Иллюстрации к роману “война и мир” толстого (картинки, рисунки)

Иллюстрации к роману Толстого «Война и мир» Алексея Николаева

Иллюстрации к роману Льва Николаевича Толстого «Война и мир» художника Алексея Николаева 

Аннотация

Художник, иллюстрирующий всемирно известное произведение литературы, должен быть готов умереть в писателе.

Когда художник этот добивается высшей правды, вы перестаете замечать упругость его рисунка, продуманность композиции, красоту цвета — все это исчезает; взяв в руки иллюстрацию, вы попросту восклицаете внутренне: «Господи, Наташа!» «А, это князь Андрей под Аустерлицем!..» «Ну, конечно, старик Болконский!..

» Путь к этому естественному узнаванию как раз и лежит через логику портретной интерпретации, через знание деталей, через точность композиции — рисунка — колорита.

Если не будет иллюстрация глубоко самостоятельным произведением изобразительного искусства, вы просто не сможете ее смотреть, вам все будет мешать в ней: каждое цветовое пятно, каждая фигура. Надо уметь умереть в писателе… а точнее говоря, чтобы умереть в писателе, художник, иллюстрирующий книгу, должен прежде всего родиться как лицо совершенно самостоятельное.

Обратите внимание

Андрей Николаев — один из лучших современных иллюстраторов Л. Н. Толстого. Он — автор серии графических рисунков к «Войне и миру», выполненных в виртуозной и строгой манере, близкой Бенуа и русским графикам начала века. Работая над цветными иллюстрациями к великому роману, Николаев испробовал и путь яркой цветовой экспрессии. Испробовал — чтобы отбросить.

Перед нами новая серия его работ — «Война и мир» в цвете. Том первый. Рисунок прост и реалистичен, композиции естественны и логичны, колористическая гамма строга.

Это тот самый стиль, при котором вы не должны замечать живопись, не должны задерживаться на поверхности картины, взглянув, вы сразу же уходите в глубину великой книги: в аллеи Отрадного, в сырой снег Шенграбена.

Однако тем интереснее проследить, как чисто живописная логика художника позволяет ему дать самостоятельное и последовательное прочтение книги.

Предлагаю вам небольшое путешествие по этому вернисажу в открытках. Давайте возьмем только один угол зрения — цвет. Не рисунок, не композицию, не точность деталировки, но тот решающий в цветной иллюстрации компонент, который можно было бы назвать колористической логикой.

Серия открывается работой «Салон Анны Павловны Шерер». Какой холод! Жемчужно-серые тона платьев, стен, зеркал — свет мертвенный, застывший.

Голубизна кресел, зелень теней — во всем этом есть ощущение какой-то болотной холодности: перед нами бал мертвецов, встреча привидений.

И в глубине этого уравновешенного царства — по контрасту — как вспышка жизненной энергии, как удар крови — красный воротник князя Андрея, отбитый белизной мундира, — капелька огня в этом болоте.

Важно

Этот колористический контраст развит, разработан, укрупнен в «Портрете князя Андрея».

Ледяное, в серых тонах выписанное лицо, тонкий силуэт на свинцовом фоне зеркала — князь вкован в великосветский мир, его тонкие губы сжаты, на лице нельзя прочесть ничего, но… какой бурный взрыв ярко-алого на белом! Алый воротник и отвороты белого кавалерийского мундира князя — цвет жизни, страсти, риска, полное отрицание болотной мертвенности. И в этом цветовом контрасте уже воспринимаешь излом бровей, огромные, словно внутрь устремленные, глаза. Какие страсти загнаны внутрь! Какая трагедия затаилась.

И вот эта горячая красная точка расцвечивается всеми цветами жизни в картине «Дети Ростовых»: вихрь солнца, наивная радость — тепло-розовый яркий колорит, и только черные мундиры Николая и Бориса отдаленно предсказывают войну и смерть в этом легком вихре жизни.

«Бал у Ростовых» — полный контраст «Салону Шерер». Там вечер при свечах, и тут вечер при свечах, но тут совсем иной воздух: теплота, языческое жизнелюбие, смех, естественность. Там — болотная серость, тут — густая сочность красок. Но и там и тут — иллюзорность жизни: война еще не пронизала ее своим напряжением, печать наива или призрачности лежит на людях, еще не разбуженных 1812 годом.

Поразительно ощущение летаргического сна в портрете «Старого князя Болконского»: яркое буйство листвы отрезано от нас холодно блестящим стеклом, холодна голубизна стен, холоден серо-голубой цвет шубки, в которую одет отставленный от дел надменный аристократ, холодны скользкие блики на лакированном полу — все, как под стеклом аквариума: холод, пустота, тишина.

Нет, еще не проснулась Россия…

Но испытание близится. Горяча гамма картины «Прощание князя Андрея с сестрой»: горит красный воротник, мечутся блики свечей перед иконами, трепещет белый султан на шляпе — возбужденный, взбудораженный колорит, — Андрей уходит туда, где все горит и бушует, туда, где смерть и жизнь спорят и где уже начинается драма России.

Теперь вспомните обложку серии: на «широком экране» — страдающее лицо Кутузова, а там, за ним, сзади, в сером и сыром австрийском декабрьском сумраке,— русские солдаты у слабых костров. Они оторваны от родины, они втянуты в войну, которая еще не стала для них Отечественной…

И вот они на марше: сверкают белые зубы в улыбке, сверкают белые штыки, и словно стянуты извне солдаты одним белым ремнем портупей, и уже воцарился во всем новый цвет — дымный цвет войны, и в этой колористической гамме решены все батальные сцены: просверкивает белое, красное, огневое, зеленое, желтое — сквозь этот заволакивающий все, рваный, бесформенный дым. Война трактуется как тяжкий труд, как работа. В этом ключе решена тема «Батарея Тушина», и «Атака под Аустерлицем», и «Отступление под Шенграбеном»…

И уже по-иному в этом цветовом сопровождении еще раз возникают мирные сюжеты: их гамма чуть переменилась. Вот мягкий, неуверенный, рассеянный колорит в сцене «Наташа и Соня». А вот обострившаяся обманчивость предательского, желтого цвета лжи в сцене «Пьер и Элен».

Совет

Жизнерадостные и наивные потеряли уверенность, уверенные в себе потеряли опору, дым войны словно снял дерзость красок с этих сюжетов… Решается дело — не здесь, решается — там, где, задыхаясь, бежит в гору князь Андрей с бело-зеленым знаменем в руках, там, где сквозь серую пелену проступают распавшиеся белые кресты солдатских портупей, где люди страдают и умирают и где в дыму сражений начинает вставать во весь рост судьба России.

И вот из этого густого клочковатого калейдоскопа разорванных и спутанных, перевитых дымом цветовых пятен,— жизни, крови, смерти, веры, отчаяния — выделяется, как звук трубы, «монолиния» цвета: пронзительная и чистая, давящая холодная синева. «Раненый князь Андрей на Праценских высотах».

Вглядитесь, как рождается эта чистота из еще не развеянного дыма: что-то определилось в этом вихре, что-то ясно стало. Разбиты иллюзии, и человек возвращается к самому себе и видит небо над собой.

Вопреки многолетней традиции иллюстраторов «Войны и мира» Николаев отказывается рисовать это Аустерлицкое небо — он не хочет, чтобы законченность рисунка замкнула эту бесконечность, и он обрезает рисунок сверху, давая нам возможность самим продолжить эту открывшуюся синеву, эту разверзшуюся бесконечность, этот путь в дальнейшее; путь героев Толстого — к Бородинской битве… к истине… к Родине.

Читайте также:  История создания романа "обломов" гончарова: творческая история произведения

Салон Анны Павловны Шерер

Вечер Анны Павловны был пущен. Веретена с разных сторон равномерно и не умолкая шумели.

Бал у Ростовых

…Вдруг из соседней комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и женских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату вбежала тринадцатилетняя девочка, запахнув что-то короткою кисейною юбкою, и остановилась посередине комнаты.

Духовная служба

Над креслом стояли духовные лица в своих величественных блестящих одеждах, с выпростанными на них длинными волосами, с зажженными свечами в руках, и медленно-торжественно служили.

Старый князь Болконский

Генерал-аншеф князь Николай Андреевич, по прозванию в обществе le roi de Prusse*, с того времени, как при Павле был сослан в деревню, жил безвыездно в своих Лысых Горах с дочерью, княжною Марьей, и при ней компаньонкой, m-lle Bourienne**.

* Прусский король
** Мамзель Бурьен

Прощание князя Андрея с сестрой

Она перекрестилась, поцеловала образок и подала его Андрею.
— Пожалуйста, Andre, для меня…

Из больших глаз ее светились лучи доброго и робкого света. Глаза эти освещали все болезненное, худое лицо и делали его прекрасным.

Источник: https://topspiski.com/illyustracii-k-romanu-tolstogo-vojna-i-mir-alekseya-nikolaeva/

Графика

Родительские страницы:

  1. Главная
  2. Музеи
  3. Наши фонды
  4. Графика

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Война и мир»

Башилов Михаил Сергеевич (1821–1870). Бумага. Карандаш. 23,0 × 17,0.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Война и мир»

Башилов Михаил Сергеевич (1821–1870). Бумага, карандаш. 17 × 10 (рисунок), 19,5 × 13 (лист).

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Картон, итальянский карандаш, 43,2 × 31,5.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Картон, уголь, белила, 25,8 × 41,7 (изображение), 31,2 × 47 (картон).

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Бумага на картоне, итальянский карандаш, мел, 31,1 × 41,4.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Бумага, итальянский карандаш, белила. 31 × 41.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Бумага, итальянский карандаш, белила. 32,2 × 25.

Иллюстрация к роману «Воскресение». 1915 г

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Бумага на двойной бумаге, акварель, гуашь, 25,3 × 18,7 (в свету), 39,9 × 29,7 (картон).

Иллюстрация к роману «Воскресение»

Пастернак Леонид Осипович (1862–1945). Бумага на картоне, акварель. 28,5 × 20,4.

Набросок иллюстрации к рассказу Толстого «Чем люди живы». 1886 г

Ге Николай Николаевич. Бумага. Итальянский карандаш. Уголь. 43,5 × 29,5.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Дехтерёв Борис Александрович (1908–1993). Бумага, уголь. 70 × 52 (лист), 63,5 × 50 (в свету).

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Верейский Орест Георгиевич (1915–1993). Бумага, акварель, тушь. 40,4 × 30 (лист), 35,6 × 27 (в свету).

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Пименов Юрий Иванович (1903–1977). Бумага, уголь. 63,7 × 52,3 (лист), 60,1 × 49,7 (в свету).

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Рудаков Константин Иванович (1891–1949). Эскиз. Бумага, акварель, уголь. 34,2 × 26,5 (лист).

Иллюстрация к повести Л. Н. Толстого «Казаки»

Лансере Евгений Евгеньевич (1875–1946). Картон, темпера. 40 × 31,5.

Иллюстрация к повести «Казаки»

Лансере Е. Е (1875–1946). Эскиз. Бумага на картоне, акварель, темпера. 42,5 × 30,4.

Иллюстрация к повести Толстого «Хаджи-Мурат»

Лансере Евгений Евгеньевич (1875–1946). Бумага. Темпера. 31 × 47.

Иллюстрация к повести «Хаджи-Мурат»

Лансере Евгений Евгеньевич (1875–1946). 1913 г. Бумага. Темпера. 46 × 45.

Иллюстрация к роману Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Пименов Юрий Иванович (1903–1977). Бумага, уголь. 63,7 × 52,3 (лист), 60,1 × 49,7 (в свету).

Иллюстрации к рассказу Л. Н. Толстого «Акула»

Фаворский Владимир Андреевич (1886–1964). 17,5 × 13,5.

Иллюстрации к рассказу Л. Н. Толстого «Акула»

Фаворский Владимир Андреевич (1886–1964). 17 × 13,5.

Иллюстрация к роману «Война и мир»

Николаев Андрей Владимирович (1922–2013). Бумага, наклеенная на картон, тушь, перо. 27,3 × 12,3.

Иллюстрация к роману «Война и мир»

Николаев Андрей Владимирович (1922–2013). Бумага, тушь, перо. 26,5 × 17,9.

Репин Илья Ефимович (1844–1930). Бумага, акварель. 34,3 × 25,0 (в свету).

Репин Илья Ефимович (1844–1930). Бум. желтая, акварель, графитный карандаш. 32,3 × 24,1 «История рода Толстых — история России» в Государственном музее А. С. Пушкина.

Репин Илья Ефимович (1844–1930). Бумага, карандаш. 33 × 24. «История рода Толстых — история России» в Государственном музее А. С. Пушкина.

Репин Илья Ефимович (1844–1930). Картон, акварель. 52 × 39,5. «История рода Толстых — история России» в Государственном музее А. С. Пушкина.

Толстой Лев Львович (1871-1945). Бумага, карандаш. 25,1 × 21,2. Справа внизу авторская надпись: «Mon père d`après mémoire. L. Tolstoy. 1930. Paris» («Мой отец по памяти. Лев Толстой. 1930. Париж» — фр.).

Толстой Лев Львович (1871-1945). Рисунок. Лист из альбома для рисования в синей бумажной обложке. Бумага, карандаш. 26 × 35,5.

Гусаков Илья Лейбович. Казань. 1951 г. Б., акварель. 28,8 × 39,3, 24,3 × 30,4 (в свету), 34,9 × 39,4 (паспарту).

Ругендас Иоганн Лоренц (1775–1826). Раскрашенная гравюра. 38,5 × 55, 49 × 54.

С. Мотте. Литография. 25,5 × 34,2, 37,5 × 51.

Музей Толстого хранит более 7 тысяч произведений графики. Это портретные изображения писателя и его окружения, иллюстрации к его произведениям, виды мест, связанных с его жизнью и творчеством (рисунки, акварели, гравюры). Большая часть работ была исполнена художниками при жизни писателя, а иногда в тесном творческом общении с ним (иллюстрации).

Иллюстрации к Толстому

Первые иллюстрации к роману «Война и мир», исполненные по существу ныне полузабытым художником М. С. Башиловым, представляют собой огромный интерес как пример прямого сотворчества писателя и художника. В музее хранятся 23 иллюстрации Башилова и выполненные с них гравюры для первого издания романа.

Толстой с нетерпением ждал от Башилова готовых рисунков к роману «Война и мир», признаваясь в письме к художнику, что они вызывают у него «подстрекающее чувство» к продолжению работы над романом.

Но Башилов из-за болезни не смог завершить начатый труд, и роман, к огорчению Толстого, вышел без рисунков художника.

Обратите внимание

Нужно отметить, что писатель испытывал живой пристальный интерес к изобразительному искусству, и у него самого иногда проявлялась потребность выразить мысль не только словом. В фондах ГМТ хранятся рисунки Толстого, сделанные в разные периоды. В 1850-е гг.

это рисунки в кавказских записных книжках, которые можно считать своего рода набросками с натуры к рассказам «Набег», «Рубка леса», «Кавказский пленник», к повести «Казаки»; 17 иллюстраций к роману Ж.

 Верна «Вокруг света», исполненные для своих детей в 1870-е гг.

В 1893 г. Толстой познакомился на Передвижной выставке с замечательным художником Л. О. Пастернаком. Во время своего первого визита к писателю в Хамовники художник показал ему свои иллюстрации к «Войне и миру», исполненные по заказу журнала «Север». Рисунки привели Толстого в восторг.

Он тогда же задумал при первой же возможности пригласить Пастернака к сотрудничеству. Спустя несколько лет, в конце 1880-х гг., художнику посчастливилось стать одним из первых читателей (еще в рукописи) романа «Воскресение» и автором прославленных иллюстраций к нему.

Вся серия к «Воскресению» поступила в музей от самого художника.

В 1904 г. Пастернак еще раз обращается к иллюстрированию Толстого, на этот раз по заказу Экспедиции заготовления государственных бумаг. Для серии народных иллюстрированных изданий он исполнил рисунки к рассказу Л. Н. Толстого «Чем люди живы».

К этому времени этот рассказ писателя уже иллюстрировали Н. Н. Ге, И. Е. Репин, В. Н. Бакшеев, для «Посредника» к рассказу сделали рисунки А. Д. Кившенко, В. Лебедев, М. Малышев, Е. М. Бём. Сам Пастернак считал эти иллюстрации самыми удачными.

Читайте также:  Внешность пьера безухова в романе "война и мир": цитатный портрет, описание в цитатах

Высоко оценил их и Толстой.

Роману «Анна Каренина» при жизни писателя известные художники уделили значительно меньше внимания. В музее хранятся иллюстрации с изображением главной героини работы Е. М. Бём (конец 1870-х гг.), М. А. Врубеля (1883 г.), М. В. Нестерова (1887 г.).

В советское время эту традицию портретного изображения образа Анны продолжили Н. В. Верещагина-Розанова (1940-е гг.), М. К. Соколов (1946 г.). Иллюстрации к роману создавали Верейский О. Г. (1975 г.), Ванециан А. В. (1952–1953 гг.), Дехтерёв Б. А. (1939 г.), Самохвалов А. Н. (1952 г.

), Пименов Ю. И. (1944 г.), Рудаков К. И. (1940 г.).

Важно

Много и успешно иллюстрировали Толстого в традициях своего времени И. Е. Репин, Н. Н. Ге, В. И. Суриков, М. В. Нестеров, К. В. Лебедев, К. А. Савицкий, П. М. Боклевский, А. Д. Кившенко, В. Н. Бакшеев, М. А. Врубель, Б. М. Кустодиев, Д. Н. Кардовский, С. А. Виноградов, Родионов М. С. и др.

Гордость коллекции музея составляют иллюстрации к повестям «Хаджи-Мурат» (1912–1914 гг.) и «Казаки» (1917 г.) с богатейшим подготовительным материалом (более 200 единиц хранения), исполненным с натуры на Кавказе в 1912–1914 гг. художником Е. Е. Лансере. Художнику удалось наиболее точно передать художественное своеобразие произведения Толстого.

В советское время художники продолжали обращаться к произведениям Толстого. Среди иллюстраторов видное место заняли Н. И. Пискарев, К. И. Рудаков, В. А. Фаворский, Н. А. Тырса, М. К. Соколов, А. Н.

Самохвалов, М. С. Родионов, А. А. Пластов, Ю. И. Пименов, В. А. Милашевский, П. П. Павлинов, Д. А. Шмаринов, О. Г. Верейский, А. И. Харшак, А. В. Кокорин, А. В. Николаев, А. Л. Костин и многие другие.

Если у Ю. И. Пименова это всего один рисунок — иллюстрация к сцене «Венчание Левина и Кити», то А. В. Николаев передал в музей целую коллекцию иллюстраций к «Войне и миру». С 1948 г. художник постоянно обращается в творчестве к этому роману — он создал 6 вариантов иллюстраций (черно-белый графический, подготовленный в 1960-70-е. гг.

, целиком находится в фондах ГМТ, как и значительное число иллюстраций в технике гуаши). Вся коллекция иллюстраций О. Г. Верейского к роману «Анна Каренина» (1975–1981 гг.), включая подготовительный материал (более 500 единиц хранения), коллекция А. И. Харшака к роману «Воскресение», А. И. Зыкова к трилогии «Детство. Отрочество.

Юность» составляют знгачительный раздел фонда.

Портреты Толстого и его окружения

Особый раздел графических фондов музея составляют портретные изображения писателя и его окружения, исполненных разными художниками частью с натуры, а иногда по фотографиям. Среди них есть подлинные шедевры.

Много рисовал писателя на протяжении 30 лет И. Е. Репин.

Он изображал Льва Николаевича в разные моменты жизни, за разными занятиями — за работой, за чтением, игрой в шахматы, музицирующим в четыре руки с дочерью Александрой, идущим за сохой на поле бедной яснополянской вдовы Анисьи Копыловой.

Эту серию дополняют портретные изображения Софьи Андреевны с младшими детьми Сашей и Ванечкой, портреты Льва Львовича, дочерей Татьяны и Марии, свояченицы писателя Т. А. Кузминской, а также друзей Толстого — В. Г. Черткова, А. А. Стаховича, А. Ф. Кони.

Совет

С 1893 года постоянно рисовал Толстого и его семью Л. О. Пастернак. Он изобразил писателя на косьбе, за пахотой, за чтением, в общении с крестьянами, в семейной обстановке. Сам художник считал все свои произведения, посвященные Толстому «пластически выраженными мемуарами о нем».

В последнее десятилетие жизни писателя к нему в Ясную Поляну стремились попасть многие художники. К изображениям этого периода относятся работы П. Трубецкого 1899 г. и 1910 г., М. В. Нестерова (1906 г.), А. В. Моравова (1909 г.), В. Н. Мешкова (1910 г.).

Особое место принадлежит графической коллекции (большая часть рисунков в альбомах) Т. Л. Толстой-Сухотиной. Она училась живописи и рисунку у Репина, Ге и Пастернака. Ее толстовиана наиболее обширна.

Многочисленные изображения отца в разные годы и его окружения, в том числе и изображения яснополянских крестьян, и всей многочисленной родни, представляют собой не только художественную, но и документальную ценность.

В 1930-е гг. в Париже сын писателя Лев Львович Толстой сделал по памяти ряд карандашных портретов отца. В фондах музея хранятся и другие произведения, авторы которых -представители семьи Толстых.

Это силуэты работы Ф. П. Толстого, рисунки Е. А.

 Берс, старшей сестры Софьи Андреевны, рисунок, исполненный братом Толстого Дмитрием Николаевичем, а также карандашный портрет жены, исполненный самим Толстым.

В фондах музея хранится немало портретов писателя, исполненных иностранными художниками, среди них — Ян Стыка (Чехословакия), Людвиг Кюн и Ганс Вейль (Германия), Аксель Тальберг (Швеция), В. Г. Раффе (Англия), Эдуард Леон (Франция), Лю Чуй (Китай) и др.

Помимо иллюстраций и портретов, в фонде музея хранится большая коллекция гравюр на тему войны 1812 года Фабер-дю-Фора, Альбрехта Адама, Стадлера, Ругендаса, Лебо и Леружа, карикатуры И. И. Теребенева, а также виды Москвы и Петербурга, Казани, Севастополя и других мест, связанных с жизнью и творчеством Льва Толстого.

  • ЛНТ
  • Ясная поляна
  • ГМТ

Тел./факс (499) 766-93-28 (Государственный музей Л.Н. Толстого (ГМТ). Литературная экспозиция на Пречистенке. 119034, г. Москва, Пречистенка, 11/8, м. «Кропоткинская»). Тел./факс (499) 246-94-44 (Музей-усадьба Л.Н. Толстого в Хамовниках (ГМТ). Ул. Льва Толстого, 21, м. «Парк культуры»)
Тел.

/факс (495) 951-58-08 (Толстовский центр на Пятницкой-12 (ГМТ). Ул. Пятницкая, 12, м. «Новокузнецкая»)
Тел/факс: 8 (47464) 2-17-37 (Мемориальный музей памяти Л.Н. Толстого «Астапово» (филиал ГМТ). 399870, Липецкая область, Лев-Толстовский р-н, п. г. т. Лев Толстой, ул. Центральная, д. 8)
Культурный центр имени Л.Н. Толстого (филиал ГМТ).

Ставропольский край, г. Железноводск, ул. Ленина, 7

Политика обработки персональных данных.

© 2013 Государственный музей Л. Н. Толстого. Все права защищены.
Использование любых, находящихся на сайте материалов, без официального разрешения запрещено.

Программирование — Elcos

Источник: http://tolstoymuseum.ru/museums/funds/graphics.php

Наде́жда (На́дя) Никола́евна Ру́шева (31 января 1952, Улан-Батор, Монголия — 6 марта 1969, Москва) — художник-график

Надежда Рушева родилась в городе Улан-Батор в семье советского художника Николая Константиновича Рушева. Её мать — первая тувинская балеринаНаталья Дойдаловна Ажикмаа-Рушева. Летом 1952 года семья переехала вМоскву.

Мать, отец и маленькая Надя

 
Надя Рушева на скамейке возле своего дома

Надя начала рисовать с пяти лет, причем никто не обучал её рисованию, также до школы её не учили читать и писать. В семилетнем возрасте, будучи первоклассницей, она начала рисовать регулярно, каждый день не более получаса после уроков. Тогда же она за один вечер нарисовала 36 иллюстраций к «Сказке о царе Салтане»Пушкина, за то время, пока отец читал эту её любимую сказку вслух.

Выставки 

В мае 1964 года состоялась первая выставка её рисунков, организованная журналом «Юность» (Надя училась в пятом классе). После этой выставки в том же году в № 6 журнала появились первые публикации её рисунков, когда ей было всего 12 лет.

За следующие пять лет её жизни состоялось пятнадцать персональных выставок вМоскве, Варшаве, Ленинграде, Польше, Чехословакии, Румынии, Индии.

Обратите внимание

В 1965 году в № 3 журнала «Юность» были опубликованы первые иллюстрации тринадцатилетней Нади к художественному произведению — к повести Эдуарда Пашнева «Ньютоново яблоко».

Впереди были иллюстрации к романам «Война и мир»Льва Толстого и «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и слава будущего книжного графика, хотя сама юная художница мечтала стать художником-мультипликатором. В 1967 году была в Артеке, где познакомилась с Олегом Сафаралиевым.

Смерть 

Скончалась 6 марта1969 года в больнице из-за разрыва врождённой аневризмы сосуда головного мозга и последующего кровоизлияния в мозг.

Творчество [править]

Среди её работ — иллюстрации к мифам Древней Эллады, произведениям Пушкина, Л. Н. Толстого, Михаила Булгакова. Всего были проиллюстрированы произведения около 50 авторов.

Среди Надиных зарисовок есть несколько таких, на которых изображён балет «Анна Каренина». Такой балет действительно был поставлен уже после смерти художницы и главную роль в нём танцевала Майя Плисецкая.

Её рисунки рождались без эскизов, всегда рисовала враз, набело и она никогда не пользовалась стирательной резинкой. «Я их заранее вижу… Они проступают на бумаге, как водяные знаки, и мне остаётся их чем-нибудь обвести», — говорила Надя.

Надя оставила после себя огромное художественное наследие — около 12 000 рисунков.

Точное их число невозможно подсчитать — значительная доля разошлась в письмах, сотни листов художница подарила друзьям и знакомым, немалое количество работ по разным причинам не вернулось с первых выставок.

Многие её рисунки хранятся в музее Льва Толстого в Москве, в музее-филиале имени Нади Рушевой в городе Кызыле, в Пушкинском доме Академии наук в Петербурге, Национальном фонде культуры, Городской художественной галерее г. Саров Нижегородской обл. и ГМИИ им. Пушкина в Москве.

Читайте также:  История жизни матрены в поэме "кому на руси жить хорошо": судьба матрены тимофеевны корчагиной

Прошло более 160 выставок её работ в разных странах: Японии, Германии, США, Индии, Монголии, Польше и многих других.

В свои ранние годы Надя Рушева больше всего любила сказку «Маленький принц» французского писателя и лётчика Антуана де Сент-Экзюпери. Она нарисовала порядка 30 рисунков к этому произведению. Одним из самых любимых писателей девочки являлся А. С. Пушкин. Однажды, слушая «Сказку о царе Салтане», Надя изобразила на бумаге сразу около сорока рисунков.

Важно

Беря в руки карандаш, девочка быстро и точно наносила на бумагу изображение. Создавалось впечатление, что на листе уже присутствуют невидимые линии. Ребёнок их только обводит.

При этом юная художница никогда не пользовалась стиральной резинкой. Она создавала очередную иллюстрацию один раз и навсегда.

Каждое из этих творений представляло собой уникальное изображение, удивительно точно раскрывающее образ сказочного героя.

А. С. Пушкин с женой

Очень много рисунков Надя Рушева посвятила А. С. Пушкину. Она изображала его самого, жену, детей. Есть рисунки, рассказывающие о последних часах жизни поэта. Все эти иллюстрации удивительно точно характеризуют эпоху первой половины XIX века. Создаётся впечатление, что юная художница была непосредственной участницей тех далёких событий.

Конечно, столь точное изображение давно минувших дней можно отнести на богатое воображение девочки, но только ли в нём дело. Творчество Нади невозможно втиснуть в рамки обычной одарённости. Её рисунки указывают на определённые способности ясновидения, на дар видеть то, что не дано видеть другим.

 
А. С. Пушкин прощается с семьёй перед смертью

 
Мастер знакомится с Маргаритой

Самую большую роль в развитии таланта девочки сыграл её отец. Он первым заметил необычный дар и ненавязчиво следил за тем, чтобы дочь неустанно развивала его.

Его забота и внимание имели очень большое значение для Нади. Именно отец дал ей прочитать книгу «Мастер и Маргарита» Михаила Афанасьевича Булгакова.

Этот роман начал публиковаться в СССР только в 1966 году, хотя закончен был в 1940 году.

Совет

Надя прочитала книгу на одном дыхании. После этого отец с дочерью прошли по тем местам в Москве, которые были описаны в романе. Под впечатлением всего этого девушка создала целую серию рисунков, посвящённую «Мастеру и Маргарите».

 
Иллюстрация к роману «Мастер и Маргарита»

Мастер и Маргарита в подвальчике у застройщика

Маргарита утешает Мастера: “Не бойся ничего, я с тобой”.

Маргарита преображенная

Над рукописью

Иешуа

Иван Бездомный входит в Массолит

Маргарита над рукописью в подвале у застройщика

Прощайте!

Маргарита и Азазело

Именно герои бессмертного романа стали последними в творческой жизни девушки. Но до фатального конца состоялось ещё 15 выставок Нади Рушевой. Её работы выставляли в Москве, Ленинграде, Чехословакии, Индии, Румынии, Польше, США. О Наде много писали в прессе.

Правда, хвалебные отзывы не всем нравились. Находились серьёзные люди, считавшие, что не следует так сильно превозносить совсем молоденькую девушку. Слава портит зрелых людей, а тут почти ребёнок, у которого вся жизнь впереди.Известность Надю не испортила.

По своему характеру она была далека от амбиций, самомнения, зазнайства. Её волновали совсем другие вещи, недоступные для понимания большинству людей. На мир девушка смотрела не так как окружающие.

Во всём она искала внутренний, скрытый от людских глаз смысл, а затем старалась выразить его в своих рисунках.

 

Полёт в бесконечность

Ещё одна иллюстрация к роману «Мастер и Маргарита»

 
Балет «Анна Каренина»

Девушка также создала рисунки, посвящённые балету «Анна Каренина». Это произведение великого русского писателя произвело на Надю очень сильное впечатление. Всего же насчитывается более 10 тысяч рисунков, охватывающих не менее 50 произведений различных классиков.

В конце февраля 1969 года девушка уехала с отцом в Ленинград. В городе на Неве киностудия «Ленфильм» начала снимать фильм, посвящённый юной художнице. Назывался он «Тебя, как первую любовь…». Это были одни из самых прекрасных дней в жизни девушки. Она много гуляла по одному из красивейших городов мира, знакомилась с его историей, памятниками архитектуры, музеями.

В начале марта Надя Рушева вернулась в Москву. Ранним утром 6 марта 1969 года девушка собиралась в школу. Она надевала обувь, когда вдруг упала на пол. К дочери тут же кинулся отец, но та была без сознания. Николай Константинович обежал соседей, но ни у кого из них телефона не было. Тогда мужчина побежал в ближайшую больницу.

«Скорая помощь» приехала быстро и забрала девушку, так и не пришедшую в сознание. Уже на операционном столе выяснилось, что Надя страдала от рождения аневризмой сосуда головного мозга.

Обратите внимание

В 60-е годы XX века это заболевание не поддавалось лечению. Через несколько часов талантливая художница умерла. Её смерть вызвала у людей шок.

Многие отказывались в это верить: казалось просто невероятным уйти из жизни в 17 лет на пике славы и творческого подъёма.

рисунок Нади Рушевой «Кентавренок»

 
Могилы Нади Рушевой и её отца

Похоронили Надю на Покровском кладбище. На памятнике изобразили «Кентаврёнка». Именем девушки назвали школу № 470, в которой училась юная художница. В честь Нади Рушевой названа малая планета, открытая астроном Л. Г. Карачкиной в 1982 году.

В 1972 году состоялась премьера балета «Анна Каренина». Главную героиню танцевала Майя Плисецкая. Костюмы создавал Пьер Карден. Балет имел огромный успех. Поразительным же было то, что Надя нарисовала исполнителей балета в тех же самых платьях, которые через несколько лет после этого создал маститый французский модельер, испытывающий определённые чувства к Майе Плисецкой.

Сатиресса поит кентавра. 1966

Лермонтов. “Герой нашего времени” Бела

Вальс кентавриц. 1967

Бег кентавриц. 1965

Пегас

Двое

Смятение

Индийский танец

Танец Шехерезады. 1968

Офелия в беспамятстве

Смерть Офелии

Леди Гамильтон

Шекпир
“Сон в летнюю ночь”

Гамлет

Яго

Из серии рисунков к сказке А. Сент-Экзюпери “Маленький принц”

Античность

Женщины Эллады

Геракл и Деянира

Дочь Лаконии

Аполлон и Дафна. 1969

Цикл рисунков к роману Л. Толстого “Война и мир”

Наташа

Пьер Безухов

Наташа и Пьер

Наполеон

Князь Андрей

Рисунки из разных серий

Освенцим

Непокорённая

Мольба Фриды

Черномор уносит Людмилу

Олененок. Линогравюра

Автопортреты

Автопортрет в пятнадцатилетнем возрасте в Манеже

Автопортрет (рисующей на полу)

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://art.mirtesen.ru/blog/43777495479/next

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector