Критика о триголии “детство. отрочество. юность” толстого: отзывы о повестях, анализ

Книга «Детство. Отрочество. Юность (сборник)»

Л.Н. Толстой. “Детство” (1852), “Отрочество” (1854), “Юность” (1857)

Безумство искренности. Мне интересно, что это за память, которая столь подробно и детально помнит не даты и события, а чувства, эмоции, переживания? Даже такое было: я читал и думал недоверчиво “Ну уж да, конечно” и только позже, через несколько глав, всё глубже погружаясь в детство – вдруг вспоминал “А ведь и, правда – было!”. Удивительно, просто удивительно.

Идущая, обычно, под одной обложкой трилогия Толстого выходила постепенно и была одними из его первых шагов в литературе. А “Детство” – так уж натуральным дебютом. “Или всё сожгу или продолжу” – писал он, отправляя повесть в журнал.

К счастью, Некрасов (бывший редактором журнала) всячески поддержал и воодушевил Толстого. Хотя, если честно, я сильно сомневаюсь, чтобы такую глыбу можно было уничтожить критикой. Доставить массу страданий, заставить сомневаться в себе, не верить в себя – это всё, да.

Но перестать писать Толстой бы не смог, я так думаю.

Однако о трилогии.

Обратите внимание

В ней есть всё то, что сопутствует детским, отроческим и юным годам: любовь, непонимание, обиды, страх, ложь, обострённые чувства восприятия несправедливости и прекрасного, смена жизненных ориентиров, метания, стыд за каждый свой шаг и надежда.

Но больше всего любовь. Поправьте меня, если считаете иначе, но, я думаю, ребенок есть сгусток любви. Да, бывает много чего выходящего из общего течения, но, в целом, ребёнок – это существо излучающее и поглощающее любовь.

Именно любовью, в первую очередь, пропитана книга (обобщу три в одну) Толстого, именно любовь – центр, вокруг которого крутятся, наращиваясь, эмоции и жизненный опыт. И даже плохим (относительно плохим – ведь мы в мире молодого человека) поступкам импульс дает любовь.

Он хочет, надеется, мечтает и, неизменно, блуждает, заходит не туда, идёт не там, наступает на очередные грабли, излишне увлекается чем то, не обращает внимания на что-то.

И в результате всего этого идет своей, особенной, дорогой (несмотря на ее индивидуальность так похожую на все наши пройденные пути).

И что меня еще поразило – изображение любви к людям. Для Толстого нет существенного различия в изображении любви к другу и девушке. В античной Греции его герой был бы бисексуален, но здесь, у нас – он кристально чист в отношении к обоим полам. Влюбляется ли он в мальчика друга, влюбляется ли в девочку-гостью – мы видим, как в нем затрагиваются одни и те же душевные струны.

Странно, что я не помню “Детство. Отрочество. Юность” у себя в школьной программе. Действительно важная книга способная говорить с ребенком на забытом взрослыми языке.

Источник: https://www.livelib.ru/book/1000417281-detstvo-otrochestvo-yunost-sbornik-lev-tolstoj

Анализ повести “Отрочество” Толстого

Одна из самых известных книг у Льва Николаевича Толстого – это трилогия под названием «Детство. Отрочество. Юность». Эта трилогия является автобиографическим произведением, и повесть «Отрочество», анализ которой мы сейчас коротко проведем, идет соответственно второй по счету в данной трилогии.

В повести «Отрочество» Толстой продолжает излагать события жизни главного героя-рассказчика, которым представляется Николенька Иртеньев.

Многое о главном герое мы узнаем из первой части трилогии – «Детство», теперь же автор затрагивает период взросления Николеньки, когда он становится отроком. Делая анализ повести «Отрочество» Толстого, стоит сказать, что отрочество здесь начинается с момента, когда Николаю исполняется четырнадцать лет. Он отправляется жить к бабушке в Москву.

Воспитание

После того как умерла мама у Николая, он с семьей, как мы отметили выше, переезжает к бабушке по маминой линии. Однако, бабушке не до внуков, и она особо не воспитывает никого из них. У отца тоже свои заботы – мало того, что он на многое в жизни смотрит слишком просто и ко многому легко относится, он еще и любитель поиграть.

В анализе «Отрочества» очень важно отметить, что воспитание детей в итоге доверяют гувернеру Карл-Ивановичу, но очень скоро гувернер уволен, так решила бабушка. А его место теперь занимает утонченный французский камердинер, которого Николенька явно недолюбливает.

Отношение к себе и другим главного героя

Главному герою повести все время казалось, что он одинок, и день ото дня эти чувства усиливались. Николай понимал, что он никому не нужен, никто им по-настоящему не интересуется и не любит.

Отсюда вытекают многие комплексы, и можно проанализировать его поведение. Николай робкий, не уверен в себе, ему кажется, что он крайне некрасив.

Часто проводя время один на один с собой, он много думает о жизни и окружающих.

Важно

Душевная доброта Николая поспособствовала тому, что он помог состояться свадьбе Маши и Василия (горничная и слуга в доме), хотя сам Николай считал себя влюбленным в Машу, боясь раскрыть свои чувства.

Анализ повести «Отрочество» Толстого невозможно представить без упоминания о Нехлюдове. Ведь именно он, приходя к брату Николая, начинает дружить и с главным героем. В то время дом бабушки уже после ее смерти переходит во владение сестры, а сам Николенька подготавливается к институту.

Выводы в анализе «Отрочество»

Толстой в своем произведении показывает изменение внутреннего мира героя, и оно более важно для нас, чем его изменения во внешности, связанные с периодом взросления. Николай смотрит на всё теперь по-другому, и старается отыскать смысл.

Очень важно, что Толстой мастерски смог отразить отношения подростка со взрослыми, его психологическое и эмоциональное состояние. Многие молодые люди, читая повесть, могут узнать в главном герое самих себя, и это поможет им на что-то в жизни пересмотреть свой взгляд.

Произведение Толстого очень актуально, обязательно прочтите его, или предлагаем вам ознакомиться с кратким содержанием «Отрочество». Надеемся, что вам понравился анализ повести «Отрочество», будем рады, если вы почаще сможете заглядывать в наш литературный Блог.

Источник: https://reedcafe.ru/blogs/analiz-povesti-otrochestvo-tolstogo

Лев Толстой “Детство. Отрочество. Юность” (1852-57)

Начать с собственных переживаний, выложенных на бумагу – достойный первый шаг для писателя, пока ещё пребывающего без чётких взглядов на возможное творчество.

Лев Толстой решил взять за основу годы молодости, сдобрив повествование разительными от своей биографии отступами и задатками будущей философии, влияние которой на слог писателя всё сильнее ощущается, если начинать чтение с “Детства”, а закончить “Юностью” – более взрослым произведением.

Перед читателем попеременно предстанет Толстой-ребёнок, -отрок и -юноша, но не как человек, а именно в образе писателя. Незрелый подход к сложению слов в предложения и содержание в форме маленьких рассказов перерастают в размышления о бытие, заменяя основное повествование авторскими мыслями, далёкими от сюжетной канвы.


Читатель может себе представить, с большой натяжкой, середину XIX века, когда Толстой взялся за перо, в виде стандартных декораций, не имеющих каких-либо особенностей.

Будто нашу жизнь перенесли на сотни лет назад, забрали все достижения цивилизации за это время, и дали в руки вожжи, чтобы можно было передвигаться на лошади, ощущая дискомфорт от непривычной обстановки.

Удивляет арелигиозность Толстого, или может он просто предпочёл не задевать такую щекотливую тему, хотя, в представлении читателя, в то время человек должен был быть богобоязненным, молиться и думать только о благих делах. “Детство” Толстого ничего этого не отображает, концентрируя внимание читателя на совсем других воспоминаниях. Возможно, автор просто посчитал лишним упоминать самые обыденные вещи, которые итак каждому известны. С этой стороны первая проба пера Толстого сразу воспринимается с удручающей стороны, поскольку для автора важнее оказалось вспомнить старика-гувернанта, участие в охоте, мимолётную влюблённость и похороны, опустив всё остальное.

Развитие событий по цепочке продолжается в “Отрочестве”. Толстой отошёл от рассказов, предлагая уже более-менее связанную историю. Поднаторевшее мастерство теперь требует большего количество используемых слов, даже в ущерб общему смыслу произведения.

Совет

Читателю предлагаются точно такие же темы, что и раньше, но разбавленные доброй порцией отступлений, в которых ещё не проглядывается авторская философия, но активно предлагается возможная философия героев произведения.

Многое меркнет перед проблемами французов, ныне обитающих в России и вспоминающих ужасные условия пребывания в армии Наполеона.

“Юность” – это творчество сформировавшегося писателя, находящего удовлетворение в возможности высказывать свои взгляды на происходящие вокруг события.

А так как главный герой повзрослел, то можно наконец-то оторвать его от родительского очага и бросить на ученические парты, показав скрытый от посторонних глаз его внутренний мир, представленный не тянущимся к знаниям юношей, а балбесом и оторвой, что от имеющихся в наличии больших денег может вести жизнь на широкую ногу, иногда стесняясь бедных сверстников, но имеющий ровно такие же амбиции, как и они. Такой человек мог добиться успехов при любом стечении обстоятельств, но взявшийся за нравоучения Толстой рисует объективную реальность, когда жизнь наполнена страданиями, а благоприятный исход при лёгком отношении может пройти мимо любого человека.

Толстой написал три части о становлении личности, проведя её через неосознанное детство, давая бесценный опыт, завершив всё разбитыми надеждами, но с ясным добрым напутствием. Читателю покажется, что главный герой наконец-то образумился, но скорее всего именно покажется. Люди просто так не изменяются, быстро забывая печальный опыт, если получается вновь добиться успеха. У молодого человека впереди ещё много забот, о которых также следовало написать, но Толстой решил этого не делать. Всё дальнейшее творчество автора итак раскрыло для читателя особенности жизни общества XIX века.

Дополнительные метки: толстой детство критика, толстой детство анализ, толстой детство отзывы, толстой детство рецензия, толстой детство книга, толстой отрочество критика, толстой юность критика, толстой детство отрочество юность критика, Leo Tolstoy, Childhood, Boyhood, Youth

Данные произведения вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | ЛитРес | Ozon | My-shop

Это тоже может вас заинтересовать:
– Набег. Рубка леса. Кавказский пленник. После бала. Хаджи-Мурат
– Севастопольские рассказы. Альберт. Записки маркёра
– Два гусара
– Поликушка. Смерть Ивана Ильича. Холстомер
– Казаки
– Война и мир
– Анна Каренина
– Крейцерова соната
– Воскресение
– Отец Сергий. Фальшивый купон
– Басни, сказки, рассказы

Источник: http://trounin.ru/tolstoy52/

Толстой «Детство. Отрочество. Юность» – анализ – Русская историческая библиотека

Литературная деятельность Льва Толстого начинается без эпохи ученичества, подражаний и поисков своего пути. Он выступает с повестью «Детство», написанной уверенно и литературно блестяще.

Впоследствии он сурово осуждал излишнюю «литературность» этого произведения и считал его неискренним.

Но для своего времени живой и трогательный рассказ о детстве Николеньки Иртеньева казался «исповедью детской души».

Детство. Отрочество. Юность. Экранизация трилогии Л. Н. Толстого (1973)

Обратите внимание

Конечно, психология маленького героя Толстого едва ли характерна для обыкновенного десятилетнего мальчика, но автор и не скрывает, что Николенька – мальчик необыкновенный.

Он резко выделяется из группы детей, его окружающих; с братом Володей, сестрой Любочкой, с товарищем Сережей Ивиным и с «первой любовью» – Сонечкой Валахиной у него сложные и странные отношения.

Он тянется к ним, подражает и завидует их непосредственным натурам, хочет быть как они, и в то же время чувствует, что он на них не похож и что все его попытки войти в их жизнь – бесплодны. Духовное одиночество исключительной личности, постоянно себя анализирующей, остро и глубоко осознающей свою особенную судьбу, – основное чувство Николеньки.

Он живет в своем внутреннем мире, как мечтатель, одаренный творческой силой воображения и ненасытной жаждой любви, но он никого не может ввести в этот мир, и роковая замкнутость становится для него источником страданий. Он неловок, мнителен, болезненно – застенчив и самолюбив.

Гордая самоуверенность уживается в нем с припадками ненависти и отвращения к самому себе. Он приходит в отчаяние от своей непривлекательной наружности, от неумения вести себя в обществе, от своего равнодушия к близким людям.

Его сознание раздвоено: «я» наблюдающее строго следит за «я» действующим и иронизирует над ним. Поразительно показана эта работа двойного сознания в сцене у гроба матери.

Чувства и мысли Николеньки протекают как бы в двух планах: он пламенно отдается какой-нибудь страсти и хладнокровно рассуждает о ней, как о чем-то постороннем

В «Юности» рассказывается о глубоком религиозном порыве, охватившем Николеньку после исповеди; нельзя сомневаться, что переживание его было глубоко и искренне, а между тем и оно становится объектом наблюдения, любования, эстетической оценки.

Возвращаясь из монастыря, он рассказывает о своем состоянии извозчику, чтобы еще увеличить расстояние между внутренним чувством и внешним наблюдением.

Важно

Понятно, что при такой сознательности каждого душевного явления для Николеньки самым мучительным вопросом является вопрос об искренности. Толстой всю жизнь искал правды, прежде всего своей правды, и беспощадно разрушал все, что казалось ему ложью и самообманом.

Эта страсть к разрушению связана с глубочайшими свойствами его раздвоенности. Толстой правдой называл цельность, и именно эта цельность была для него недостижима.

«Детство» составляет часть большого автобиографического произведения «История четырех эпох», которое осталось недописанным. После «Детства» появилось продолжение под названием «Отрочество».

Третья часть – «Юность» обрывается на драматическом эпизоде провала на экзамене. Автор обещает рассказать о «своем моральном развитии в более счастливой половине юности», но это обещание он не сдержал.

Война на Кавказе и в Крыму увела его от воспоминаний прошлого и открыла перед ним новый живописный мир настоящего.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/4871-tolstoj-detstvo-otrochestvo-yunost-analiz

Отзывы читателей о книге «Детство. Отрочество. Юность» отзывы и рецензии читателей на книгу автора — Лев Толстой — MyBook

Ни к одной книге я не подбиралась так долго, как к этой, хотя на полке она у меня стоит очень давно, со дня вручения ее мне в день вступления в пионеры (sic!) и имеет соответствующую дарственную надпись на обороте форзаца; более того, из разложенных на учительском столе книг я, воспользовавшись правом выбора, указала не нее сама – остальные были слишком пестрыми (”несерьезными“), и я специально выбрала ее слегка ”навырост“, но приступить к чтению не могла долго: сначала спотыкалась о фразы на немецком и французском (в книге есть перевод в сносках, но все равно было неудобно), потом что-то не складывалось и останавливало; и вот наконец я ее прочла, с интересом и удовольствием (даже несмотря на то, что язык Толстого из-за некоторых стилистических особенностей я недолюбливаю – что, впрочем, не мешает мне любить многие его произведения за точность психологической проработки героев).

Читайте также:  Первый бал наташи ростовой в романе "война и мир": читать эпизод бала

* * *

Это автобиографическое произведение, написанное молодым Л.Н.

Толстым в период с зимы 1850-51 по 1855 год; однако это прежде всего художественное произведение, и автобиографично оно в большей степени в описании душевного состояния героя, чем в событийной части, где есть расхождения с биографией.

Книга была задумана в четырех частях, и финальная фраза третьей части – «Юности» – обещает продолжение, но четвертая часть тетралогии – «Молодость» – так и не была написана.

Толстой описывает переход главного героя, Николая Иртеньева, из детства в отрочество и затем в юность на фоне сентиментальной эпохи, когда мужчинам, и тем более молодым людям и мальчикам, еще было не зазорно рыдать и быстрые слезы по разным чувствительным поводам служили доказательством тонкой и восприимчивой организации души («Я продолжал плакать, и мысль, что слезы мои доказывают мою чувствительность, доставляла мне удовольствие и отраду» – из «Детства»), а к отношениям – в юношеской среде – предъявлялись абсолютные, свойственные этому возрасту максималистские требования: либо возвышенная, чистая и крепкая дружба, либо полная невозможность общения, третьего не дано. Время высоких стремлений, крайностей в оценках, идей самоусовершенствования (в морально-этическом отношении) и жажды воплощения идеала, – и неизбежных заблуждений на этом пути.Все это отражалось на взрослении Николая, накладывалось на естественные для его возраста изменения в характере, сказывалось на его самооценке и в оценках происходящего вокруг, сбивало его с толку, но вместе с тем и удерживало от опасных крайностей.

Герой книги искренен и всегда предельно откровенен – в описании как своих страхов, так и надежд, в переживаниях о своей внешности, в описании и в моральных оценках тех или иных событий, участником или свидетелем которых он становился, – вначале незрелых и идеалистичных, но становящихся все более осмысленными по мере взросления.

Книга содержит также множество бытовых подробностей жизни того времени, которые позволяют ощутить дух описываемого времени, живой язык Толстого, не пропускающего малейший подробностей, создает ”эффект присутствия“, дает возможность практически почувствовать обстановку, в которой происходят описываемые события; местами эти подробности описаны так скрупулезно, что становятся утомительными (такими для меня оказались описания сборов на охоту и перед поездкой в «Детстве»), но в целом они, без сомнения, необходимы в этой книге не только как свидетельства времени, но и как элементы, создающие ”атмосферу“ происходящего и даже объясняющие то или иное душевное состояние героев.

— Знаете, отчего мы так сошлись с вами, … отчего я люблю вас больше, чем людей, с которыми больше знаком и с которыми у меня больше общего? … У вас есть удивительное, редкое качество – откровенность.
— Да, я всегда говорю именно те вещи, в которых мне стыдно признаться, — подтвердил я, — но только тем, в ком я уверен.

Одно из главных достоинств книги – проникновение в движения души героя, в его восприятие мира и окружающих его людей, его попытки понимания и объяснения происходящего и изменения этого понимания с течением времени или под влиянием новых событий; все это передано очень точно, и очень приятно оказаться в числе тех, в ком герой книги уверен, и которым поэтому доверяет во всех подробностях свои мысли и чувства.

Источник: https://MyBook.ru/author/lev-tolstoj/detstvo-otrochestvo-yunost/reviews/

Анализ трилогии Л. Н. Толстого “Детство. Отрочество. Юность”

Сочинения › Толстой Л.Н. › Детство. Отрочество. Юность.

Готовые Домашние Задания

А впрочем, бог один знает,

точно ли смешны были эти

благородные мечты юности,

и кто виноват в том,

что они не осуществились?

Л. Н. Толстой

Великий русский писатель Лев Николаевич Толстой очень любил детей и молодежь. В них он видел идеальных людей, еще не испорченных пороками и передрягами жизни. Этим чистым, первозданным светом озарено начало его знаменитой трилогии “Детство. Отрочество. Юность”.

Главный герой трилогии Николенька Иртеньев просыпается оттого, что Карл Иванович ударил над ним хлопушкой и на его голову упала муха. Это очень рассердило мальчика, и он отчужденно и холодно начинает анализировать поведение своего наставника.

Даже его халат, шапочка и кисточка кажутся Николеньке противными. Но Николенька очень добрый мальчик, и его отношение к наставнику быстро меняется в хорошую сторону.

Совет

Раздражение внезапно разбуженного человека проходит, уступая место более естественному для мальчика состоянию любви и благодарности к учителю.

Сам автор выступает здесь в роли психолога. Он скрупулезно исследует поведение ребенка в различные моменты его жизни. Другой эпизод с Николенькой внешне не связан с первым, но внутренняя психологическая связь усматривается. Николенька возвращается с охоты и решает нарисовать все, что он видел за прошедший день.

Но так как у него была только синяя краска, он очень живо изобразил синего мальчика верхом на синей лошади и синих собак.

У мальчика прекрасное настроение, он любуется своими синими творениями, но вдруг ему в голову приходит мысль: а бывают ли синие зайцы? Спросив об этом у отца и получив утвердительный ответ, Николенька нарисовал синего зайца, но переделал его в синий куст, а из куста сделал синее дерево, потом вместо дерева — облака и так далее.

Все это в конце концов разозлило его, и он порвал рисунки. Почему возникло на этот раз раздражение? Ведь сначала мальчик нарисовал синих собак, и они ему понравились. Все просто: когда мальчик отдавался творческому процессу, ни о чем не думая, перед ним не вставало никаких вопросов, но только он начал исследовать творческий процесс, как сразу же возникло раздражение.

Толстой как бы говорит, что непосредственность живого чувства всегда гармоничнее холодного, рассудочного отношения к жизни. Детям непосредственность присуща от рождения, но по мере взросления этот дар у многих людей пропадает. Толстой часто обращается к анализу этого момента.

Например, когда он описывает детские игры, происходит похожая ситуация: дети сели на землю и, вообразив, что они плывут на лодке, стали “грести”. Лишь брат Николеньки Володя сидел неподвижно. Когда ему сделали замечание, он сказал, что это все ерунда и что от того, больше или меньше они будут махать руками, ничего не изменится.

Вроде бы Володя был прав, но согласиться с ним — значит испортить всю игру. Глава заканчивается так: “Ежели судить по-настоящему, то игры никакой не будет. А игры не будет, что же тогда останется?” Действительно, холодный рассудок показывает, что синих зайцев не бывает, что, сидя на траве и размахивая руками, никуда не уплывешь, а шапочка и халат Карла Ивановича и в самом деле не так уж привлекательны. Но в любви, доброте и фантазии есть истина, украшающая нашу жизнь.

Обратите внимание

Я заметил, что маленький герой Толстого побеждает раздражение к миру своей любовью к окружающим его людям. А эти люди своей ответной любовью к Николеньке помогают ему преодолеть различные временные отрицательные эмоции, как, например, в случае с мухой.

После выхода второй части трилогии — “Отрочество” Н.Г.Чернышевский писал: “Чрезвычайная наблюдательность, тонкий анализ душевных движений, отчетливость и поэзия в картинах природы, изящная простота — отличительная черта таланта графа Толстого”.

У меня создалось впечатление, что все шесть лет из жизни Николеньки Иртеньева прошли перед глазами (читатель знакомится с мальчиком, когда ему исполняется 10 лет, а расстается, когда ему 16), однако в трилогии нет последовательного, день за днем, описания жизни героев. Это рассказ всего о нескольких, но значительных эпизодах.

Так, в “Отрочестве” автор повествует о самых грустных в жизни Николеньки сутках, когда он получил единицу, нагрубил учителю, открыл портфель отца и сломал ключ. Толстой подробно рассказывает на протяжении шести глав, как герой был наказан и чем закончилось его наказание.

В “Юности” особенно выделены три дня: день после поступления в университет, следующий за ним, когда Николенька делает визиты, а затем посещение им семьи Нехлюдовых.

Николенька и Нехлюдов открывают новый нравственный закон. Но исправить все человечество оказалось очень трудным, потому что даже искренние и настойчивые попытки самосовершенствования чаще всего терпели неудачу. За всеми этими возвышенными понятиями нередко скрывалось обыкновенное тщеславие, самолюбование, высокомерие.

По-моему, последняя часть трилогии больше посвящена не метаниям героев, а попытке автора доказать самому себе возможность нравственного совершенствования.

В юности Николенька постоянно с переменным успехом играет какую-нибудь роль. То роль влюбленного с оглядкой на прочитанные им романы, то — философа, так как в свете его мало замечали, а задумчивостью можно было замаскировать свой неуспех, то — большого оригинала. Все это отодвигало на задний план его настоящие чувства и мысли.

Важно

Николенька стремится к тому, чтобы его любили, старается понравиться. Но как бы герой не желал походить на окружающих людей, автор показывает, что этого не удается сделать потому, что свет в нравственном отношении чужд ему.

Эти люди никогда не создавали нравственных ценностей и не пытались им следовать, тем' более не мучились от того, что их не удается реализовать в жизни.

Они, в отличие от Николеньки, всегда пользовались теми нравственными законами, которые были приняты в их среде и считались обязательными.

Я как читатель верю, что Николенька при всех своих неудачах никогда не остановится в нравственных поисках. Не зря же в конце трилогии он вновь садится писать правила жизни с убеждением, что уже никогда не сделает ничего дурного, ни одной минуты не проведет праздно и никогда не изменит своим правилам.

Я понимаю, что этот порыв был присущ и самому писателю. Толстой то отрекался от всей своей прошлой жизни, то утверждал открывшуюся для него внове истину. Но для нас он остался человеком, постоянно стремившимся к нравственному самосовершенствованию, полным сомнений и противоречий, а потому реальным.

Сочинения по теме:

  • Глубокий смысл и тематика произведения Л. Н. Толстого “Юность” сочинение
  • Величайшая трилогия Л. Н. Толстого сочинение
  • Взросление и становлении личности описанное в повести Л. Н. Толстого “Юность” сочинение
  • Художественное своеобразие трилогии Л. Н. Толстого “Детство. Отрочество. Юность” сочинение

Источник: http://1soch.ru/tolstoy-ln/detstvo-otrochestvo-unost/analiz-trilogii-l-n-tolstogo-detstvo-otrochestvo-unost

«Детство», анализ повести Льва Толстого

Детство — счастливая пора в жизни каждого человека. Ведь в детстве все кажется светлым и радостным, а любые огорчения быстро забываются, как и короткие обиды на родных и близких людей.

Не случайно этой теме посвящены многие произведения русских писателей: «Детские годы Багрова-внука» С. Аксакова, «Детство Тёмы» Гарина-Михайловского, «Как росли мальчишки» Е.

Морозова и многие другие произведения.

Герой трилогии «Детство. Отрочество. Юность» Льва Николаевича Толстого — Николенька Иртеньев. К моменту начала повествования ему исполняется десять лет.

Совет

Именно с десяти лет дворянских детей отправляли учиться в лицеи, пансионаты и другие учебные заведения, чтобы они, получив образование, послужили на пользу Отечеству. Такое же будущее ждет и Николеньку.

Через несколько недель вместе с отцом и старшим братом он должен уехать в Москву учиться. А пока в окружении родных и близких он переживает счастливые и беззаботные моменты детства.

Эта повесть считается автобиографической, потому что Лев Николаевич воссоздал атмосферу своего детства. Ведь сам он вырос без матери: она умерла, когда Льву исполнилось полтора года.

В повести та же тяжелая потеря ждет и главного героя, но это произойдет десятилетнем возрасте, то есть у него будет возможность любить и буквально боготворить свою maman, как было принято у дворян на французский манер называть маму.

Герой признается, что когда он старался вспомнить матушку, то ему представлялись только карие глаза, «выражающие всегда одинаковую доброту и любовь, но общее выражение ускользало». Очевидно, писатель, не помнящий свою мать, воплотил в образе maman некий идеал женщины-матери.

Сразу с первых глав вместе с Николенькой читатель погружается в атмосферу дворянского быта конца XIX века. Мир детства героя связан с его гувернёрами и дворовыми людьми.

Ближе всех для него оказывается учитель немецкого происхождения Карл Иванович, знакомство с которым и открывает повесть.

Минутная обида на этого добрейшего человека оборачивается для Николеньки чувством стыда, которое его мучает.

Обратите внимание

По сути, именно в повести «Детство» Лев Николаевич впервые использовал прием, который критики позже назвали «диалектикой души».

Описывая состояние своего героя, автор использовал внутренний монолог, который свидетельствовал об изменении душевного состояния героя: от радости к печали, от злости к чувству неловкости и стыда.

Именно такие быстрые и внезапные изменения душевного состояния героя — диалектику души — и будет использовать Толстой в своих знаменитых произведениях.

Такой же мучительной становится для него и ссора с Натальей Савишной, которая посвятила всю свою жизнь воспитанию maman, а потом всех ее детей. Получив вольную, она расценила это как знак немилости, как незаслуженное для нее наказание и порвала документ.

Только матушкино заверение, что все будет как раньше, примирило ее с дальнейшей жизнью в семье Иртеньевых. Наталья Савишна верой и правдой служила этой семье и за все эти годы скопила всего 25 рублей ассигнациями, хотя «жила скупо и над всякой тряпкой тряслась», по выражению ее брата.

Умерла она через год после кончины maman, ведь твердо была уверена, что «бог ненадолго разлучил её с тою, на которой столько лет была сосредоточена вся сила её любви».

Читайте также:  Образ и характеристика артура грэя в повести-феерии "алые паруса" а. грина: описание детства, внешности, характера (артур грей)

Потерявший двух дорогих для него людей, Николенька, сразу повзрослевший и посерьёзневший, постоянно думал о том, что провидение для того только соединило его с этими двумя существами, чтобы вечно заставить сожалеть о них.

Конечно, мир русского барчука (а именно так называли дворянских детей) связан с миром взрослых: это и охота, в которой принимают участие Николенька и его братья; это и балы, где нужно не просто уметь танцевать мазурку и все остальные полагающиеся по этикету танцы, но и вести светские беседы. Ради того, чтобы понравиться Сонечке Валахиной с русыми милыми кудряшками и крошечными ножками, Николай, в подражание взрослым, хочет надеть перчатки, но находит только старую и грязную лайковую перчатку, что вызывает всеобщий смех окружающих и стыд и досаду главного героя.

Познает Николай и первое разочарование в дружбе.

Важно

Когда Сережа Ивин, его бесспорный кумир, унизил в присутствии других мальчиков Иленьку Грапа, сына бедного иностранца, Николенька испытал сочувствие к обиженному мальчику, но не нашел пока в себе силы защитить и утешить его. После любви к Сонечке чувство к Сереже остыло окончательно, и герой почувствовал, что и Сережина власть над ним тоже утрачена.

Так заканчивается эта беззаботная пора в жизни Николеньки Иртеньева. После смерти maman жизнь героя изменится, что найдет отражение уже в другой части трилогии — в «Отрочестве». Теперь его будут называть Nikolas, а сам он поймет, что мир может обернуться совсем другой стороной.

По писателю: Толстой Лев Николаевич

Источник: https://goldlit.ru/tolstoy/479-detstvo-analiz

Трилогия Толстого «Детство, отрочество, юность». Проблематика и поэтика

Этапы творческой эволюции Л.Н.Толстого

“Война и свобода”

В 1851 Почти три года Толстой прожил в казачьей станице на берегу Терека. Кавказская природа и патриархальная простота казачьей жизни, поразившая Толстого по контрасту с бытом дворянского круга и с мучительной рефлексией человека образованного общества, дали материал для автобиографической повести “Казаки”(1852-63).

Кавказские впечатления отразились и в рассказах “Набег” (1853), “Рубка леса” (1855), а также в поздней повести “Хаджи-Мурат” (1896-1904, опубликована в 1912).

Вернувшись в Россию, Толстой записал в дневнике, что полюбил этот “край дикий, в котором так странно и поэтически соединяются две самые противоположные вещи война и свобода”. На Кавказе Толстой написал повесть “Детство” и отправил ее в журнал “Современник”, не раскрыв своего имени (напечатана в 1852 под инициалами Л. Н.

; вместе с позднейшими повестями “Отрочество”, 1852-54, и “Юность”, 1855-57, составила автобиографическую трилогию). Литературный дебют сразу принес Толстому настоящее признание.

В кругу литераторов и за границей

В ноябре 1855 Толстой приехал в Петербург и сразу вошел в кружок “Современника” (Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, А. Н. Островский, И. А. Гончаров и др.), где его встретили как “великую надежду русской литературы” (Некрасов).

Толстой принимал участие в обедах и чтениях, в учреждении Литературного фонда, оказался вовлеченным в споры и конфликты писателей, однако чувствовал себя чужим в этой среде, о чем подробно рассказал позднее в “Исповеди” (1879-82): “Люди эти мне опротивели, и сам себе я опротивел”. Осенью 1856 Толстой, выйдя в отставку, уехал в Ясную Поляну, а в начале 1857 за границу.

Он побывал во Франции, Италии, Швейцарии, Германии (швейцарские впечатления отражены в рассказе “Люцерн”), осенью вернулся в Москву, затем в Ясную Поляну.

Народная школа

В 1859 Толстой открыл в деревне школу для крестьянских детей, помог устроить более 20 школ в окрестностях Ясной Поляны, и это занятие настолько увлекло Толстого, что в 1860 он вторично отправился за границу, чтобы знакомиться со школами Европы.

Совет

Толстой много путешествовал, провел полтора месяца в Лондоне (где часто виделся с А. И. Герценом), был в Германии, Франции, Швейцарии, Бельгии, изучал популярные педагогические системы, в основном не удовлетворившие писателя.

Собственные идеи Толстой изложил в специальных статьях, доказывая, что основой обучения должна быть “свобода учащегося” и отказ от насилия в преподавании.

В 1862 издавал педагогический журнал “Ясная Поляна” с книжками для чтения в качестве приложения, ставшими в России такими же классическими образцами детской и народной литературы, как и составленные им в начале 1870-х гг. “Азбука” и “Новая Азбука”. В 1862 в отсутствие Толстого в Ясной Поляне был проведен обыск (искали тайную типографию).

“Война и мир” (1863-69)

В сентябре 1862 Толстой женился на восемнадцатилетней дочери врача Софье Андреевне Берс и сразу после венчания увез жену из Москвы в Ясную Поляну, где полностью отдался семейной жизни и хозяйственным заботам. Однако уже с осени 1863 он захвачен новым литературным замыслом, который долгое время носил название “Тысяча восемьсот пятый год”.

Время создания романа было периодом душевного подъема, семейного счастья и спокойного уединенного труда.

Толстой читал воспоминания и переписку людей александровской эпохи (в том числе материалы Толстых и Волконских), работал в архивах, изучал масонские рукописи, ездил на Бородинское поле, продвигаясь в работе медленно, через множество редакций (в копировании рукописей ему много помогала жена, опровергая тем самым шутки друзей, что она еще так молода, будто играет в куклы), и лишь в начале 1865 напечатал в “Русском вестнике” первую часть “Войны и мира”. Роман читался взахлеб, вызвал множество откликов, поразив сочетанием широкого эпического полотна с тонким психологическим анализом, с живой картиной частной жизни, органично вписанной в историю.

“Анна Каренина” (1873-77)

В 1870-е гг.

, живя по-прежнему в Ясной Поляне, продолжая учить крестьянских детей и развивать в печати свои педагогические взгляды, Толстой работал над романом о жизни современного ему общества, построив композицию на противопоставлении двух сюжетных линий: семейная драма Анны Карениной рисуется по контрасту с жизнью и домашней идиллией молодого помещика Константина Левина, близкого самому писателю и по образу жизни, и по убеждениям, и по психологическому рисунку. Начало работы совпало с увлечением прозой Пушкина: Толстой стремился к простоте слога, к внешней безоценочности тона, прокладывая себе дорогу к новому стилю 1880-х гг., в особенности к народным рассказам. Лишь тенденциозная критика интерпретировала роман как любовный. Смысл существования “образованного сословия” и глубокая правда мужицкой жизни этот круг вопросов, близкий Левину и чуждый большинству даже симпатичных автору героев (включая Анну), прозвучал остро публицистично для многих современников, прежде всего для Ф. М. Достоевского, высоко оценившего “Анну Каренину” в “Дневнике писателя”. “Мысль семейная” (главная в романе, по словам Толстого) переведена в социальное русло, беспощадные саморазоблачения Левина, его мысли о самоубийстве читаются как образная иллюстрация духовного кризиса, пережитого самим Толстым в 1880-е гг., но назревшего в ходе работы над романом.

Перелом (1880-е гг.)

  Ход переворота, совершавшегося в сознании Толстого, нашел отражение в художественном творчестве, прежде всего в переживаниях героев, в том духовном прозрении, которое преломляет их жизнь.

Эти герои занимают центральное место в повестях “Смерть Ивана Ильича” (1884-86), “Крейцерова соната” (1887-89, опубликована в России в 1891), “Отец Сергий” (1890-98, опубликована в 1912), драме “Живой труп” (1900, незавершена, опубликована в 1911), в рассказе “После бала” (1903, опубликован в 1911).

Обратите внимание

Исповедальная публицистика Толстого дает развернутое представление о его душевной драме: рисуя картины социального неравенства и праздности образованных слоев, Толстой в заостренной форме ставил перед собой и перед обществом вопросы смысла жизни и веры, подвергал критике все государственные институты, доходя до отрицания науки, искусства, суда, брака, достижений цивилизации.

Новое миропонимание писателя отражено в “Исповеди” (опубликована в 1884 в Женеве, в 1906 в России), в статьях “О переписи в Москве” (1882), “Так что же нам делать?” (1882-86, опубликована полностью в 1906), “О голоде” (1891, опубликована на английском языке в 1892, на русском в 1954), “Что такое искусство?” (1897-98), “Рабство нашего времени” (1900, полностью опубликована в России в 1917), “О Шекспире и драме” (1906), “Не могу молчать” (1908). Социальная декларация Толстого опирается на представление о христианстве как о нравственном учении, а этические идеи христианства осмыслены им в гуманистическом ключе как основа всемирного братства людей. Этот комплекс проблем предполагал анализ Евангелия и критические штудии богословских сочинений, которым посвящены религиозно-философские трактаты Толстого “Исследование догматического богословия” (1879-80), “Соединение и перевод четырех Евангелий” (1880-81), “В чем моя вера” (1884), “Царство Божие внутри вас” (1893). Бурной реакцией в обществе сопровождались высказываемые Толстым призывы к прямому и безотлагательному следованию христианским заповедям. В особенности широко обсуждалась его проповедь непротивления злу насилием, ставшая импульсом к созданию целого ряда художественных произведений драмы “Власть тьмы, или Коготок увяз, всей птичке пропасть” (1887) и народных рассказов, написанных в намеренно упрощенной, “безыскусной” манере

 В рамках нового миропонимания и представлений о христианстве Толстой выступал против христианской догматики и критиковал сближение церкви с государством, что привело его к полному разобщению с православной церковью.

В 1901 последовала реакция Синода: всемирно признанный писатель и проповедник был официально отлучен от церкви, что вызвало громадный общественный резонанс. “Воскресение” (1889-99) Последний роман Толстого воплотил весь спектр проблем, волновавших его в годы перелома.

Главный герой, Дмитрий Нехлюдов, духовно близкий автору, проходит путь нравственного очищения, приводящий его к деятельному добру.

Повествование построено на системе подчеркнуто оценочных противопоставлений, обнажающих неразумность общественного устройства (красота природы и лживость социального мира, правда мужицкого быта и фальшь, господствующая в жизни образованных слоев общества).

Характерные черты позднего Толстого откровенная, выдвинутая на первый план “тенденция” (в эти годы Толстой сторонник нарочито тенденциозного, дидактического искусства), резкий критицизм, сатирическое начало проявились в романе со всей наглядностью.

Уход и смерть Годы перелома круто изменили личную биографию писателя, обернувшись разрывом с социальной средой и приведя к семейному разладу (провозглашенный Толстым отказ от владения частной собственностью вызывал резкое недовольство членов семьи, прежде всего жены). Пережитая Толстым личная драма нашла отражение в его дневниковых записях.

Важно

Поздней осенью 1910, ночью, тайно от семьи, 82-летний Толстой, сопровождаемый лишь личным врачом Д. П. Маковицким, покинул Ясную Поляну. Дорога оказалась для него непосильной: в пути Толстой заболел и вынужден был сойти с поезда на маленькой железнодорожной станции Астапово. Здесь, в доме начальника станции он провел последние семь дней своей жизни. За сообщениями о здоровье Толстого, который к этому времени приобрел уже мировую известность не только как писатель, но и как религиозный мыслитель, проповедник новой веры, следила вся Россия. Событием общероссийского масштаба стали похороны Толстого в Ясной Поляне.

Трилогия Толстого «Детство, отрочество, юность». Проблематика и поэтика

Не без воздействия “Исповеди” Руссо зародилась в Толстом потребность создать нечто равное по искренности и глубине самопознания. Он замыслил автобиографическую тетралогию, части которой соответствовали бы основным периодам созревания характера: “Детство”, “Отрочество”, “Юность”, “Молодость”.

Четвёртая часть написана не была, она как бы растворилась в нескольких повестях, написанных вслед за “Юностью”, в которой уже ощущается усталость формы. Интерес к художественной разработке одного и того же характера иссякает.

В середине каждой из повестей трилогии (1852-1857), в самой глубине их пространства, расположены главы, одноимённые общему названию. Эти главы — сгусток важнейших состояний, мыслей, настроений, определяющих обозначенные в названиях периоды становления характера, судьбы человека, периоды утраты им начальной душевной гармонии.

Отрочество мрачит гармонию разъедающим душу анализом, умственным беспокойством, попыткою самостоятельно овладеть премудростью мира сего, приобщиться усилием собственного рассудка к осмыслению этого мира, уже гораздо прежде осуществлённому многими мудрецами.

Юность разрывает душу мечтами о счастье. Полнота же его ощущается прежде всего в молитвенном переживании своей близости к Богу и слитностного единства с природою.

Здесь нет ещё пантеистической оторванности от Творца. Не природа как самодовлеющая сущность владеет здесь душою человека, но чувство безмерности мироздания, с которым человек составляет единство неомраченное, — наполняет душу духовною радостью.

Пока же он ставит себе целью одно совершенствование себя.

Но самосовершенствование не может быть истинной целью: оно лишь средство в системе секулярного бытия. Целью духовное делание становится во Христе и со Христом (и не возможно вне Христа).

Совет

Но толстовский герой о том не задумывается, он вообще мыслит самосовершенствование на душевном, нравственном уровне, и тем принижает его, отрывает от духовного стремления к обожению, — что и есть истинное назначение человека.

Идея самоизменения к лучшему рождается в Николае Иртеньеве не из ощущения невозможности бытия вне Бога, но из переживания гармонического совершенства природы.

По лекции. В 1853 г. в журнале «Современник» появляется первая повесть Толстого «Детство», которая хорошо была принята публикой.

Первой противоречие: Толстой вырабатывает комильфотные правила поведения в обществе, которое он презирал.

Второе противоречие: с одной стороны, он стремится к самоусовершенствованию, но это кончается невольным самолюбованием.

Толстой не доверяет слову, но доверяет чувству. Он решает познать самого себя. На методе психологизма, диалектике души основана первая трилогия Толстого «Детство» (1852), «Отрочество» (1854) и «Юность» (1857).

Толстой показывает развитие души Николеньки. Его психология показана необыкновенно.

Конфликт в трилогии: стремясь к самоусовершенствованию, Николенька занят только собой, занимается самолюбованием.

Обратите внимание

Выявляется и главный принцип в творчестве Толстого: противопоставление внешней и внут-ренней жизни, т.е. народной (внутренней) и светской (внешней). Юродивый Гриша и Наталья Саввишна – два героя, живущих внутренней жизнью.

В этой трилогии наблюдается зачаток «зерна» «мысли народной».

По монографии Е.А. Маймина «Лев Толстой. Путь писателя». Биографические повести Толстого – по жанру психологические. Это повести о процессе познания жизни и связанном с этим развитии души.

Но уже в этих преимущественно психологических произведениях ограни-читься одними психологическими задачами Толстой не может. В своем изучении душевных движений человека он испытывает потребность не только в глубине, но и в полноте мотивиро-вок.

Это с неизбежностью приводит его к расширению сферы изображения, приводит к выходу за пределы психологического в мир социального.

Читайте также:  История создания повести "невский проспект" гоголя

Источник: https://studopedia.net/1_28421_trilogiya-tolstogo-detstvo-otrochestvo-yunost-problematika-i-poetika.html

«Поэтическая идея» в трилогии Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность»

УДК 821. 161-321.6

А. Ф. Цирулев

«Поэтическая идея» в трилогии Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность»

В статье рассматривается трилогия Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность». Автор доказывает значимость «поэтической» идеи наряду с нравственнофилософской концепцией произведения. Единство двух аспектов – важнейшая особенность идейного содержания толстовской автобиографии.

The trilogy of L.Tolstoy «Childhood», «Adolescence», «Youth» considered in article. The Author proves value «poetical» ideas alongside with morally-philosophical concept of this product. The unity two aspects – a most important peculiarity of L. Tolstoy autobiography.

Ключевые слова: Л. Н. Толстой, «Детство», «Отрочество», «Юность», трилогия, «поэтическая идея», единство, автобиография.

Key words: L.Tolstoy, «Childhood», «Adolescence», «Youth», «poetical» idea, the Unity, autobiographism.

Когда осенью 1852 года в редакции «Современника» было принято знаменательное решение опубликовать рукопись неизвестного автора под названием «История моего детства», реакция самого создателя произведения на это событие была достаточно противоречивой. С одной стороны, Л.

Толстой с огромной радостью воспринял весть о публикации своего первенца, а с другой – он был чрезвычайно раздосадован тем, какое название дали его литературному детищу, и писал по этому поводу Н. А. Некрасову: «… заглавие же «История моего детства» противоречит с мыслью сочинения. Кому какое дело до истории моего детства» [16, с. 211]. Это заявление Л.

Толстого, а также другие его слова: «. замысел мой был описать историю не свою, а моих приятелей детства» [17, XXII, с.

Важно

434], -нередко приводятся целым рядом критиков в качестве доказательство того, что молодой писатель в «Детстве», «Отрочестве», «Юности» воспроизвел не себя и свой личностный опыт, а жизнь некоего абстрактного мальчика, то есть дал не субъективированный «рассказ о себе», а объективированное изображение судьбы другого лица (Н. П. Лощинин [13], Е. Н. Купреянова [11], Н. Г. Дергунова [6] и др.).

На самом деле, Л. Толстой, как нам представляется, показал в «Детстве», «Отрочестве», «Юности» не чей-нибудь, а именно свой личностный духовный опыт и воссоздал картину собственных неповторимых поисков истины.

При этом рамки художественной автобиографии ничуть не помешали ему объективировать свою «исповедь» и придать интимноличностному повествованию характер широкого художественного обобщения.

Обращаясь к показу «я», рисуя «диалектику души» Иртеньева,

27

Л. Толстой ставит перед собой цель – воспроизвести главнейшие ступени становления и развития всякой личности вообще. Такая уникальная форма подачи жизненного материала понадобилась молодому автору для того, чтобы высветить особую идею, овладевшую его сознанием и побудившую его к созданию своего автобиографического творения. С тех пор, как Л. Н.

Толстой научился думать, (а произошло это очень рано), его, как свидетельствуют записи в дневниках, поразила мысль о том, что мир «лежит во зле». В результате многолетних юношеских раздумий, и особенно во время пребывания на Кавказе, Л. Толстой приходит к философско-этической доктрине, которая так или иначе будет определять его миросозерцание до самых последних дней жизни.

Молодой мыслитель проникается убеждением в том, что проблема зла не может быть решена внешними (социальными) средствами. Она – прерогатива для внутренней, моральной деятельности самого человека. Если революционеры-демократы вслед за Белинским были склонны видеть источник всех бед людских в «среде» и социальных условиях, определяющих деятельность человека, то Л.

Толстой придерживается иной концепции. По его мнению, индивидуум может быть счастлив только при условии добродетельного, высоконравственного поведения. Толстой-философ настаивает на различении двух родов счастья – «счастья тщеславия» и «счастья добродетели». Первое, по его мысли, есть счастье ложное, подверженное превратностям судьбы.

Второе – истинное и несомненное, ибо оно зависит лишь от самого человека, от того, насколько он тверд и упорен в следовании высоким идеалам добра.

Эта нравственно-этическая идея пронизывает собой всю текстуальную ткань толстовской «исповеди». В соответствии с ней детство обрисовано как эпоха торжества доброго и светлого начала в душе ребенка.

Совет

Отрочество показана как пора морального кризиса, когда положительная сущность характера заволакивается чувствами и устремлениями, имеющими эгоистическую подоплеку.

А юность представлена в чертах восстановления природного добра и созревания высоких, добродетельных планов самоусовершенствования. Надо заметить, что нравственно-этический план толстовской автобиографии освещен в нашей критике с завидной полнотой. Свидетельство этому – работы Б. М.

Эйхенбаума [19], Н. П. Пузина, Т. Н. Архангельской [14], В. И. Гусева [5], В. Д. Берестова [2], Я. С. Билинки-са [3], К. Н. Ломунова [12], И. В. Чуприны [18], И. К. Кузьмичева [10], А. В. Гулина [4] и многих других.

Однако этическим аспектом идейное содержание «Детства», «Отрочества», «Юности», на наш взгляд, вовсе не исчерпывается.

Глубинная идейно-философская концепция произведения значительно богаче, значительно объемнее, чем собственно нравственно-этическая ее линия.

С помощью «чистой этики» невозможно объяснить наличие многих эпизодов, включенных в сюжетную ткань этой удивительной книги. Взять, к примеру, материал повести «Детство». В XV главе ее, под названием «Детство»,

собственно нравственный аспект, можно сказать, заретуширован. На передний план здесь выдвигаются моменты, связанные с показом красоты и значительности детских впечатлений. В фокусе внимания автора находится образ maman, от которой к сердцу Николеньки будто тянутся лучи доброты, тепла и бесконечной нежности.

В главе XIX «Ивины» основу повествования образует анализ растущих симпатий малыша к Сереже Ивину. Автор рисует тончайшую гамму переживаний, через которые раскрывается сложное и противоречивое отношение Николеньки к гордому, красивому и уверенному в себе отпрыску знатной фамилии.

Обратите внимание

В главах «Собираются гости» (XX), «До мазурки» (XXI), «Мазурка» (XXII), «После мазурки» (XXIII) мы видим историю первого «романтического» увлечения автогероя. Перед нами – спектр чувствований Николеньки по поводу общения с очаровательной Сонечкой Валахиной. Здесь Л.

Толстой «не упускает из виду» нравственно-этическую, очень важную для него, линию, однако главный акцент делает все-таки не на ней, а на описании поэтичности и значимости зарождающихся «движений сердца», на том, чтобы высветить тот «огненный восторг», который постепенно увлекает за собой впечатлительную душу Иртеньева.

Таким образом, в произведении соседствуют и переплетаются между собой две повествовательные струи, две пласта художественного анализа. С одной стороны – история душевных движений в их отношении к неизбывной красоте и поэзии детства. А с другой – история созревания нравственных чувств, борьбы темного и светлого начал в сознании автобиографического героя.

Исходя из вышесказанного, мы с достаточной долей основания можем предположить, что центральная, организующая идея толстовского «автопортрета» носит сложный, двуединый характер, поскольку основу ее образует органический симбиоз этического и «поэтического».

Для того чтобы внушить читателю особенное – добродетельное отношение к жизни, – автор трилогии стремится в первую очередь передать ему свое исключительно восторженное, любовное отношение к жизни к той волшебной поре, которая составляет детство, отрочество и юность человека. Иными словами, Л.

Толстой всем строем своего сочинения, всей системой изобразительных средств реализует свою так называемую «поэтическую идею». Последняя понимается нами как несомненное признание Толстым значимости, красоты и ценности бытия, которое он описывает в своей «исповеди» и которое «сопровождает» Николеньку от первых до последних страниц произведения.

Вся автобиография проникнута (наряду с ее этической направленностью) духом откровенного преклонения перед Жизнью, перед ее различными формами и проявлениями. Автор «Детства», «Отрочества», «Юности» поет величественный гимн человеческому бытию.

Он выступает как тонкий поэт всего сущего и учит своего читателя «полюблять жизнь» (термин самого Толстого) и уметь ценить каждое ее мгновение. «Жизнь прекрасна» – эта мысль, высказанная Н.Г. Чернышев-

Важно

ским в его знаменитой диссертации, можно сказать, пронизывает собой всю ткань толстовского жизнеописания.

Автор трилогии всем строем своего повествования учит относиться к детству, отрочеству, юности как к замечательной, прекрасной поре жизни, которой следует удивляться, которой следует восторгаться и которую должно воспринимать как безусловное благо.

С отсечением эпизодов и фрагментов, связанных с поэтизацией детства, трилогия распадется как единое художественное целое и превратится в некий философско-поэтический трактат. Думается, что совсем не случайно Ф. М. Достоевский называл повести «Детство» и «Отрочество» «поэмами» [7, с. 302-303], а П. В.

Анненков характеризовал художественную манеру гр. Толстого как «поэтический реализм» [1, с. 290]. Рецензент «Отечественных записок» С. С.

Дудышкин, определяя художественную доминанту толстовской автобиографии, подчеркивал: «Давно не случалось читать нам произведения более прочувствованного, более благородного, более проникнутого симпатией к тем явлениям действительности, за изображение которых взялся автор [8, с. 84]. Н. Н. Страхов в качестве самой оригинальной приметы произведений Толстого о детстве называл их «душевную теплоту и силу», благодаря которым «красота жизни уловлена с необыкновенной ясностью» [15, с. 237-238].

Все эти высказывания, как можно заметить, отчетливо указывают на особенную роль «поэтического» пласта в толстовском жизнеописании. Характерно, что сам Л.

Толстой, на склоне лет вспоминая о своей «юношеской исповеди», обращал внимание не на нравственно-этический пафос, ей присущий, а на поэтическую свежесть своего сочинения, то есть подчеркивал и выделял именно «поэтическую концепцию», которая вдохновила его на рассказ о своих детских годах. «…

когда я писал «Детство», то мне представлялось, что до меня никто еще так не почувствовал и не изобразил всю прелесть и поэзию детства» [9, с. 306].

Совет

В изложении Толстого нравственное и «поэтическое» составляют две грани единого процесса – духовной эволюции Николеньки Иртеньева.

На протяжении всего повествования счастливое или, напротив, несчастливое состояние духа, иначе – мироощущение героя, находится в самой неразрывной связи с тем, какое начало – доброе или злое – доминирует в душе главного героя.

В соответствии с таким художественным подходом детство показывается писателем как эпоха абсолютной гармонии и счастья ребенка. Корни счастливого мироощущения Николеньки в эту пору таятся в непосредственной свежести его чувств и нравственной «незамутненности» детской души.

В «Отрочестве» единение добра и красоты медленно, но неумолимо разрушается. Затмение добра под влиянием различных факторов, в том числе и пробуждения разума, ведет к страданиям подростка. Поэтизация жизни присутствует и в этой повести. Но здесь «поэзия бытия» и «счастье жить» даются как бы в плане обратной перспективы. Авторский рассказ о жизни вокруг Николеньки по-прежнему дышит чувством тепла и

приятия, но сам герой этого, увы, не ощущает, поскольку душа его закрыта, отгорожена от мира «нечистыми, самолюбивыми помыслами». «Поэтическое начало» властно заявляет о себе и в заключительной повести трилогии. «Юность» представляет собой вдохновенную поэму о счастье жить, о восторге перед тем, что открывается юноше в его впечатлениях и мечтах.

Однако и здесь любовь и счастье заслоняются «комильфотными иллюзиями». Поддавшись позывам эгоизма, погрузившись в сферу светских удовольствий, автобиографический герой утрачивает себя и свое живое чувство слияния с миром.

С исправлением в духе морального самоусовершенствования постепенно происходит «возвращение к себе» и появляется перспектива действительного, а не иллюзорного существования.

Таким образом, генеральная идея трилогии реализуется в двух аспектах. С одной стороны, перед нами художественное полотно, насыщенное пафосом жизнелюбия, полное поэзии, красоты и стремления автора «заразить» читателя тягой к жизни, к «таинству существования».

Обратите внимание

А с другой -мы ощущаем неотразимую силу и обаяние «этической устремленности» трилогии.

Художественную ткань толстовской «исповеди» пронизывает мощная философско-этическая идея, которая так же, как и идея «поэтическая», «держит» на себе все здание знаменитого жизнеописания.

Список литературы

1. Анненков П. В. Литературные воспоминания. – М.: Худож. лит., 1960.

2. Берестов В. Д. Три эпохи развития человека // Детская литература. – 1978. -№ 9. – С. 19 – 24.

3. Билинкис Я. С. У начал нового художественного сознания. (Рождение толстовской трилогии). Восприятие героя в трилогии Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество», «Юность» // Вопросы литературы. – 1966. – № 4. – С. 81 – 92.

4. Гулин А. В. Лев Толстой и пути русской истории. – М.: ИМЛИ РАН, 2004.

5. Гусев В. И. Испытание веком // Гусев В. И. Сборник литературно-критических статей о Толстом. – М.: Современник, 1982. – С. 8 – 15.

6. Дергунова Н. Г. Проблема нравственного формирования личности в повести Л. Н. Толстого «Детство» // Проблемы взаимодействия духовного и светского образования: История и современность. – Н. Новгород: Нижегород. гуманит. центр, 2004. -С. 347 – 353.

7. Достоевский Ф. М. Об искусстве. – М.: Искусство, 1973.

8. Дудышкин С. С. Русская литература в 1852 году // Отечественные записки. -1852. – X. – С. 80 – 90.

9. Интервью и беседы с Львом Толстым. – М.: Современник, 1986.

10. Кузьмичев И. К. «Детство» и его литературная предыстория. К 150-летию со дня рождения Л. Н. Толстого // Волга. – 1978. – № 8. – С. 171 – 187.

11. Купреянова Е. Н. Молодой Толстой. – Тула, 1956.

Важно

12. Ломунов К. Н. Трилогия молодого Толстого // Толстой Л. Н. Детство. Отрочество. Юность. – М.: Просвещение, 1988. – С. 266 – 277.

13. Лощинин Н. П. «Детство», «Отрочество», «Юность» Л. Н. Толстого. Проблематика и художественные особенности. (Лекции о Толстом). – Тула, 1955.

14. Пузин Н. П., Архангельская Т. Н. Вокруг Толстого. – Тула: Приокское кн. изд-во, 1988.

15. Страхов Н. Н. Сочинения гр. Л. Н. Толстого в двух томах // Страхов Н. Н. Литературная критика. – М.: Современник, 1984. – С. 233 – 259.

16. Толстой Л. Н. Полн. собр. соч. 1928-1958. – М.: ГИХЛ, 1935. – Т. 59.

17. Толстой Л. Н. Собр. соч.: в 12. т. – М.: Правда, 1987.

18. Чуприна И. В. Трилогия Л. Н. Толстого «Детство», «Отрочество» и «Юность». – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1961.

19. Эйхенбаум Б. М. Молодой Толстой // Эйхенбаум Б. М. О литературе. Работы разных лет. – М.: Сов. писатель, 1987. – С. 34 – 138.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/poeticheskaya-ideya-v-trilogii-l-n-tolstogo-detstvo-otrochestvo-yunost

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector