны Добролюбова критическую статью под заглавием «Луч света в темном царстве». Эта статья была ошибкою со стороны Добролюбова; он увлекся симпатиею к характеру Катерины и принял ее личность за светлое явление…

Читая «Грозу» или смотря ее на сцене, вы ни разу не усомнитесь в том, что Катерина должна была поступать в действительности именно так, как она поступает в драме. Вы увидите перед собою и поймете Катерину, но, разумеется, поймете ее так или иначе, смотря по тому, с какой точки зрения вы на нее посмотрите.

Всякое живое явление отличается от мертвой отвлеченности именно тем, что его можно рассматривать с разных сторон; и, выходя из одних и тех же основных фактов, можно приходить к различным и даже к противоположным заключениям.

Обратите внимание

Катерина испытала на себе много разнородных приговоров; нашлись моралисты, которые обличили ее в безнравственности, это было всего легче сделать: стоило только сличить каждый поступок Катерины с предписаниями положительного закона и подвести итоги; на эту работу не требовалось ни остроумия, ни глубокомыслия, и поэтому ее действительно исполнили с блестящим успехом писатели, не отличающиеся ни тем, ни другим из этих достоинств; потом явились эстетики и решили, что Катерина – светлое явление; эстетики, разумеется, стояли неизмеримо выше неумолимых поборников благочиния, и поэтому первых выслушали с уважением, между тем как последних тотчас же осмеяли. Во главе эстетиков стоял Добролюбов, постоянно преследовавший эстетических критиков своими меткими и справедливыми насмешками.

В приговоре над Катериною он сошелся с своими всегдашними противниками и сошелся потому, что, подобно им, стал восхищаться общим впечатлением, вместо того чтобы подвергнуть это впечатление спокойному анализу.

В каждом из поступков Катерины можно отыскать привлекательную сторону; Добролюбов отыскал эти стороны, сложил их вместе, составил из них идеальный образ, увидал вследствие этого «луч света в темном царстве» и, как человек, полный любви, обрадовался этому лучу чистою и святою радостью гражданина и поэта.

Если бы он не поддался этой радости, если бы он на одну минуту попробовал взглянуть спокойно и внимательно на свою драгоценную находку, то в его уме тотчас родился бы самый простой вопрос, который немедленно привел бы за собою полное разрушение привлекательной иллюзии.

Добролюбов спросил бы самого себя: как мог сложиться этот светлый образ? Чтобы ответить себе на этот вопрос, он проследил бы жизнь Катерины с самого детства, тем более что Островский дает на это некоторые материалы; он увидел бы, что воспитание и жизнь не могли дать Катерине ни твердого характера, ни развитого ума; тогда он еще раз взглянул бы на те факты, в которых ему бросилась в глаза одна привлекательная сторона, и тут вся личность Катерины представилась бы ему в совершенно другом свете. Грустно расставаться с светлою иллюзиею, а делать нечего; пришлось бы и на этот раз удовлетвориться темною действительностью. (Из статьи «Мотивы русской драмы.

» ) И. А. Гончаров Не опасаясь обвинения в преувеличении, могу сказать по совести, что подобного произведения, как драмы, в нашей литературе не было. Она «Гроза» бесспорно занимает и, вероятно, долго будет занимать первое место по высоким классическим красотам.

С какой бы стороны она ни была взята, – со стороны ли плана создания, или драматического движения, или, наконец, характеров, всюду запечатлена она силою творчества, тонкостью наблюдательности и изяществом отделки.

Прежде всего она поражает смелостью создания плана: увлечение нервной, страстной женщины и борьба с долгом, падение, раскаяние и тяжкое искупление вины, – все это исполнено живейшего драматического интереса и введено с необычайным искусством и знанием сердца.

Рядом с этим автор создал другое типическое лицо, девушку, падающую сознательно и без борьбы, на которую тупая строгость и абсолютный деспотизм того семейного и общественного быта, среди которого она родилась и выросла, подействовали, как и ожидать следует, превратно, то есть повели ее веселым путем порока, с единственным, извлеченным из данного воспитания, правилом: Лишь бы все было шито да крыто. Мастерское сопоставление этих двух главных лиц в драме, развитие их натур, законченность характеров – одни давали бы произведению г. Островского первое место в драматической литературе.

Важно

Но сила таланта повела автора дальше. В той же драматической раме улеглась широкая картина национального быта и нравов с беспримерною художественною полнотою и верностью.

Всякое лицо в драме есть типический характер, выхваченный прямо из среды народной жизни, облитый ярким колоритом поэзии и художественной отделки, начиная с богатой вдовы Кабановой, в которой воплощен слепой, завещанный преданиями деспотизм, уродливое понимание долга и отсутствие всякой человечности, – до ханжи Феклуши. Автор дал целый, разнообразный мир живых, существующих на каждом шагу личностей.

(Из «Отзыва о драме «Гроза» Островского») В. Я. Лакшин Свои первые литературные опыты Островский начал дерзким и ироническим утверждением, что он открыл небывалую страну. Страна эта лежала у всех под носом – как раз напротив Кремля, по другую сторону Москвы-реки. Но для литературы, для читателей была она тогда и впрямь незнакомой, нетронутой землею.

Почти 50 пьес было написано Островским за его долгую литературную жизнь, и многие из них уходили корнями в родное Замоскворечье, этот особый мир, который, пожалуй, и представить трудновато нынешнему читателю.

Глухие длинные заборы, одноэтажные домики в пять окон с густыми садами и огородами, герань на подоконниках, а в окнах – чиновник с гитарой или купец в красной рубашке, пьющий чай «до третьей тоски»…

Жизнь сонная, закисшая, со своими чудачествами, грубостью и предрассудками окружала Островского с той самой поры, как он начал помнить себя. Здесь ставили на окна бутылки с наливкой, заготавливали впрок солонину, покупали годовые запасы рыбы, меду и капусты.

Здесь степенно беседовали о своих плутнях за стаканом «пун-шика» бородатые купцы, здесь их молодые жены и дочери выглядывали на улицу из-за коленкоровых занавесок, мечтая о «галантерейных» кавалерах. Здесь почта была великой редкостью, и солдата-инвалида, разносившего письма, пугались как нежданной беды.

Здесь люди добродетельные чай пили с изюмом, экономя дорогой сахар.

Здесь от всех болезней лечились банькой да полуштофом «ерофеича». Здесь из дома в дом гуляли свахи, расписывая достоинства женихов.

Здесь по праздникам спали до одиннадцати, ходили в церковь, пекли пироги, ужинали «туго-натуго», рано ложились спать.

Совет

Здесь одни презирали моду «из принципа», другие же любили разодеться, смешав голубое с розовым, и выходили из замоскворецкой цирюльни без меры завитые и напомаженные.

На Пятницкой, на Зацепе, на Болвановке, в путанице замоскворецких переулочков, коленец и тупиков – каких только было не увидеть картин, каких разговоров не наслушаться! Островского считали летописцем этой жизни, называли «Колумбом Замоскворечья».

Но значение его комедий быстро переросло рамки правдивого бытописания. За лицами возникали типы, за бытовыми картинками – социальные и психологические явления. Молодой Островский стал наследником и соперником Гоголя в нарождавшейся русской драматургии…

Источник: http://www.nitpa.org/tvorchestvo-a-n-ostrovskogo-v-kritike/

Русская критика о значении комедий Островского

Выдающийся русский драматург Александр Николаевич Островский является автором многих знаменитых и ценных произведений, которые отложили значимый отпечаток на дальнейшее развитие русской литературы.

Самыми знаменитыми, несомненно, являются «Бесприданница», «Свои люди – сочтемся» и «Гроза».

Значение произведений Островского

Творчество драматурга отображало наиболее актуальные социальные проблемы той эпохи, причем Островскому удалось осветить некоторые темы с совершенно новой стороны.

Критиками признается, что жанр сатирической комедии был наиболее приемлемыми для его творчества. Но у Островского есть выдающиеся произведения в другом жанре, в свое время его драмы «Гроза» и «Бесприданница» были признаны гениальными.

Островскому удалось создать актуальные психологические драмы, интерес к которым сохраняется и до нашего времени.

«Темное царство» Добролюбова

Статья знаменитого критика Добролюбова под названием «Луч в темном царстве» представляет собой наиболее яркий образец полноценного критического обзора драмы Островского «Гроза».

Добролюбов говорил о произведениях Островского как о «пьесах жизни», подчеркивая то, что драматург, прежде всего, отображает основную обстановку жизни и ее  процесса, и не позволяет себе судить ни злодеев, ни жертв.

Критик указывал на то, что Островский обладал глубоким понимаем жизни русского народа, и именно поэтому сатира и драма в его творчестве настолько реальны, точны и искрометны.

Он называет произведение писателя «Гроза» наиболее решительным литературным творением Островского, и говорит о том, что это обусловлено появлением такого персонажа, как Катерина.

Русский драматург пытался показать, что стране необходимы люди уже другой натуры, более энергичные, смелые и решительные.

Создавая сильный и отчаянный характер Катерины, Островский сумел подчеркнуть целостность и единство ее натуры, она не выглядит бунтующим или несдержанным человеком, нет, ее решения и поступки – это выражение ее внутренней силы и свободы.

Обратите внимание

Обстановку в пьесе «Гроза» Добролюбов назвал «темным царством», обобщая под этим емким названием беспросветную и нравственно неполноценную жизнь России, а Катерину он выделяет «как луч в темном царстве».

Его сравнения настолько точно отображают замысел Островского, что эти выражения до сих пор ассоциируются с «Грозой».

Критика Авсеенко

Литераторам известно, что критик Авсеенко, не стесняясь в выражениях, назвал драматурга Островского «губителем русской сцены».

По его критическому мнению, в творчестве драматурга не было ни единства, ни полноты, Авсеенко не смог найти в нем той художественной выразительности, которая привычно ожидалась от драматических пьес.

Сам Авсеенко относился к так называемо «дворянской критике», представители которой искренне считали, что произведения Островского, насыщенные народным реализмом, являют собой знак падения русского искусства, как такового.

Это обусловлено тем, что многие персонажи и акцентированные Островским темы не отвечали тем требованиям, которая выдвигала к писателям литературная среда того времени.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Композиция комедии «Свои люди – сочтемся» и ее сценическая судьба
Следующая тема:   Поэзия середины и второй половины XIX века: Тютчев, Фет, Некрасов

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/russkaya-kritika-o-znachenii-komedii-ostrovskogo

Введение

Многое уже сказано о творчестве А.Н Островского, но всегда хочется заглянуть глубже, выявить то, что еще никто не заметил, не изучил.

Для произведений реалистического направления характерно наделение предметов или явлений символическим смыслом. Первым этот прием использовал А. С. Грибоедов в комедии «Горе от ума», и это стало еще одним принципом реализма. А. Н. Островский продолжает традицию А. С. Грибоедова и наделяет важным для героев смыслом явления природы, слова других персонажей, пейзаж.

Актуальность. Исследователи русской литературы уделяют большое внимание поискам тех методов и приемов анализа, которые бы вскрывали художественные поиски писателей, особенно драматургов.

Важно

Драмы Александра Николаевича Островского являются олицетворением быта, нравственных проблем русского народа. Система «образ – символ» занимает важное место в воссоздании определенной картины мира со своими идеями и внутренними конфликтами. В связи с многозначностью русского слова, различием его интерпретаций в контексте затронутая в данной работе тема достаточно актуальна.

Помимо этого тема актуальна еще по ряду причин: можно трактовать ее как патриотическую или общенациональную, так как символика,с исторической точки зрение, сопровождала российскую культуру не только со времен язычества (символика, олицетворение присутствовали во всем окружающем),а еще гораздо раньше, во времена наскальных рисунков, что говорит о единстве всех народов на начальном этапе развития.

Читайте также:  Мораль басни "колос" крылова (анализ, суть, смысл)

Исходя из всего вышеназванного, цель данной курсовой работы определяется следующим образом: анализ символики образной системы в пьесах А.Н. Островского «Бесприданница» и «Снегурочка».

Из цели вытекает и ряд задач:

Найти, назвать и охарактеризовать основные виды символов на примере уже изученных произведений А.Н. Островского.

Найти и проанализировать символы в произведениях ««Бесприданница» и «Снегурочка».

Объект курсовой работы – пьесы А.Н. Островского «Бесприданница» и «Снегурочка».

Предмет курсовой работы – символика в пьесах «Бесприданница» и «Снегурочка» А.Н. Островского.

Работа состоит из: введения, двух глав, каждая из которых разделена на два подпункта, заключения и списка используемой литературы.

Практическая значимость. Проведенный анализ пригодится в работе преподавателей при проведении уроков, лекций, семинаров или дополнительных курсов по выбору по русской литературе. Также работа вызовет интерес у исследователей произведений А.Н. Островского и всех кому интересна драма в целом.

Критики о произведениях драматурга

Известные критики того времени, достаточно лестно отзывались о произведениях Островского, о его таланте, к примеру со слов М. И.

Писарева о «Грозе»: «Но ни бурь «Нашего времени», ни умственной гимнастики на туго натянутых умозаключениях не нужно для того, чтобы подойти к произведению, которое все-таки ярко и далеко выдается из ряда наших дюжинных драм.

Буря душевная обличает внутреннюю тревогу, происходящую от каких-нибудь посторонних соображений; умственные тонкости выказывают преднамеренность, а то и другое обнаруживает досаду, происходящую оттого, что хоть ягода и не нашего поля, однако всем нравится».

Совет

Содержание относится к купеческой среде, глухой местности (отдаленной). Но даже в этой среде, которую задавили мелкой спесью и различными моральными уродствами, пробивается человеческое чувство, то настоящее, без которого невозможна жизнь.

В произведениях Островского происходит постоянная борьба свободы личности с застоялыми обычаями, зверством понятий и их результатами.

Чем бы ни заканчивалась эта борьба, и как бы она не начиналась – она существует, а значит, существует возможность драмы, а остальное в голове автора.

В произведениях Островского явно выражено повиновение старшему поколению. (В «Бесприданнице» повиновение Ларисы Дмитриевны матери – мать отдает замуж дочь за того, кого выбрала сама мать, дочь смиренно идет под венец; в «Снегурочке» – послушание главной героини отцу и названым родителям.

С другой стороны: деспотизм старшего поколения «по негласному закону».

(В «Бесприданнице»: мать берет в руки всю власть, хитрит по отношению к господину Кнурову и другим часто захожим гостям, лишь бы получить выгоду при помощи «счастья дочери», но делает это так, что не теряет своего отнюдь не низкого положения в обществе, по всем обычаям, законам; в «Снегурочке» отец держит Снегурку среди филинов, птиц, и других животных, а также надзирателем ей делает – Лешего. Запрещает ей не только видеть людей и общаться с ними, но даже слушать песни Леля:

… «Снегурочка, беги от песен Леля, бойся речей его и песен…»

Ее названные родители: Бобыль с Бобылихой, по своему, « по родительски» заставляют ее приманивать богатых женихов в дом, чтобы им жилось в достатке:

… « Поневолься,

Не по сердцу, а парня ты мани,

А он прильнет и не отстанет, будет

Похаживать»

… « Отца медком да бражкой

Попаивать. Уж долго ль, коротко ли

Поводится с тобой, а нам барыш.

Соскучишься с одним, поприглядится,

Повытрясет кису, мани другого,

Поманивай!»

Интересен вопрос любви и семейной жизни у Островского. Чувства в супружеской жизни возможно проявлять только по старым обычаям, по закону.

В «Снегурочке» отец запрещает влюбляться в кого-либо, так как это обречет ее на смерть, она должна оставаться холодной к людям.

Ее родители (названные), которых она выбрала в людском мире требуют от нее богатого жениха, чтобы им хорошо жилось.

Обратите внимание

Как только появляется жених, подходящий под мерки родителей, она ведет себя смиренно, пряча взгляд, слушаясь родителей. Идеальная невеста должна вести себя так( по словам Мизгиря):

… «Влюбленному всего дороже скромность

И робкая оглядка у девицы;

Сам-друг она, оставшись с милым, ищет

Как будто где себе защиты взором.

Опушены стыдливые глаза,

Ресницами покрыты; лишь украдкой

Мелькнет сквозь них молящий нежно взор.

Одной рукой ревниво держит друга,

Другой его отталкивает прочь…»

В «Бесприданнице» героиня должна выйти замуж за человека ниже её сословия.

Юлий Капитоныч Карандышев получает выгоду от женитьбы- небогатый чиновник становится на ровне с дворянами, получает красивую и покорную жену а также уважение тех людей, которые раньше не замечали его.

Она должна покорно слушаться своего мужа, понимая безвыходность ситуации и слушаясь наставлений матушки. Помимо отношений в семье и отношений к быту, жизненной позиции критик задевает и другие стороны драмы.

К примеру: В «Снегурочке» девушка еще не знает настоящей действительности, живет в сказочном мире, мире снега и мороза, мире лисичек и филинов. Внезапно вторгается в ее жизнь реальность и попав в мир людей- мир настоящий, она у неё возникает желание полюбить, не зная этого чувства она стремится его познать.

Интересно, что одной из мотиваций для возникновения желания любить становиться любовь Леля к ее подруге, безразличие парня к ней, ведь ему нужна не детская любовь.

Уже в этот момент она обретает человеческие качества, взрослеет морально: начинает плакать не из-за шубок, не из-за песен, а из-за того, что испытывает душевную боль, чувство отчаяния, одиночество.

В «Бесприданнице» девушка проводит свою жизнь цыганским табором. Красивая,молодая, восторженная, она играет на гитаре, поет песни, хватающие за душу, танцует. В связи с возрастом и материальным положением своей семьи она возвращается домой и по традиции становится девушкой на выдане. Ей достаточно сложно, ведь теперь ей необходимо жить по законам домостроя.

Помимо смены образа жизни усугубляет ситуацию ее влюбленность не в будущего мужа, а в молодого карьериста.

Важно

Ни последнюю роль в жизни девушки играет мать, она подбирает для дочери оптимального к данной ситуации жениха, хоть он и ниже сословием и не сильно богат, но он поможет выйти их семье из неловкого положения и хоть как-то помочь (на некоторое время) спасти их финансовое положение.

В произведениях главные героини борются сами с собой. В их сознании и душе противоборствует обязанность и желание(то, чего они действительно хотят),рассудок и страсть. В результате чего происходит уничтожение себя физически и морально.

Ведь, по сути, в произведениях Островского совершается некое преступление, которое по законам морали должно быть наказано. Снегурочка, Лариса Дмитриевна, эти девушки совершают преступление по собственному желанию.

Снегурочка сама просит мать -Весну, чтобы она дала ей любовь, вселила в её сердце это чувство.

Лариса Дмитриевна сама выбирает любовь, а не долг, сбегая от будущего мужа. Обе девушки совершают преступление против общества, не ужившись в нем и не покорившись устоям своего времени. Они добровольно наказывают сама себя смертью.

Ведь для человека не может быть ничего важнее, чем человечность, а семейный обряд, домострой и другие низкие, уродливые морально понятия и их олицетворения заковывают человечность в прочные цепи, доводя человека до душевного опустошения, безумства, насилия над самим собой, смерти.

Такие ценности, как: любовь, воля, непорочность, благочестие из-за обряда начинают проявляться и представать перед нами в полной своей «красе», но противоположном свете.

Лица второстепенные помогают воссоздать необходимую картину, для полного представления читающего об обстановке, о героях, о быте того времени, нравах и обычаях, жизни в целом. Большинство лиц являются яркими представителями общества. Все черты характера ярко выражены, поведение и повадки неповторимы, каждый герой индивидуален.

Совет

Островский остро чувствовал и видел правду. Правда- основа фактов для писателя. Человек в любые времена будет с уважением смотреть на благородные поступки, так как эти действия основа нравственной природы, истины, доброты, всего того, что составляет человечность. Поэтому интерес к произведения Островского до сих пор не пропал, это классика жизни.

И.А Галахов, говоря о произведениях Островского, как о драмах, описывает высокие нравственные красоты этих произведений. С какой бы стороны не посмотреть: со стороны характеров героев или описания местности или взглянуть на то как и при помощи чего преподносится самобытность- везде видны видно индивидуальное, по своему масштабное творчество писателя, его наблюдательность.

Впечатляет многоплановость произведений. В «Снегурочке» помимо основного сюжета отчетливо видна картина быта русского народа, их традиции, основы уклада жизни, прослеживаются и языческие мотивы, например: жертвоприношение, поклонение силам природы.

Примечателен язык в произведениях Александр Николаевича. Люди говорят на «настоящем языке», то есть речь каждого из героев взята из действительности, но обрамлена художественно верно.

Ю.В. Лебедев пишет о народности «русской трагедии». Критик пишет о А.Н Островском, как о «Колумбе Замоскворечья», открывшем людям неведомую страну, жизнь. Олицетворение русской драмы Островского – общерусское содержание.

Александр Николаевич, описывающий историю семьи купцов, предполагает не единый случай, не определенную историю, а некий образ русской государственности с бесчинством в отношении человека и его личности в целом.

Писатель не отделяет купеческую среду от крестьянской, показывая весь народ, а не определенное сословие. Так как крестьяне -это сила нации.

Также в произведениях отчетливо видны буржуазные отношения и изменения происходящие с людьми под влиянием времени, видно как народ пытаясь спасти нравственные устои стремится найти новые формы культуры и жизни.

Обратите внимание

Люди у Островского живут в определенный затянувшийся момент переворота жизни, моральной и бытовой революции, все конфликты наиболее остро дают о себе знать. Приверженцы старых порядков стараются удержать бразды правления, но вот, вот и слабая нить начнет рваться, наступает кризисная эпоха.

Каждый из героев уходит в крайность. Если персонаж отрицает какие-либо стороны жизни, то чересчур сильно утверждает противоположные стороны.

Отступив от общего, перейдем к конкретному.

Говоря о народности трагедии необходимо сказать о сочетаемости в ней уходящего (или преобладающего в некоторых случаях) язычества и начала рождения идей христианской культуры.

Приведем несколько примеров: В «Снегурочке» ясно выраженно преобладание языческой веры, веры в Бога солнца – Ярилу. В «Грозе» наблюдается переход от язычества к христианским мотивам.

Лебедев говорит о произведениях Островского, как о высшей степени классической русской прозы, обличая его талант в своих критических статьях.

Исследователь русской драмы Валерий Мильдон написал книгу «Философия русской драмы: мир Островского». Посвящена она именно этому писателю, так как Александр Николаевич наиболее объемно и конкретно показал положение человека в отечественной жизни, независимо от его национальности.

Поэтому его творчество является национальным достоянием. Творчество Островского позволяет человеку поставить перед собой необходимые духовные задачи и так как эти задачи и пути к ним по сей день не до конца открыты и решены, то творчество писателя до сих пор является актуальным.

Мильдон пишет о смыслах, которые можно увидеть в судьбах героев и тех средствах, при помощи которых судьбы раскрываются читателю.

Важно

Каждый писатель, поэт, художник и все их труды-это выражение какой-то определенной эпохи, но если эти труды понимаются только в пределах определенного времени, то интерес к ним пропадает по истечению этого времени.

И поныне мы помним и все время находятся на слуху имена тех писателей, которые писали для всего народа не для какой-то его малой части, соответственно: если его труды для всего народа, значит они фактически для всего света, интернациональны.

Читайте также:  Отношения и любовь ильи обломова и ольги ильинской в романе "обломов": взаимоотношения, разрыв героев

Мильдон изучает философию драмы, под эти понимается изучение смысла бытия, рассматривание назначения человека в этом мире, изучение мира идей, идей, которые несет в себе драма.

Если посмотреть внешне, не углубляясь в драму, то становится отчетливо видно, что конструкция произведения одна и та же, но подается писателем с разных сторон, вариативно. Описывается русская семья: жених, невеста, любовь, свадьба, верность, неверность, разлука…. Это объясняется тем, что однообразной была сама жизнь, обыденные заботы – вот, что волновало наибольшую массу людей.

Автор показывает в книге именно философскую сторону драм Островского. Мильдон приводит некоторые фразы из произведений и рассуждает о них, приводит читателя к определенной идеи. К примеру, он пишет:

«Этот народ одной рукой крестится, а другой в чужую пазуху лезет» («Свои люди – сочтемся»).

И задается вопросом: Купеческая ли среда имеется ввиду писателем или «народ» необходимо понимать в более широком смысле? И еще масса других вопросов со стороны философии произведений.

Валерий Мильдон проводит анализ русской семьи, отношений в семье, взгляда каждого из персонажей на жизнь, проводит некую линию судьбы.

Семья в произведениях Александра Николаевича держится не при помощи любви, а при помощи страха. Взаимная любовь отсутствует, зато присутствует беспрекословное повиновение.

Совет

С «я» никто не считается, существует «мы», «они» («мы» – родители (часто названные), «они»- общество, люди окружающие).

Интересно наблюдение Мильдона по поводу состава семьи: семья либо односоставная(чаще всего нет отца, а безотцовщина, распространенная в того время, несет ряд последствий),либо главные герои являются сиротами. Под сиротами понимается (помимо прямого значения): воспитанницы(-ки), племянницы(-ки).

Также поднимается вопрос, ссылаясь на очерк 1874 года В.С Соловьева: «Сердце и его значение в духовной жизни», вопрос «о пустом сердце». По слова В.С.

Соловьева – если сердце у человека пустое, он принимает это состояние за болезнь и естественно пытается вылечиться. Жалуясь на недомогание, они боятся и мучаются, все это из-за того, что человек не хочет потерять человечность.

Но есть и другие персоны, они не понимают этого страха, не считают это за недуг. Такие существа лишь внешне схожи с человеком.

Главные героини у Островского явные представители человека с сердцем, Посмотрев с психологической точки зрения на гибель героинь у драматурга, нужно сказать, что в пропасть, к смерти их повела нехватка воли, они стали поддаваться другим героям, обществу, таким образом потеряв свою индивидуальность, потеряв себя. Человек, у которого есть воля умеет признавать, то, что всякое произошедшее с ним, происходит лишь по воле самого человека. Имеющий волю, как необходимое качество, не будет искать виноватых, будь то силы природы или другие люди, он будет искать проблему в себе.

Мильдона, так же как всякого исследователя драм Островского, волнуют причины представления в роли главного героя женского образа. Затрагивая этот вопрос автор пишет словами Ф. Достоевского: « В нашей женщине все более и более замечается искренность, настойчивость, серьезность и честь, искание правды и жертва; да и всегда в русской женщине все это было выше, чем у мужчин.

Философия Валерия Мильдона затрагивает и другие вопросы, но мы остановимся на выше сказанном.

Источник: https://studbooks.net/769698/literatura/issledovatelskie_raboty_tvorchestvu_ostrovskogo

Драма “Гроза” А. Н. Островского в русской критике

Драма А. Н. Островского “Гроза” в русской критике

Критическая история “Грозы” начинается еще до ее появления. Чтобы спорить о “луче света в темном царстве”, необходимо было открыть Темное царство”.Статья под таким названием появилась в июльском и сентябрьском номерах “Современника” за 1859 год. Она была подписана обычным псевдонимом Н. А. Добролюбова – Н. – бов.

Повод для этой работы был чрезвычайно существенным. В 1859 г. Островский подводит промежуточный итог литературной деятельности: появляется его двухтомное собрание сочинений.

“Мы считаем за самое лучшее – применить к произведениям Островского критику реальную, состоящую в обозрении того, что нам дают его произведения, – формулирует Добролюбов главный свой теоретический принцип.

– Реальная критика относится к произведению художника точно так же, как к явлениям действительной жизни: она изучает их, стараясь определить их собственную норму, собрать их существенные, характерные черты, но вовсе не суетясь из-за того, зачем это овес – не рожь, и уголь – не алмаз…”

Какую же норму увидел Добролюбов в мире Островского? “Деятельность общественная мало затронута в комедиях Островского, зато у Островского чрезвычайно полно и рельефно выставлены два рода отношений, к которым человек еще может у нас приложить душу свою, – отношения семейные и отношения по имуществу.

Обратите внимание

Немудрено поэтому, что сюжеты и самые названия его пьес вертятся около семьи, жениха, невесты, богатства и бедности.

“Темное царство” – это мир бессмысленного самодурства и страданий “наших младших братий”, “мир затаенной, тихо вздыхающей скорби”, мир, где “наружная покорность и тупое, сосредоточенное горе, доходящее до совершенного идиотства и плачевнейшего обезличения” сочетаются с “рабской хитростью, гнуснейшим обманом, бессовестнейшим вероломством”.

Добролюбов детально рассматривает “анатомию” этого мира, его отношение к образованности и любви, его нравственные убеждения вроде “чем другим красть, так лучше я украду”, “на то воля батюшкина”, “чтоб не она надо мной, а я над ней куражился, сколько душе угодно” и т. п.

– “Но ведь есть же какой-нибудь выход из этого мрака?” — задается в конце статьи вопрос от имени воображаемого читателя.

“Печально, – правда; но что же делать? Мы должны сознаться: выхода из “темного царства” мы не нашли в произведениях Островского, – отвечает критик. – Винить ли за это художника? Не оглянуться ли лучше вокруг себя и не обратить ли свои требования к самой жизни, так вяло и однообразно плетущейся вокруг нас…

Выхода же надо искать в самой жизни: литература только воспроизводит жизнь и никогда не дает того, чего нет в действительности”. Идеи Добролюбова имели большой резонанс. “”Темное царство” Добролюбова читалось с увлечением, с каким не читалась тогда, пожалуй, ни одна журнальная статья, большую роль добролюбовской статьи в утверждении репутации Островского признавали современники.

“Если собрать все, что обо мне писали до появления статей Добролюбова, то хоть бросай перо”. Редкий, очень редкий в истории литературы случай абсолютного взаимопонимания писателя и критика. Вскоре каждый из них выступит с ответной “репликой” в диалоге. Островский – с новой драмой, Добролюбов – со статьей о ней, своеобразным продолжением “Темного царства”. В июле 1859 г.

, как раз в то время, когда в “Современнике” начинается печатание “Темного царства”, Островский начинает “Грозу”.

Органическая критика. Статья А. А. Григорьева После “Грозы” Островского”продолжила размышления критика об одном из самых любимых и важных для него в русской литературе писателей. Григорьев считал себя, и во многом оправданно, одним из “открывателей” Островского.

“У Островского одного, в настоящую эпоху литературную, есть свое прочное, новое и вместе идеальное миросозерцание. “Новое слово Островского было ни более, ни менее как народность, в смысле слова: национальность, национальный”.

В соответствии со своей концепцией Григорьев выдвигает на первый план в “Грозе” “поэзию народной жизни”, наиболее отчетливо воплотившуюся в конце третьего действия (свидание Бориса и Катерины).

“Вы не были еще на представлении, – обращается он к Тургеневу, – но вы знаете этот великолепный по своей поэзии момент – эту небывалую доселе ночь свидания в овраге, всю дышащую близостью Волги, всю благоухающую запахом трав, широких ее лугов, всю звучащую вольными песнями, “забавными”, тайными речами, всю полную обаяния страсти веселой и разгульной и не меньшего обаяния страсти глубокой и трагически-роковой. Это ведь создано так, как будто не художник, а целый народ создавал тут!”

Сходный круг мыслей, с такой же, как у Григорьева, высокой оценкой поэтических достоинств “Грозы” развивается в большой статье М. М. Достоевского (брат Ф. М. Достоевского). Автор, правда, не называя Григорьева по имени, ссылается на него в самом начале.

М. Достоевский рассматривает предшествующее творчество Островского в свете споров “западников” и “славянофилов” и пытается найти иную, третью позицию: “По нашему мнению, г. Островский в своих сочинениях не славянофил и не западник, а просто художник, глубокий знаток русской жизни и русского сердца”. В очевидной полемике с добролюбовским “Темным царством” (“Эта мысль, или уж если вам лучше нравится, идея о домашнем деспотизме и еще десяток других не менее гуманных идей, пожалуй, и кроются в пьесе г. Островского. Но уж, наверное, не ими задавался он, приступая к своей драме”) М. Достоевский видит центральный конфликт “Грозы” не в столкновении Катерины с обитателями и нравами города Калинова, а во внутренних противоречиях ее натуры и характера: “Гибнет одна Катерина, но она погибла бы и без деспотизма. Это жертва собственной чистоты и своих верований”. Позднее в статье эта идея приобретает обобщенно-философский характер: “У избранных натур есть свой фатум. Только он не вне их: они носят его в собственном сердце”.

Мир Островского – “темное царство” или царство “поэзии народной жизни”? “Слово для разгадки его деятельности”: самодурство или народность?

Через год в спор о “Грозе” включился Н.А. Добролюбов.

“Самым лучшим способом критики мы считаем изложение самого дела так, чтобы читатель сам, на основании выставленных фактов, мог сделать свое заключение… И мы всегда были того мнения, что только фактическая, реальная критика и может иметь какой-нибудь смысл для читателя. Если в произведении есть что-нибудь, то покажите нам, что в нем есть; это гораздо лучше, чем пускаться в соображения о том, чего в нем нет и что бы должно было в нем находиться”.

Отывки из статьи Н. А. Добролюбова «Луч света в темном царстве»

«Мы хотим сказать, что у него на первом плане является всегда общая обстановка жизни. Он не карает ни злодея, ни жертву. Вы видите, что их положение господствует над ними, и вы вините их только в том, что они не выказывают достаточно энергии для того, чтобы выйти из этого положения.

И вот почему мы никак не решаемся считать ненужными и лишними те лица пьес Островского, которые не участвуют прямо в интриге.

Важно

С нашей точки зрения, эти лица столько же необходимы для пьесы, как и главные: они показывают нам ту обстановку, в которой совершается действие, рисуют положение, которым определяется смысл деятельности главных персонажей пьесы».

“Гроза” есть, без сомнения, самое решительное произведение Островского; взаимные отношения самодурства и безгласности доведены в ней до самых трагических последствий; и при всем том большая часть читавших и видевших эту пьесу соглашается, что она производит впечатление менее тяжкое и грустное, нежели другие пьесы Островского… В “Грозе” есть что-то освежающее и ободряющее.

Это “что-то” и есть, по-нашему мнению, фон пьесы, указанный нами и обнаруживающий шаткость и близкий конец самодурства. Затем самый характер Катерины, рисующийся на этом фоне, тоже веет на нас новою жизнью, которая открывается нам в самой ее гибели.

Дело в том, что характер Катерины, как он исполнен в “Грозе”, составляет шаг вперед не только в драматической деятельности Островского, но и во всей нашей литературе… Русская жизнь дошла наконец до того, что добродетельные и почтенные, но слабые и безличные существа не удовлетворяют общественного сознания и признаются никуда не годными.

Читайте также:  Эзопов язык в сказках салтыкова-щедрина, примеры из произведений

Почувствовалась неотлагаемая потребность в людях, хотя бы и менее прекрасных, но более деятельных и энергичных”.

“Всмотритесь хорошенько: вы видите, что Катерина воспитана в понятиях, одинаковых с понятиями среды, в которой она живет и не может от них отрешиться, не имея никакого теоретического образования”.

Тем большую цену имеет этот протест: “В нем дан страшный вызов самодурной силе, он говорит ей, что уже нельзя идти дальше, нельзя далее жить с насильственными мертвящими началами. В Катерине видим мы протест против кабановских понятий о нравственности, протест, доведенный до конца, провозглашенный и под домашней пыткой и над бездной, в которую бросилась бедная женщина…

Какою же отрадною, свежею жизнью веет на нас здоровая личность, находящая в себе решимость покончить с этой гнилой жизнью во что бы то ни стало!”

Добролюбов анализирует реплики Феклуши, Глаши, Дикого, Кудряша, Кулигина и пр. Автор анализирует внутреннее состояние героев «тёмного царства».

«Помимо их, не спросясь их, выросла другая жизнь, с другими началами, и хотя она еще и не видна хорошенько, но уже посылает нехорошие видения темному произволу самодуров. И Кабанова очень серьезно огорчается будущностью старых порядков, с которыми она век изжила. Она предвидит конец их, старается поддержать их значение, но уже чувствует, что нет к ним прежнего почтения и что при первой возможности их бросят».

«Нам отрадно видеть избавление Катерины — хоть через смерть, коли нельзя иначе. Жить в „темном царстве“ хуже смерти.

Тихон, бросаясь на труп жены, вытащенный из воды, кричит в самозабвении: „Хорошо тебе, Катя! А я-то зачем остался жить на свете да мучиться!“ Этим восклицанием заканчивается пьеса, и нам кажется, что ничего нельзя было придумать сильнее и правдивее такого окончания. Слова Тихона заставляют зрителя подумать уже не о любовной интриге, а обо всей этой жизни, где живые завидуют умершим».

Совет

Смысл статьи Добролюбова не просто в тщательном и глубоком анализе конфликта и героев драмы Островского. К сходному пониманию еще раньше приближались, как мы видели, и другие критики. Добролюбов же сквозь “Грозу” пытается увидеть и понять существенные тенденции русской жизни, (статья пишется за несколько месяцев до крестьянской реформы).

“Луч света…

“, подобно “Темному царству”, тоже кончается вопросом, выделенным Добролюбовым настойчивым курсивом: “…точно ли русская живая натура выразилась в Катерине, точно ли русская обстановка – во всем, ее окружающем, точно ли потребность возникающего движения русской жизни сказалась в смысле пьесы, как она понята нами?” Лучшие из критических работ обладают громадным последействием.

В них с такой глубиной прочитан текст и с такой силой выражено время, что они, подобно самим художественным произведениям, становятся памятниками эпохи, уже неотделимыми от нее. Добролюбовская “дилогия” (два произведения, связанные между собой) об Островском – одно из высших достижений русской критики XIX в.

Она, действительно, задает тенденцию в истолковании “Грозы”, которая существует и поныне.

Но рядом с добролюбовской оформилась и иная, “григорьевская” линия. В одном случае «Гроза» была прочитана как жесткая социальная драма, в другом – как высокая поэтическая трагедия.

Прошло четыре с лишним года. “Гроза” ставилась все реже. В 1864 г.

она три раза прошла в Малом театре и шесть – в Александринском, в 1865 г. – еще три раза в Москве и ни разу в Петербурге. И вдруг Д. И. Писарев. «Мотивы русской драмы»

В “Мотивах русской драмы” тоже два полемических объекта: Катерина и Добролюбов. Разбор “Грозы” Писарев строит как последовательное опровержение взгляда Добролюбова.

Писарев полностью соглашается с первой частью добролюбовской дилогии об Островском: “Основываясь на драматических произведениях Островского, Добролюбов показал нам в русской семье то “темное царство”, в котором вянут умственные способности и истощаются свежие силы наших молодых поколений…

Пока будут существовать явления “темного царства” и пока патриотическая мечтательность будет смотреть на них сквозь пальцы, до тех пор нам постоянно придется напоминать читающему обществу верные и живые идеи Добролюбова о нашей семейной жизни”.

Обратите внимание

Но он решительно отказывается считать “лучом света” героиню “Грозы”: “Эта статья была ошибкою со стороны Добролюбова; он увлекся симпатиею к характеру Катерины и принял ее личность за светлое явление”.

Как и Добролюбов, Писарев исходит из принципов “реальной критики”, не подвергая никакому сомнению ни эстетическую состоятельность драмы, ни типичность характера героини: “Читая “Грозу” или смотря ее на сцене, вы ни разу не усомнитесь в том, что Катерина должна была поступать в действительности именно так, как она поступает в драме”.

Но оценка ее поступков, ее отношений с миром принципиально отличается от добролюбовской.

“Вся жизнь Катерины,- по Писареву, – состоит из постоянных внутренних противоречий; она ежеминутно кидается из одной крайности в другую; она сегодня раскаивается в том, что делала вчера, и между тем сама не знает, что будет делать завтра; она на каждом шагу путает и свою собственную жизнь и жизнь других людей; наконец, перепутавши все, что было у нее под руками, она разрубает затянувшиеся узлы самым глупым средством, самоубийством, да еще таким самоубийством, которое является совершенно неожиданно для нее самой.”

Писарев говорит о “множестве глупостей”, совершенных “русской Офелией и достаточно отчетливо противопоставляет ей “одинокую личность русского прогрессиста”, “целый тип, который нашел уже себе свое выражение в литературе и который называется или Базаровым или Лопуховым”. (Герои произведений И. С. Тургенева и Н. Г. Чернышевского, разночинцы, склонные к революционным идеям, сторонники ниспровержения существующего строя).

Добролюбов накануне крестьянской реформы оптимистически возлагал надежду на сильный характер Катерины. Через четыре года Писарев, уже по эту сторону исторической границы, видит: революции не получилось; расчеты на то, что народ сам решит свою судьбу, не оправдались. Нужен иной путь, нужно искать выход из исторического тупика. “Наша общественная или народная жизнь нуждается совсем не в сильных характерах, которых у нее за глаза довольно, а только и исключительно в одной сознательности… Нам необходимы исключительно люди знания, т. е. знания должны быть усвоены теми железными характерами, которыми переполнена наша народная жизнь Добролюбов, оценивая Катерину лишь с одной стороны, сконцентрировал все свое внимание критика лишь на стихийно бунтарской стороне ее натуры; Писареву бросилась в глаза исключительно темнота Катерины, допотопность ее общественного сознания, ее своеобразное социальное “обломовство”, политическая невоспитанность.”

4

Источник: https://multiurok.ru/files/drama-groza-a-n-ostrovskogho-v-russkoi-kritikie.html

Творчество А. Н. Островского

Александр Николаевич Островский – это явление необычное. Его роль в истории развития русской драматургии, сценического искусства и всей отечественной культуры трудно переоценить. Для развития русской драматургии он сделал столь же много, как Шекспир в Англии, Лоне де Вега в Испании, Мольер во Франции, Гольдони в Италии и Шиллер в Германии.

Несмотря на притеснения, чинимые цензурой, театрально-литературным комитетом и дирекцией императорских театров, вопреки критике реакционных кругов, драматургия Островского приобретала с каждым годом все большие симпатии и среди демократических зрителей, и в кругу артистов.

Александр Николаевич Островский родился в Москве в культурной, чиновничьей семье 12 апреля (31 марта по старому стилю) 1823 года. Корнями своими семья уходила в духовенство: отец был сыном священника, мать – дочерью пономаря. Более того, отец, Николай Федорович, и сам закончил Московскую духовную академию.

Важно

Но промыслу священнослужителя предпочел карьеру чиновника и преуспел в ней, так как добился и материальной независимости, и положения в обществе, и дворянского звания.

Это был не сухой чиновник, замкнутый только на своей службе, а широко образованный человек, о чем свидетельствует хотя бы его увлечение книгами – домашняя библиотека Островских была весьма солидной, что, кстати, сыграло не последнюю роль и в самообразовании будущего драматурга.

Развивая лучшие традиции русского драматического искусства, используя опыт прогрессивной зарубежной драматургии, неустанно познавая жизнь родной страны, непрерывно общаясь с народом, тесно связываясь с наиболее прогрессивной современной ему общественностью, Островский стал выдающимся изобразителем жизни своего времени, воплотившим мечты Гоголя, Белинского и других прогрессивных деятелей литературы о появлении и торжестве на отечественной сцене русских характеров.

Творческая деятельность Островского оказала большое влияние на все дальнейшее развитие прогрессивной русской драматургии. Именно от него шли, у него учились лучшие наши драматурги. Именно к нему тянулись в свое время начинающие драматические писатели.

О силе воздействия Островского на современную ему писательскую молодежь может свидетельствовать письмо к драматургу поэтессы А. Д. Мысовской. “А знаете ли, как велико было Ваше влияние на меня? Не любовь к искусству заставила меня понять и оценить Вас: а наоборот, Вы научили меня и любить, и уважать искусство.

Вам одному обязана я тем, что устояла от искушения попасть на арену жалких литературных посредственностей, не погналась за дешевыми лаврами, бросаемыми руками кисло-сладких недоучек. Вы и Некрасов заставили меня полюбить мысль и труд, но Некрасов дал мне только первый толчок, Вы же – направление.

Читая Ваши произведения, я поняла, что рифмоплетство – не поэзия, а набор фраз – не литература, и что только обработав разум и технику, художник будет настоящим художником”.

Островский оказал мощное воздействие не только на развитие отечественной драматургии, а и на развитие русского театра. Колоссальное значение Островского в развитии русского театра хорошо подчеркнуто в стихотворении, посвященном Островскому и прочтенном в 1903 году М. Н. Ермоловой со сцены Малого театра:

На сцене жизнь сама, со сцены правдой веет,

И солнце яркое ласкает нас и греет;

Звучит живая речь простых, живых людей,

На сцене не “герой”, не ангел, не злодей,

А просто человек Счастливый лицедей

Спешит скорей разбить тяжелые оковы

Условности и лжи. Слова и чувства новы,

Но в тайниках души на них звучит ответ,-

И шепчут все уста: благословен поэт,

Сорвавший ветхие, мишурные покровы

И в царство темное проливший яркий свет

Совет

О том же знаменитая артистка писала в 1924 году в своих воспоминаниях: “Вместе с Островским на сцену явилась сама правда и сама жизнь. Начался рост оригинальной драматургии, полный откликами на современность; Заговорили о бедных, униженных и оскорбленных”.

Реалистическое направление, приглушаемое театральной политикой самодержавия, продолжаемое и углубляемое Островским, поворачивало театр на путь тесной связи с действительностью. Лишь оно давало театру жизнь как национальному, русскому, народному театру.

“Литературе Вы принесли в дар целую библиотеку художественных произведений, для сцены создали свой особый мир.

Вы один достроили здание, в основание которого положили краеугольные камни Фонвизин, Грибоедов, Гоголь”.

Это замечательное письмо получил среди прочих поздравлений в год тридцатипятилетия литературно-театральной деятельности Александр Николаевич Островский от другого большого русского писателя – Гончарова.

Но намного раньше о первом же произведении юного еще Островского, напечатанном в “Москвитянине”, тонкий ценитель изящного и чуткий наблюдатель В. Ф.

Одоевский написал: “Если это не минутная вспышка, не гриб, выдавившийся сам собою из земли, просеченной всякой гнилью, то этот человек есть талант огромный.

Я считаю на Руси три трагедии: “Недоросль”, “Горе от ума”, “Ревизор”. На “Банкроте” я поставил номер четвертый”.

Источник: https://www.school-essays.info/tvorchestvo-a-n-ostrovskogo/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector