Описание города глупов в “истории одного города” салтыкова-щедрина в цитатах

Образ народа в “Истории одного города” Салтыкова-Щедрина

С одной стороны, Салтыков-Щедрин высмеивает народ за пассивность, верность начальству, даже сердится на него, с другой — сочувствует, показывая его забитость и доверчивость. Но самое страшное, что история ничему не учит этих людей!

Даже бунтуют глуповцы чересчур уж «по-своему», по-глуповски. Протестовал Дмитрий Прокофьев, когда «гунявый» Фердыщенко решил воспользоваться своей властью градоначальника и соблазнить его жену Алёнку. В результате бунтовщик «был бит на площади кнутом и, по наложении клейм, отправлен в Сибирь, в числе прочих сущих воров и разбойников».

Заступник народный Евсеич, который много начальников видел, а всё жив, и которому «с правдой везде жить хорошо», оказался в кандалах, а потом и вовсе «исчез без остатка, как умеют исчезать только “старатели” русской земли».

Обратите внимание

Составил для глуповцев отставной приказный Боголепов прошение в высшие инстанции с жалобой на поведение градоначальника, что мрут они и опасаются, «как бы бригадир со своей Аленкой нас не оклеветал». Отправили почтой прошение и радовались: « Теперь наше дело верное! теперича мы, братец мой, бумагу подали!» Пока ждали ответа, бригадир пересажал «злоумышленников» по оговорам.

Страх, что он всех «завинит», пригнал уцелевших 150 «крестов» (неграмотные крестьяне вместо подписи ставили кресты) к градоначальнику, чтобы покарать его, но он укрылся в архиве, оставив Алёнку без защиты.

Как только доведённые до отчаяния бунтовщики расправились с «ведьмой» (бросили с колокольни), показалось глупым обывателям, что по дороге в пыльном облаке «хлеб идёт», хотя оттуда раздавалось:

«В колонну

Соберись бегом!

Трезвону

Зададим штыком!

Скорей! скорей! скорей!»

Бригадир Фердыщенко остался у власти, продолжая бесчинствовать.

Чего только ещё не пришлось пережить глуповцам с остальными правителями: войны «за просвещение» и сразу «против просвещения» (Бородавкин); испытания, «достаточно ли глуповцы тверды в бедствиях» (Негодяев); новое законодательство (Беневоленский); идолопоклонничество (Грустилов); безвластие, от которого глуповцы «немедленно впали в анархию» и пр.

Надо отметить, что все градоначальники принимались глуповцами покорно, сначала даже с восхищением. Мероприятия, ими проводимые, приветствовались обывателями бездумно, а последствия переносились терпеливо.

Сатирик упрекает народ в безмыслии и бездействии, в готовности принять от градоначальников любую, даже самую невероятную идею, лишь бы она исходила от отца города, который почему-то обязательно должен быть «батюшкой», «красавцем», «умницей».

Вот и получили глуповцы в результате градоначальника Угрюм-Бурчеева, первое впечатление о котором было совсем иным даже у обывателей: «Он был ужасен».

Если «органчик» Брудастый всего лишь исполнял две пьесы — « Разорю!» и «Не потерплю!», то усовершенствованный Угрюм-Бурчеев уже приводит в действие свои разрушительные планы, не задумываясь ни о чём и ни о ком, идёт напролом в прямом смысле, так как идеалом для него служит прямая линия.

Важно

Его проект по устройству города автор характеризует как «систематический бред, в котором, до последней мелочи, были регулированы все подробности и будущего устройства этой злосчастной муниципии». Воплощением своего плана в жизнь он и занимается, невзирая ни на какие препятствия.

Согласно плану главными принципами жизни горожан должны были стать безграничная во всём одинаковость, единообразие, тупая прямолинейность.

Распространялось это буквально на всё: от расположения улиц и серого цвета домов до одинаковых количества и даже возраста проживающих в одной семье — «одинаковость лет сопрягается с одинаковостию роста»! Даже праздники от будней, по его представлению, «отличаются только усиленным упражнением в маршировке». Вряд ли могли утешиться обыватели тем, что градоначальник не только издевался над ними, но и методично истязал себя: от сна на голой земле до бичевания шпицрутенами.

Очнулись глуповцы, когда уставший от воплощения своего «бреда» градоначальник упал на землю и заснул. Тут-то они и поняли, кто перед ними. А когда он проснулся, прежнего страха у народа не было.

Что произошло дальше — неизвестно, но то, что народный бунт уже назрел, было очевидно. Однако «издатель» сообщил, что некоторые тетрадки утеряны и он вынужден сразу перейти к развязке истории.

«Неслыханное зрелище» поразило город через неделю и «Оно пришло…» Но это вовсе не конец. Ведь Угрюм-Бурчеев говорит: «Идёт некто за мной, который будет ещё ужаснее меня».

А перед исчезновением не успевает договорить: «Придёт…

» Кто или что может быть ещё ужаснее? Летопись заканчивается, но в описи градоначальников за Угрюм-Бурчеевым следует Перехват-Залихватский, который «въехал в Глупов на белом коне, сжёг гимназию и упразднил науки».

Собирательный образ народа — глуповцев-обывателей в процессе истории города трансформируется: к финалу последней главы они прекращают восхвалять градоначальника, недоволен прозревший народ, происходят какие-то собрания под покровом ночи, что-то тайное обсуждается, что-то серьёзное затевается против «батюшки». И когда у замученных Угрюм-Бурчеевым глуповцев не остаётся сил бояться его, они вдруг понимают, что, собственно, бояться-то и некого, что перед ними всего лишь «подлинный идиот — и ничего более».

Таким образом, в романе « История одного города» Салтыков-Щедрин показывает, как зреет народный протест и как мешает людям рабская привычка к бездумному повиновению.

Доведённый до крайности народ пытается разъяснить и разрешить свои проблемы, но власть не умеет слушать, не умеет разговаривать, она может только карать (глава «Голодный год»).

Совет

Так постепенно подрывается народная вера в доброго царя. Народное терпение не безгранично, намекает сатирик.

Такова «чудесная» « История одного города» Салтыкова-Щедрина. А «кто не верит в волшебные превращения, тот пусть не читает летописи Глупова».

Но у сатириков не бывает рецептов всеобщего счастья. Они любезны читателю тем, что, не опасаясь последствий, высмеивают всё то, что отстаёт от времени.

Источник: Ланин Б.А. Русский язык и литература. Литература: 10 класс / Б.А. Ланин, Л.Ю. Устинова, В.М. Шамчикова. – М.: Вентана-Граф, 2016

Источник: http://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/saltykov_shhedrin_m_e/obraz_naroda_v_istorii_odnogo_goroda_saltykova_shhedrina/77-1-0-2146

Город Глупов и глуповцы «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина

Город Глупов И глуповцы «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина

1. Салтыков-Щедрин — сатирик.

2. «История одного города» — пародия на исторические сочинения.

3. Автор и критик.

М. Е. Салтыков-Щедрин — один из наиболее ярких отечественных писателей. Его творчество отличается фантастической социальной злободневностью, и произведения его не устарели по сей день. Салтыков-Щедрин клеймил пороки, которые видел вокруг, порой иронией, а чаще — злой сатирой.

«История одного города» — сатирическая пародия на власть и ее взаимоотношения с народом, а также на официальную историю.

В этом произведении речь идет о многочисленных градоначальниках, сменявших друг друга в городе Глупове.

О градоправителях и собственно этой должности Салтыков-Щедрин знал не понаслышке: в течение десяти лет он служил вице-губернатором в Твери и Рязани, председателем казенной палаты в Пензе, Рязани и Туле.

Образ “Город Глупов“стал воплощением самодержавного строя в России. Полвека спустя М. Горький сказал об этом произведении Салтыкова-Щедрина: «Необходимо знать историю города Глупова, — это наша русская история; и вообще невозможно понять историю России во второй половине XIX в. без помощи Щедрина — самого правдивейшего свидетеля духовной нищеты и неустойчивости…».

Произведение «История одного города» стилистически оформлено под реальную летопись города. Название этого произведения звучало таким образом: «История одного города. По подлинным документам издал М. Е. Салтыков (Щедрин)».

Уже эта надпись отсылает нас к реальным историческим произведениям. И как контраст — содержимое «Истории…». Это в полном смысле слова пародия на официальную историю.

Это история жизни русского общества, русского народа, сосуществования народа и власти, отраженная в остром и злободневном сатирическом ключе.

Обратите внимание

Салтыкова-Щедрина называют первооткрывателем жанра сатирической хроники, и эта хроника — «История одного города». Произведение создано в форме повествования летописца о прошлом города Глупова. Исторические рамки ограничены 1731—1826 годами.

Роман начинается главой «Обращение к читателю», в которой автор подражает старинному слогу.

Цель автора произведения, согласно этой главе, «изобразить преемственно градоначальников, в Город Глупов от российского правительства в разное время поставленных».

Глава «О корени происхождения глуповцев» отсылает нас к летописям, а в самом начале — к «Слову о полку Игоре-ве». Эта глава — откровенная пародия на летописи, но, помимо этого, еще и злая сатира на народ.

Глава «Органчик» описывает градоначальника Брудасто-го с его обширнейшим лексическим запасом, который вполне вмещался в две резолюции: «Разорю!» и «Не потерплю!» В этой главе Салтыков-Щедрин описал систему бюрократического аппарата.

«Сказание о шести градоначальницах» — пародия на многочисленные исторические произведения, появившиеся в тот период времени.

В финале романа описан Угрюм-Бурчеев, самый страшный из градоначальников, символ произвола и угнетения, с его теориями превращения мира в казарму и разделения людей на батальоны и роты.

С появлением этого градоправителя проявляется наконец, впервые за историю города Глупова, негодование жителей: «Раздражение росло тем сильнее, что Глуповцы все-таки обязывались выполнять все запутанные формальности, которые были заведены Угрюм-Бурчеевым». Но раздражение это осталось пассивным.

Удивителен образ народа в этом произведении Салтыкова-Щедрина. Пожалуй, в образе народа города Глупова и кроется наиболее яркое соприкосновение с историческими трудами.

Важно

В истории народ обычно фигурирует сплошной амебной массой, не облеченной каким бы то ни было человеческим сознанием, не способной мыслить и даже реагировать на нововведения. Вот и Глуповцы

Они живут в избах, трудятся па полях, решают свои проблемы всем миром, имеют предводителя дворянства, шествуют в процессиях. Но при этом они на редкость пассивны, запуганы, облеченных властью принимают независимо от того, что представляют собой последние.

Во введении к главе «Поклонение мамоне и покаяние» Салтыков-Щедрин пишет: «Это люди, как и все другие, с тою только оговоркою, что природные их свойства обросли массой наносных атомов, за которою почти ничего не видно. Поэтому о действительных “свойствах” и речи нет, а есть речь только о наносных атомах».

Читайте также:  Мораль басни "купец" крылова (анализ, суть, смысл)

Салтыков-Щедрин стремился пробудить самосознание в народе, высмеивал наиболее острые социальные проблемы современного ему общества.

Писатель обратился к пародии на историческую хронику, очевидно, по той причине, что любое произведение под эгидой истории всегда вызывает к себе больше доверия, нежели просто сатирический роман.

И «историческая достоверность» сказания о Глупове и глуповцах призвана раскрыть людям глаза на их существование.

Самое удивительное то, что произведение Салтыкова-Щедрина, откровенно сатирическое и пародирующее исторические труды его современников, было практически принято за историческую работ)'. Это становится ясно из отклика писателя на рецензию некоего г-на Б-ова. Салтыков-Щедрин писал в письме в редакцию журнала «Вестник Европы»: «…г.

рецензент совершенно неправильно приписывает мне намерение написать “историческую сатиру”…

Совет

он обличает меня в недостаточном знакомстве с русской историей, обязывает меня хронологией, упрекает в том, что я многое пропустил, не упомянул ни о барах-волтерьянцах, ни о сенате, в котором не нашлось географической карты России, ни о Пугачеве, ни о других явлениях…

…Издавая «Историю одного города», я совсем не имел в виду исторической сатиры».

В том же своем письме Салтыков-Щедрин говорит о близости своего произведения историческому труду.

Историческая форма «Истории одного города» была удобна для писателя, как и повествование от лица архивариуса: «Но, в сущности, я никогда не стеснялся формою и пользовался ею лишь настолько, насколько находил это нужным; в одном месте говорил от лица архивариуса, в другом — от своего собственного; в одном — придерживался указаний истории, в другом — говорил о таких фактах, которых в данную минуту совсем не было».

Источник: http://historylib.net/gorod-glupov-i-glupovcy-istoriya-odnogo-goroda-m-e-saltykova-shhedrina/

Типы градоначальников в «Истории одного города»

Выдающийся мастер слова Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин в своем романе «История одного города» беспощадно изображает российскую действительность.

В образах градоначальников воплощены основные, наиболее устойчивые отрицательные черты реальных правителей и градоначальников.

Для их изображения автор пользуется такими литературными приемами, как сатира и гротеск, полный намеков и недомолвок эзопов язык, открытая насмешка, ирония и сарказм.

Первый градоначальник, с которым сталкивается читатель на страницах произведения в главе «Органчик», – Д. В. Брудастый. Глуповцы встречают его радостно и восторженно, заявляя, что «новому правителю уже по тому одному должно быть отдано преимущество, что он новый».

Под управлением этого начальника в городе закипает небывалая деятельность.

Эта деятельность бессмысленна и бесполезна, она не приносит ни порядка, ни благоденствия жителям города – ничего, кроме вреда, но все прекращается, когда становится известно, что у Брудастого пустая голова, в которой находится органчик с двумя мелодиями.

Следующий портрет – градоначальник Двоекуров.

«Он ввел медоварение и пивоварение, сделал обязательным употребление горчицы и лаврового листа. Начал различать два сорта сечения: сечение без рассмотрения и сечение с рассмотрением». Все его нововведения – сплошные глупости, не приносящие никакой практической пользы.

Далее негодование Салтыкова-Щедрина обрушивается на следующего героя – Василиска Бородавкина.

Этот активный и неугомонный начальник начал «войны за просвещение», которые стали вершиной его ограниченной, бестолковой деятельности.

Обратите внимание

Он вводил различные указы: первый был за обязательное употребление горчицы, второй имел своей целью разъяснить глуповцам пользу от устройства под домами каменного фундамента, третий возник вследствие отказа обывателей разводить персидскую ромашку, и четвертый, наконец, был вызван разнесшимся слухом об учреждении академии.

Вполне естественно, что вместо академии был основан съезжий дом. На этом и закончились все «войны за просвещение».

Образ следующего градоначальника – Прыща – не менее интересен в своей никчемности и непригодности к каким-либо действиям. «Я человек простой-с и не для того сюда приехал, чтобы издавать законы-с.

…у меня есть план …отдохнуть-с». Начальник оказывается бездельником и тунеядцем.

В довершение следует сказать, что у Прыща оказалась фаршированная голова, которую с большим аппетитом чуть позже съел предводитель дворянства.

Символические образы пустой головы Брудастого с органчиком и фаршированной головы Прыща, используемые автором, служат для того, чтобы подчеркнуть вековую российскую беду: с головы, от начальников, правителей и руководителей, идет то зло, которое обрушивается на простой народ, делает его жизнь невыносимо пустой и тягостной.

Завершает ряд портретов градоначальников Угрюм-Бурчеев – «апофеоз» всех негативных черт и качеств.

Угрюм-Бурчеев предстает в произведении ярчайшим примером тупости, ограниченности и «идиотизма». Он ведет аскетический образ жизни, его удивляют любые проявления чувств и эмоций.

Градоначальник Угрюм-Бурчеев – это само безличие, «отверженное и вполне успокоившееся в самом себе идиотство».

Важно

Этот деятельный правитель все свои реформы проводит в соответствии со своей теорией нивелирования, уравнивания, что явно идет против людей и природы.

Идеал мироустройства для него – большая казарма, он хотел бы сделать жизнь людей строго однообразной, до предела распланированной, бессмысленной и совершенно лишенной радостей. Разумеется, современники тут же поняли, что за описанием Угрюм-Бурчеева скрывается вполне реальный прототип – Аракчеев…

Произведение оканчивается глубоко символичным образом – образом мистического «Оно», некоего смерча, сметающего все на своем пути. «Земля затряслась, солнце померкло… Неисповедимый ужас выступил на всех лицах, охватил все сердца… Оно пришло…».

Налетевшее на Глупов «Оно» стерло с лица земли Угрюм-Бурчеева, из чего можно сделать вывод о том, что природа русской души все же победит косность и тупость любых градоначальников.



Источник: https://scribble.su/work/400/148.html

История одного города

Данная повесть — «подлинная» летопись города Глупова, «Глуповский Летописец», обнимающая период времени с 1731 по 1825 г., которую «преемственно слагали» четыре глуповских архивариуса.

В главе «От издателя» автор особенно настаивает на подлинности «Летописца» и предлагает читателю «уловить физиономию города и уследить, как в его истории отражались разнообразные перемены, одновременно происходившие в высших сферах».

«Летописец» открывается «Обращением к читателю от последнего архивариуса-летописца». Архивариус видит задачу летописца в том, чтобы «быть изобразителем» «трогательного соответствия» — власти, «в меру дерзающей», и народа, «в меру благодарящего». История, таким образом, представляет собой историю правления различных градоначальников.

Сначала приводится глава доисторическая «О корени происхождения глуповцев», где повествуется о том, как древний народ головотяпов победил соседние племена моржеедов, лукоедов, кособрюхих и т. д. Но, не зная, что делать, чтобы был порядок, головотяпы пошли искать себе князя.

Не к одному князю обращались они, но даже самые глупые князья не хотели «володеть глупыми» и, поучив жезлом, отпускали их с честию. Тогда призвали головотяпы вора-новотора, который помог им найти князя. Князь «володеть» ими согласился, но жить к ним не пошёл, послав вместо себя вора-новотора.

Самих же головотяпов назвал князь «глуповцами», отсюда и пошло название города.

Продолжение после рекламы:

Глуповцы были народом покорным, но новотору нужны были бунты, чтобы их усмирять. Но вскоре он до того проворовался, что князь «послал неверному рабу петлю». Но новотор «и тут увернулся: ‹…› не выждав петли, зарезался огурцом».

Присылал князь и ещё правителей — одоевца, орловца, калязинца, — но все они оказались сущие воры. Тогда князь «…прибых собственною персоною в Глупов и возопи: „Запорю!“. С этими словами начались исторические времена».

Далее следует «Опись градоначальникам в разное время в город Глупов от вышнего начальства поставленным», после чего подробно приводятся биографии «замечательнейших градоначальников».

Совет

В 1762 г. в Глупов прибыл Дементий Варламович Брудастый. Он сразу поразил глуповцев угрюмостью и немногословием. Его единственными словами были «Не потерплю!» и «Разорю!».

Город терялся в догадках, пока однажды письмоводитель, войдя с докладом, не увидел странное зрелище: тело градоначальника, как обычно, сидело за столом, голова же лежала на столе совершенно пустая. Глупов был потрясён.

Но тут вспомнили про часовых и органных дел мастера Байбакова, секретно посещавшего градоначальника, и, призвав его, все выяснили. В голове градоначальника, в одном углу, помещался органчик, могущий исполнять две музыкальные пьесы: «Разорю!» и «Не потерплю!».

Но в дороге голова отсырела и нуждалась в починке. Сам Байбаков справиться не смог и обратился за помощью в Санкт-Петербург, откуда обещали выслать новую голову, но голова почему-то задерживалась.

Настало безначалие, окончившееся появлением сразу двух одинаковых градоначальников. «Самозванцы встретили и смерили друг друга глазами. Толпа медленно и в молчании разошлась». Из губернии тут же прибыл рассыльный и забрал обоих самозванцев. А глуповцы, оставшись без градоначальника, немедленно впали в анархию.

Брифли бесплатен благодаря рекламе:

Анархия продолжалась всю следующую неделю, в течение которой в городе сменилось шесть градоначальниц. Обыватели метались от Ираиды Лукиничны Палеологовой к Клемантинке де Бурбон, а от неё к Амалии Карловне Штокфиш.

Притязания первой основывались на кратковременной градоначальнической деятельности её мужа, второй — отца, а третья — и сама была градоначальнической помпадуршей. Притязания Нельки Лядоховской, а затем Дуньки-толстопятой и Матренки-ноздри были ещё менее обоснованны.

В перерывах между военными действиями глуповцы сбрасывали с колокольни одних граждан и топили других. Но и они устали от анархии. Наконец в город прибыл новый градоначальник — Семен Константинович Двоекуров. Его деятельность в Глупове была благотворна.

«Он ввёл медоварение и пивоварение и сделал обязательным употребление горчицы и лаврового листа», а также хотел учредить в Глупове академию.

Обратите внимание

При следующем правителе, Петре Петровиче Фердыщенке, город процветал шесть лет. Но на седьмой год «Фердыщенку смутил бес». Градоправитель воспылал любовью к ямщиковой жене Аленке. Но Аленка ответила ему отказом. Тогда при помощи ряда последовательных мер мужа Аленки, Митьку, заклеймили и отправили в Сибирь, а Аленка образумилась.

На Глупов же через градоначальниковы грехи обрушилась засуха, а за ней пришёл и голод. Люди начали умирать. Пришёл тогда конец и глуповскому терпению. Сначала послали к Фердыщенке ходока, но ходок не вернулся. Потом отправили прошение, но и это не помогло. Тогда добрались-таки до Аленки, сбросили и её с колокольни. Но и Фердыщенко не дремал, а писал рапорты начальству.

Хлеба ему не прислали, но команда солдат прибыла.

Через следующее увлечение Фердыщенки, стрельчиху Домашку, в город пришли пожары. Горела Пушкарская слобода, за ней слободы Болотная и Негодница. Фердыщенко опять стушевался, вернул Домашку «опчеству» и вызвал команду.

Закончилось правление Фердыщенки путешествием. Градоправитель отправился на городской выгон. В разных местах его приветствовали горожане и ждал обед. На третий день путешествия Фердыщенко умер от объедания.

Аудиокнига «История одного города». Слушайте дома или в дороге.

Бесплатный отрывок:

Купить и скачать аудиокнигу

124 ₽ · 10 ч · реклама Литреса

Преемник Фердыщенки, Василиск Семенович Бородавкин, к должности приступил решительно. Изучив историю Глупова, он нашёл только один образец для подражания — Двоекурова. Но его достижения были уже забыты, и глуповцы даже перестали сеять горчицу.

Бородавкин повелел исправить эту ошибку, а в наказание прибавил прованское масло. Но глуповцы не поддавались. Тогда Бородавкин отправился в военный поход на Стрелецкую слободу. Не все в девятидневном походе было удачно. В темноте свои бились со своими.

Читайте также:  Цитаты из романа "герой нашего времени" лермонтова: высказывания, афоризмы

Многих настоящих солдат уволили и заменили оловянными солдатиками. Но Бородавкин выстоял. Дойдя до слободы и никого не застав, он стал растаскивать дома на бревна. И тогда слобода, а за ней и весь город сдались. Впоследствии было ещё несколько войн за просвещение.

В целом же правление привело к оскудению города, окончательно завершившемуся при следующем правителе, Негодяеве. В таком состоянии Глупов и застал черкешенин Микеладзе.

Важно

В это правление не проводилось никаких мероприятий. Микеладзе отстранился от административных мер и занимался только женским полом, до которого был большой охотник. Город отдыхал. «Видимых фактов было мало, но следствия бесчисленны».

Сменил черкешенина Феофилакт Иринархович Беневоленский, друг и товарищ Сперанского по семинарии. Его отличала страсть к законодательству. Но поскольку градоначальник не имел права издавать свои законы, Беневоленский издавал законы тайно, в доме купчихи Распоповой, и ночью разбрасывал их по городу. Однако вскоре был уволен за сношения с Наполеоном.

Следующим был подполковник Прыщ. Делами он совсем не занимался, но город расцвёл. Урожаи были огромны. Глуповцы насторожились. И тайна Прыща была раскрыта предводителем дворянства. Большой любитель фарша, предводитель почуял, что от головы градоначальника пахнет трюфелями и, не выдержав, напал и съел фаршированную голову.

После того в город прибыл статский советник Иванов, но «оказался столь малого роста, что не мог вмещать ничего пространного», и умер. Его преемник, эмигрант виконт де Шарио, постоянно веселился и был по распоряжению начальства выслан за границу. По рассмотрении оказался девицею.

Наконец в Глупов явился статский советник Эраст Андреевич Грустилов. К этому времени глуповцы забыли истинного Бога и прилепились к идолам. При нем же город окончательно погряз в разврате и лени. Понадеявшись на своё счастье, перестали сеять, и в город пришёл голод. Грустилов же был занят ежедневными балами.

Но все вдруг переменилось, когда ему явилась о н а. Жена аптекаря Пфейфера указала Грустилову путь добра. Юродивые и убогие, переживавшие тяжёлые дни во время поклонения идолам, стали главными людьми в городе. Глуповцы покаялись, но поля так и стояли пустые. Глуповский бомонд собирался по ночам для чтения г.

Страхова и «восхищения», о чем вскоре узнало начальство, и Грустилова сместили.

Последний глуповский градоначальник — Угрюм-Бурчеев — был идиот. Он поставил цель — превратить Глупов в «вечно-достойныя памяти великого князя Святослава Игоревича город Непреклонск» с прямыми одинаковыми улицами, «ротами», одинаковыми домами для одинаковых семей и т. д. Угрюм-Бурчеев в деталях продумал план и приступил к исполнению.

Город был разрушен до основания, и можно было приступать к строительству, но мешала река. Она не укладывалась в планы Угрюм-Бурчеева. Неутомимый градоначальник повёл на неё наступление. В дело был пущен весь мусор, все, что осталось от города, но река размывала все плотины. И тогда Угрюм-Бурчеев развернулся и зашагал от реки, уводя с собой глуповцев.

Совет

Для города была выбрана совершенно ровная низина, и строительство началось. Но что-то изменилось. Однако тетрадки с подробностями этой истории утратились, и издатель приводит только развязку: «…земля затряслась, солнце померкло ‹…› Оно пришло». Не объясняя, что именно, автор лишь сообщает, что «прохвост моментально исчез, словно растворился в воздухе.

История прекратила течение своё».

Повесть замыкают «оправдательные документы», т. е. сочинения различных градоначальников, как-то: Бородавкина, Микеладзе и Беневоленского, писанные в назидание прочим градоначальникам.

Источник: https://briefly.ru/saltykov-cshedrin/istorija_odnogo_goroda/

Анализ «История одного города» Салтыкова-Щедрина

Салтыкова–Щедрина называют одним из самых знаменитых и великих русских сатириков 19-го века.

И ключевое произведение, с которым ассоциируется творчество Салтыкова-Щедрина, это «История одного города», наполненное символизмом и тонкой сатирой.

Шедевр общественно-социальной сатиры Салтыков-Щедрин начал писать в 1868 году, а в 1870 году «История одного города» была окончена.

Естественно, что замысел и основная тема этого сатирического произведения вызвала определенный резонанс не только в литературных кругах, но и в куда более широких, совершенно различных, кругах общества.

Искусство сатиры в «Истории одного города»

В центре внимания произведения Салтыкова-Щедрина – история города Глупов и его народа, который именуется глуповцами. Первоначально, критиками и многими читателями общая концепция истории и ее сатирические мотивы были восприняты как изображение прошлого России – 18-го века.

Но писателем было задумано изобразить общую систему национального самодержавия, которая относится, как и к прошлому, так и к жалкому настоящему. Жизнь города Глупова и сознание его населения – это обширная карикатура на жизнь и государственное устройство всей России, а также на поведение и смысл существования россиян.

Обратите внимание

Салтыков-Щедрин настолько широко разворачивает искусство сатиры в «Истории одного города», что умудряется в одном произведении охватить практически все нравственные проблемы и пороки, паразитирующие в жизни русского общества.

Центральным персонажем истории является сам народ, образ которого писатель раскрывает с новыми главами все шире и шире. Детальнее разглядеть картину критического отношения Салтыкова-Щедрина к обществу можно с помощью градоначальников, которые постоянно меняются на протяжении повествования.

Образы градоначальников

Образы градоначальников разные, но схожи в своей ограниченности и нелепости. Глуповец Брудастый деспотичен, ограничен в своем уме и осознании действительности, он представляет собой точнейший образец самодержавной системы, поглощающей людские чувства и души на своем пути.

А градоначальник Прыщ, имя которого говорит само за себя, представлен образом «головы, живущей отдельно от тела». Салтыков-Щедрин символически показал, как однажды его голова была съедена чиновником.

Деятельность другого градоначальника – Угрюм-Бурчеева – автор гротескно высмеивает в организованных им «военных населений» и образе мышления, который представлял собой «что хочу, то и ворочу».

Гротеск, пафос, эзопов язык как средство изображения действительности

Силу творчества Салтыкова–Щедрина можно назвать силой сатирического обличения той действительности, которая многим людям по привычке и бесхарактерности кажется нормой.

Самое парадоксальное то, что описанное им оказывается самой настоящей правдой, несмотря на весь гротеск и пафос, используемый писателем, как средство изображения прошлого и настоящего.

Пародия, которую писатель создает в «Истории одного города» настолько точна и искусно обыгранная, что не имеет ничего общего с нелепостью и простым юмором.

Эзопов язык, который мастерский использует Салтыков-Щедрин, служит идеальным средством для отображения уродливой и гнусной картины, представляющей собой систему государственного правления в России и реакцию на нее людей.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Лев Толстой «Война и мир»: общий анализ романа
Следующая тема:   Стихи Есенина о крестьянской Руси и Советской Родине

Источник: http://www.nado5.ru/e-book/saltykov-zchedrin-istoriya-odnogo-goroda

Фольклорные традиции в Истории одного города М. Е. Салтыкова Щедрина глава О корени происхождении

«История одного города» М. Е. Салтыкова Щедрина написана в форме повествования летописца архивариуса о прошлом города Глупова, но писателя интересовала не историческая тема, он писал о настоящей России, о том, что волновало его как художника и гражданина своей страны.

Стилизовав события столетней давности, придав им черты эпохи XVIII в.

, Салтыков Щедрин выступает в разных качествах: сначала он ведет повествование от лица архивариусов, составителей «Глуповского летописца», затем от автора, выполняющего функции издателя и комментатора архивных материалов.

Подойдя к изложению изобретательно, Салтыков Щедрин сумел соединить сюжета и мотивы легенд, сказок, других фольклорных произведений и просто, доступно донести до читателей антимонархические идеи в картинах народно быта и повседневных заботах россиян.

Открывает роман глава «Обращение к читателю», стилизованная под старинный слог, которой писатель знакомит своих читателей со своей целью: «изобразить преемственно градоначальников, в город Глупов от российского правительства в разное время поставлениках».

Глава «О корени происхождении глуповцев» написана как пересказ летописи. Начало – подражание «Слову о полку Игореве», перечисление известных историков XIX в., имеющих прямо противоположные взгляды на исторический процесс.

Важно

Доисторические времена Глупова кажутся нелепыми и нереальными, поступки народов, живших в давние времена, далеки от осознанных деяний.

Поэтому то и назывались глуповцы в прошлом головотяпами, что и заявляет само по себе об их прирожденной сущности.

Говоря о попытках головотяпов, собрав воедино куролесов, гуинедов и прочие племена, устроиться внутри и добиться какого нибудь порядка, писатель приводит множество небылиц: «Волгу толокнам замесили, потом теленка на баню тащили, потом в кошеле кашу варили, потом рака с колокольным звоном встречали, потом щуку с яиц согнали» и т. д.

Так же, как и их поступки, нелепо желание головотяпов заполучить себе князя. Если в народных сказках герои отправляются на поиски счастья, то этим племенам нужен правитель, чтобы и «солдат наделал, и острог, как следовает, выстроил».

Продолжая иронизировать над головотяпами, Салтыков Щедрин опять прибегает к фольклорным традициям: лексическим повторам, пословицам: «Искали, искали они князи и чуть чуть в трех соснах не заблудилися, да спасибо случился тут пешехомец слепород, который эти три сосны как свои пять пальцев знал».

В духе народных сказок ходят «добры молодцы» в поисках князя три года и три дня и находят только с третьей попытки, пройдя «ельничком да беруничком, потом чащей дремучею, потом переносочком». Все эти фольклорные традиции, сочетающиеся с сатирой, создают неповторимый стиль произведения, помогают автору подчеркнуть абсурдность, бессмысленность глуповской жизни.

Но даже в этой главе М. Е. Салтыков Щедрин находит возможность пожалеть глупый народ, добровольно посадивший себе на шею князя. Он приводит полных два куплета знаменитый народной песни «Не шуми, мати зелена дубравушка», сопровождая ее грустными комментариями: «Чем долее лилась песня, тем ниже понуривались головы головотяпов».

К жанру пословицы автор прибегает тогда, когда говорит о кандидатах на роль помещика к глуповцам: «кому из двух кандидатов отдать преимущество: орловцу ли – на том основании, что „Орел да Кромы – первые воры“, или шуяшену, на том основании, что он „в Питере бывал, на попу согнал, и тут же упал“. Да, правление начинается с воров и глупцов и будет продолжено ими, но неслучайно с самого начала их характеристики звучит здоровое народное остроумие, которое, но мысли автора, победит безголовых чудовищ глуповского мира.

Совет

Через всю «Историю одного города» проходит мысль о том, что многострадальный народ пробудится, преодолеет трудности, потому что он не разучился верить, любить и надеяться.

Скачать оригинальный файл

Источник: https://globuss24.ru/doc/folklornye-tradicii-v-istorii-odnogo-goroda-m-e-saltykova-sedrina-glava-o-koreni-proishozdenii

Формы и функции комического в «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина

⇐ ПредыдущаяСтр 22 из 34Следующая ⇒

Читайте также:  Образ и характеристика ильи бунчука в романе "тихий дон" шолохова: описание в цитатах

«ИоГ» стала одним из шедевров щедринской сатиры. Это сатирический роман-хроника. Автор представляет здесь судьбу всего государства российского, продолжая традицию пушкинской «Истории села Горюхино». Символика города Глупова многомерна: это всякий русский город.

История города делится на времена летописные и собственно исторические. Главы истории посвящены деятельности одного из градоначальников.

В содержательном плане пародируются, прежде всего, концепции историков, утверждавших, будто главной созидательной силой русского государства было самодержавие, но здесь одновременно и выпад против историков-демократов, преувеличивавших значение стихийных массовых выступлений народа.

Сатира на народ вызвала недоумение у либеральной общественности, Салтыкову пришлось объясняться письмом в журнал «Вестник Европы», что следует различать народ исторический, то есть действующий на поприще истории, и народ как воплотитель идей демократизма.

Беспредельное доверие русского человека к начальству характеризует уже не внутреннюю политику самодержавия, а менталитет народа. В произведении автор использовал разнообразные формы сатирической фантастики: гиперболу, гротеск, реализованную метафору, иносказание и олицетворение; символику и зооморфизм. Специфика гротеска и гиперболы у Щедрина в том, что люди наделены механическими органами. Эти черты выражают автоматизм и бездушность жестокого административного аппарата. «бунт на коленях» – специфическая форма глуповского протеста

Повесть М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города” представляет собой цикл рассказов, не связанных между собой сюжетом или одними и теми же героями, но объединенных в одно произведение ввиду общей цели – сатирического изображения современного Салтыкову-Щедрину политического устройства России. “Историю одного города” определяют как сатирическую хронику.

Действительно, истории из жизни города Глупова заставляют смеяться и нас, сейчас, более чем через век после смерти писателя. Однако этот смех – это смех над самими собой, так как “История одного города” – это, в сущности, сатирическая история русского общества и государства, изложенная в форме комического описания. В “Истории одного города” ярко выражены жанровые черты политического памфлета.

Это заметно уже в “Описи градоначальников”, особенно в описании причин их смерти. Так, один был заеден клопами, другой растерзан собаками, третий умер от обжорства, четвертый – от порчи головного инструмента, пятый – от натуги, силясь постичь начальственный указ, шестой – от стараний в преумножении народонаселения Глупова.

Обратите внимание

В этом ряду стоит и градоначальник Прыщ, фаршированную голову которого откусил предводитель дворянства.

Приемы политического памфлета усилены такими средствами художественного изображения, как фантастика и гротеск.

Чуть ли не главной особенностью этого произведения, безусловно заслуживающей внимания, является галерея образов градоначальников, не заботящихся о судьбе отданного им во власть города, думающих лишь о собственном благе и выгоде, либо вообще ни о чем не думающих, так как некоторые просто не способны к мыслительному процессу.

Показывая образы градоначальников Глупова, Салтыков-Щедрин часто описывает настоящих правителей России, со всеми их недостатками. В глуповских градоначальниках можно без труда узнать и А.

Меншикова, и Петра I, и Александра I, и Петра III, и Аракчеева, неприглядную сущность которого показал писатель в образе Угрюм-Бурчеева, правившего в самое трагическое время существования Глупова.

Но сатира Щедрина своеобразна тем, что она не щадит не только правящие круги, вплоть до императоров, но и обычного, заурядного, серого человека, подчиняющегося правителям-самодурам. В этой своей серости и невежестве простой гражданин Глупова готов слепо повиноваться любым, самым нелепым и абсурдным приказам, безоглядно веря в царя-батюшку.

И нигде Салтыков-Щедрин так не осуждает начальниколюбие, чинопочитание, как в “Истории одного города”. В одной из первых глав произведения глуповцы, еще именовавшиеся головотяпами, сбиваются с ног в поисках рабских оков, в поисках князя, который будет ими управлять. Причем ищут они не любого, а самого что ни на есть глупого.

Но даже самый глупый князь не может не заметить еще большую глупость пришедшего поклониться ему народа. Таким народом он просто отказывается управлять, лишь благосклонно приняв дань и поставив вместо себя в градоначальники “вора-новатора”. Таким образом Салтыков-Щедрин показывает бездеятельность русских правителей, их нежелание сделать что-либо полезное для государства.

Важно

Сатира Салтыкова-Щедрина разоблачает приспешников государя, льстецов, разворовывающих страну и казну. С особой силой сатирический талант писателя проявился в главе, посвященной Брудастому-Органчику. Этот градоначальник день и ночь писал “все новые и новые понуждения”, по которым “хватали и ловили, еекли и пороли, описывали и продавали”.

С глуповцами он объяснялся только при помощи двух реплик: “разорю!” и “не потерплю!”. Именно для этого и был необходим порожний сосуд вместо головы. Но апофеозом начальственного идиотизма является в “Истории одного города” Угрюм-Бурчеев. Это самая зловещая фигура во всей галерее глуповских градоначальников.

Салтыков-Щедрин называет его и “угрюмым идиотом”, и “угрюмым прохвостом”, и “тугохвостом до мозга костей”. Он не признает ни школ, ни грамотности, а только науку чисел, преподаваемых на пальцах. Главная цель всех его “трудов” – превратить город в казарму, заставить всех маршировать, беспрекословно выполнять абсурдные приказы.

По его замыслу даже женихи и невесты должны быть одного роста и телосложения. Налетевший смерч уносит Угрюм-Бурчеева. Такой конец идиота-градоначальника воспринимался современниками Салтыкова-Щедрина как очистительная сила, как символ народного гнева.

Эта галерея всевозможных прохвостов вызывает не просто гомерический хохот, но и тревогу за страну, в которой безголовый манекен может управлять огромной страной.

Конечно, литературное произведение не может решить политических вопросов, поставленных в нем. Но то, что эти вопросы заданы, означает, что кто-то над ними задумался, попытался что-то исправить.

Беспощадная сатира Салтыкова-Щедрина похожа на горькое лекарство, необходимое для излечения. Цель писателя- заставить читателя задуматься о —льном неблагополучии, о неправильном государственном устройстве России.

Остается надеяться, что произведения Салтыкова-Щедрина достигли цели, помогли хотя бы частично осознать ошибки, хотя бы некоторые из них больше не повторять.

31. Жанр «истории одного города»

Совет

Произведение написано в форме повествования летописца-архивариуса о прошлом города Глупова, но исторические рамки ограничены – с 1731 по 1826 год. “Для будущего историка русского общества, когда он подойдет к переживаемой нами эпохе, не будет более драгоценного клада, как сочинения г.

Салтыкова, в которых он найдет живую и верную картину современного общественного строя…

Салтыков во всей истории русской литературы не знает себе равного, когда дело идет о том, чтобы схватить типические черты переживаемого обществом времени, чтобы живо подметить тот или другой новый народившийся тип и осветить его со всею яркостью своего мощного таланта”.

“Меня ужасает эпоха, ужасает историческое положение…”, – признавался Салтыков-Щедрин, начиная работать над романом. Салтыков-Щедрин сумел соединить сюжеты и мотивы легенд, сказок, других фольклорных произведений и просто, доступно донести до читателя антимонархические идеи в картинах народного быта и повседневных заботах простых людей.

Роман начинает глава “Обращение к читателю”, стилизованная под старинный слог, в которой писатель говорит, что цель его “изобразить преемственно градоначальников, в город Глупов от российского правительства в разное время поставленных”.

Глава “О корени происхождения глуповцев” стилизована под пересказ летописи, и самое начало – подражание “Слову о полку Игореве”; дальнейшее перечисление известных историков XIX века, имеющих прямо противоположные взгляды на исторический процесс (Н. И. Костомаров и С. М. Соловьев) увеличивает степень иронии; но глава эта не только пародия на летопись, но и злая сатира на “великодержавную” и народническую идею.

“Опись градоначальникам” представляет собой комментарий к последующим главам, и, согласно биографическим данным, каждый правитель Глупова уходил из жизни по совершенно нелепой причине: одного заели клопы, другого растерзали собаки, у третьего испортился головной инструмент, четвертого погубило обжорство, пятый пытался понять сенатский указ и умер от натуги и так далее.

Первая глава, “Органчик”, описывает градоначальника Брудастого – и вместе с ним всю систему бюрократического аппарата, суть работы которого можно свести к двум резолюциям: “Разорю!” и “Не потерплю!” – и романе для реализации этих функций Брудастому достаточно простейшего механизма, “органчика”.

“Сказание о шести градоначальницах” – это не только сатира на период дворцовых переворотов XVIII века, во время которых у власти часто оказывались женщины , но и пародия на многочисленные произведения на историческую тему, появлявшиеся в 60-е годы.

Ни один из градоначальников не совершил чего-либо значительного, бывшего при этом бы положительным.

Масштабы их разрушений зачастую огромны, но на всю жизнь градоначальника едва набирается два-три дела, которые приходится записывать в летопись до последней детали: Двоекуров, например, сделал обязательным употребление горчицы и лаврового листа – совершенно мелкое распоряжение, выведенное на государственный уровень упоминанием о том, что биография градоначальника не дошла до современников, которые могли бы разобраться в теории его правления. Чтобы хоть что-то свершить, градоначальник Негодяев “размостил вымощенные предместниками его улицы”.

В письме к А. Н.

Обратите внимание

Пыпину сатирик писал: “Я могу каждое свое сочинение объяснить, против чего они направлены, и доказать, что они именно направлены против тех проявлений произвола и дикости, которые каждому честному человеку претят.

Так, например, градоначальник с фаршированной головой означает не человека с фаршированной головой, но именно градоначальника, распоряжающегося судьбами многих тысяч людей. Это даже не смех, а трагическое положение”.

В финале Образ романа явится самый страшный из градоначальников – Угрюм-Бурчеев, символ угнетения и произвола.

В мечтах ему являются теории превращения мира в казарму и разделения людей на роты и батальоны воплощена мечта всех его предшественников, желающих власти во что бы то ни стало.

Но даже и его правление едва приподнимает глуповцев с колен, и уже сама природа не выдерживает такой дикости – приходит страшное “оно”, чтобы положить конец всему.

⇐ Предыдущая17181920212223242526Следующая ⇒

Источник: https://mykonspekts.ru/2-23440.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector