Угрюм-бурчеев в “истории одного города”: образ, характеристика, портрет

Монументальная фигура Угрюм-Бурчеева

«История одного города» история угнетения народа и решительное осуждение безропотного смирения, которое и сделало возможным существование насквозь прогнившего реакционного строя.

«История одного города» написана от имени глуповских летописцев, запечатлевших важнейшие деяния глуповских градоначальников с 1731 по 1825 год.

Сам автор объявляет себя издателем найденной им в глуповском городском архиве объемистой тетради, поясняя и комментируя которую, становится в позу мнимого простодушия, что позволило ему выразить самые смелые мысли под видом наивных рассуждений недалекого провинциального архивариуса.

Хронологические рамки повествования достаточно услов ны. Сам автор вольно обращается с ними. Он то высмеивает монархическую легенду о призвании варягов, тем самым относя действие повествования к далеким временам основания Русского государства, то переносится к современным ему событиям.

В «Описи градоначальников, в разное время в город Глупов от российского правительства поставленных» подчеркнуты такие свойства этих градоначальников, кото-рые роднят их с реальными фигурами.

Обратите внимание

Шаржированные, доведенные до гротеска образы щедринских администраторов воплощали черты современных автору исторических лиц. О статском советнике Грустилове, например, сказано: «Друг Карамзина.

Отличался нежностью и чувствительностью сердца, любил пить чай в городской роще, и не мог без слез видеть, как токуют тетерева. Оставил после себя несколько сочинений идиллического содержания и умер от меланхолии в 1825 году».

Эта биографическая справка завершена кратким замечанием: «Дань с откупа возвысил до пяти тысяч рублей в год». Можно говорить об императоре Александре I как историческом прототипе Грустилова. Но Грустилов в такой же мере злая насмешка над правлением Александра II.

Ограниченность и тупоумие начальства разливается в «Истории одного города» таким широким потоком, что на этом фоне выглядит достоверно совершенно фантастический гротеск, когда градоначальником впопыхах был назначен Де-ментий Варламович Брудастый, в черепную коробку которого был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать два слова: «не потерплю» и «разорю». Однако это примитивное устройство не помешало органчику исправно исполнять главную обязанность: «привести в порядок недоимки, запущенные его предшественником».

Изобразив все стадии глуповского распутства, Щедрин показывает, как аппарат самодержавной власти все более тупеет и разлагается. И как результат вырождается в некое чудовище, сосредоточившее остатки своих сил, чтобы погубить народ.

Последний правитель, Угрюм-Бурчеев, «принадлежал к числу самых фантастических нивеляторов…

Начертавши прямую линию, он замыслил втиснуть в нее весь видимый и невидимый мир, и при этом с таким непременным расчетом, чтобы нельзя было повернуться ни взад, ни вперед, ни направо».

Весь мир представлялся ему образцовой казармой. Чтобы достичь такого образца, он задумал не только остановить ход истории, но повернуть его назад.

Важно

Угрюм-Бурчеев это монументальный гротескно-сатирический образ, представляющий собой сочетание самых отвратительных, враждебных человеку качеств. Это человекоподобный истукан «с каким-то деревянным лицом», который «всякое естество в себе победил», для которого характерно «умственное окаменение».

Это «со всех сторон, наглухо закупоренное существо», которому чужды любые «естественные проявления человеческой природы» и которое действует «с регулярностью самого отчетливого механизма».

Если в Брудастом было лишь нечто от вещи (органчик вместо мозга), то Угрюм-Бурчеев целиком представляет собой некий бездушный автомат, стремящийся все живое вокруг уничтожить, землю превратить в пустыню, а людей в обезличенные тени, способные лишь молча маршировать и исчезать в каком-то фантастическом провале.

Вот почему Угрюм-Бурчеев фигура не только комическая, но и страшная. «Он был ужасен» эта фраза дважды повторяется в начале главы, посвященной всевластному идиоту. Обитателям города Глу-пова внешность и действия Угрюм-Бурчеева вселяли только одно чувство: «всеобщий панический страх».

Так в «Истории одного города» великий сатирик показал, что призраку государства служат главным образом люди ограниченные, и служение это приводит к тому, что они лишаются всяких индивидуальных черт и становятся если не бездушными рабами, то полными идиотами.

Приемы политического памфлета усилены такими средствами художественного изображения, как фантастика и гротеск.

Чуть ли не главной особенностью этого произведения, безусловно зас-луживающей внимания, является галерея образов градоначальников, не заботящихся о судьбе отданного им во власть города, думающих лишь о собственном благе и выгоде, либо вообще ни о чем не думающих, так как некоторые просто не способны к мыслительному процессу.

Показывая образы градоначальников Глупова, Салтыков-Щедрин часто описывает настоящих правителей России, со всеми их недостатками. В глуповских градоначальниках можно без труда узнать и А.

Совет

Меншикова, и Петра I, и Александра I, и Петра III, и Аракчеева, неприглядную сущность которого показал писатель в образе Угрюм-Бурчеева, правившего в самое трагическое время существования Глупова.

Но сатира Щедрина своеобразна тем, что она не щадит не только правящие круги, вплоть до императоров, но и обычного, заурядного, серого человека, подчиняющегося правителям-самодурам. В этой своей серости и невежестве простой гражданин Глупова готов слепо повиноваться любым, самым нелепым и абсурдным приказам, безоглядно веря в царя-батюшку.

И нигде Салтыков-Щедрин так не осуждает начальниколюбие, чинопочитание, как в Истории одного города. В одной из первых глав произведения глуповцы, еще именовавшиеся головотяпами, сбиваются с ног в поисках рабских оков, в поисках князя, который будет ими управлять. Причем ищут они не любого, а самого что ни на есть глупого.

Читайте также:  Дуняша в пьесе "вишневый сад" чехова: образ и характеристика, отношения дуняши и яши

Но даже самый глупый князь не может не заметить еще большую глупость пришедшего поклониться ему народа. Таким народом он просто отказывается управлять, лишь благосклонно приняв дань и поставив вместо себя в градоначальники вора-новатора. Таким образом Салтыков-Щедрин показывает бездеятельность русских правителей, их нежелание сделать что-либо полезное для государства.

Сатира Салтыкова-Щедрина разоблачает приспешников государя, льстецов, разворовывающих страну и казну. С особой силой сатирический талант писателя проявился в главе, посвященной Брудастому-Органчику. Этот градоначальник день и ночь писал все новые и новые понуждения, по которым хватали и ловили, секли и пороли, описывали и продавали.

С глуповцами он объяснялся только при помощи двух реплик: разорю! и не потерплю!. Именно для этого и был необходим порожний сосуд вместо головы. Но апофеозом начальственного идиотизма является в Истории одного города Угрюм-Бурчеев. Это самая зловещая фигура во всей галерее глуповских градоначальников.

Салтыков-Щедрин называет его и угрюмым идиотом, и угрюмым прохвостом, и тугохвостом до мозга костей. Он не признает ни школ, ни грамотности, а только науку чисел, преподаваемых на пальцах. Главная цель всех его трудов – превратить город в казарму, заставить всех маршировать, беспрекословно выполнять абсурдные приказы.

По его замыслу даже женихи и невесты должны быть одного роста и телосложения. Налетевший смерч уносит Угрюм-Бурчеева. Такой конец идиота-градоначальника воспринимался современниками Салтыкова-Щедрина как очистительная сила, как символ народного гнева.

Обратите внимание

Эта галерея всевозможных прохвостов вызывает не просто гомерический хохот, но и тревогу за страну, в которой безголовый манекен может управлять огромной страной.

Конечно, литературное произведение не может решить политических вопросов, поставленных в нем. Но то, что эти вопросы заданы, означает, что кто-то над ними задумался, попытался что-то исправить. Беспощадная сатира Салтыкова похожа на горькое лекарство, необходимое для излечения.

Цель писателя – заставить читателя задуматься о льном неблагополучии, о неправильном государственном устройстве России. Остается надеяться, что произведения Салтыкова-Щедрина достигли цели, помогли хотя бы частично осознать ошибки, хотя бы некоторые из них больше не повторять.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » Монументальная фигура Угрюм-Бурчеева. И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/monumentalnaya-figura-ugryum-burcheeva/

Собирательные образы градоначальников и «глуповцев». Образы органчика и Угрюм-Бурчеева в повести «�стория одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина

Талантливый русский сатирик XIX века М. Е. Салтыков-Щедрин посвятил свою жизнь написанию произведений, в которых обличал самовластие и крепостничество в России.

Он как никто другой знал устройство «государственной машины», исследовал психологию начальников всех рангов, русского чиновничества.

Для того чтобы показать пороки общественного управления во всей полноте и глубине, писатель использовал прием гротеска, который считал самым эффективным средством отображения действительности.

Гротескный образ всегда выходит за рамки правдоподобия. С помощью гротеска можно так выделить, увеличить какую-либо черту характера, что станут понятны причины того или другого явления.

Гипербола и фантастика, по мнению писателя, не искажают действительность, это особые формы образного повествования, позволяющие выявить настоящую природу происходящего.

Салтыков-Щедрин считал, что «миром управляют призраки». Начальники, правители, чиновники – это не живые люди, это функции.

Они не видят и не слышат людей, всячески отгораживаются от них, им надоели вечные просьбы.

Важно

Задача российского чиновника или градоправителя состоит в том, чтобы «гнать» и «не пущать». Думать при этом не нужно и даже вредно.

Служение призраку государства нашло свое отражение в «�стории одного города». В этом произведении Салтыков-Щедрин нарисовал целую галерею правителей, представителей самодержавной власти.

Как предмет исследования писатель берет историю города Глупова за сто лет и прослеживает деятельность всех его градоначальников в хронологическом порядке.

Цель писателя – показать полную историческую несостоятельность самодержавия.

В книге «Летописец» содержится история города Глупова, состоящая из биографий градоначальников и описания их замечательнейших действий, а именно: быстрой езды на почтовых, взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства мостовых и обложения данями торговцев. Главная черта всех правителей – это их однообразие. Отличия наблюдались только в применении наказаний. Все правители секли горожан, только некоторые объясняли за что, а другие – нет.

Градоначальник Бородавкин, приехав в Глупов, первым делом изучил деяния своих предшественников, но только ахнул, поскольку определить, чем занимались все эти люди до него, не представлялось возможным. Перед Бородавкиным было какое-то «сонное мечтание», мелькали образы без лиц. Так писатель показывает обезличенность градоначальников, которые могли только кричать «Разорю!», «Не потерплю!», а о чем шла речь – непонятно. Автор замечает, что его герои – это тени, выходящие из мрака.

Все градоначальники невежественны, умственно ограниченны, тупы.

Вот как характеризуются они в «Летописце»: «При не весьма обширном уме был косноязычен»; «Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество»; «Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ».

Совет

Двух градоначальников Салтыков-Щедрин описывает подробнее. Это Брудастый и Угрюм-Бурчеев.

Брудастый имел в голове вместо мозга органчик, который мог воспроизводить только две фразы: «Разорю!», «Не потерплю!».

Этого ему хватало, чтобы править городом и даже «привести в порядок недоимки». В образе Брудастого писатель обыгрывает безмозглость начальников.

Читайте также:  Монолог фамусова "вот то-то, все вы гордецы!" из комедии "горе от ума" (текст эпизода, фрагмент, отрывок)

В последнем градоначальнике, Угрюм-Бурчееве, не осталось ничего человеческого, у него отсутствуют чувства и эмоции, автор сравнивает его с механизмом.

Бесчувственность Угрюм-Бурчеева наводит ужас на посетителей.

«Он не топал ногами, не жестикулировал, не повышал голоса, не скрежетал зубами, не гоготал, не заливался начальственно-язвительным смехом… Совершенно беззвучным голосом выражал он свои требования».

Затем он устремлял пристальный, мертвенный взгляд на посетителя. Этого застывшего взгляда вынести никто не мог. Взгляд его был «светлый, как сталь» и «совершенно свободный от мысли».

Писатель замечает: «Разума он не признавал вовсе и даже считал его злейшим врагом, опутывающим человека сетью обольщений».

Обратите внимание

Угрюм-Бурчеев был лишен даже чувства гнева, раздражения, ненависти, что делало общение с ним еще страшнее. Автор прямо говорит, что перед нами – идиот.

Далее в тексте он не раз называет так градоначальника. Приняв какое-то безумное решение, Угрюм-Бурчеев шел напролом, считая себя правым во всем.

Он решил регламентировать всю жизнь глуповцев, более того, подчинить себе весь мир, «и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни назад, ни вперед, ни направо, ни налево».

Так в произведении возникает образ пустыни, в которую превращают все вокруг себя тупые, ограниченные начальники. Символически выглядит портрет Угрюм-Бурчеева. На картине он одет в военного покроя сюртук, в руке «Устав», кругом пейзаж пустыни, в середине которой стоит тюрьма, а вместо неба надо всем нависла серая солдатская шинель. Пустыня символизирует рай – в ней нет никого, никто не беспокоит.

Салтыков-Щедрин создал монументальный образ, сочетающий в себе самые отвратительные, враждебные человеку качества.

Градоначальник победил в себе «всякое естество», у него «деревянное лицо», окаменевшая фигура.

Он «со всех сторон наглухо закупоренное существо», действует, как бездушный механизм: ни жалости, ни сочувствия, ни понимания.

Писатель-сатирик добился необычайного эффекта обобщения, показав в образе «всевластного идиота» самую суть тирании.

Важно

Дата добавления: 2015-11-28; просмотров: 152 | Нарушение авторских прав

mybiblioteka.su – 2015-2019 РіРѕРґ. (0.006 сек.)

Источник: https://mybiblioteka.su/11-37690.html

Образы градоначальников города Глупова (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»)

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович – Образы градоначальников города Глупова (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»)

На языке — «государство», а в мыслях —
Пирог с казенной начинкой.

М. Салтыков-Щедрин

В ряду сатирических произведений Салтыкова-Щедрина «Истории одного города» принадлежит особое место. По поводу этого блестящего произведения И. С. Тургенев говорил: «История одного города» свидетельствует о том, что Щедрин «знает свою родную страну лучше кого бы то ни было». И это действительно так. Невозможно понять историю России, не зная творчества Щедрина.

Роман построен по давней традиции написания книг об историческом прошлом: каждый период в жизни страны в исторической литературе обычно связан с именем очередного монарха и его царствованием.

Вслед за блестящим сатирическим изложением «корени происхождения глуповцев» идет «опись градоначальников», каждый из которых вершил свою «историю».

Затем писатель знакомит нас с «биографиями только замечательнейших» отцов города.

Важно

За «историческое время» существования города Глупова (описанный в летописи период охватывает 1731 — 1826 годы) в нем сменилось двадцать два градоначальника. Многие их свойства, отмеченные писателем, роднят их с реальными административными деятелями времен Бирона, Разумовского, Потёмкина, Сперанского.

Более того, в их чертах есть много сходства с представителями правящей царской династии Романовых. Однако образы глуповских правителей все же остаются обобщенными, собирательными, обозначающими самовластных правителей на службе самодержавия.

Все фигуры градоначальников, в разное время поставленных править городом Глуповым, очень колоритны.

Совет

Прыщ, майор, «въехав в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Страстью градоначальника Боневоленского было законотворчество. Его главное сочинение — «Устав о добропорядочном пирогов печении». В черепную коробку Брудастого был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать два слова: «не потерплю» и «разорю».

Столь примитивное устройство не помешало Брудастому, прозванному Органчиком, исправно выполнять обязанности градоначальника. Выяснилось же, что правит городом человек, у которого вместо головы пустой сосуд, совершенно случайно. Фигурой Брудастого Салтыков-Щедрин показывает: чтобы править городом Глуповым, вовсе не обязательно иметь голову.

Мало того, она и не нужна, ибо может помешать исполнению функций градоначальника. А среди них главных всего две. Первая — насилие, физическая расправа над простым людом (в самом начале своего правления он «пересек уйму ямщиков»). Вторая — выколачивание недоимок.

По своей чиновничьей карьере Салтыков-Щедрин хорошо знал административные порядки в царской России.

Сущность градоначальничества не зависит от индивидуальных свойств и черт характера того, кто посажен править городом. Ведь с кем бы из градоначальников мы ни столкнулись, каждый из них лишь очередной вариант Брудастого. Однообразие градоначальников не случайно.

Совет

В трактате одного из правителей Глупова, Бородавкина, указано: «Необходимо дабы между градоначальниками царствовало единомыслие… Единомыслие градоначальническое неминуемо повлечет за собой единомыслие всеобщее».

В другом трактате подчеркнуто, что главным во внешности градоначальника является мундир. А кто в мундире — неважно!

Много правителей перевидал на своем веку Глупов, но наиболее зловещей фигурой среди них оказался Угрюм-Бурчеев, последний из описанных в летописи. Он превзошел всех предшественников своим безграничным идиотизмом и неиссякаемой энергией по претворению в жизнь своих идеалов.

Читайте также:  Краткое содержание рассказа "старуха изергиль" горького: краткий пересказ сюжета

Обратите внимание

А идеалы Угрюм-Бурчеева можно назвать казарменными. Сам он, служа ранее в полку, выполнял функции туалетного уборщика и армейского палача. Приход подобных людей к гражданской власти Салтыков-Щедрин считает наиболее опасным. Античеловечность, бездушие Угрюм-Бурчеева поистине безграничны.

Любое проявление жизни он готов смести с лица земли. Да в конце концов он и делает это не в мечтах, а на практике, приказав полностью разрушить старый Глупов, не оставив от него камня на камне, и построить новый — идеальную казарму.

Мечта начальства о внедрении единомыслия нашла в замыслах Угрюм-Бурчеева свое полное и логическое завершение.

Салтыков-Щедрин обличает в «Истории одного города» монархический строй России. Однако сатира его направлена и на французский бонапартизм, и на милитаристический режим Бисмарка в Германии. В образе Угрюм-Бурчеева и его замыслах писатель гениально предвидел тоталитарные режимы XX века. Вот почему «История одного города» никогда не устареет.

obrazy-gradonachalnikov-
goroda-glupova-po-romanu-m.-e.-saltykova-shhedrina-istoriya-odnogo-gorodaобразы градоначальников города глупова (по роману м. е. салтыкова-щедрина «история одного города»)” name=”title” />На языке — «государство», а в мыслях —
Пирог с казенной начинкой.

М. Салтыков-Щедрин

В ряду сатирических произведений Салтыкова-Щедрина «Истории одного города» принадлежит особое место. По поводу этого блестящего произведения И. С. Тургенев говорил: «История одного города» свидетельствует о том, что Щедрин «знает свою родную страну лучше кого бы то ни было». И это действительно так. Невозможно понять историю России, не зная творчества Щедрина.

Роман построен по давней традиции написания книг об историческом прошлом: каждый период в жизни страны в исторической литературе обычно связан с именем очередного монарха и его царствованием.

Вслед за блестящим сатирическим изложением «корени происхождения глуповцев» идет «опись градоначальников», каждый из которых вершил свою «историю».

Затем писатель знакомит нас с «биографиями только замечательнейших» отцов города.

Важно

За «историческое время» существования города Глупова (описанный в летописи период охватывает 1731 — 1826 годы) в нем сменилось двадцать два градоначальника. Многие их свойства, отмеченные писателем, роднят их с реальными административными деятелями времен Бирона, Разумовского, Потёмкина, Сперанского.

Более того, в их чертах есть много сходства с представителями правящей царской династии Романовых. Однако образы глуповских правителей все же остаются обобщенными, собирательными, обозначающими самовластных правителей на службе самодержавия.

Все фигуры градоначальников, в разное время поставленных править городом Глуповым, очень колоритны.

Совет

Прыщ, майор, «въехав в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки». Страстью градоначальника Боневоленского было законотворчество. Его главное сочинение — «Устав о добропорядочном пирогов печении». В черепную коробку Брудастого был вмонтирован несложный механизм, способный выкрикивать два слова: «не потерплю» и «разорю».

Столь примитивное устройство не помешало Брудастому, прозванному Органчиком, исправно выполнять обязанности градоначальника. Выяснилось же, что правит городом человек, у которого вместо головы пустой сосуд, совершенно случайно. Фигурой Брудастого Салтыков-Щедрин показывает: чтобы править городом Глуповым, вовсе не обязательно иметь голову.

Мало того, она и не нужна, ибо может помешать исполнению функций градоначальника. А среди них главных всего две. Первая — насилие, физическая расправа над простым людом (в самом начале своего правления он «пересек уйму ямщиков»). Вторая — выколачивание недоимок.

По своей чиновничьей карьере Салтыков-Щедрин хорошо знал административные порядки в царской России.

Сущность градоначальничества не зависит от индивидуальных свойств и черт характера того, кто посажен править городом. Ведь с кем бы из градоначальников мы ни столкнулись, каждый из них лишь очередной вариант Брудастого. Однообразие градоначальников не случайно.

Совет

В трактате одного из правителей Глупова, Бородавкина, указано: «Необходимо дабы между градоначальниками царствовало единомыслие… Единомыслие градоначальническое неминуемо повлечет за собой единомыслие всеобщее».

В другом трактате подчеркнуто, что главным во внешности градоначальника является мундир. А кто в мундире — неважно!

Много правителей перевидал на своем веку Глупов, но наиболее зловещей фигурой среди них оказался Угрюм-Бурчеев, последний из описанных в летописи. Он превзошел всех предшественников своим безграничным идиотизмом и неиссякаемой энергией по претворению в жизнь своих идеалов.

Обратите внимание

А идеалы Угрюм-Бурчеева можно назвать казарменными. Сам он, служа ранее в полку, выполнял функции туалетного уборщика и армейского палача. Приход подобных людей к гражданской власти Салтыков-Щедрин считает наиболее опасным. Античеловечность, бездушие Угрюм-Бурчеева поистине безграничны.

Любое проявление жизни он готов смести с лица земли. Да в конце концов он и делает это не в мечтах, а на практике, приказав полностью разрушить старый Глупов, не оставив от него камня на камне, и построить новый — идеальную казарму.

Мечта начальства о внедрении единомыслия нашла в замыслах Угрюм-Бурчеева свое полное и логическое завершение.

Салтыков-Щедрин обличает в «Истории одного города» монархический строй России. Однако сатира его направлена и на французский бонапартизм, и на милитаристический режим Бисмарка в Германии. В образе Угрюм-Бурчеева и его замыслах писатель гениально предвидел тоталитарные режимы XX века. Вот почему «История одного города» никогда не устареет.

Источник: https://www.school-essays.info/obrazy-gradonachalnikov-goroda-glupova-po-romanu-m-e-saltykova-shhedrina-istoriya-odnogo-goroda/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector