Цитаты из повести “отрочество” толстого (трилогия “детство. отрочество. юность”)

Анализ повести “Отрочество” Толстого

Одна из самых известных книг у Льва Николаевича Толстого – это трилогия под названием «Детство. Отрочество. Юность». Эта трилогия является автобиографическим произведением, и повесть «Отрочество», анализ которой мы сейчас коротко проведем, идет соответственно второй по счету в данной трилогии.

В повести «Отрочество» Толстой продолжает излагать события жизни главного героя-рассказчика, которым представляется Николенька Иртеньев.

Многое о главном герое мы узнаем из первой части трилогии – «Детство», теперь же автор затрагивает период взросления Николеньки, когда он становится отроком. Делая анализ повести «Отрочество» Толстого, стоит сказать, что отрочество здесь начинается с момента, когда Николаю исполняется четырнадцать лет. Он отправляется жить к бабушке в Москву.

Воспитание

После того как умерла мама у Николая, он с семьей, как мы отметили выше, переезжает к бабушке по маминой линии. Однако, бабушке не до внуков, и она особо не воспитывает никого из них. У отца тоже свои заботы – мало того, что он на многое в жизни смотрит слишком просто и ко многому легко относится, он еще и любитель поиграть.

В анализе «Отрочества» очень важно отметить, что воспитание детей в итоге доверяют гувернеру Карл-Ивановичу, но очень скоро гувернер уволен, так решила бабушка. А его место теперь занимает утонченный французский камердинер, которого Николенька явно недолюбливает.

Отношение к себе и другим главного героя

Главному герою повести все время казалось, что он одинок, и день ото дня эти чувства усиливались. Николай понимал, что он никому не нужен, никто им по-настоящему не интересуется и не любит.

Отсюда вытекают многие комплексы, и можно проанализировать его поведение. Николай робкий, не уверен в себе, ему кажется, что он крайне некрасив.

Часто проводя время один на один с собой, он много думает о жизни и окружающих.

Обратите внимание

Душевная доброта Николая поспособствовала тому, что он помог состояться свадьбе Маши и Василия (горничная и слуга в доме), хотя сам Николай считал себя влюбленным в Машу, боясь раскрыть свои чувства.

Анализ повести «Отрочество» Толстого невозможно представить без упоминания о Нехлюдове. Ведь именно он, приходя к брату Николая, начинает дружить и с главным героем. В то время дом бабушки уже после ее смерти переходит во владение сестры, а сам Николенька подготавливается к институту.

Выводы в анализе «Отрочество»

Толстой в своем произведении показывает изменение внутреннего мира героя, и оно более важно для нас, чем его изменения во внешности, связанные с периодом взросления. Николай смотрит на всё теперь по-другому, и старается отыскать смысл.

Очень важно, что Толстой мастерски смог отразить отношения подростка со взрослыми, его психологическое и эмоциональное состояние. Многие молодые люди, читая повесть, могут узнать в главном герое самих себя, и это поможет им на что-то в жизни пересмотреть свой взгляд.

Произведение Толстого очень актуально, обязательно прочтите его, или предлагаем вам ознакомиться с кратким содержанием «Отрочество». Надеемся, что вам понравился анализ повести «Отрочество», будем рады, если вы почаще сможете заглядывать в наш литературный Блог.

Источник: https://reedcafe.ru/blogs/analiz-povesti-otrochestvo-tolstogo

19. Трилогия л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность»

Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой очень любил детей и молодежь. В них он видел идеальных людей, еще не испорченных пороками и передрягами жизни. Этим чистым, первозданным светом озарено начало его знаменитой трилогии “Детство. Отрочество. Юность”.

Главный герой трилогии Николенька Иртеньев просыпается оттого, что Карл Иванович ударил над ним хлопушкой и на его голову упала муха. Это очень рассердило мальчика, и он отчужденно и холодно начинает анализировать поведение своего наставника. Даже его халат, шапочка и кисточка кажутся Николеньке противными.

Но Николенька очень добрый мальчик, и его отношение к наставнику быстро меняется в хорошую сторону. Раздражение внезапно разбуженного человека проходит, уступая место более естественному для мальчика состоянию любви и благодарности к учителю.

Сам автор выступает здесь в роли психолога. Он скрупулезно исследует поведение ребенка в различные моменты его жизни.

Другой эпизод с Николенькой внешне не связан с первым, но внутренняя психологическая связь усматривается. Николенька возвращается с охоты и решает нарисовать все, что он видел за прошедший день. Но так как у него была только синяя краска, он очень живо изобразил синего мальчика верхом на синей лошади и синих собак.

У мальчика прекрасное настроение, он любуется своими синими творениями, но вдруг ему в голову приходит мысль: а бывают ли синие зайцы? Спросив об этом у отца и получив утвердительный ответ, Николенька нарисовал синего зайца, но переделал его в синий куст, а из куста сделал синее дерево, потом вместо дерева — облака и так далее. Все это в конце концов разозлило его, и он порвал рисунки.

Почему возникло на этот раз раздражение? Ведь сначала мальчик нарисовал синих собак, и они ему понравились. Все просто: когда мальчик отдавался творческому процессу, ни о чем не думая, перед ним не вставало никаких вопросов, но только он начал исследовать творческий процесс, как сразу же возникло раздражение.

Важно

Толстой как бы говорит, что непосредственность живого чувства всегда гармоничнее холодного, рассудочного отношения к жизни. Детям непосредственность присуща от рождения, но по мере взросления этот дар у многих людей пропадает. Толстой часто обращается к анализу этого момента.

Например, когда он описывает детские игры, происходит похожая ситуация: дети сели на землю и, вообразив, что они плывут на лодке, стали “грести”. Лишь брат Николеньки Володя сидел неподвижно. Когда ему сделали замечание, он сказал, что это все ерунда и что от того, больше или меньше они будут махать руками, ничего не изменится.

Вроде бы Володя был прав, но согласиться с ним — значит испортить всю игру. Глава заканчивается так: “Ежели судить по-настоящему, то игры никакой не будет.

А игры не будет, что же тогда останется?” Действительно, холодный рассудок показывает, что синих зайцев не бывает, что, сидя на траве и размахивая руками, никуда не уплывешь, а шапочка и халат Карла Ивановича и в самом деле не так уж привлекательны. Но в любви, доброте и фантазии есть истина, украшающая нашу жизнь.

Я заметил, что маленький герой Толстого побеждает раздражение к миру своей любовью к окружающим его людям. А эти люди своей ответной любовью к Николеньке помогают ему преодолеть различные временные отрицательные эмоции, как, например, в случае с мухой.

После выхода второй части трилогии — “Отрочество” Н.Г.

Чернышевский писал: “Чрезвычайная наблюдательность, тонкий анализ душевных движений, отчетливость и поэзия в картинах природы, изящная простота — отличительная черта таланта графа Толстого”.

У меня создалось впечатление, что все шесть лет из жизни Николеньки Иртеньева прошли перед глазами (читатель знакомится с мальчиком, когда ему исполняется 10 лет, а расстается, когда ему 16), однако в трилогии нет последовательного, день за днем, описания жизни героев. Это рассказ всего о нескольких, но значительных эпизодах.

Так, в “Отрочестве” автор повествует о самых грустных в жизни Николеньки сутках, когда он получил единицу, нагрубил учителю, открыл портфель отца и сломал ключ. Толстой подробно рассказывает на протяжении шести глав, как герой был наказан и чем закончилось его наказание.

Совет

В “Юности” особенно выделены три дня: день после поступления в университет, следующий за ним, когда Николенька делает визиты, а затем посещение им семьи Нехлюдовых.

Николенька и Нехлюдов открывают новый нравственный закон. Но исправить все человечество оказалось очень трудным, потому что даже искренние и настойчивые попытки самосовершенствования чаще всего терпели неудачу.

За всеми этими возвышенными понятиями нередко скрывалось обыкновенное тщеславие, самолюбование, высокомерие.

По-моему, последняя часть трилогии больше посвящена не метаниям героев, а попытке автора доказать самому себе возможность нравственного совершенствования.

В юности Николенька постоянно с переменным успехом играет какую-нибудь роль.

То роль влюбленного с оглядкой на прочитанные им романы, то — философа, так как в свете его мало замечали, а задумчивостью можно было замаскировать свой неуспех, то — большого оригинала. Все это отодвигало на задний план его настоящие чувства и мысли.

Николенька стремится к тому, чтобы его любили, старается понравиться. Но как бы герой не желал походить на окружающих людей, автор показывает, что этого не удается сделать потому, что свет в нравственном отношении чужд ему. Эти люди никогда не создавали нравственных ценностей и не пытались им следовать, тем' более не мучились от того, что их не удается реализовать в жизни. Они, в отличие от Николеньки, всегда пользовались теми нравственными законами, которые были приняты в их среде и считались обязательными.

Я как читатель верю, что Николенька при всех своих неудачах никогда не остановится в нравственных поисках. Не зря же в конце трилогии он вновь садится писать правила жизни с убеждением, что уже никогда не сделает ничего дурного, ни одной минуты не проведет праздно и никогда не изменит своим правилам. Я понимаю, что этот порыв был присущ и самому писателю. Толстой то отрекался от всей своей прошлой жизни, то утверждал открывшуюся для него внове истину. Но для нас он остался человеком, постоянно стремившимся к нравственному самосовершенствованию, полным сомнений и противоречий, а потому реальным.

Бабушка — графиня, одна из важнейших фигур в трилогии, как бы представляющая минувшую величественную эпоху (подобно князю Ивану Иванычу). Образ Б. овеян всеобщей почтительностью и уважением. Она умеет словом или интонацией дать понять свое отношение к человеку, которое для многих окружающих является решающим критерием.

Обратите внимание

Рассказчик изображает ее не столько с помощью статических характеристик, сколько через описание ее взаимодействия с другими персонажами, прибывающими поздравить ее с именинами, ее реакций и слов. Б. словно чувствует свою силу и власть, свою особую значительность. После смерти дочери, матери Николеньки, она впадает в отчаяние.

Николенька застает ее в момент, когда она разговаривает с покойной как с живой. Несмотря на важность старухи, он считает ее доброй и веселой, любовь же ее к внукам особенно усиливается после смерти их матери.

Тем не менее рассказчик сравнивает ее с простой старухой, экономкой Натальей Савишной, находя, что последняя имела большее влияние на его мирочувствование.

Валахина Сонечка — дочь знакомой Иртеньевых г-жи Валахиной. Николенька знакомится с ней на дне рождения бабушки и сразу влюбляется. Вот первое его впечатление: «…

Из закутанной особы вышла чудесная двенадцатилетняя девочка в коротеньком открытом кисейном платьице, белых панталончиках и крошечных черных башмачках.

На беленькой шейке была черная бархатная ленточка; головка была вся в темно-русых кудрях, которые спереди так хорошо шли к ее прекрасному смуглому личику, а сзади — к голым плечикам…» Он много танцует с С., всячески смешит ее и ревнует к другим мальчикам.

В «Юности» Николенька после долгой разлуки вновь встречается с С., которая подурнела, но «прелестные выпуклые глаза и светлая, добродушно веселая улыбка были те же». Повзрослевший Николенька, чувства которого требуют пищи, снова увлекается ею.

Грап Илинька — сын иностранца, который жил когда-то у деда Иртеньевых, был чем-то ему обязан и считал своим долгом

Важно

присылать к ним И. «Мальчик лет тринадцати, худой, высокий, бледный, с птичьей рожицей и добродушно-покорным выражением». На него обращают внимание только тогда, когда хотят над ним посмеяться.

Этот персонаж — участник одной из игр Ивиных и Иртеньевых — внезапно становится объектом общего издевательства, заканчивающегося тем, что он плачет, а его затравленный вид болезненно поражает всех.

Воспоминание о нем связано у рассказчика с угрызениями совести и является, по его признанию, единственным темным пятном детских лет.

«Как я не подошел к нему, не защитил и не утешил его?» — спрашивает он себя. Позже И., как и рассказчик, поступает в университет.

Николенька признается, что так привык смотреть на него свысока, что ему несколько неприятно, что тот такой же студент, и он отказывает отцу И. в просьбе разрешить его сыну провести день у Иртеньевых.

С момента поступления в университет И., однако, выходит из-под влияния Николеньки и держится с постоянным вызовом.

https://www.youtube.com/watch?v=bSD_Fl-opks

Гриша — странник, юродивый. «Человек лет пятидесяти, с бледным изрытым оспою продолговатым лицом, длинными седыми волосами и редкой рыжеватой бородкой». Очень высокого роста.

«Голос его был груб и хрипл, движения торопливы и неровны, речь бессмысленна и несвязна (он никогда не употреблял местоимений), но ударения так трогательны, и желтое уродливое лицо его принимало иногда такое откровенно печальное выражение, что, слушая его, нельзя было удержаться от какого-то смешанного чувства сожаления, страха и грусти».

О нем известно главным образом то, что он зимой и летом ходит босиком, посещает монастыри, дарит образочки тем, кого полюбит, и говорит загадочные слова, которые принимают за предсказания.

Чтобы увидеть пудовые вериги, которые он носит на себе, дети подсматривают, как он раздевается перед сном, видят они и как самозабвенно он молится, вызывая у рассказчика чувство умиления: «О, великий христианин Гриша! Твоя вера была так сильна, что ты чувствовал близость Бога, твоя любовь так велика, что слова сами собою лились из уст твоих — ты их не поверял рассудком…»

Совет

Дубков — адъютант, приятель Володи Иртеньева. «…Маленький жилистый брюнет, уже не первой молодости и немного коротконожка, но недурен собой и всегда весел.

Он был один из тех ограниченных людей, которые особенно приятны именно своей ограниченностью, которые не в состоянии видеть предметы с различных сторон и которые вечно увлекаются.

Суждения этих людей бывают односторонни и ошибочны, но всегда чистосердечны и увлекательны». Большой любитель шампанского, поездок к женщинам, игры в карты и прочих развлечений.

Епифанова Авдотья Васильевна — соседка Иртеньевых, затем вторая жена Петра Александровича Иртеньева, отца Николеньки. Рассказчик отмечает ее страстную, преданную любовь к мужу, которая, однако, нисколько не мешает ей любить красиво одеваться и выезжать в свет.

Между ней и молодыми Иртеньевыми (за исключением Любочки, которая полюбила мачеху, отвечающую ей взаимностью) устанавливаются странные, шутливые отношения, скрывающие отсутствие каких бы то ни было отношений. Николенька удивляется контрасту между той молодой, здоровой, холодной веселой красавицей, какой Е.

предстает перед гостями, и немолодой, изнуренной, тоскующей женщиной, неряшливой и скучающей без гостей. Именно неопрятность лишает ее последнего уважения рассказчика.

Читайте также:  Иллюстрации к роману "дубровский" пушкина (кадры из фильма 1988 г.)

О любви ее к отцу он замечает: «Единственная цель ее жизни была приобретение любви своего мужа; но она делала, казалось, нарочно все, что только могло быть ему неприятно, и все с целью доказать ему всю силу своей любви и готовности самопожертвования». Отношения Е.

с мужем становятся для рассказчика предметом особого внимания, поскольку «мысль семейная» уже в пору создания автобиографической трилогии занимает Толстого и будет развита в последующих его сочинениях. Он видит, что в их отношениях начинает проглядывать «чувство тихой ненависти, того сдержанного отвращения к предмету привязанности, которое выражается бессознательным стремлением делать все возможные мелкие моральные неприятности этому предмету».

Обратите внимание

Зухин — товарищ Николеньки по университету. Ему лет восемнадцать. Пылкая, восприимчивая, деятельная, разгульная натура, полная сил и энергии, растрачиваемых в кутежах. Время от времени запивает.

Рассказчик знакомится с ним на собрании кружка студентов, решивших вместе готовиться к экзаменам. «…Маленький плотный брюнет с несколько оплывшим и всегда глянцевитым, но чрезвычайно умным, живым и независимым лицом.

Это выражение особенно придавали ему невысокий, но горбатый над глубокими черными глазами лоб, щетинистые короткие волоса и частая черная борода, казавшаяся всегда небритой.

Он, казалось, никогда не думал о себе (что всегда мне особенно нравилось в людях), но видно было, что никогда ум его не оставался без работы». Науки он не уважает и не любит, хотя даются они ему с чрезвычайной легкостью.

3. — тип разночинца, умного, знающего, хотя и не принадлежащего к разряду людей comme il faut, что поначалу вызывает у рассказчика «не только чувство презрения, но и некоторой личной ненависти, которую я испытывал к ним за то, что, не быв comme il faut, они как будто считали меня не только равным себе, но даже добродушно покровительствовали меня».

Несмотря на непреодолимое отвращение к их неопрятной внешности и манерам, рассказчик чувствует в 3. и его товарищах что-то хорошее и тянется к ним. Его привлекают знания, простота, честность, поэзия молодости и удальства.

Помимо бездны оттенков, составляющих разницу в их понимании жизни, Николенька не может избавиться от чувства неравенства между ним, человеком состоятельным, и ими, а потому никак не может «войти с ними в ровные, искренние отношения». Однако постепенно он втягивается в их быт и еще раз открывает для себя, что тот же 3.

, например, лучше и яснее его судит о литературе и вообще не только ни в чем ему не уступает, но даже и превосходит, так что высота, с которой он, молодой аристократ, смотрит на 3. и его товарищей — Оперова, Иконина и др., — мнимая.

Ивин Сережа — родственник и сверстник Иртеньевых, «смуглый, курчавый мальчик, со вздернутым твердым носиком, очень свежими красными губами, которые редко совершенно закрывали немного выдавшийся верхний ряд белых зубов, темно-голубыми прекрасными глазами и необыкновенно бойким выражением лица.

Он никогда не улыбался, но или смотрел совершенно серьезно, или от души смеялся своим звонким, отчетливым и чрезвычайно увлекательным смехом». Его оригинальная красота поражает Николеньку, и он по-детски влюбляется в него, однако не находит в И.

никакого отзыва, хотя тот чувствует свою власть над ним и бессознательно, но тиранически употребляет ее в их отношениях.

Важно

Иртеньев Володя (Владимир Петрович) — старший (на год и несколько месяцев) брат Николеньки. Сознание своего старшинства и первенства постоянно побуждает его к действиям, уязвляющим самолюбие брата. Даже снисходительность и усмешка, которой нередко он удостаивает брата, оказывается поводом для обиды.

Рассказчик так характеризует В.: «Он был пылок, откровенен и непостоянен в своих увлечениях. Увлекаясь самыми разнородными предметами, он предавался им всей душой». Он подчеркивает «счастливый, благородно-откровенный характер» В.

Однако, несмотря на случайные и недолгие размолвки или даже ссоры, отношения между братьями остаются хорошими. Николенька невольно увлекается теми же страстями, что и В., однако из гордости старается не подражать ему. С восхищением и чувством некоторой зависти Николенька описывает поступление В.

в университет, всеобщую радость в доме по этому поводу. У В. появляются новые друзья — Дубков и Дмитрий Нехлюдов, с которым он вскоре расходится. Любимые его развлечения с Дубковым — шампанское, балы, карты. Отношения В.

с девочками удивляют брата, потому что тот «не допускал мысли, чтобы они могли думать или чувствовать что-нибудь человеческое, и еще меньше допускал возможность рассуждать с ними о чем-нибудь».

Иртеньев Николенька (Николай Петрович) — главный герой, от лица которого ведется повествование. Дворянин, граф. Из знатной аристократической фамилии. Образ автобиографичен. В трилогии показывается процесс внутреннего роста и становления личности Н.

, его взаимоотношения с окружающими людьми и миром, процесс постижения действительности и самого себя, поиск душевного равновесия и смысла жизни. Н.

предстает перед читателем через свое восприятие разных людей, с которыми так или иначе сталкивает его жизнь.

Источник: https://StudFiles.net/preview/1742501/page:14/

Трилогия Л.Н.Толстого «Детство. Отрочество. Юность»

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Детство. Отрочество. Юность. / Трилогия Л.Н.Толстого «Детство. Отрочество. Юность»

  Скачать сочинение

    Как и все произведения Л.Н.Толстого, трилогия “Детство. Отрочество. Юность” явилась, по сути, воплощением большого количества замыслов и начинаний. В ходе работы над произведением писатель тщательно оттачивал каждую фразу, каждую сюжетную комбинацию, старался подчинить все художественные средства четкому следованию общей идее.

В тексте толстовских произведений важно все, мелочей нет. Каждое слово употреблено не случайно, каждый эпизод продуман.
    Главной целью Л.Н.

Толстого становится показ развития человека как личности в пору его детства, отрочества и юности, то есть в те периоды жизни, когда человек наиболее полно ощущает себя в мире, свою нерасторжимость с ним, и затем, когда начинается отделение себя от мира и осмысление окружающей его среды.

Совет

Отдельные повести составляют трилогию, действие же в них происходит согласно идее, сначала в усадьбе Иртеньевых (“Детство”), затем мир значительно расширяется (“Отрочество”). В повести “Юность” тема семьи, дома звучит во много раз приглушеннее, уступая место теме взаимоотношений Николеньки с внешним миром.

Не случайно со смертью матери в первой части разрушается гармония отношений в семье, во второй — умирает бабушка, унося с собой огромную моральную силу, и в третьей — папа вторично женится на женщине, у которой даже улыбка всегда одинаковая. Возвращение прежнего семейного счастья становится совершенно невозможным.

Между повестями существует логическая связь, оправданная прежде всего логикой писателя: становление человека хоть и разделяется на определенные стадии, однако непрерывно на самом деле.
    Повествование от первого лица в трилогии устанавливает связь произведения с литературными традициями того времени. Кроме того, оно психологически сближает читателя с героем.

И, наконец, такое изложение событий указывает на некоторую степень автобиографичности произведения. Впрочем, нельзя сказать, что автобиографичность явилась наиболее удобным способом воплотить некий замысел в произведении, так как именно она, судя по высказываниям самого писателя, не позволила осуществить первоначальную идею. Л.Н.

https://www.youtube.com/watch?v=SlGLx3AFfm0

Толстой задумывал произведение как тетралогию, то есть хотел показать четыре этапа развития человеческой личности, но философские взгляды самого писателя в ту пору не укладывались в рамки сюжета. Почему же все-таки автобиография? Дело в том, что, как сказал Н.Г.Чернышевский, Л.Н.

https://www.youtube.com/watch?v=SlGLx3AFfm0

Толстой “чрезвычайно внимательно изучал типы жизни человеческого духа в самом себе”, что давало ему возможность “написать картины внутренних движений человека”. Однако важно то, что в трилогии фактически два главных героя: Николенька Иртеньев и взрослый человек, вспоминающий свое детство, отрочество, юность.

Сопоставление взглядов ребенка и взрослого индивида всегда было объектом интересов Л.Н.Толстого. Да и дистанция во времени просто необходима: Л.Н.Толстой писал свои произ- ведения обо всем, что в данный момент его волновало, и значит в трилогии должно было найтись место для анализа русской жизни вообще.
    Каждая глава содержит в себе определенную мысль, эпизод из жизни человека.

Поэтому и построение внутри глав подчинено внутреннему развитию, передаче состояния героя. Длинные толстовские фразы пласт за пластом, уровень за уровнем возводят башню человеческих ощущении, переживаний. Своих героев Л.Н.Толстой показывает в тех условиях и в тех обстоятельствах, где их личность может проявиться наиболее ярко.

Герой трилогии оказывается перед лицом смерти, и тут все условности уже не имеют значения. Показываются взаимоотношения героя с простыми людьми, то есть человек как бы проверяется “народностью”.

Маленькими, но невероятно яркими вкраплениями в ткань повествования вплетены моменты, в которых речь идет о том, что выходит за рамки понимания ребенка, что может быть известно герою только по рассказам других людей, например война.

Соприкосновение с чем-то неизвестным, как правило, оборачивается почти трагедией для ребенка, и воспоминания о таких мгновениях всплывают в памяти прежде всего в минуты отчаяния. К примеру, после ссоры с St.-Jerome. Николенька начинает искренне считать себя незаконнорожденным, припомнив обрывки чужих разговоров.
    Разумеется, Л.Н.Толстой мастерски использует такие традиционные для русской литературы приемы подачи характеристики человека, как описание портрета героя, изображение его жеста, манеры поведения, так как все это — внешние проявления внутреннего мира. Чрезвычайно важна речевая характеристика героев трилогии. Изысканный французский язык хорош для людей comme il faut, смесь немецкого и ломаного русского языков характеризует Карла Иваныча. Неудивителен и тот факт, что задушевный рассказ немца написан по-русски с отдельными вкраплениями немецких фраз.

    Итак, мы видим, что трилогия Л.Н.Толстого “Детство. Отрочество. Юность” построена на постоянном сопоставлении внутреннего и внешнего мира человека. Главной целью писателя, безусловно, был анализ того, что же составляет сущность каждого человека. И в мастерстве осуществления такого анализа, на мой взгляд, Л.Н.Толстой не знает равных.

49964 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Толстой Л.Н. / Детство. Отрочество. Юность. / Трилогия Л.Н.Толстого «Детство. Отрочество. Юность»

Смотрите также по произведению “Детство. Отрочество. Юность.”:

Заказать сочинение      

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Источник: http://www.litra.ru/composition/get/coid/00014001184864017476

Детство. Отрочество. Юность — Лев Толстой — читать книгу онлайн, на iPhone, iPad и Android

  1. Что-то на этот раз Толстой слегка не торт.
    Нет, он, конечно, как и прежде, как и в “Войне и мире” зрит вглубь людей, и ведь реально зрит, разделывает, можно сказать, под орех, всех окружающих персонажей, да и себя не щадит. Что-то давно меня так не раздражало от главного героя. Даже рецензию решила писать чуть попозже, чтобы отпустило, но не отпустило.

    Главный герой, Николенька Иртеньев, альтер-эго самого автора, бесит пипец как. Извините. Я понимаю, юный изнеженный падаван, растет в дворянской семье, в основном с гувернером Карл Иванычем, маменькой и папенькой, братцем Володей и сестренкой Любочкой.

    Растет, значит, живет, закатывает истерики Карл Иванычу, закатывает истерики Володе (за случай с Володей, когда Николенька ему книги изорвал, я бы поколотила засранца, а ему ничего, папеньке выплакался, что его никто не любит, и норм). Живет. Влюбляется он в Катеньку. А потом в Софийку.

    А потом еще в кого-то. И влюбленности у него случаются по десяти раз на дню. Завидует Володе (Бедный Коля, он моложе, он завидует ну не Сереже, Володе (с)). Поступает в университет. Ненавидит нового гувернера-учителя. Потом не ненавидит, помирился.

    Обратите внимание

    Из вот таких мелких животрепещущих вопросов состоит вся его жизнь. Жарили яблоки, жарили, и, представьте, нажарили (с).

    В общем-то, книга представляет собой обычные такие, бытовые, зарисовки, и они, кстати, довольно интересны в плане устройства дворянского быта времен детства Толстого. Все было бы хорошо, если бы не одно но. НО. Бесконечный нудеж, то есть бесконечный психоанализ и невероятное самокопание доставляют. Толстой, очевидно, рефлексирует себя очень глубоко. Очень-очень глубоко.

    Даже слишком глубоко. До мельчайших подробностей, до наноподробностей даже. И так получается, что он делает упор на самых негативных чертах своего характера, которые мне, как человеку радикально другого склада характера, очень тяжело переносить даже на бумаге, а в жизни я б такого ребенка/подростка/юношу обходила бы за три версты.

    Нытье, нытье, сплошное нытье, как с ним Софья то жила?

    Однако с другой стороны такой честный взгляд на себя (вглубь себя) требует огромной смелости, раз, и невероятного понимания и принятия человеческой натуры, два, так что Лев Николаевич вызвал на этот раз смешанные чувства, из-за которых невозможно объективно написать рецензию и оценить книгу. Все-таки талант. Не торт, но талант. Эх, колеблюсь я, аки маятник при землетрясении. Но что поделать, такая книга.

  2. Трилогию Льва Толстого, описывающую жизнь типичного отпрыска дворянского сословия начала 19 века Николая Иртеньева и, к сожалению, так и не вылившуюся в тетралогию, нельзя назвать автобиографической – слишком много расхождений с настоящей жизнью автора, но она несомненна автопсихологична. В трех повестях рассматривается период жизни молодого человека с 10 до 18 лет. Толстой фокусируется на определенных, значительных моментах жизни Николая Иртеньева: первая влюбленность, первая обида, впечатления от смерти матери, расставание с беззаботным детством, противопоставление себя окружающему миру, смена подростковых интересов и ценностей на “взрослые”, поступление в университет, взаимодействие с людьми в абсолютно новой и непривычной среде, крах юношеской системы ценностей, потеря себя, нравственный срыв и раскаяние.

    С первых страниц повести “Детство” поражаешься глубине проникновения в переживания и мысли главного героя, которые изображены так четко, что их источник – собственная память автора – сразу становится ясен.

    И в тоже время Толстой пытается в каких-то моментах сделать Николая Иртеньева универсальным героем книги о взрослении человека. Особенно это становится заметным в повестях “Отрочество” и “Юность”.

    Очень органично выписан период переходного возраста подростка со всеми присущими ему завихами в поведении и психологическом развитии. Не менее правдоподобны и универсальны, в общем-то, для каждого человека, устремления и заблуждения юности Николая.

    Уверен, что читатель, не привыкший лгать самому себе, всенепременно найдет в образе Иртеньева и собственные, наиболее характерные черты взросления.

    Нужно заметить, что в этой книге Лев Толстой проявился не только как тонкий психолог или мудрый философ, но и как блестящий художник. Книга насыщенна замечательно живыми описаниями природы, людей, событий, которые сразу западают в душу.

    Так видеть мир, а самое главное уметь свое видение так ладно переложить на бумагу в столь еще юном возрасте ( трилогия написана Толстым в возрасте 23-29 лет), способен только действительно настоящий гений литературы, коим является великий русский классик.

  3. Ни к одной книге я не подбиралась так долго, как к этой, хотя на полке она у меня стоит очень давно, со дня вручения ее мне в день вступления в пионеры (sic!) и имеет соответствующую дарственную надпись на обороте форзаца; более того, из разложенных на учительском столе книг я, воспользовавшись правом выбора, указала не нее сама – остальные были слишком пестрыми (”несерьезными“), и я специально выбрала ее слегка ”навырост“, но приступить к чтению не могла долго: сначала спотыкалась о фразы на немецком и французском (в книге есть перевод в сносках, но все равно было неудобно), потом что-то не складывалось и останавливало; и вот наконец я ее прочла, с интересом и удовольствием (даже несмотря на то, что язык Толстого из-за некоторых стилистических особенностей я недолюбливаю – что, впрочем, не мешает мне любить многие его произведения за точность психологической проработки героев).

    * * *

    Это автобиографическое произведение, написанное молодым Л.Н.

    Толстым в период с зимы 1850-51 по 1855 год; однако это прежде всего художественное произведение, и автобиографично оно в большей степени в описании душевного состояния героя, чем в событийной части, где есть расхождения с биографией.

    Книга была задумана в четырех частях, и финальная фраза третьей части – «Юности» – обещает продолжение, но четвертая часть тетралогии – «Молодость» – так и не была написана.

    Важно

    Толстой описывает переход главного героя, Николая Иртеньева, из детства в отрочество и затем в юность на фоне сентиментальной эпохи, когда мужчинам, и тем более молодым людям и мальчикам, еще было не зазорно рыдать и быстрые слезы по разным чувствительным поводам служили доказательством тонкой и восприимчивой организации души («Я продолжал плакать, и мысль, что слезы мои доказывают мою чувствительность, доставляла мне удовольствие и отраду» – из «Детства»), а к отношениям – в юношеской среде – предъявлялись абсолютные, свойственные этому возрасту максималистские требования: либо возвышенная, чистая и крепкая дружба, либо полная невозможность общения, третьего не дано. Время высоких стремлений, крайностей в оценках, идей самоусовершенствования (в морально-этическом отношении) и жажды воплощения идеала, – и неизбежных заблуждений на этом пути.Все это отражалось на взрослении Николая, накладывалось на естественные для его возраста изменения в характере, сказывалось на его самооценке и в оценках происходящего вокруг, сбивало его с толку, но вместе с тем и удерживало от опасных крайностей.

    Герой книги искренен и всегда предельно откровенен – в описании как своих страхов, так и надежд, в переживаниях о своей внешности, в описании и в моральных оценках тех или иных событий, участником или свидетелем которых он становился, – вначале незрелых и идеалистичных, но становящихся все более осмысленными по мере взросления.

Читайте также:  Полицеймейстер в поэме "мертвые души": образ, характеристика, описание (полицмейстер)

Книга содержит также множество бытовых подробностей жизни того времени, которые позволяют ощутить дух описываемого времени, живой язык Толстого, не пропускающего малейший подробностей, создает ”эффект присутствия“, дает возможность практически почувствовать обстановку, в которой происходят описываемые события; местами эти подробности описаны так скрупулезно, что становятся утомительными (такими для меня оказались описания сборов на охоту и перед поездкой в «Детстве»), но в целом они, без сомнения, необходимы в этой книге не только как свидетельства времени, но и как элементы, создающие ”атмосферу“ происходящего и даже объясняющие то или иное душевное состояние героев.

— Знаете, отчего мы так сошлись с вами, … отчего я люблю вас больше, чем людей, с которыми больше знаком и с которыми у меня больше общего? … У вас есть удивительное, редкое качество – откровенность.
— Да, я всегда говорю именно те вещи, в которых мне стыдно признаться, — подтвердил я, — но только тем, в ком я уверен.

Одно из главных достоинств книги – проникновение в движения души героя, в его восприятие мира и окружающих его людей, его попытки понимания и объяснения происходящего и изменения этого понимания с течением времени или под влиянием новых событий; все это передано очень точно, и очень приятно оказаться в числе тех, в ком герой книги уверен, и которым поэтому доверяет во всех подробностях свои мысли и чувства.

Источник: https://MyBook.ru/author/lev-tolstoj/detstvo-otrochestvo-yunost/

Трилогия Толстого «Детство», «Юношество», Отрочество

Социально-историческое и общечеловеческое содержание Иудушки Головлева

Пророческий, по выражению Горького, смех салтыковской сатиры проделывал огромной исторической важности очистительную работу, революционизировал сознание и волю целых поколений русских людей.

И в данном своеобразном процессе общественного воспитания особая роль принадлежала роману Салтыкова ʼʼГоспода Головлевыʼʼ — роману, который открыл читающей России образ Иудушки, вошедший в галерею мировых сатирико-нарицательных типов.

В образе Иудушки Салтыков гениально обозначил, так сказать, каждодневное, ʼʼбытовоеʼʼ проявление лицемерия, ʼʼпустословияʼʼ, лжи, используемых для охраны того, что уже исторически подорвано, истощилось, одряхлело и злым призраком тяготеет над обществом, людьми, над честными порываниями в будущее. ʼʼОбманное словоʼʼ (Н. Михайловский) оказывалось инструментом охранительного исторического действия.

Салтыков писал в ʼʼКруглом годеʼʼ: ʼʼПравда, что общество наше — лицемерно и посмеивается над основами ʼʼпотихонькуʼʼ, но разве лицемерие когда-либо и где бы то ни было представляло силу, достаточную для существования общества? Разве лицемерие — не гной, не язва, не гангрена?ʼʼ Этими словами намечено основное идейное направление повествования в ʼʼГосподах Головлевыхʼʼ и основная линия развития образа Иудушки. Автор сосредоточивается на анализе внутреннего мира своего ʼʼвыморочногоʼʼ героя. Исходя из просветительских взглядов, Салтыков прежде всœего в безудержном культивировании и распространении ʼʼобманногоʼʼ, лживого слова, в необеспеченности ʼʼправильныхʼʼ речей действительным смыслом видел конкретное проявление процесса разложения личности, процесса духовной деградации враждебных народу, исторически отвергнутых жизнью классов и групп. Такая широкая установка потребовала от писателя всœестороннего и глубокого анализа пустословия как социального порока. В ʼʼГосподах Головлевыхʼʼ это и составило одну из главных идейно-художественных задач автора, создавшего классический тип пустослова. Порфирий Головлев назван не Иудой, как известный евангельский персонаж, а Иудушкой, что сразу как-то его приземляет. Это именно Иудушка, где-то здесь, рядом, под боком у домашних совершающий каждодневное предательство. В семье, за чайком и обедом, в повсœедневном общении с родными, дворней, мужиками, сосœедями по имению плетет словесную паутину Порфирий. Салтыкова не случайно интересуют помещики Головлевы, господа Головлевы. Ибо помещичья жизнь оказалась той питательной средой, в которой сформировался характер Иудушки, совершилась деформация его личности. Слово Иудушки имитирует благородные идеи, высокие душевные побуждения, прекрасные человеческие действия и поступки, тогда как на самом делœе у героя нет ничего за душой, кроме бессердечия. Слова утрачивают свое настоящее содержание, свой настоящий смысл. Автор романа всюду показывает, что Иудушке неизвестны ʼʼмуки словаʼʼ. Он не ищет слова, а легко берет готовое чужое. Истертая пословица, выхваченная из Священного писания моральная сентенция, примелькавшаяся цитата из молитвы, ходячее изречение из арсенала старинной мудрости, истасканная житейская заповедь — всœе это затвердевшее, прописное, внутренне обесцененное, мертвое выступает у него нестерпимо скучным, назойливо нудным многоглаголанием, скрывающим живые человеческие чувства и мысли.

Словам Иудушки придана особая тональность. Его речь отличается ласковостью и витиеватостью.

ʼʼОбманноеʼʼ слово обычно звучит в сатире Салтыкова патетично, фразисто, громко, особенно громко произносится оно теми, кто лицемерит и предательствует на поприще гражданской, политической, служебной деятельности. Сфера жизни Порфирия Головлева — семья, собственное поместье.

Здесь выступает он ревнителœем христианской морали, семейных уз, помещичьей деловитости. Мимикрия ʼʼобманногоʼʼ слова в сфере, доступной ʼʼдикому помещикуʼʼ, должна быть, конечно, иной, чем в столичной аудитории.

Совет

Салтыков писал: ʼʼИз уст человека не выходит ни одной фразы, которую нельзя было бы проследить до той обстановки, из которой она вышлаʼʼ. Писатель нашел для речевой характеристики своего пустослова именно ту интонацию, которая органически соответствовала обстановке героя, социально-психологической его сущности.

При этом в заключительных эпизодах романа Салтыков обнаруживает в Порфирии Головлеве способность к таким поступкам, от которых резко очерченный тип помещика-стяжателя и пустослова становится по-настоящему трагическим.

И такой поворот в трактовке образа Иудушки не снижает, а, напротив – повышает содержательность, жизненно-историческую убедительность созданного Салтыковым типа. Жизненно достоверно объясняется и непосредственная причина, побудившая Иудушку так действовать, чтобы ʼʼсамому создать развязкуʼʼ.

Это была прослушанная Порфирием всœенощная на страстной неделœе, с чтением двенадцати евангелий.

Иудушку и раньше занимала обрядовая сторона ʼʼсвятых днейʼʼ, теперь же он, охваченный нравственной смутой, проникся чувством своей виновности, а евангельская притча об искуплении вины страданием так прямо соотносилась с тем, что он в данный момент переживал, что его ʼʼрешениеʼʼ о ʼʼрасчетеʼʼ с жизнью явилось само собой.

Последнее, что произносит герой романа-хроники, обращаясь к Анниньке, воспринимается как прощание с жизнью.

ʼʼНадо меня простить! — продолжал он, — за всœех… И за себя… и за тех, которых уже нет… Что такое! что такое сделалось?! — почти растерянно восклицал он, озираясь кругом, — где… всœе?..ʼʼ

С гениальной художественной чуткостью Салтыков намеренно не показал самого акта гибели. Читателю и без того была ясна трагичность конца Порфирия Головлева.

Обратите внимание

Пробудившееся на минуту сознание заставило Иудушку вновь почувствовать себя человеком, оглянуться, увидеть предельную мерзость всœего им содеянного и понять, что никаких ресурсов для ʼʼвоскресенияʼʼ у него нет.

В просветительских концепциях Салтыкова подчеркивалась активная роль человеческого сознания, нравственного суда, ʼʼсовестиʼʼ, ʼʼстыдаʼʼ. Проблема пробуждения стыда не была для него только моральной проблемой.

Речь шла прежде всœего о пробуждении общественного сознания, революционной сознательности народа в широком смысле слова. Как справедливо заметил Д.

Заславский, салтыковская трактовка проблемы стыда заключала в себе в какой-то мере и тот аспект, который открывается в знаменитых словах Маркса: ʼʼСтыд — это своего рода гнев, только обращенный вовнутрь.

И если бы целая нация действительно испытала чувство стыда, она была бы подобна льву, который весь сжимается, готовясь к прыжкуʼʼ3. Вольных и невольных проводников ʼʼбесстыжестваʼʼ сатирик карал горьким, злым и колючим смехом. Он хорошо понимал, что сатирическое творчество лишается одного из важных побудительных источников, если

Как и всœе произведения Л.Н.Толстого, трилогия “Детство. Отрочество. Юность” явилась, по сути, воплощением большого количества замыслов и начинаний. В ходе работы над произведением писатель тщательно оттачивал каждую фразу, каждую сюжетную комбинацию, старался подчинить всœе художественные средства четкому следованию общей идее.

В тексте толстовских произведений важно всœе, мелочей нет. Каждое слово употреблено не случайно, каждый эпизод продуман. Главной целью Л.Н.

Толстого становится показ развития человека как личности в пору его детства, отрочества и юности, то есть в те периоды жизни, когда человек наиболее полно ощущает себя в мире, свою нерасторжимость с ним, и затем, когда начинается отделœение себя от мира и осмысление окружающей его среды.

Совет

Отдельные повести составляют трилогию, действие же в них происходит согласно идее, сначала в усадьбе Иртеньевых (“Детство”), затем мир значительно расширяется (“Отрочество”). В повести “Юность” тема семьи, дома звучит во много раз приглушеннее, уступая место теме взаимоотношений Николеньки с внешним миром.

Важно

Не случайно со смертью матери в первой части разрушается гармония отношений в семье, во второй — умирает бабушка, унося с собой огромную моральную силу, и в третьей — папа вторично женится на женщинœе, у которой даже улыбка всœегда одинаковая. Возвращение прежнего семейного счастья становится совершенно невозможным.

Между повестями существует логическая связь, оправданная прежде всœего логикой писателя: становление человека хоть и разделяется на определœенные стадии, однако непрерывно на самом делœе. Повествование от первого лица в трилогии устанавливает связь произведения с литературными традициями того времени. Вместе с тем, оно психологически сближает читателя с героем.

И, наконец, такое изложение событий указывает на некоторую степень автобиографичности произведения. Впрочем, нельзя сказать, что автобиографичность явилась наиболее удобным способом воплотить некий замысел в произведении, так как именно она, судя по высказываниям самого писателя, не позволила осуществить первоначальную идею. Л.Н.

https://www.youtube.com/watch?v=SlGLx3AFfm0

Толстой задумывал произведение как тетралогию, то есть хотел показать четыре этапа развития человеческой личности, но философские взгляды самого писателя в ту пору не укладывались в рамки сюжета. Почему же всœе-таки автобиография? Дело в том, что, как сказал Н.Г.Чернышевский, Л.Н.

https://www.youtube.com/watch?v=SlGLx3AFfm0

Толстой “чрезвычайно внимательно изучал типы жизни человеческого духа в самом себе”, что давало ему возможность “написать картины внутренних движений человека”. При этом важно то, что в трилогии фактически два главных героя: Николенька Иртеньев и взрослый человек, вспоминающий свое детство, отрочество, юность.

Сопоставление взглядов ребенка и взрослого индивида всœегда было объектом интересов Л.Н.Толстого. Да и дистанция во времени просто необходима: Л.Н.Толстой писал свои произ- ведения обо всœем, что в данный момент его волновало, и значит в трилогии должно было найтись место для анализа русской жизни вообще. Каждая глава содержит в себе определœенную мысль, эпизод из жизни человека.

По этой причине и построение внутри глав подчинœено внутреннему развитию, передаче состояния героя. Длинные толстовские фразы пласт за пластом, уровень за уровнем возводят башню человеческих ощущении, переживаний. Своих героев Л.Н.Толстой показывает в тех условиях и в тех обстоятельствах, где их личность может проявиться наиболее ярко.

Читайте также:  Краткое содержание повести "гранатовый браслет" куприна: пересказ сюжета, повесть в сокращении

Герой трилогии оказывается перед лицом смерти, и тут всœе условности уже не имеют значения. Показываются взаимоотношения героя с простыми людьми, то есть человек как бы проверяется “народностью”.

Маленькими, но невероятно яркими вкраплениями в ткань повествования вплетены моменты, в которых речь идет о том, что выходит за рамки понимания ребенка, что должна быть известно герою только по рассказам других людей, к примеру война.

Соприкосновение с чем-то неизвестным, как правило, оборачивается почти трагедией для ребенка, и воспоминания о таких мгновениях всплывают в памяти прежде всœего в минуты отчаяния. К примеру, после ссоры с St.-Jerome. Николенька начинает искренне считать себя незаконнорожденным, припомнив обрывки чужих разговоров. Разумеется, Л.Н.Толстой мастерски использует такие традиционные для русской литературы приемы подачи характеристики человека, как описание портрета героя, изображение его жеста͵ манеры поведения, так как всœе это — внешние проявления внутреннего мира. Чрезвычайно важна речевая характеристика героев трилогии. Изысканный французский язык хорош для людей comme il faut, смесь немецкого и ломаного русского языков характеризует Карла Иваныча. Неудивителœен и тот факт, что задушевный рассказ немца написан по-русски с отдельными вкраплениями немецких фраз. Итак, мы видим, что трилогия Л.Н.Толстого “Детство. Отрочество. Юность” построена на постоянном сопоставлении внутреннего и внешнего мира человека. Главной целью писателя, безусловно, был анализ того, что же составляет сущность каждого человека. И в мастерстве осуществления такого анализа, на мой взгляд, Л.Н.Толстой не знает равных.

Трилогия Толстого «Детство», «Юношество», Отрочество – понятие и виды. Классификация и особенности категории “Трилогия Толстого «Детство», «Юношество», Отрочество” 2017, 2018.

Источник: http://referatwork.ru/category/literatura/view/120673_trilogiya_tolstogo_detstvo_yunoshestvo_otrochestvo

Трилогия Толстого «Детство, отрочество, юность». Проблематика и поэтика

Этапы творческой эволюции Л.Н.Толстого

“Война и свобода”

В 1851 Почти три года Толстой прожил в казачьей станице на берегу Терека. Кавказская природа и патриархальная простота казачьей жизни, поразившая Толстого по контрасту с бытом дворянского круга и с мучительной рефлексией человека образованного общества, дали материал для автобиографической повести “Казаки”(1852-63).

Кавказские впечатления отразились и в рассказах “Набег” (1853), “Рубка леса” (1855), а также в поздней повести “Хаджи-Мурат” (1896-1904, опубликована в 1912).

Вернувшись в Россию, Толстой записал в дневнике, что полюбил этот “край дикий, в котором так странно и поэтически соединяются две самые противоположные вещи война и свобода”. На Кавказе Толстой написал повесть “Детство” и отправил ее в журнал “Современник”, не раскрыв своего имени (напечатана в 1852 под инициалами Л. Н.

; вместе с позднейшими повестями “Отрочество”, 1852-54, и “Юность”, 1855-57, составила автобиографическую трилогию). Литературный дебют сразу принес Толстому настоящее признание.

В кругу литераторов и за границей

Совет

В ноябре 1855 Толстой приехал в Петербург и сразу вошел в кружок “Современника” (Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, А. Н. Островский, И. А. Гончаров и др.), где его встретили как “великую надежду русской литературы” (Некрасов).

Толстой принимал участие в обедах и чтениях, в учреждении Литературного фонда, оказался вовлеченным в споры и конфликты писателей, однако чувствовал себя чужим в этой среде, о чем подробно рассказал позднее в “Исповеди” (1879-82): “Люди эти мне опротивели, и сам себе я опротивел”. Осенью 1856 Толстой, выйдя в отставку, уехал в Ясную Поляну, а в начале 1857 за границу.

Он побывал во Франции, Италии, Швейцарии, Германии (швейцарские впечатления отражены в рассказе “Люцерн”), осенью вернулся в Москву, затем в Ясную Поляну.

Народная школа

В 1859 Толстой открыл в деревне школу для крестьянских детей, помог устроить более 20 школ в окрестностях Ясной Поляны, и это занятие настолько увлекло Толстого, что в 1860 он вторично отправился за границу, чтобы знакомиться со школами Европы.

Толстой много путешествовал, провел полтора месяца в Лондоне (где часто виделся с А. И. Герценом), был в Германии, Франции, Швейцарии, Бельгии, изучал популярные педагогические системы, в основном не удовлетворившие писателя.

Собственные идеи Толстой изложил в специальных статьях, доказывая, что основой обучения должна быть “свобода учащегося” и отказ от насилия в преподавании.

В 1862 издавал педагогический журнал “Ясная Поляна” с книжками для чтения в качестве приложения, ставшими в России такими же классическими образцами детской и народной литературы, как и составленные им в начале 1870-х гг. “Азбука” и “Новая Азбука”. В 1862 в отсутствие Толстого в Ясной Поляне был проведен обыск (искали тайную типографию).

“Война и мир” (1863-69)

В сентябре 1862 Толстой женился на восемнадцатилетней дочери врача Софье Андреевне Берс и сразу после венчания увез жену из Москвы в Ясную Поляну, где полностью отдался семейной жизни и хозяйственным заботам. Однако уже с осени 1863 он захвачен новым литературным замыслом, который долгое время носил название “Тысяча восемьсот пятый год”.

Обратите внимание

Время создания романа было периодом душевного подъема, семейного счастья и спокойного уединенного труда.

Толстой читал воспоминания и переписку людей александровской эпохи (в том числе материалы Толстых и Волконских), работал в архивах, изучал масонские рукописи, ездил на Бородинское поле, продвигаясь в работе медленно, через множество редакций (в копировании рукописей ему много помогала жена, опровергая тем самым шутки друзей, что она еще так молода, будто играет в куклы), и лишь в начале 1865 напечатал в “Русском вестнике” первую часть “Войны и мира”. Роман читался взахлеб, вызвал множество откликов, поразив сочетанием широкого эпического полотна с тонким психологическим анализом, с живой картиной частной жизни, органично вписанной в историю.

“Анна Каренина” (1873-77)

В 1870-е гг.

, живя по-прежнему в Ясной Поляне, продолжая учить крестьянских детей и развивать в печати свои педагогические взгляды, Толстой работал над романом о жизни современного ему общества, построив композицию на противопоставлении двух сюжетных линий: семейная драма Анны Карениной рисуется по контрасту с жизнью и домашней идиллией молодого помещика Константина Левина, близкого самому писателю и по образу жизни, и по убеждениям, и по психологическому рисунку. Начало работы совпало с увлечением прозой Пушкина: Толстой стремился к простоте слога, к внешней безоценочности тона, прокладывая себе дорогу к новому стилю 1880-х гг., в особенности к народным рассказам. Лишь тенденциозная критика интерпретировала роман как любовный. Смысл существования “образованного сословия” и глубокая правда мужицкой жизни этот круг вопросов, близкий Левину и чуждый большинству даже симпатичных автору героев (включая Анну), прозвучал остро публицистично для многих современников, прежде всего для Ф. М. Достоевского, высоко оценившего “Анну Каренину” в “Дневнике писателя”. “Мысль семейная” (главная в романе, по словам Толстого) переведена в социальное русло, беспощадные саморазоблачения Левина, его мысли о самоубийстве читаются как образная иллюстрация духовного кризиса, пережитого самим Толстым в 1880-е гг., но назревшего в ходе работы над романом.

Перелом (1880-е гг.)

  Ход переворота, совершавшегося в сознании Толстого, нашел отражение в художественном творчестве, прежде всего в переживаниях героев, в том духовном прозрении, которое преломляет их жизнь.

Эти герои занимают центральное место в повестях “Смерть Ивана Ильича” (1884-86), “Крейцерова соната” (1887-89, опубликована в России в 1891), “Отец Сергий” (1890-98, опубликована в 1912), драме “Живой труп” (1900, незавершена, опубликована в 1911), в рассказе “После бала” (1903, опубликован в 1911).

Исповедальная публицистика Толстого дает развернутое представление о его душевной драме: рисуя картины социального неравенства и праздности образованных слоев, Толстой в заостренной форме ставил перед собой и перед обществом вопросы смысла жизни и веры, подвергал критике все государственные институты, доходя до отрицания науки, искусства, суда, брака, достижений цивилизации.

Новое миропонимание писателя отражено в “Исповеди” (опубликована в 1884 в Женеве, в 1906 в России), в статьях “О переписи в Москве” (1882), “Так что же нам делать?” (1882-86, опубликована полностью в 1906), “О голоде” (1891, опубликована на английском языке в 1892, на русском в 1954), “Что такое искусство?” (1897-98), “Рабство нашего времени” (1900, полностью опубликована в России в 1917), “О Шекспире и драме” (1906), “Не могу молчать” (1908). Социальная декларация Толстого опирается на представление о христианстве как о нравственном учении, а этические идеи христианства осмыслены им в гуманистическом ключе как основа всемирного братства людей. Этот комплекс проблем предполагал анализ Евангелия и критические штудии богословских сочинений, которым посвящены религиозно-философские трактаты Толстого “Исследование догматического богословия” (1879-80), “Соединение и перевод четырех Евангелий” (1880-81), “В чем моя вера” (1884), “Царство Божие внутри вас” (1893). Бурной реакцией в обществе сопровождались высказываемые Толстым призывы к прямому и безотлагательному следованию христианским заповедям. В особенности широко обсуждалась его проповедь непротивления злу насилием, ставшая импульсом к созданию целого ряда художественных произведений драмы “Власть тьмы, или Коготок увяз, всей птичке пропасть” (1887) и народных рассказов, написанных в намеренно упрощенной, “безыскусной” манере

 В рамках нового миропонимания и представлений о христианстве Толстой выступал против христианской догматики и критиковал сближение церкви с государством, что привело его к полному разобщению с православной церковью.

В 1901 последовала реакция Синода: всемирно признанный писатель и проповедник был официально отлучен от церкви, что вызвало громадный общественный резонанс. “Воскресение” (1889-99) Последний роман Толстого воплотил весь спектр проблем, волновавших его в годы перелома.

Важно

Главный герой, Дмитрий Нехлюдов, духовно близкий автору, проходит путь нравственного очищения, приводящий его к деятельному добру.

Повествование построено на системе подчеркнуто оценочных противопоставлений, обнажающих неразумность общественного устройства (красота природы и лживость социального мира, правда мужицкого быта и фальшь, господствующая в жизни образованных слоев общества).

Характерные черты позднего Толстого откровенная, выдвинутая на первый план “тенденция” (в эти годы Толстой сторонник нарочито тенденциозного, дидактического искусства), резкий критицизм, сатирическое начало проявились в романе со всей наглядностью.

Уход и смерть Годы перелома круто изменили личную биографию писателя, обернувшись разрывом с социальной средой и приведя к семейному разладу (провозглашенный Толстым отказ от владения частной собственностью вызывал резкое недовольство членов семьи, прежде всего жены). Пережитая Толстым личная драма нашла отражение в его дневниковых записях.

Поздней осенью 1910, ночью, тайно от семьи, 82-летний Толстой, сопровождаемый лишь личным врачом Д. П. Маковицким, покинул Ясную Поляну. Дорога оказалась для него непосильной: в пути Толстой заболел и вынужден был сойти с поезда на маленькой железнодорожной станции Астапово. Здесь, в доме начальника станции он провел последние семь дней своей жизни. За сообщениями о здоровье Толстого, который к этому времени приобрел уже мировую известность не только как писатель, но и как религиозный мыслитель, проповедник новой веры, следила вся Россия. Событием общероссийского масштаба стали похороны Толстого в Ясной Поляне.

Трилогия Толстого «Детство, отрочество, юность». Проблематика и поэтика

Не без воздействия “Исповеди” Руссо зародилась в Толстом потребность создать нечто равное по искренности и глубине самопознания. Он замыслил автобиографическую тетралогию, части которой соответствовали бы основным периодам созревания характера: “Детство”, “Отрочество”, “Юность”, “Молодость”.

Четвёртая часть написана не была, она как бы растворилась в нескольких повестях, написанных вслед за “Юностью”, в которой уже ощущается усталость формы. Интерес к художественной разработке одного и того же характера иссякает.

В середине каждой из повестей трилогии (1852-1857), в самой глубине их пространства, расположены главы, одноимённые общему названию. Эти главы — сгусток важнейших состояний, мыслей, настроений, определяющих обозначенные в названиях периоды становления характера, судьбы человека, периоды утраты им начальной душевной гармонии.

Совет

Отрочество мрачит гармонию разъедающим душу анализом, умственным беспокойством, попыткою самостоятельно овладеть премудростью мира сего, приобщиться усилием собственного рассудка к осмыслению этого мира, уже гораздо прежде осуществлённому многими мудрецами.

Юность разрывает душу мечтами о счастье. Полнота же его ощущается прежде всего в молитвенном переживании своей близости к Богу и слитностного единства с природою.

Здесь нет ещё пантеистической оторванности от Творца. Не природа как самодовлеющая сущность владеет здесь душою человека, но чувство безмерности мироздания, с которым человек составляет единство неомраченное, — наполняет душу духовною радостью.

Пока же он ставит себе целью одно совершенствование себя.

Но самосовершенствование не может быть истинной целью: оно лишь средство в системе секулярного бытия. Целью духовное делание становится во Христе и со Христом (и не возможно вне Христа).

Но толстовский герой о том не задумывается, он вообще мыслит самосовершенствование на душевном, нравственном уровне, и тем принижает его, отрывает от духовного стремления к обожению, — что и есть истинное назначение человека.

Идея самоизменения к лучшему рождается в Николае Иртеньеве не из ощущения невозможности бытия вне Бога, но из переживания гармонического совершенства природы.

По лекции. В 1853 г. в журнале «Современник» появляется первая повесть Толстого «Детство», которая хорошо была принята публикой.

Первой противоречие: Толстой вырабатывает комильфотные правила поведения в обществе, которое он презирал.

Обратите внимание

Второе противоречие: с одной стороны, он стремится к самоусовершенствованию, но это кончается невольным самолюбованием.

Толстой не доверяет слову, но доверяет чувству. Он решает познать самого себя. На методе психологизма, диалектике души основана первая трилогия Толстого «Детство» (1852), «Отрочество» (1854) и «Юность» (1857).

Толстой показывает развитие души Николеньки. Его психология показана необыкновенно.

Конфликт в трилогии: стремясь к самоусовершенствованию, Николенька занят только собой, занимается самолюбованием.

Выявляется и главный принцип в творчестве Толстого: противопоставление внешней и внут-ренней жизни, т.е. народной (внутренней) и светской (внешней). Юродивый Гриша и Наталья Саввишна – два героя, живущих внутренней жизнью.

В этой трилогии наблюдается зачаток «зерна» «мысли народной».

По монографии Е.А. Маймина «Лев Толстой. Путь писателя». Биографические повести Толстого – по жанру психологические. Это повести о процессе познания жизни и связанном с этим развитии души.

Но уже в этих преимущественно психологических произведениях ограни-читься одними психологическими задачами Толстой не может. В своем изучении душевных движений человека он испытывает потребность не только в глубине, но и в полноте мотивиро-вок.

Это с неизбежностью приводит его к расширению сферы изображения, приводит к выходу за пределы психологического в мир социального.

Источник: https://studopedia.net/1_28421_trilogiya-tolstogo-detstvo-otrochestvo-yunost-problematika-i-poetika.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector