Критика о “путешествии из петербурга в москву” радищева: отзывы современников и критиков

Широкое изображение российской действительности в «Путешествии из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. Критика крепостничества

Широкое изображение российской действительности в «Путешествии из Петербурга в Москву» А. Н. Радищева. Критика крепостничества
1. Путешествие по России. 2. Жизнь народа в произведении Радищева. 3. Автор — враг самодержавия.

Летом 1790 года была издана книга Александра Николаевича Радищева. Называлась она «Путешествие из Петербурга в Москву». Казалось бы, ничего примечательного. Но это произведение перевернуло не только столицу, но и всю страну с ног на голову.

Когда дворянин-путешественник отправлялся заграницу, на родину он привозил занимательную повесть о том, как живется в чужих краях, какие там нравы и обычаи. Такие рассказы всегда были красочными и интересными.

Обратите внимание

Но что за путешествие можно было совершить из Петербурга в Москву? Что примечательного можно было увидеть на изъезженном тракте между двумя столицами? Здесь в России все примелькавшееся, будничное, серое.

За околицу екатерининского Петербурга выехал ничем не отличавшийся от прочих проезжающих человек. Никакие краски цветущих лугов, никакие чудные пейзажи не занимали его взглядов.

По рыхлой борозде шагал за сохой мужик. Крестьянин пахал в праздничный день, да еще по самой жаре.

Путешественник остановил кибитку и подошел к нему. На вопрос барина он ответил так: «В неделе-то, барин, шесть дней, а мы шесть раз ходим на барщину… У господина на пашне сто рук для одного рта, а у меня две для семи ртов… Не одни праздники, и ночь наша. Не ленись наш брат, то с голоду не умрет».

И понял вдруг путешествующий барин, что вот этого живого, страдающего мужика нет еще в российской литературе.

Было от чего пережить потрясение. Вокруг было рабство, рабами было большинство крестьян. Дух рабства и угнетения пронизывал каждый орган, каждую клеточку государственного организма. Многие не только не замечали причин зла, но не видели и его самого.

И чем дальше ехал путешественник, тем невыносимее становились картины унижения и закрепощения человека. Встречные люди рассказывали ему горестные пережитые истории, и он размышлял о преступности нынешних русских порядков. Песнь, которую пел ямщик, навевала тоску и грусть. Даже сквозь сон на постоялых дворах путешественник слышал рассказы о злоупотреблениях властью.

Отчего же повсюду было рабство? Да оно составляло суть, основу всей системы дворянско-крепостнической монархии. Не случайно из уст путешественника звучат такие слова: «Зимою ли я ехал или летом, для вас, думаю, все равно. Может быть, и зимою и летом».

Важно

Главное в произведении не пейзаж, ни красота окружающей природы — здесь они не играют большой роли. Оттого не так уж и много этих описаний. Путешественника интересует феодальная страна, которая везде, в любою пору, при любой погоде была одинаковой.

И, пожалуй, самой главной мечтой путешественника была мечта об освобождении русского народа из рабства, он хотел видеть свою страну с сильным, могучим народом, не изнеможенным рабским трудом и жестоким обращением.

Радищев был самым настоящим просветителем. «Путешествие из Петербурга в Москву» — революционная просветительская публицистика.

Россия XVIII века и не могла представить себе мыслителя, равного Радищеву по обширности и глубине ума.

Последовательно и разносторонне рассмотрел он и подверг уничижительной критике в своей книге всю самодержавно – крепостническую общественную систему, несущую народу одно лишь горе.

«Энциклопедия русской жизни» — это крылатое определение прямо относится к произведению Александра Николаевича.

Читатель оказывается замешанным в шумную толпу «разномастных» персонажей — от крепостного мужика до самого царя. Автор показывает нам не характеры, а социальные характеристики, человеческие взаимоотношения интересуют его почти исключительно со стороны их социальных проявлений: ситуации, в которых действуют персонажи, их поступки, суждения правдивы, жизненны, взяты из действительности.

Старик стряпчий мечтает восстановить «хвастовство древней породы». «Подле столицы, в глазах великого государя», когда тонут два десятка человек, сержант не смеет разбудить начальника. Город — «жилище тигров». Человека на каждом шагу подстерегает опасность превратиться в раба…

Писатель раскрывает перед нами типичные стороны русской действительности: «заеду туда, куда люди не ходят, где не знают, что есть человек, где имя его неизвестно» («Чудово»), «а я теперь еду, по пословице — куда глаза глядят» («Спасская Полесть»).

Совет

Радищев сочетает публицистику с беллетристикой, каждая живая сценка — повод высказаться по жгучим проблемам современности.

Ирония автора — политическое оружие. Из некой «летописи новгородской» писатель приводит отрывки: «Новгородцы сочинили письмо для защищения своих вольностей и утвердили оное пятидесятью осьмию печатьми… Царь Иван письмо… у новгородцев отнял» — этими строками автор говорит нам о том, что право народа должно быть подкреплено силой, иначе оно не сможет действовать.

В своем произведении Радищев осветил связь таких явлений, как падение нравственности народа и разврат верхов («нижние заражаются от верхних, а от них язва разврата достигает и до деревень»).

Он указывает на взаимную зависимость самодержавия и церкви; он говорит, что узники неволи, «власть и острие в руках имеющие», могут быть «наияростнейшими проповедниками» ее, что цензура лишает печать самой главной функции — «оздоровителя» общества.

Особенную силу обличения мы видим в главе «Спасская Полесть», где автор иносказательно рисует государство и двор Екатерины II, где царь предстает в одеждах, насквозь промокших от слез и крови народа, «первейшим в обществе убийцей, первейшим разбойником, первейшем предателем», «ханжою и пагубным комедиантом».

Но, несмотря на все это, на угнетение народа и моральную деградацию верхов, Александр Николаевич верил в силу народа, благородство и душевную красоту его он считал залогом будущего великого национального возрождения. Он говорил: «Страшись, помещик жестокосердый, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение».

Как далеко шел автор в своей ненависти к дворянству, видно из следующего его высказывания: «О! если бы рабы, тяжкими узами отягченные, яряся в отчаянии своем, разбили железом, вольности их препятствующим, главы наши, главы бесчеловечных своих господ, и кровию нашею обагрили нивы свои! Что бы тем потеряло государство? Скоро бы из среды их исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени; но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишенны».

Итак, Радищев — враг самодержавия, истинное воплощение совести России. Человеческий идеал он видел в борце, живущем действительными интересами народа.

Источник: http://www.testsoch.com/shirokoe-izobrazhenie-rossijskoj-dejstvitelnosti-v-puteshestvii-iz-peterburga-v-moskvu-a-n-radishheva-kritika-krepostnichestva/

Образ автора в Путешествии из Петербурга в Москву А.Н. Радищева

Автор «Путешествия» с первой же фразы представляет читателю своё произведение как плод не абстрактных размышлений, а возмущённого чувства: «Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человеческими уязвлена стала». От чувств к идее – так строится большинство глав книги.

Автор, например, видит бедную крестьянскую избу –  первым делом из его груди вырывается восклицание: «Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем? – то, чего отнять не можем – воздух». Начинается ряд рассуждений, приводящий к морали: «О! если бы человек, входя по часту во внутренность свою, исповедал бы неукротимому судии своему, совести, свои деяния.

Претворённый в столп неподвижный громоподобным её гласом не пускался бы он на тайные злодеяния» (такая манера изложения говорит о принадлежности писателя к сентиментализму).

Обратите внимание

Предпосылка Радищева антиисторична: по его мнению, самодержавие и крепостничество возникают от склонности людей к самовластию.

Теория ответа на насилие насилием имеет под собой в мировоззрении Радищева прочную базу жизненного опыта и социологических размышлений. Писатель не в силах сочувствовать самодержцу, угнетателю себе подобных жестокосердному помещику, и переживания таких людей его не интересуют.

Композиция «Путешествия» определяется характером дороги, по которой едет путешественник.

Героя не надо отождествлять с Радищевым, но и нельзя его отделать от писателя. Герой – человек, напоминающий Радищева, близкий к нему по мировосприятию.

Художественные принципы писателя носят переходный характер. Его мировоззрение проникнуто гражданственностью, просветительскими идеями гуманизма, свойственными сентименталистам. Но нельзя забывать и о большой роли классицистических традиций в «Путешествии»: например, высокий слог.

Главная ценность радищевской мысли в том, что он первым в русской литературе прямо заявил о неизбежности революции, о необходимости свержения самодержавия.

Радищев раскрывает в русском народе новые черты, вызывающие у путешественника чувство восхищения.

Автор стремился к усложнению языка своего произведения: из-за этого задерживается внимание читателя.

Важно

Автору «Путешествия» одинаково дороги и путешественник, и «сочувствователи» его, и рассказчики: это, по сути дела, единомышленники Радищева, его друзья, помогающие донести до читателя основные темы и идеи его произведения.

Автобиографические черты рассеяны по всему произведению так, что устами путешественника и его собеседников, а иногда и путников говорит сам Радищев. «Путешествие из Петербурга в Москву» как бы вырастает из громадного жизненного опыта и знаний Великого мыслителя, Гражданина, Борца.

Потому и невозможно отделить фигуру путешественника от самого.

Путешественник – главный герой произведения А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Повествование ведется от первого лица, поэтому сам путешественник и является рассказчиком. По сюжету, герой направляется из Петербурга в Москву, по пути останавливаясь в других городах.

Рассказ представляет собой путевые заметки путешественника, который движется по пути от заблуждений к истине. Герой отличается просветительским духом и чувствительностью.

Всю дорогу он размышляет над встречающимися ему проблемами, сочувствует бедным людям и нередко, тронутый чьим-нибудь грустным рассказом, пускает слезу.

«а сам не то же ли, или еще хуже того делаешь. Какое преступление сделал бедной твой Петрушка, что ты ему воспрещаешь пользоваться усладителем наших бедствий, величайшим даром природы нещастному, сном.

– Он получает плату, сыт, одет, ни когда я его не секу ни плетьми, ни батожьем.

(О умеренной человек!) – и ты думаешь, что кусок хлеба, и лоскут сукна тебе дают право поступать с подобным тебе существом, как с кубарем».

Путешественник намекает читателю, что все беды исходят от самого человека. Он предлагает смотреть на истину и мир «прямо». Несмотря на то, что в книге нет развернутого портрета героя, в отдельных главах встречаются отрывочные сведения о нем.

Если читать внимательно, то становится ясно, что он небогатый дворянин и чиновник. Труднее сложить впечатление о его возрасте и семейном положении. Судя по отрывкам, он вдовец и у него есть взрослый сын, которому скоро на службу. В юности он был иным: жестокосердым и беспечным.

Так, например, он мог быть жесток к своему слуге Петрушке, мог быть замечен в отношениях с публичными женщинами.

Совет

Путешественнику А. Н. Радищева присуща ирония и самоирония, легко сменяющаяся добродушным юмором. Путешественник А.Н. Радищева стал одним из первых героев-интеллигентов в русской литературе.

Как истинный интеллигент он был образован, сострадателен, обладал аналитическим умом и иронией, а также чувством вины перед народом.

Помимо этого, он был «на руку нечист, где что похожее на рассудительное увижу, то тотчас стяну» (записки семинариста)

Путь: Петербург – София – Тосна – Любань – Чудово – Спасская Полесть – Подберезье – Новгород – Бронницы – Зайцово – Крестьцы – Яжелбицы – Валдаи – Едрово – Хотилов – Вышний Волочок – Выдропуск – Торжок– Медное – Тверь – Городня – Завидово – Клин – Пешки – Черная грязь – Москва.

Источник: https://students-library.com/library/read/46041-obraz-avtora-v-putesestvii-iz-peterburga-v-moskvu-an-radiseva

225 лет назад увидела свет книга Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву”

19.10.2015 | 10:20

225 лет назад увидел свет один из знаковых текстов классической русской литературы – «Путешествие из Петербурга в Москву». Книга Александра Радищева вышла анонимно. Это позже Пушкин назовет её «причиной несчастья и славы» автора, но «произведением весьма посредственным».

Ленин того же автора воспоёт как «первого русского революционера, вызывающего чувство национальной гордости». А Вайль и Генис в своей «Родной речи» укажут, что Радищеву «дали 10 лет за смешение жанров».

Свой обличительный пафос русский писатель облёк в модную в то время форму, по образцу «Сентиментального путешествия» англичанина Стерна. Эклектика вызвала большой резонанс. 

К теме Москвы и Петербурга обращались Карамзин, Грибоедов, Гоголь Белинский, Герцен. Радищева называют в этом списке «первым революционером».

Не согласный с устройством государства Российского, Радищев свои мысли высказал в «Путешествии из Петербурга в Москву», завуалировав их в форму путевых заметок. Благодаря этому книга прошла цензуру и была напечатана в 1790 году.

По мнению литературоведов, главным адресатом произведения была Екатерина Вторая.

«Книгу принес Екатерине Державин, великий русский поэт, который терпеть не мог книгу Радищева по одной простой причине.

Державин воевал с Пугачевым, он был воин, проехавший всю Россию, и вдруг выпускник лейпцигского университета проехал от Петербурга до Москвы и столько накатал, не зная России», – рассказывает доктор философских наук, профессор Владимир Кантор.

Екатерина Великая, продолжая дело Петра Первого, последовательно претворяла в жизнь его реформы. Подобный вектор развития, отнюдь не близкий Радищеву, поддерживал, к примеру, Пушкин в своеобразном ответе писателю – статье «Путешествие из Москвы в Петербург».

«Вся книга Радищева доказывает, что Петровская реформа была ошибкой, Пушкин ему отвечает, что вектор движения другой, чтобы Россия процветала, вектор движения – из Москвы в Петербург», – говорит доктор философских наук, профессор Владимир Кантор.

Книга Александра Радищева с более чем двухсотлетней историей, когда-то потрясшая общественность XVIII века, сегодня вызывает неподдельный интерес лишь у литературоведов и историков.

«Сегодня Радищева интересно читать для того, чтобы понять, как был устроен XVIII век, интересно послушать, как говорили просвещенные люди того времени, и Радищев, крайне интересный человек», – отмечает писатель, литературовед, критик Александр Генис (США).

Обратите внимание

Экземпляр прижизненного издания путешествия был подарен в 70-х годах прошлого века Российской Государственной библиотеке советским артистом Николаем Смирновым-Сокольским. В его коллекции было порядка 19 тысяч книг. У тома Радищева – непростая судьба, как и у всего первого тиража книги.

«650 напечатанных экземпляров, большая часть из которых была сожжена самим Радищевым после начала следствия.

Из экземпляров, которые попали в продажу, их насчитывалось 25, на сегодняшний день известно около 18 экземпляров, которые хранятся в крупных книгохранилищах и частных коллекциях», – рассказывает старший научный сотрудник Научно-исследовательского отдела редких книг РГБ Юлия Вишневская.

Практически сразу после выхода книги, в 1790 году, указом Екатерины автора приговорили к смертной казни, позже замененной десятилетней ссылкой в Илимский острог. Произведение, оказавшись под запретом, расходилось в списках, не раз печаталось. Запрет был снят лишь в начале прошлого столетия. Сегодня «Путешествие из Петербурга в Москву» включено в школьную программу. Правда, в библиотеках книгу спрашивают всего пару раз в год.

Читайте также:  Краткий пересказ романа "отцы и дети" по главам (краткое содержание)

Новости культуры

литература, Александр Радищев, Новости культуры, Александр Генис

Источник: http://tvkultura.ru/article/show/article_id/143323/

Книга «Путешествие из Петербурга в Москву»

Гой еси, дорогой читатель!
Дознав, аже сие произведение в игрище мне выпало, решителен был в деяниях своих – окушатися оного и днесь вкусить книгу данную, осьмьнадцатого веку, кую:) далече прочесть следовало, да тщета руци оную яти.

Овый текст прочитавши, спешу впечатлениями поделитися, зане негоже прочитанное замалчивать!

В таком духе я планировал написать всю рецензию, т.к. книга подобным языком написана или почти таким, не суть.
Но потом подумал, что мы живём не в семнадцатом или восемнадцатом веке и не всем такой язык будет по нраву, а некоторые могут подумать, мол “не ведает чело, что десницею творено”©, поэтому перейду на более современный язык.

Сначала мне казалось, что аффтор жжот, но к середине книга разонравилось и, лишь узнав, что аффтор в натуре выпил йаду, решил дочитать эту шнягу.

Может двести лет назад фолловеры и подписывались на подобные посты, но сейчас читается пицот минут каждая глава.

В то время книга подняла много хайпа, а среди хейтеров была сама Екатерина II, которая агрилась не по-детски, обозвав всё это аццким зашкваром.

Мда… понятней не стало, остановимся на компромиссном варианте и перейдём, собственно, к сути.
Посыл у автора похвальный, который опережал его время более чем на полвека, как известно, крепостное право таки отменили, но только в 1861 году.

Из плюсов:

Мне понравилось, что Радищев не боится и указывает на те огрехи в обществе, правосудии, власти, на которые остальные закрывают глаза или действуют в угоду властьимущих.
В книге присутствует юмор, его немного и он покажется устаревшим современному читателю, но он есть.

Что не поменялось за 200 лет:

Если кратко, то НИЧЕГО, если подробней, то навскидку:
1. У кого есть деньги, тот отправляет детей учиться за границу.
2. Закон глух к низшим слоям общества.
3. На “орбите” не ведают, что происходит на “Земле”.
4. За кражу тысячи сажают, за кражу миллиарда ни в жисть.
5. “Свобода слова” – это пустой звук.
6. Дороже всего обходится бесплатная медицина.
7. Кто больше заплатит, тот и прав.
8. см. 5й пункт
9. см. 5й пункт

10. см. 5й пункт…

Не будем вдаваться в подробности сюжета, но книгу можно разделить на три части:
Где Радищев выражает недовольство системой правления и правосудия, а также предлагает свои варианты, как должно быть.
Где он описывает, как бояре насилуют крестьянок
И где показывает ужасающие подробности жизни крепостных, которых обирают до нитки их господа

Из минусов

Можно отметить сложный язык, похожий на первый абзац этой рецензии, думал привыкну к нему, но так и грыз этот кактус, периодически обливаясь водой, чтобы не заснуть. Например:

Вещал Акиба: вошед по стезе Равви Иозуа в сокровенное место, я познал тройственное. Познал 1-е: не на восток и не на запад, но на север и юг обращатися довлеет. Познал 2-е: не на ногах стоящему, но восседая надлежит испражняться.

Познал 3-е: не десницею, но шуйцею отирать надлежит задняя.

На сие возразил Бен Газас: дотоле обесстудил еси чело свое на учителя, да извергающего присматривал! Ответствовал он: сии суть таинства закона; и нужно было, да сотворю сотворенное и их познаю.

Или:

Важно

Но колико удалилися мы от первоначального общественного положения относительно владения. У нас тот, кто естественное имеет к оному право, не токмо от того исключен совершенно, но, работая ниву чуждую, зрит пропитание свое зависящее от власти другого!

Просвещенным вашим разумам истины сии не могут быть непонятны, но деяния ваши в исполнении сих истин препинаемы, сказали уже мы, предрассуждением и корыстию. Неужели сердца ваши, любовию человечества полные, предпочтут корысть чувствованиям, сердце услаждающим? Но какая в том корысть ваша?

Обилие сцен насилия над крестьянами, заимствования из произведений французов, а также разочаровался, прочитав в комментариях, что никакого путешествия не было и это не реальные путевые очерки.

Книга нужная, книга актуальная во все времена, поднимает много проблем общества, но язык повествования непривычен современному человеку, это, как если бы житель восемнадцатого века почитал “Словарик сисадмина”:) или “Википедию”, а чтобы закончить рецензию в том же настроении, что и начал, т.е.

с юмором, вот вам картинка в тему книги.
Ставьте пальчики вверх и подписывайтесь на канал, до новых встреч, друзья!

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000753295/quotes-puteshestvie-iz-peterburga-v-moskvu-a-n-radischev

Обличение самодержавия и крепостничества в “Путешествии из Петербурга в Москву” А. Н. Радищева

1. Осуждение Радищевым крепостничества. 2. Авторское присутствие в “Путешествии…”. 3. Отношение писателя к самодержавию. Я взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена стала. А. Н. Радищев

Произведение А. Н.

Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву” вышло в свет в 1790 году и потрясло современников своей прямотой, откровенностью и неслыханной для того времени дерзостью, с которой автор обличал главные недостатки тогдашней императорской России: самодержавие и крепостничество.

Российская империя во второй половине XVIII века усилилась и окрепла, став одной из самых могучих мировых держав. В это время энергично развиваются просвещение, промышленность, расцветают литература, наука и искусство. Однако на фоне такого благополучия в стране обостряются социальные противоречия, более жестоким становится крепостнический гнет.

Совет

Крестьянин был в полном распоряжении помещика, который имел право ссылать крепостного на каторгу без всякого суда. Каторгой также карались жалобы крестьян на помещиков. Именно это положение имел в виду

Радищев, когда писал в своем произведении, что “крестьянин в законе мертв”. Не было законов, определяющих размер крестьянских повинностей.

Барщины – бесплатной крестьянской работы на помещика – и оброка – суммы денег, которой крестьянин откупался от такой работы, оставаясь в собственности у помещика. Была широко распространена торговля людьми. Крепостных продавали с землей и без земли, оптом и в розницу, разлучая семьи крестьян. Радищева возмущало такое положение вещей.

Он отмечал, что помещики смотрят на крестьян как на своих домашних животных, как на “вола в ярме”, как на вещь. Причиной этого безграничного зла Радищев считал всю систему самодержавия и крепостничества.

Поэтому он обрушивает свою обличительную критику на устои современной ему России: царскую власть и крепостное право, которая в полной мере отразилась в произведении “Путешествие из Петербурга в Москву”.
В тот период, когда в Радищеве созревал замысел книги, Екатерина II весной 1787 года отправилась в путешествие из Петербурга в Новороссию и Крым.

Путешествие было организовано с необычайной пышностью, что повлекло за собой колоссальные затраты, тяжесть которых легла на крестьянство. Для проезда царицы и ее свиты, крестьяне в самую горячую пору должны были выставить семьдесят шесть тысяч лошадей.

По приказу новороссийского генерал-губернатора Потемкина на всем протяжении пути императрицы были сооружены искусственные деревни, впоследствии названные “потемкинскими деревнями”. Целью создания таких деревень был показ якобы счастливой и изобильной жизни русского крестьянства. Подкупленные писатели отображали в своих сообщениях то, что народы России процветают под руководством императрицы.

Радищева крайне возмущал подобный обман. В своем “Путешествии из Петербурга в Москву”, которое в известной степени совпадает с маршрутом Екатерины II, автор показывает истинную, не приукрашенную картину крепостнической действительности.

Обратите внимание

Цель этой книги – открыть глаза общественности на безграничное бесправие закрепощенного крестьянства, на невыносимую тяжесть самодержавного гнета. Повествование в книги ведется от имени путешественника, устами которого Радищев выражает свои взгляды.

Путешествие совершается из Петербурга в Москву на перекладных, по дороге рассказчик останавливается на двадцати четырех почтовых станциях, где меняет лошадей. Путешественник является любознательным, внимательным и душевным человеком, который располагает встречающихся ему людей к доверительному общению.

В каждой новой главе “Путешествия из Петербурга в Москву” перед читателем предстают разнообразные, но одинаково типичные картины произвола, обмана и угнетения, безнаказанно совершающиеся в самодержавно-крепостнической стране.

О тяжкой крестьянской неволе повествование развертывается уже с третьей главы “Путешествия…” – “Любани”, при описании крестьянской пахоты в воскресенье. С чувством негодования и скорби рисует автор картины крепостного угнетения и насилия во всех главах своего произведения.

В “Зайцово”, где описывается зверское отношение с крестьянами отставного чиновника, который начал свою службу в должности придворного истопника и дослужился до дворянского чина. В главе “Вышний Волочок”, где ведется рассказ о помещике, который достиг процветания в своем имении за счет полного разорения крестьян. В главе “Медное” – трагедия продажи крестьян с публичного торга, в “Городне” – жестокость рекрутского набора, в “Пешках” – описание нищего крестьянского быта, убогой избы.

В “Путешествии из Петербурга в Москву” не существует “благополучных” деревень. Конечно, иногда в произведении встречаются положительные образы “добрых” дворян. В главе “Кресцы” добродетельный дворянин прививает своим детям здравые понятия о семейных отношениях и воспитании.

В главе “Городня” добрый старый барин воспитывает крепостного мальчика наравне со своим родным сыном, но, не успев дать ему “отпускную”, умирает. С новыми господами для Ванюши настает мучительная, полная унижений и издевательств, жизнь.

Радищев показывает, что личные качества некоторых добрых дворян не способны изменить существующее положение вещей. Добро, которое они делают, силой крепостного строя превращается в зло.
Радищев осознавал, что крепостничество и самодержавие органически связаны друг с другом.

Важно

По мнению писателя, царь – “преступник изо всех первейший”, который является главным виновником совершающегося зла. Не имея возможности прямо выступить против Екатерины II, Радищев в главе “Спасская Полесть” помещает аллегорический сон путешественника – очень смелую сатиру на императрицу и ее ближайшее окружение.

В нем Радищев замечает, что царь прослыл в народе “обманщиком, ханжою и пагубным комедиантом”, и обращает внимание на несоответствие между словами и делами Екатерины II: показной блеск и великолепие фасада империи скрывает ужасные картины угнетения народа.

Центральное место сна занимает встреча царя с “неизвестной странницей” Прямовзорой, истиной, которая снимает царю пелену с глаз. После этого все вещи предстают перед царем в естественном их виде. Прямовзора обращается к царю со словами, полными гнева и презрения: “Ведай, что ты…первейший разбойник,…враг лютейший, устремляющий злость свою на внутренность слабого”.

Обличив Радищевым самодержавия и крепостничества отличаются небывалой для того времени резкостью и силой.

Для Радищева зло и угнетение не являются исключением в жизни, как для его литературных предшественников, а существуют, как правило, сложившееся в самодержавно-крепостническом строе.

Описывая частные примеры проявления насилия, обмана и произвола, Радищев неизменно указывает на их основную причину – самодержавную власть и крепостное право.

(Пока оценок нет)

Источник: https://ege-essay.ru/oblichenie-samoderzhaviya-i-krepostnichestva-v-puteshestvii-iz-peterburga-v-moskvu-a-n-radishheva/

Общественно-политические взгляды Радищева в произведении “Путешествие из Петербурга в Москву” – часть 2

Радищев раскрывает также экономическую несостоятельность крепостничества, его противоречие интересам развития сельского хозяйства, низкую производительность подневольного труда. У крепостных нет стимулов к труду; чужое поле, урожай с которого им не принадлежит, крестьяне обрабатывают без прилежания и заботы о результатах труда. «Нива рабства, неполный давая плод, мертвит граждан».

Не менее резко Радищев выступал против самодержавия. Еще в 1773 году термин «деспотизм», содержащийся в книге Мабли, Радищев перевел как «самодержавие» и пояснил: «Самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние». Ода «Вольность» (1781-1783 гг.) содержит осуждение монархии и концепцию народной революции.

В «Путешествии из Петербурга в Москву» сделаны конкретные выводы из общетеоретических посылок естественно-правовой школы.

Совет

В главе «Спасская полесть», описывая противоречие между внешним обликом «лучезарного царского величества» и его истинной деспотической сущностью, Радищев почти открыто изображает противоположность между показным великолепием екатерининского двора и бедственным состоянием ограбленной и угнетенной России. Первенствующий в славе, почете, в заботах об общем благе монарх, который «в народе зрит лишь подлу тварь», – на самом деле «первейший в обществе может быть убийца, первейший разбойник, первейший предатель, первейший нарушитель общия тишины, враг лютейший».

В главах «Путешествия» изображены слуги самодержавия, казнокрады, бездушные бюрократы, самодуры. Каждый из чиновников связан круговой порукой со всем дворянским сословием, объединенным общей заинтересованностью в совместной охране сословных привилегий, подавлении угнетенных и недовольных.

Эту круговую поруку, неразрывную связь «дворянского общества» и «верховной власти» Радищев красочно рисует, описывая дворянский суд над крепостными в главе «Зайцово», вызвавшей особенно злобные замечания Екатерины II Она обнаружила здесь идеи «совершенно те, от которых Франция вверх дном поставлена… Надежду полагает на бунт от мужиков».

Особое место в радищевской критике самодержавия занимает проблема «просвещенного абсолютизма». Само положение монарха, утверждал Радищев, таково, что он недоступен просвещению. «Пребывание мое, – говорит Истина, – не есть в чертогах царских».

Союзником монарха в угнетении и подавлении народа под прикрытием «общего блага» являются церковь и духовенство: «Власть царска веру охраняет, власть царску вера утверждает; союзно общество гнетут; одно сковать рассудок тщится, другое волю стерть стремится; на пользу общую – рекут».

Казенному оптимизму прислужников монарха Радищев противопоставлял реалистическое описание страны, подавленной и разоренной самодержавием и крепостничеством.

Критика идеи «философа на троне» у Радищева органически связана с опровержением надежд на реформы «просвещенного монарха». Во-первых, монарх не может стать просвещенным («Скажи же, в чьей голове может быть больше несообразностей, если не в царской?»). Во-вторых, монарху нет выгоды ограничивать свой собственный произвол.

В главе «Хотилов» излагается проект постепенного освобождения крестьян, о возможности которого Радищев, однако, пишет скептически: свободы следует ожидать не от соизволения помещиков, «но от самой тяжести порабощения».

Обратите внимание

В будущей России должен установиться республиканский строй: «На вече весь течет народ». Вопреки господствовавшей абсолютистской идеологии и дворянской историографии Радищев стремился примерами истории доказать способность русского народа к республиканскому правлению: «Известно по летописям, что Новгород имел народное правление».

В Новгородской республике Радищев видел воплощение радикальных идей непосредственной демократии: «Народ в собрании своем на вече был истинный Государь». Так же будет управляться и будущая Россия.

Поскольку в большом государстве невозможно осуществить непосредственную демократию, Радищев предполагал создание на территории России союза небольших республик: «Из недр развалины огромной… возникнут малые светила; незыблемы свои кормила украсят дружества венцом».

Основой общества будет частная собственность, которую Радищев считал естественным правом человека, обеспеченным первоначальным общественным договором: «Собственность – один из предметов, который человек имел в виду, вступая в общество».

Поэтому в будущем обществе «межа, отделяющая гражданина в его владении от другого, глубока и всеми зрима и всеми свято почитаема».

Но Радищев – противник феодальной собственности на землю; первым в России он выдвинул принцип: земля должна принадлежать тем, кто ее обрабатывает («Кто же к ниве ближайшее имеет право, буде не делатель ее?»).

Читайте также:  Краткое содержание рассказа "после бала" толстого: краткий пересказ сюжета, рассказ в сокращении

В результате революции и ликвидации помещичьей собственности землю получат крестьяне: «Удел в земле, ими обрабатываемый, должны они иметь собственностию». Незыблемую частную собственность Радищев считал необходимым стимулом к труду; трудовая собственность на землю обеспечит общее благосостояние, процветание народного хозяйства: «Но дух свободы ниву греет, бесслезно поле вмиг тучнеет; себе всяк сеет, себе жнет».

Разработанная Радищевым программа была теоретическим выражением интересов крепостного крестьянства.

Важно

Понимая, насколько трудно добиться того, чтобы эта программа вошла в сознание многомиллионных масс крестьянства, Радищев замечал: «Но не пришла еще година, не совершилися судьбы; вдали, вдали еще кончина, когда иссякнут все беды».

Народная революция осуществится нескоро, однако она неизбежна: «Не мечта сие, но взор проницает густую завесу времени, от очей наших будущее скрывающую: я зрю сквозь целое столетие».

Не видя близкой перспективы антифеодальной революции в России, Радищев разработал проект постепенной ликвидации рабства («Хотилов. Проект в будущем»), взывая к совести помещиков и одновременно угрожая им ужасами крестьянской войны («”Приведите себе на память прежние повествования… Блюдитеся»).

Демократические положения содержатся также в рукописях Радищева по вопросам права («Опыт о законодавстве», «Проект Гражданского уложения»). На всех этапах своего творчества Радищев отстаивал естественные права личности (право на вольность, на безопасность), равенство граждан перед законом и судом, свободу мысли, слова, право собственности и др.

3. Революционные взгляды А. Н.Радищева

Перелом в истории русской общественной мысли в конце XVIII века во многом связан с А. Н.Радищевым, с его книгой «Путешествие из Петербурга в Москву».

Радищев писал, что крестьянин «заклепан в узы» и «в законе мертв». Дворяне заставляют крестьян «шесть раз в неделю ходить на барщину», взимают с них непосильные оброки, лишают их земли, применяют «дьявольскую выдумку» – месячину.

Помещики истязают крестьян «розгами, плетьми, батожьем или кошками», сдают в рекруты, ссылают на каторгу, «продают в оковах как скот».

Ни один крепостной крестьянин «не безопасен в своей жене, отец в дочери».

Помещики оставляют «крестьянину только то, чего отнять не могут, – воздух, один воздух». Из этого Радищев делал вывод о необходимости «совершенного уничтожения рабства» и передачи всей земли крестьянину – «делателю ее».

Еще дальше своих предшественников Радищев пошел в понимании связи между крепостничеством и самодержавием. Самодержавие защищает интересы вельмож и «великих отчинников», в органах управления и судах царят крепостнические порядки. Он первым среди русских мыслителей подчеркнул, что религия и церковь являются одним из важнейших орудий угнетения народа.

Впервые в истории русской политико-правовой идеологии Радищев выдвинул и концепцию народной революции. Критика надежд на совестливость помещиков или «просвещенность» монарха, описание ужасов крепостного права логически подводят к выводу: «Из мучительства рождается вольность».

«Русский народ очень терпелив, – писал Радищев, – и терпит до самой крайности; но когда конец положит своему терпению, то ничто не может его удержать, чтобы не преклонился на жестокость».

Напоминая помещикам о крестьянской войне, когда восставшие «не щадили ни пола, ни возраста», Радищев предостерегает дворянство: «Страшись, помещик жестокосердый, на челе каждого из твоих крестьян вижу твое осуждение».

Совет

Близко к аналогии Козельского между восстанием угнетенных и рекой, прорвавшей плотину, Радищев пишет о потоке, который будет тем сильнее, чем тверже ему сопротивление; если этот поток («таковы суть братья наши, в узах нами содержимые») прорвется, «мы узрим окрест нас меч и отраву. Смерть и пожигание нам будет посул за нашу суровость и бесчеловечие».

В оде «Вольность» красочно описываются народный суд над царем и его казнь: «Ликуйте, склепанны народы. Се право мщенное природы на плаху возвело царя». Обращаясь в той же оде к истории английской революции, Радищев порицает Кромвеля за то, что «твердь свободы сокрушил». «Но, – продолжает Радищев, – научил ты в род и в роды, как могут мстить себя народы, ты Карла на суде казнил».

«Ода совершенно явно и ясно бунтовская, где царям грозится плахою, – возмущалась Екатерина. – Кромвелев пример приведен с похвалами. Сии страницы суть криминального намерения, совершенно бунтовские».

Считая народную революцию правомерной, призывая к ней на страницах «Путешествия», Радищев печалился, что «прельщенные грубым самозванцем» крестьяне «в невежестве своем» не видели других способов освобождения, как убийства помещиков: «Они искали паче веселия мщения, нежели пользу сотрясения уз».

В то время многие даже радикальные мыслители опасались, что народная революция не сможет привести к положительным результатам, боялись ужасов революции. Эти опасения были чужды Радищеву.

Действительно, бесчеловечность и жестокосердие господ, доводящих до отчаяния рабов, неизбежно порождают мстительность, жестокость, «пагубу зверства» восставших. Но и поголовное истребление дворянства не привело бы к урону для страны. «Что бы тем потеряло государство?

Скоро бы из среды их изторгнулися великие мужи для заступления избитого племени; но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишены».

Не случайно «Путешествие» завершается «Одой Ломоносову». В Ломоносове Радищев видел пример ученого-самородка, каких во множестве выдвинет Россия, освобожденная от ига рабства.

Радищев твердо верил, что после революционного уничтожения крепостничества из крестьянской среды скоро бы «исторгнулися великие мужи для заступления избитого племени; но были бы они других о себе мыслей и права угнетения лишены».

Обратите внимание

Радищев наполнил понятие «патриотизм» революционным содержанием. Настоящим патриотом, по Радищеву, может считаться лишь тот, кто всю свою жизнь и деятельность подчиняет интересам народа, кто борется за его освобождение, за установление «предписанных законов естества и народоправления».

По Радищеву, «самодержавство есть наипротивнейшее человеческому естеству состояние». Он утверждал, что истина и справедливость не живут в «чертогах царских», что одежды царя и его приближенных «замараны кровью и омочены слезами» народа, поэтому тщетны надежды просветителей на «мудреца на троне».

Мысль Радищева шла дальше: «Нет и до окончания мира примера, может быть, не будет, чтобы царь упустил добровольно что-либо из своей власти».

Своим произведением «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев как бы готовил читателей к восприятию идеи о необходимости революции.

Источник: https://pandia.ru/786527/

Образ автора в «Путешествии из Петербурга в Москву» А.Н.Радищева и жанр сентиментального путешествия

Повествование В «Путешествии» ведется от первого лица. Автор является непосредственным очевидцем и героем произведения. Таким образом повествование приобретает характер личных записок и образ автора неразрывно связан с личностью самого Радищева, сливается с ним.

Автор в произведении, как и сам Радищев, человек образованный, хорошо знакомый с политической ситуацией, любящий русский народ, страдающий за него.

Сентиментализм разрушал эстетику классицизма. Нормы, правила, образцы и авторитеты – все это были для него сковывающие путы своего рода феодального принуждения. Сентименталисты хотели говорить о жизни, о человеческой жизни и о своем отношении к ней, о человеческих чувствах и переживаниях.

Сентименталистов интересует прежде всего именно индивидуальный человек. Их искусство в высшей степени человечно. Человек, со всеми его психологическими переживаниями, для них – высшая ценность.

Они объявляют человека высоким существом, если он глубоко чувствует, потому что они уверены, что подлинное здоровое человеческое чувство всегда «добродетельно». Сентиментализм поднимает как свое знамя свободное человеческое чувство, признанное классицизмом незаконной «страстью», подлежащей подавлению.

Свобода чувства была для Руссо основой требования свободы личности. Культ человека у него заключал в себе будущую декларацию прав человека и гражданина французской буржуазной революции.

Сентиментализм культивировал интерес к конкретным переживаниям человека. Руссо и в «Новой Элоизе», и в гениальной «Исповеди» показал всю сложность эмоциональной, психологической жизни личности. Но это вовсе не значит, что чувствительный герой сентиментальных произведений – слезлив и что сентиментализм – это плаксивость.

Важно

В высшей степени распространен был в европейской сентиментальной литературе жанр путешествия, традиция которого была открыта «Сентиментальным путешествием по Франции и Италии» Стерна. С этой традицией связано и «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева.

От Стерна и традиции, связанной с ним, Радищев взял ряд технических приемов связывания кусков произведения: мы встретим у него и найденную рукопись, и рассказ встреченного в путешествии человека, и экскурсы в воспоминания самого путешественника в качестве методов включения в книгу ее отдельных частей.

Но механизм использован Радищевым вовсе не по-стерновски и с другими целями. Его интересует не столько психология его героя, сколько социально-политическая среда, его окружающая.

Традиции гражданской поэзии XVIII века и ода «Вольность» А.Н.Радищева.

Первым из дошедших до нас крупным датированным (и то не совсем точно) стихотворением его является ода «Вольность», написанная в 1781–1783 гг. в связи с победой американской революции и являющаяся частично как бы приветствием русского революционера своим собратьям за океаном*.

Ода «Вольность» вырастает на основе старой классической жанровой формы «философской оды», но наполненной новым содержанием. По-видимому, в области поэзии Радищев отказался от классических традиций позднее, чем в области прозы. Однако это не значит, что жанр оды «Вольность» связан только с опытом дворянской поэзии.

От русских дворянских поэтов-классицистов Радищев взял лишь некоторые внешние признаки композиционного, метрического и, может быть, языкового порядка.

Общий же характер оды связывает ее с той традицией французской политической декламационной поэзии, которая выросла на основе классических норм перед великой революцией и в начале ее.

Ода «Вольность» не является отказом Радищева от революционных позиций даже в области стиля и жанра, но она показывает, что еще в начале 80-х годов Радищев как поэт ориентировался скорее на французскую традицию, передовую по существу, но не отказывавшуюся от использования в своих целях поэтических форм старого искусства, чем на предромантическую поэзию германских народов. Потом учителями Радищева-поэта стали немцы.

Совет

Особую роль в русском литературном процессе XVIII века играет творчество А.Н. Радищева (1749–1802), обозначившего переходный этап развития русской литературы от классицизма к просветительскому реализму.

Творчество А.Н. Радищева связано с традициями не только русской, но и европейской литературы Просвещения, идеалы которой были ему близки, в первую очередь, своим гуманистическим пафосом.

В центре внимания автора знаменитых «Путешествий из Петербурга в Москву» находился человек, его социальные отношения, его внутренний мир, творчество и нравственность.

Писателя очень волновал вопрос о «частной вольности», о личной свободе, который с конца 1776 года приобрел в крепостнической Рос-сии острое политическое содержание. Все это нашло непосредственный отклик в произведениях Радищева начала 1780-х годов, где тема «вольности» становится одной из главных.

К 1781 — 1783 годам относится создание оды «Вольность», включенной затем в текст «Путешествия из Петербурга в Москву». Создавая оду «Вольность», Радищев обратился к традиционному жанру поэзии классицизма — оде. «Предмет» радищевской оды необычен: восхваляется не государь, не выдающийся политический деятель, не полководец:

О дар небес благословенный Источниквсехвеликих дел,

О вольность, вольность, дар бесценный,

Позволь, чтоб раб тебя воспел.

Тематика, система образов, стиль оды «Вольность» — все это неразрывно связано с традициями русской гражданской поэзии XVIII века. Автор оды использовал традиции переложения псалмов и придал библейскому тексту смелый тираноборческий смысл. Знаменитое державинское стихотворение — переплетение 81-го псалма «Властителям и судиям» (1780) явилось ближайшим предшественником «Вольности».

Радищевская ода знаменовала новый этап в истории русской общественно-политической мысли и литературы. Впервые в художественном произведении с такой последовательностью и полнотой была обоснована идея правомерности народной революции.

В оде Радищева обнаруживаются определенные исторические закономерности, помогающие оценить конкретную ситуацию в крепостнической России конца XVIII века.

Источник: https://studopedia.net/1_28890_obraz-avtora-v-puteshestvii-iz-peterburga-v-moskvu-anradishcheva-i-zhanr-sentimentalnogo-puteshestviya.html

Тема революции в «Путешествии из Петербурга в Москву»

Спасти народ от тирании помещиков и царя может одно: революция, – такова мысль Радищева.

Нет необходимости останавливаться на опровержении фальсификаторских взглядов на Радищева буржуазных историков, изображавших его либералом, отрицавших его революционность, заявлявших, что Радищев обращался со своей книгой к Екатерине и что он якобы хотел договориться с ней, ожидал от нее реформ, отречения от основ ее власти. Все эти поклепы на Радищева, откровенные извращения его учения слишком явно ложны.

Революцию в России Радищев представляет себе как крестьянскую революцию. Он проанализировал все основные группы общества своей родины и убедился, что резервуар революционных возможностей – это прежде всего крестьянство. Буржуазия, как мы видели, не была в его глазах (и совершенно справедливо) носительницей революции.

Обратите внимание

Как и к вопросу о крепостном праве, к вопросу о революции Радищев подходит многосторонне. Он зовет ее со всем пафосом подлинно революционного писателя, он оправдывает ее с правовой точки зрения, он считает ее неизбежной, как историк.

Радищев превосходно понимает, что одними правами народа без применения. силы ничего не добьешься. В главе «Новгород» он пишет: «Примеры всех времен свидетельствуют, что право без силы было всегда в исполнении почитаемо пустым словом».

В главе «Едрово» говорится: «Но крестьянин в законе мертв, сказали мы… Нет, нет, он жив, он жив будет, если того восхочет».

В главе «Вышний Волочек», описывая помещика, доведшего эксплуатацию крестьян до чудовищных пределов, Радищев как бы произносит монолог, содержащий недвусмысленные призывы к восстанию:

«Богатство сего кровопийца ему не принадлежит: оно нажито грабежом и заслуживает строгого в законе наказания.

Вместо вашего поощрения к таковому насилию, которое вы источником государственного богатства почитаете, прострите на сего общественного злодея ваше человеколюбивое мщение. Сокрушите орудия его земледелия.

Сожгите его риги, овины, житницы и развейте пепел по нивам, на них же совершалось его мучительство…»

Наконец, специально теме революции посвящена ода «Вольность», содержащая страстное прославление революции – и именно революции народной (Радищев в оде связывает революцию против царя с освобождением народа от гнета рабства):

Возникнет рать повсюду бранна,

Надежда всех вооружит,

В крови мучителя венчанна,

Омыть свой стыд уж всяк спешит.

Меч остр, я зрю, везде сверкает,

В различных видах смерть летает,

Над гордою главой паря,

Ликуйте, склепанны народы!

Се право мщенное природы

На плаху возвело царя.

Революционный народ призовет царя на суд и осудит его на казнь. День революции – «избраннейший всех дней», и его зовет Радищев.

Читайте также:  Монолог чацкого "а судьи кто?.." из комедии "горе от ума" (текст эпизода, фрагмент, отрывок)

Радищев изучает вопрос о революции в правовом отношении и находит, что революция законна. Он не только желает ее, но и оправдывает ее теоретически, рационально.

Важно

Уже в главе «Любани» он ставит этот вопрос, пока как будто в общеэтической плоскости: «Ведаешь ли, что в первенственном уложении, в сердце каждого написано? Если я кого ударю, тот и меня ударить может». Подробно этот вопрос освещен в главе «Зайцево». Эта глава – может быть, центральная в «Путешествии» по своей смысловой насыщенности.

Показав образчик ужасающего мучительства крестьян помещиком, издевательств над ними, Радищев рассказывает о восстании крестьян и об убийстве помещиков. Итак – перед нами образчик не только крепостнических порядков, но и крестьянского восстания. Радищев изучает черты этого восстания и обсуждает вопрос о праве крестьян на восстание.

И он целиком оправдывает восставших крестьян. Исходя из теории естественного права, он заявляет прямо, что крестьяне имели право, что они должны были сделать то, что сделали.

Нужно скачать сочиненение? Жми и сохраняй – » Тема революции в «Путешествии из Петербурга в Москву». И в закладках появилось готовое сочинение.

Источник: http://www.studbirga.info/tema-revolyucii-v-puteshestvii-iz-peterburga-v-moskvu/

Проблема жанра произведения А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»

Брянский 
государственный  университет им. академика И.Г. Петровского

филологический 
факультет

заочное отделение    
     

Контрольная работа

по 
истории русской
литературы XVIII века:

 
«Проблема жанра произведения А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»
  
      

      Выполнила студентка

      2 курса специальности     

      «Русский 
язык и литература»:

      Карпухина Яна

      Проверил: Антюхов 

      Андрей 
Викторович   

      Брянск – 2011 
Содержание

Введение…………………………………………………………………………3-4

Проблема 
жанра «Путешествия из Петербурга в Москву»…………………5-15

Заключение………………………………………………………………………16

Список 
использованной литературы……………………………………………17

      
Введение
 

      В мае 1790 года на прилавках книжных 
магазинов столицы появилось 
произведение неизвестного автора “Путешествие из Петербурга в Москву”.

В ней с удивительной дерзостью неизвестный путешественник рушил все каноны и устои, нанося удары по самой больной теме всего русского народа: «Отмене крепостного права».

Суровым словом он прошёлся по всем боярским и дворянским сословиям, и по православной церкви, не забыл упомянуть даже правящую монархию. Порой даже переходил на самоистязания и возвышенно вещал: «А чем я лучше?».

     Вскоре 
авторство было установлено. Им оказался Александр Николаевич Радищев. Воспользовавшись указом Екатерины II «О вольных типографиях» он приступил к печати книги в своей личной типографии.

Книга получила небывалый успех, такой, что с её содержанием ознакомилась даже сама императрица, после чего заключила, что Радищев: «Бунтовщик — хуже Пугачёва! Тот, хоть царем прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!».

После чего Радищев был арестован, несмотря на то, что книга была издана с разрешения установленной цензуры. Радищева посадили в крепость, после чего, на допросах он заявил о своём раскаянии и открестился от своей книги. Хотя и не скрывал своих взглядов изложенных в ней.

Уголовная палата в соответствии со статьями: Уложения о «покушении на государево здоровье», о «заговорах и измене» – приговорила его к смертной казни. Приговор, одобренный Сенатом и Советом попал в руки Екатерины II.

Совет

4 сентября 1790 года ей был издан именной указ, который признавал Радищева виновным в нарушении присяги посредством издания книги: «наполненной самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства и наконец оскорбительными и неистовыми изражениями противу сана и власти царской». В соответствии с ним вина за Радищевым была признана таковой, что он вполне заслуживал назначенной Уголовной Палатой меры наказания, но «по милосердию и для всеобщей радости» императрица заменила казнь десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог. Через шесть лет император Павел I вернул Радищева из Сибири, и предписал жить в его имении Калужской губернии, сельце Немцове. Книга же его «Путешествия из Петербурга в Москву» была запрещена ещё много лет, вплоть до 1905 года. Ленин сказал о Радищеве, что он является: «Первым в ряду русских революционеров, вызывающим у русского народа чувство национальной гордости».

      Таким образом, Александр Николаевич Радищев 
стал первым русским революционером из дворян, он провозгласил в своем 
произведении необходимость отмены крепостного права. Его книга стала первой, с которой в открытую расправилась цензура, а сам он стал первым писателем, чьё творчество стало популярным благодаря невольному “чёрном пиару”.

      «Путешествие 
из Петербурга в Москву» имеет не только интересную историю создания и дальнейшего существования, но и не оставляет равнодушными ученых в вопросах композиции, сюжета и стиля. Одной из наиболее ярких и обсуждаемых является проблема жанра. 

      
Проблема жанра 
«Путешествия из Петербурга в Москву»
 

      Для своей книги Радищев избрал новый для того времени в литературе жанр — «путешествие». Для начала ознакомимся с его определением и основными чертами.

      Путешествие – жанр литературного произведения, в основу которого положено описание путешественником-очевидцем разнообразных 
достоверных сведений о каких-либо странах, землях, народах; осуществленное в форме заметок, записок, дневников, очерков, мемуаров, писем.

Особым видом литературного путешествия являются повествования о вымышленных или воображаемых странствиях, следующие в главных принципах построению документального путешествия.

Этот жанр отличает сложное сочетание и взаимодействие документальной, словесно-художественной и фольклорной форм, объединенных образом путешествующего героя, чаще всего являющегося рассказчиком. Истоки литературного путешествия обнаруживаются в древности.

В дальнейшем жанр активно развивался в соотнесенности с формированием и становлением географии, а также сопутствующих ей наук.

      Центральная фигура, мера всех вещей в литературе путешествий – человек, он странствует, попадает в неведомые государства и местности, постигает их историю, географию и этнографию, общественное устройство и законы, видит изнутри чужие живые культуры, жизнь народа, изучает языки. То есть духовно развивается и обогащается, становится гражданином вселенной. В то же время человек в пути постигает самого себя, лучше понимает свой характер, интересы, духовные корни и традиции, свою страну и свой народ, всё познаёт в сравнении.

Обратите внимание

      Жанр путешествия получил в XVIII веке широкое распространение. Этим он обязан Лоренсу Стерну. Выдающийся английский писатель издал в 1767 году «Сентиментальное путешествие», которое стало своеобразным манифестом сентиментализма. Книга породила традицию: «сентиментальные путешествия» появились во многих национальных литературах. Знали эту книгу и в России.

      Первое 
«путешествие» в русской литературе было написано Николаем Новиковым и 
напечатано в журнале «Живописен» 
в 1772 году.

Эту традицию продолжил 
Фонвизин, написавший «Записки первого 
путешествия», состоявшие из писем писателя из Франции.

В начале XIX века в этой традиции были написаны «Путешествие критики» (автор Савелий Ферельцт) и «Письма русского офицера» (автор Федор Глинка). Следующим произведением стало «Путешествие из Петербурга в Москву».

      Так как Радищев взял за основу жанра «Сентиментальное путешествие», то стоит немного сказать о нем.

Произведение Лоренса Стерна по жанру внешне примыкает к роману путешествий или путевым заметкам, о чем свидетельствует само название и внешняя атрибутика, по внутреннему содержанию относится к разряду психологического романа, а по форме и композиции – к своеобразной литературной игре, аллегорическому переиначиванию прежней эстетики и самого процесса познания. На самом деле “Сентиментальное путешествие” представляет гениальную имитацию всевозможных жанров и их разрушение самим типом выбранной повествовательной манеры. Можно сказать, что это путешествие об отсутствии путешествия, роман об отсутствии романа, повествование о психологическом движении в состоянии душевной статики и общей результирующей, равной нулю. Такой неоднозначный вывод основывается на множестве работ зарубежных и отечественных ученых, таких как              В. Вульф, Н. Фрай, П. Брэди, А. Елистратова, Н. Кочеткова, В. Шкловский и другие.

      По 
сложившейся вскоре прочной традиции самый жанровый тип «Путешествия» характеризовался как ряд очерков, ничем кроме путешествующего лица не связанных между собой, наполненных размышлениями и впечатлениями автора по поводу виденного и пережитого, включающих теоретические рассуждения автора, механически прикрепленные к случайным событиям и к случайным географическим точкам.

      Многие 
старые ученые – Галахов, Сухомлинов, Павлов-Сильванский и другие, сблизив 
«Путешествие» Радищева с «Сентиментальным путешествием» Стерна, единодушно признали наличие сходства обеих книг, и то, что даже отклонения Радищева от жанровой схемы Стерна на выходят за пределы «законов» жанра сентиментальных путешествий. Новейшие исследователи, такие как Семенников, целиком согласны с прежними утверждениями. Для них все «Путешествия», в том числе и радищевское, «сближает форма совершенной свободы и несвязанности в наполнении очередного текста и некоторые повторяющиеся мотивы».

Важно

      Однако 
стоит отметить, что «Сентиментальное путешествие» лишь то произведение, которое послужило для Радищева образцом свободного несвязанного изложения.

Автор привнес собственные изменения в жанр, созданный Лоренсом Стерном, и таким образом появилось просветительское путешествие, в котором, сознательно опираясь на русскую традицию, Радищев обогатил возможности жанра и подчинил его воплощению небывалого еще замысла.

Радищев задумал создать книгу, посвященную проблемам будущей русской революции, героями которой должны были стать народ и передовой дворянин, порывающий со своим классом и становящийся в ряды «прорицателей вольности». Именно благодаря национальному колориту Д. С.

Бабкин говорил о «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Книга Радищева выросла не на книжных иностранных источниках, как пытались утверждать буржуазные историки, а на русской почве, накаленной народным гневом».

      Главным отличием произведения Александра Николаевича 
является то, что он первоначально 
вышел за рамки сентиментализма. «Чувствительность, как мировоззренческая 
категория, ограничивающая реакцию 
человека лишь состраданием, сочувствием, не удовлетворяет Радищева, – справедливо заметил В.

И. Фёдоров. – Она только первый импульс при его встрече с рабски закабалённым народом, с безудержным разгулом самодержавия.

Истинный гражданин только тогда испытывает удовлетворение и радость (“веселие неизречённое!”), когда непосредственно включается в борьбу за освобождение народа, станет “соучастником быть во благоденствии себе подобных”.

Вот почему в силу собственной политической активности и художественного мастерства Радищев переходит за рамки метода сентиментализма и, используя элементы реалистического метода, создаёт, опережая время, уникальное произведение словесного искусства.

      С этой точки зрения мы можем рассматривать “Путешествие из Петербурга в 
Москву”, как собрание художественных и документальных повестей, публицистических очерков, теоретических трактатов, философских рассуждений, политических деклараций, исповедей, писем, слов, од и т.д.

Совет

Между собой они объединены внешне – сюжетом путешествия из новой в древнюю столицу России, а внутренне – идеей политической борьбы с самодержавием и крепостничеством. Подтвердить данное предположение о многообразии жанров мы можем, выявив одну из основных особенностей произведения.

Ей является то, что в «Путешествии…» двойной сюжет: в плане героя – путешествие из Петербурга в Москву, в плане автора – полемика ума и сердца по поводу страданий человека.

Эти два смысловых уровня сложным образом соединены в одном повествовании с помощью вставных «Слова о Ломоносове», оды «Вольность», вставных жанров –  «найденная рукопись», «разговор с прохожим», «найденное письмо», «сон». Реальное путешествие чувствительного героя одновременно оказывается аллегорией рассуждающего автора.

      О таком многообразии жанров в одном 
произведении говорили несколько ученых. Елеонский считал, что очень перспективной является мысль о жанровой специфике “Путешествия…” и, в частности, о синтетическом характере памятника.

Так, “Путешествие…” вбирает в себя некоторые жанры древнерусской литературы: «Повесть употребляется Радищевым в старинном смысле нравоучительного примера, эпизода или же притчи, раскрывающей мораль; наставление же дворянина сыновьям продолжает древнерусскую линию “поучений от отца к сыну».

      Были 
и те, кто и вовсе находил 
иные источники жанра Радищева. Опытный 
литературовед, покойный Б.Б.Нейман рассматривал вопрос о жанре “Путешествия”.

Наметив два основных типа путешествия второй половины ХУШ века – путешествия типа Стерна и путешествия типа Дюпати – Нейман приходит к выводу, что произведение Радищева примыкало ко второму типу путешествий, причем свойственную этому типу путешествий дескриптивность Радищев свел до минимума, соответственно усилив политическую заостренность.

      Нейман 
рассматривал творчество тех основных западноевропейских писателей, которое 
могло оказать определенное влияние на “Путешествие” Радищева. Здесь в первую очередь названы Руссо, Реналь.

Влияние Руссо на Радищева выражается, по Нейману, в том, что Радищев усвоил только одну сторону сентиментализма Руссо – “гневный протест против социального неравенства, возмущение гнетом и ложью европейской цивилизации, провозглашение теории “естественного права”.

Обратите внимание

Это не мирный “чувственник” Карамзин, которого прельщали только прекрасные описания природы, в которых была показана трогательная нежность швейцарских ландшафтов, утонченное изображение состояния человеческой души и разнообразия переживаний человеческого сердца.

Несмотря на то, что Нейман выделил два типа путешествий и направил Радищева и Карамзина по “разным дорогам”, все же он считает необходимым свести их произведения к одному жанру. Нейман приходит к выводу, что Радищев прежде всего является реалистом.

      Л.Б. Лехтблау так же, как и Нейман, указывает на тех западноевропейских писателей, которые повлияли на Радищева: лиризм в “Путешествии…

” связывается с именем Руссо; у Реналя, автора “Истории обеих Индий”, Радищев “нашел идеи, созвучные своим революционным настроениям и мыслям”; и только преимущественно композиционное влияние на “Путешествие…

” оказал Стерн – от него же берет начало сатирический юмористический элемент в произведении. Лехтблау отмечал, что “Путешествие…” – произведение “переходного типа”.

      А.П. Скафтымов считает, что “Путешествие…” как новый жанр ХУШ века возникает на стыке таких ведущих литературных жанров, как повесть и роман, и таких второстепенных жанров, как дневники, мемуары, письма. Таким образом, путешествие как свободная беллетристическая форма, как “стержень” может дать объединение любому содержанию.

Скафтымов чувствует также генетическую связь Путешествия.” с авантюрной повестью. Однако с новым видом “Путешествия.” (“Сентиментальное путешествие” Стерна, “Сентиментальное путешествие во Францию” Верна, “Путешествие из Германии в Англию” Морица, “Путешествие в Италию” Дюпати и др.) радищевское путешествие не имеет ничего общего.

Схожесть этих путешествий с радищевским идет по линии совершенно свободной формы, несвязности текста и в наличии некоторых повторяющихся мотивов.

С “Путешествием” Стерна радищевское путешествие роднит условность самого факта путешествия – об этом свидетельствуют те “способы, которыми вводится в текст фактическая конкретность, импульсирующая и мотивирующая медиативную публицистическую часть”.

Скафтымов рассматривает те главы, в которых фактическая конкретность “случай” дается как непосредственно наблюдаемая действительность, причем сам путешественник становится ее свидетелем (“Любани”, “Чудово”, “Городня”, “Завидово”, “Клин”, “Пешки”, “Черная Грязь”, “Новгород”). Остальные главы идут уже не от автора, а от подставных лиц.

Важно

Однако тут есть своя дифференциация. В некоторых главах рассказ собеседника непосредственно обращен к путешественнику (“Тосна”,”Спасская Полесть”, “Подберезье”, “Завидово”, “Торжок”, “Тверь”). В других главах путешественник оказывается лишь “случайным” свидетелем чьей-нибудь речи (“Спасская Полесть”, “Крестьцы”, “Яжелбицы”).

Путешественник передает рассказ по прочитанным им рукописям (“Завидово”, “Хотилов”, “Выдропуск”, “Подберезье”, “Торжок”, “Медное”, “Черная Грязь”). Таким образом, все способы введения в текст конкретного материала говорят о том, что “основополагающим и определяющим началом в формировании этого произведения было вовсе не желание рассказать о некоем реальном путешествии, а желание теоретически высказаться по некоторым принципиальным вопросам”.

Источник: http://turboreferat.ru/literature/problema-zhanra-proizvedeniya-an-radishheva/147685-749314-page1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector